Восстание в селе Байса 1919 года: правда и не-быль…

                                           

 

                                                                                          1.1919 год

    Меня всегда интересовало это восстание, произошедшее осенью 1919 года в Уржумском уезде, но в отличие от известного Степановского мятежа, разразившегося на юге Вятского края в 1918 г., до сих пор о нем писалось очень мало, а если и писали, то в связи с «героической» смертью комиссара В.В.Груздовского, погибшего от рук «злодеев-кулаков». Собственно говоря, и все событие оказалось плотно окутано в «официальной» советской версии густым туманом мифа – герой-комиссар, негодяи-кулаки, укрывающие хлеб от продотрядов, подстрекатель мятежа председатель волисполкома. Хоть кино снимай ))

 Вот как описана биография комиссара и изложена «официальная версия»  в советской  книге «Их именами названы»:

« В ноябре 1919 года в Уржумский уезд был направлен продовольственный отряд во главе с молодым комиссаром В.В.Груздовским (26.6.1900-13.11.1919), уроженцем города Вильно.

 Председатель Байсинского волисполкома – сын крупного кулака подстрекал крестьян к срыву выполнения плана хлебозаготовок. Зная о приезде В.В.Груздовского, он собрал в Байсу кулаков, зажиточных крестьян.

…На трибуну взошел комиссар В.В.Груздовский. Рассказал о текущем моменте, о тяжелом положении молодой Советской республики, о продовольственной диктатуре советской власти. Но договорить ему не дали. В толпе послышались кулацкие возгласы: «Хлеб не отдадим!»

 Толпа кулаков и подкулачников плотной толпой двинулась к трибуне. Груздовского окружили. Тяжелым ударом лома по голове свалили  комиссара с ног. Его били палками, топорами, топтали ногами. Так в 19 лет трагически оборвалась жизнь комиссара-большевика.

 Именем В.В.Груздовского названа улица в Уржуме».

 Красивая легенда? И только обратившись к архивным документам, с удивлением узнал, что все было в точности наоборот! Неопытный юнец  в комиссарской кожанке, яростный гнев крестьян-бедняков, вызванный его произволом и  вылившийся в массовое избиение продотрядовцев (никакого спланированного восстания не было), ни в чем не повинный расстрелянный председатель волисполкома. В ответ на это комиссары, сидевшие в Уржуме, жестоко отомстили, приговорив к бессудному расстрелу нескольких человек. Такое перевирание фактов в советской историографии не должно удивлять. Такова была ее идеологическая тенденция – ложь. Октябрьская революция, праздник 23 февраля, гибель Чапаева, история Павлика Морозова в том, виде, каком нам излагались – это всего лишь недостоверные сказки, развенчивать которые и нужно историкам и краеведам.

Село Байса в зимний день 

      Итак, что же произошло здесь в осенние дни 1919 года? Байса – большое  марийское село в Уржумском уезде (ныне на границе Уржумского и Лебяжского районов), основное население тогда составляли марийцы, тихий, безропотный народ, веками привыкший к притеснению и произволу со стороны власть придержащих. В центре села возвышалась  большая каменная церковь, построенная трудами и средствами населения прихода во второй половине 19 века, стояли солидные особняки и лавки местных «тузов села» - купцов Окуневых, лишившихся своего имущества в революцию.

   Советская власть пришла в уезд в начале 1918 года. В 1918 году Байса пережила все прелести «военного коммунизма» и антисоветский Степановский мятеж.  В том же году в селе возникла первая «коммуна» - обьединение крестьян, возникшее в основном  за счет экспроприации имущества купцов Окуневых. Часть имущества была у них отобрана, остальное они отдали добровольно, решив тоже войти в коммуну. В своем докладе организатор коммуны сообщал: «Организация  1й сельскохозяйственной  показательной коммуны. Начало этой коммуны положено  А) вырвано у 3 местных кулаков  Окуневых  награбленное годами  у народное достояние как то:  2 громадных полукаменных дома, весь живой и мертвый инвентарь, серповая фабрика, зерносушилка, кузница, громадное  пчеловодство  и ценный фруктовый сад, и все это национализировано в пользу 1й  показательной  коммуны.  Б)3й дом Окуневых, первым  распоряжаются  сыновья  Окуневых, по их добровольному желанию вступить в коммуну тоже переходит с живым  и мертвым  инвентарем  в коммуну…» Также решено было вовлекать в коммуну наиболее способных крестьян: «Мною как инициатором  и организатором  при поддержке  служащих  местной советской власти  начата организация   в профессиональные союзы и вербовка из них лучших, энергичных и вполне сознательных в  1ю коммуну, как то: плотников и столяров, кузнецов, слесарей, портных и сапожников, земледельцев по составу.  Из них способных  коммунистов  должно быть выбрано правление  коммуны, передать  ему национализированное  у  Окуневых имущество и должно быть  поставлено на ход деятельности коммуны».

  Насколько все это осуществилось, трудно сказать за отсутствием дальнейших данных. Началась и культурная работа среди населения, но также шла с грехом пополам. Например, не хватало средств на освещение и отопление «очага культуры». В одном из отчетов за 1918 год  сообщалось: «Культурной работы быть не может – в клубе, в зале  народных собраний не было огня и не было чтений  и лекций не было, публики 15-20 человек».  Как видим, и местное население особого интереса к своей «культуризации» не проявляло.

   Между тем жизнь в стране ухудшалась с каждым месяцем. В стране началась новая, Гражданская  война, сразу развязанная большевиками, не прекращались грабежи продотрядов, начавшиеся с лета 1918 года. За недоимки продотрядовцы избивали, у многих просто забирали последнее.  Причем хлеб отбирался не в пользу голодающей столицы, а чисто по приказу из Центра. Задачей ленинской власти было не накормить голодные города (для этого было достаточно разрешить свободную торговлю), а поставить независимое  крестьянство на колени, отобрав у него излишки. Зачастую хлеб потом просто уничтожался или пропивался, в центр шли липовые отчеты, сколько хлеба «доставлено».  На деле хлеб никуда и не отправлялся…

   В январе 1919 года председатель уездного финансового отдела Татаринов сделал доклад на заседании Уржумского исполнительного комитета по взысканию чрезвычайного революционного налога, из которого выяснилось, что «лишь некоторые волости уплатили полностью наложенные суммы налога и что по многим волостям поступление налога  идет крайне медленно». Было постановлено: направить во все волости, из которых идет медленное поступление налога, вооруженные красноармейские отряды. Сказано – сделано. Эмигрант С.Воронов в своих мемуарах писал, что в начале 1919 г. по южным уездам ездил карательный отряд, бравший силой недоимки с крестьян. За невыплату продразверстки крестьян жестоко наказывали, не считались и с детьми. «Крестьяне прятали запасы и не скрывали своего озлобления по поводу советской власти  - писал он».

   После усиленного взыскания налогов исполкомами и продотрядами, уже весной 1919 года началось волнение крестьян, в частности в Байсинской волости.  8 марта газета «Известия Вятского губернского исполнительного комитета» писала: « Неправильные действия исполкомами  Черемисско-Турекской, Байсинской и Петровских волостей Уржумского уезда вызвали серьезные волнения среди населения. Должностные лица означенных исполкомов производили самочинные обыски и конфискацию разного рода имущества, в пределах волостей, несмотря на неоднократные  распоряжения комиссии о том, что никакие обыски,  реквизиции и конфискации, вопреки разрешению  комиссии не производить.  Кроме того, ими же неправильно была произведена раскладка чрезвычайного налога. Все это вместе взятое  вызывает в населении волнения  и недовольство советской властью».

Фото случайно нашлось в интернете. Подпись: вот эта дикая толпа и называлась продотрядом...

   Весной  налоги еще были усилены из-за обстоятельств военного времени. Красная армия вела бои с Колчаком, войска которого продвигались к Уржуму. Для армии требовалось продовольствие и теплые вещи, которые изымались у населения. Весной 1919 года колчаковцы были отброшены, будучи уже  в нескольких верстах от Уржума. К  20 июня 1919 года Вятская губерния была полностью освобождена от колчаковской армии. Большую роль в этом сыграла Теребиловская дружина в количестве 500 штыков, высланная на фронт из Уржума.  После этого бои с Колчаком продолжались и налоговый гнет на крестьян не ослабевал.

 

                                                         2. Столкновение

         Апогей народного недовольства вылился в селе Байса в ненависть к продотрядам, выросшее в итоге в массовое побоище. В это время в Байсе  находился продотряд  98 отдельного батальона 21 стрелковой бригады Войск внутренней охраны Республики.  Руководителем Первого района Уржумского уезда  и главным уполномоченным от Уржумского  упродкома здесь был назначен молодой комиссар  Владислав Витольдович Груздовский. В помощь ему были даны  инструктор по продовольствию т.Брагин и  руководитель по продовольствию т.Зайцев; командовал отрядом т.Татарских(считался старшим).  Судя по документам, в Байсе они и квартировали. Комиссару Груздовскому не было еще и 20 лет. В архивном деле сохранилась его анкета, из которой можно узнать немного о нем как о человеке.  25 сентября 1919 года он заполнил свою последнюю анкету:

Груздовский

Владислав Витольдович Груздовский 18 лет

Холост

Окончил  курс 4 классного высшего  училища.

Специальность  по партийной работе:  агиторганизатор

Специальность: помощник следователя.

Время  вступления  в партию 16 февраля 1918 г.

В революционной работе. В контрольном  отряде железнодорожного первого батальона, был секретарем биржи труда Зуевского района, инструктором контроля  от областной Уральской команды   РКК и Уралсовета.

Краткая  биография. Сын железнодорожного машиниста, по происхождению поляк, но русским  языком владеет  лучше. Жил большей частью  в Уральской области.

  К этому следует добавить, что родители и сестра Груздовского жили на станции Зуевка – в будущем городе. В 1925 г. они будут возвращены на родину, в г.Лодзь. В Зуевке начинал свою карьеру и будущий комиссар, которая за считанные месяцы резко взлетела вверх.  К сожалению, пока нет более подробных сведений о его жизни до Байсы, о заслугах перед советской властью. Возможно, какие-то сведения можно найти в партийных делах Зуевского района и Уралсовета.

 

Добровольцы 8го Уральского стрелкового полка. Возможно, отношение к нему мог иметь и В.В.Груздовский.

 

  Сразу следует отвергнуть распространенный миф о преднамеренном и организованном заговоре против советской власти, которого попросту не было. Его придумали сами коммунисты, что бы оправдать свою жестокость при подавлении крестьянского недовольства. А было вот что.

   На 30 октября 1919 года в селе Байса было созвано общее собрание крестьян 5 волостей (Байсинской, Кокшинской, Кузнецовской, Лебяжской и Сердежской) по поводу обсуждения сбора продналога по «лопаточной» или по пудовой системе; первая представлялась им более удобной. При лопаточной системе крестьянам оставалось больше зерна при взимании налога. После собрания крестьяне предполагали  мирно разойтись по домам, но вмешался случай в виде горячего молодого комиссара…

 Как происходило собрание, докладывал в своем расследовании заведующим следственным отделом Вятской губернской ЧК Киселев в декабре 1919 года:

 «Байсинское событие контрреволюционного характера не носило. Крестьяне 30 октября собрались в Байсу для  обсуждения вопроса о лопаточной системе.  При размоле зерна с каждого пуда мельница должна брать 4 лопатки.  Крестьяне были противниками о лопаточной системе, указывая, что если им норма останется пудовая на каждого едока зерном, то мукой они получат только 28 фунтов. Считая: усушки 7 фунтов, 1 фунт умелется, да 4 фунта отдать, итого из пуда чистой муки 28 фунтов…

 На этой почве было созвано собрание из 5 волостей. От каждой деревни были избраны представители по 10-15 человек и более. Также на собрании присутствовали около 2000 человек-крестьян.

 Первоначально собрание началось селенских председателей в Народном Доме, в присутствии Председателя Исполкома Дудорова. Стояло на повестке дня 2 вопроса:  о фураже для советской станции и о лопаточной системе.

 Первый вопрос был разрешен, но по второму вопросу селенские председатели предложили всем присутствующим выйти на улицу, т.к. так и было сделано, все вышли на улицу. На  улице собранием было решено подать в Продкомитет резолюции от собрания 5 волостей, «что мол размол производить без карточной системы, а излишки хлеба отдать».

 Председатель собрания, секретарь и другие, которые должны были и написать резолюцию, направились в помещение. В это время крестьяне начали расходиться по домам…»

  Сохранился небольшой протокол крестьянского собрания от 30 октября 1919 г. Ознакомимся с ним и мы:

«Протокол   общего собрания  граждан  Байсинской волости  Уржумского уезда в присутствии уполномоченных  нижеименованных волостей: Буйской, Кокшинской, Лебяжской и Сердежской

30 октября 1919 г.

Постановили:  размол произвести без карточной системы, а излишки отдать.

Ввиду остающейся  28 фунтовой нормы в месяц собрание постановило: 4 фунта размолотого не платить, а размалывать  хлеб по старой цене

Мельницы  все отпереть и пустить в ход.

Председатель собрания  Ф.Мальцев

Ответственный  председатель  Ефим Холкин, секретарь С.Сунцов».

  Как видим, все прошло вполне мирно и лояльно по отношению к власти, даже решили отдать излишки. Но дальше события разворачивались самым драматичным образом.  Неожиданно появился продотряд под началом Груздовского, Брагина и Татаринова. Груздовскому, который не был извещен об этом собрании, такое скопление народа показалось подозрительно,  и он, на правах представителя власти,  решил его разогнать. По закону советской власти любые собрания без разрешения таковой были запрещены, поэтому он поступал правильно, в соответствии с законом. По одной из версий комиссар  приказал продармейцам взять оставшихся людей в кольцо и арестовать, а продотряду зарядить оружие, что и спровоцировало конфликт с народом. Крестьяне пытались освободить арестованных,  и дело дошло до вооруженного столкновения, причем сами продотрядовцы и открыли огонь. В ходе стычки Груздовский был убит…

   Как это произошло, снова обратимся к отчету Киселева:

 «… Вдруг появился отряд продармейцев, он оцепил оставшихся на площади и хотел крикунов арестовать, но толпа не стала давать, поднялся шум, крик. Кричали:  «Выходи сюда». Из домов стали выходить крестьяне и пытались через цепь продармейцев пройти к своим, но продармейцы  не пропускали их.  Тогда толпа выходя из себя и под крики отдельных лиц указывая на продармейцев:  «Зачем грабители сюда пришли?  Что им нужно? Бей их». Все больше и больше толпа толпа приходила в разьяренность  и стала набрасываться на цепь продармейцев.  В это время тов.Груздовским был отдан приказ тов.Татарских, что бы он стрелял по бунтовавшим, а сам с тов.Брагиным направились на толпу. Прежде чем подойти к собравшимся, тов.Груздовский условился с продармейцами : Если мол, какой случай,  то будет подана команда стрелять по бунтовщикам, стрелять нужно вверх. Т.Груздовским  Брагиным, пробыв очень короткое время в толпе, спрашивая «Зачем вы пришли? Кто вас сюда собрал?» Но ответа не получили.  Стоял общий шум, что шумели, нельзя было понять. т.Груздовский и т.Брагин решили выбраться из толпы, сходить к себе на квартиру, взять с собой винтовки и бомбы  на всякий случай, что им удалось сделать (из показания т.Брагина).

  Когда толпа начала набрасываться на продармейцев, тот т.Татарских подал команду  стрелять по бунтовщикам. Выстрел был произведен вверх. Толпа еще сильнее разьярилась, с криком «Ах так, вы нас стрелять хотите», набросилась на цепь продармейцев. Продармейцы разбежались.

 Вернувшись, т.Груздовский и т.Брагин начали подходить к толпе. Когда толпа увидела идущих, опять начала кричать: «Вот они опять идут, бей их». Один с трибуны соскочил и бросился на тов.Брагина, но т.Брагин не допустил до себя, выстрелил из винтовки и убил его на месте. Тут толпа так вся и хлынула на нас (из показаний т.Брагина).

 т.Груздовскому с Брагиным пришлось бежать.  По дороге т.Брагин бросил бомбу, которая взорвалась, осколком бомбы ранен один крестьянин, через несколько часов умер.

 т.Груздовскому и Брагину не пришлось бежать далеко, толпа догнала их.

Тов.Брагин в своем показании говорит: «Меня нагнали, ударили с заду чем-то, я упал без сознания», так что установить, кто меня бил не могу».

 Куда девался Груздовский, тов.Брагин не знает. Тов.Груздовского после всего происшедшего нашли убитым невдалеке от площади, где было собрание, за огородом. У убитого были выворочены карманы, все содержимое взято, а также взят револьвер, кабур был пустой…»

  Еще одно описание этого события было изложено в протоколе начальника советской милиции Родыгина от 31 октября, которое имело некоторые отличия от отчета Киселева. Вот что он констатировал:

 «30 октября с.г.утром в село Байсу начал собираться  зачем-то народ с 6 волостей, с Байсинской, Кокшинской, Лебяжской, Сердежской,  Кузнецовской и Буйской, приблизительно до 2 тысяч человек. Вся эта толпа собралась на площади около церкви,  немного спустя после этого, к означенной толпе пришел районный руководитель по продовольствию тов.Груздовский  и волостной инструктор по продовольствию тов. Брагин и помощник  районного руководителя по продовольствию Федор Зайцев, с вопросом, кто вас сюда послал, собрал и кто выбран председателем этой толпы. Но они утвердительно не отвечали, а ругались и кричали, а один гр.  поч.Ерши Байсинской волости сказал, что нас послал председатель поч.Ерши Байсинской волости. Но не кто ни ответил, кто собирал и зачем и что им нужно.

  После этого районный руководитель тов.Груздовский сказал толпе: что если вы не разойдетесь, то я позову сюда отряд красноармейцев. Но толпа начала кричать и ругаться. Потом, по приказанию т.Груздовского,  подошел отряд в числе 30 человек, которые и окружили толпу. После, когда крик толпы все усиливался, красноармейцами был дан залп вверх, после чего вся толпа с криком Ура кинулась на красноармейцев, которые стреляли вверх и отступали, некоторые выстрелы были направлены в толпу, и один из толпы был убит гр. поч.Холкина Байсинской волости Андрей Андреев Холкин и второй гр. поч.Коновалова  Байсинской волости Михаил Ильин Кропотов был ранен и через 4 часа умер, был ранен осколком бомбы, брошенной красноармейцами. Когда красноармейцы отступили, то часть их укрылась в доме священника Редникова, а часть отступила в поле. Районный руководитель по продовольствию т.Груздовский убегал один в другую сторону, а за ним бежала толпа человек приблизительно в сто. Он же убегал с револьвером в руках и отстреливался, за ним же бежали с кольями в руках.

  Когда же разьяренная толпа разбежалась, то красноармейцы начали искать тов.Груздовского, которого и нашли убитым за дворами села Байсы Иосифа Ильича Новоселова. Раны, нанесенные ему, видно, что тупым оружием, в последствии оказалось, что его били кол и лопата толстая. Также найден гр. поч.Нижнего Конца Николай Степанов убит в правый бок пулей и двумя пулями в руку. Есть еще несколько человек раненых, но пока не выяснено сколько, а также нашли сильно избитым волостного инструктора тов.Брагина, которому потом была оказана скорая помощь, но он находится в бесчувственном положении.

 У тов.Груздовского толпой было отобрано следующее: револьвер (наган), денег  приблизительно около 4000 рублей, из которых 300 рублей принадлежит тов. Василию Зайцеву, который давал тов. Груздовскому взаймы, т.к. у него не было мелких. Еще взяли у товарища Груздовского черные вязаные перчатки, черный поясной ремень и все находящиеся при нем документы отобраны неизвестно кем. У тов.Брагина отобрана японская винтовка с патронами в неограниченном количестве».

Площадь села, где произошло известное событие 1919 года.

    Еще одно описание события было сделано следственной комиссией, прибывшей на следующий день на место происшествия. Для полноты картины его тоже опубликуем: «…До 11 часов дня собравшаяся толпа держала себя спокойно, когда же продовольственный руководитель Первого района тов. Груздовский, инструктор Брагин узнали о нелегальном собрании и обсуждении на этом собрании продовольственного вопроса, то сделали распоряжение разойтись, но толпа этому не подчинилась; после этого тов.Груздовский сделал распоряжение продармейцам вооружиться и пошел к толпе выяснить, по чьему распоряжению и для чего толпа собралась. К этому времени толпа уже достигла до 2000 человек.  Когда появился т.Груздовский и Брагин с продармейцами,  то в толпе раздались крики: долой лопаточный сбор, долой  продовольственников; в это самое время в клубе происходило собрание представителей селенных советов, где были председатели и члены Волисполкома. За последними было послано, дабы разьяснить толпе по чьему распоряжению и для чего производится лопаточный сбор за размол, а также и вообще продовольственное положение. По прибытии  председателя Волисполкома Дудорова толпе было все разьяснено, но толпа ничего не принимала, кричала, что нужно обезоружить продармейцев и продвигалась на продармейцев. Видя, что ничего не помогает, тов.Груздовским была дана команда продармейцам произвести предупредительный выстрел вверх, чтобы рассеять толпу, но и это не помогло, и толпа хлынула на продармейцев, которым пришлось отступить на ближайший двор, запереться и оттуда уже отстреливаться, а тов.Груздовский и Брагин очутились в толпе отрезанными от продармейцев и первого из них Груздовского толпа зверски убила, а Брагина зверски изранила. В это время выстрелами убито четверо человек из толпы…»

Револьвер системы наган, который был у комиссара  В.В.Груздовского

    Как видим, все три отчета очень обстоятельны и дополняют друг друга, хотя немного рознятся в некоторых фактах.  Например, не ясно, толпа крестьян была сразу взята в кольцо продармейцами или позднее (а в третьем описании  этого и вовсе нет), когда Груздовский не смог понять их (видимо, многие говорили на марийском языке), но факт, что это спровоцировало гнев толпы, который возник сразу при появлении продотряда.  Из этого   ясно видно негативное отношение населения к продотрядовцам: «Зачем грабители сюда пришли?» Сам факт их появления и проявление малейшего насилия (арест крестьян или приказ продотряду вооружиться) вызвали небывалую ненависть крестьян, вылившуюся в настоящее побоище. До такого накала были доведены ими люди. Сам Груздовский, судя по его вопросу «Зачем вы пришли? Кто вас сюда собрал?», был не в курсе целей собрания. Видимо, для него это было что-то контрреволюционное да и разрешения на созыв собрания не было. Поэтому он решил разогнать толпу,  а  активных крикунов арестовать. Однако сопротивление остальных  крестьян этому (или выстрелы продармейцев) вылилось в  столкновение, вина в котором была целиком и полностью на молодом комиссаре, не сумевшем оценить обстановку  и успокоить крестьян более мирным способом (например, он мог бы отпустить арестованных и  разойтись с толпой).  

     Сразу после этого в Байсу выехал из Уржума отряд с пулеметами и  целая комиссия для расследования события, состоявшая из представителей власти, ЧК и милиции. В Байсе состоялось обьединенное заседание Упродкома, Укомпартии, Уисполкома и следственной комиссии. Было арестовано  30 крестьян и председатель волисполкома Павел Герасимович Дудоров, которые были позднее отправлены в Уржумскую «чрезвычайку». Еще до этого один из арестованных – Алексей Кульшетов, признавшись в убийстве Груздовского, покончил с собой в Байсе. 

    На месте  31 октября милиция произвела и первое обследование происшествия. 2 ноября был составлен Акт обследования:

  «На церковной площади в с.Байсе найдено два трупа из числа убитых со стороны  восставших, которые охранялись гражданами, наряженными волисполкомом. В помещении волисполкома под надлежащей охраной труп убитого 30 октября в с.Байсе восставшей толпой руководителя Первого района Уржумского уезда, ответственного Уполномоченного Упродкома тов.Груздовского. В квартире инструктора Упродкома Байсинской волости т.Брагина тяжело израненного  тов. инструктора по продовольствию Степана Брагина, которому была подана первая врачебная помощь».

  Сохранился и акт обследования тела Груздовского. Вот что  представлял из себя убитый комиссар: «Вся левая часть головы пробита  тупым  холодным  оружием, выбит лев глаз, пробито правое ухо и переломлена правая рука».

 Впоследствии комиссар был торжественно похоронен в Уржуме, в братской могиле борцов за советскую власть. Там же были похоронены знаменитый Дрелевский и 2 уголовника, повешенные за кражу и убийство при царе по столыпинскому законодательству. В советское время могилу венчал деревянный памятник. Сейчас там стоит каменная стелла. Позднее в Уржуме и Байсе появились улицы имени Груздовского. Первый колхоз в с.Байса тоже получил имя незадачливого комиссара.

Первый памятник на братской могиле борцов за советскую власть в Уржуме.

  Всего столкновение привело к гибели 4 человек – комиссара Груздовского и 2 крестьян Иосифа Ильича Новоселова и Николая  Степанова; Алексей Кульшетов покончил с собой.  Остальные отделались ранениями. Позднее появились данные, что из толпы было убито 4 человек. Это оказались первые жертвы, но впереди был еще террор, как ответ на убийство красного комиссара…

 

 

                                                                                    3. Террор

 Кроме Дудорова были также арестованы из активных участников граждане Путинцев  и  мариец Алексей Кульшетов, не считая других арестованных, взятых для проведения следствия.  Последний в одном из документов фигурировал как «убивец Груздовского». Дудоров был сразу смещен с должности. Председателем волисполкома стал его заместитель  Терентьев. Очевидно, возвращение Дудорова изначально уже не планировалось. Все село было взято под «внутреннюю охрану» продотрядом, под командованием заместителя руководителя Первого района тов.Зайцева.  Чуть позднее под охрану (Чрезвычайную внутреннюю охрану) был взят весь Первый район – волости Байсинская, Кокшинская, Сердежская и Лебяжская.

Похороны коммуниста. Уржум. К сожалению, кого хоронят, неизвестно. 

 Расследуя дело, разумеется, местная партийная власть оправдала  своих коллег в событиях в Байсе, мол, они все сделали правильно. В акте расследования следователь Климов писал: «Комиссия, констатируя  вышеприведенное, приходит к следующему заключению, что имевшийся в Байсинской волости в распоряжении ответственного руководителя Первого района т.Груздовского  продовольственный отряд вместе с таковым будучи вынужден  самочинно собравшейся толпой, требовавшей на расправу руководителей продовольственными работами и стремящийся обезоружить отряд, принял со своей стороны меры к рассеянию толпы и восстановлению порядка вполне правильно, применяя в дело оружие в том случае, когда толпа проявила активность, бросившись с криками Ура на продармейцев и их руководителей».

  Самое интересное, что в отчетах ЧК нет ни слова об истинных  причинах собрания крестьян. Либо руководители Уржумской советской власти  не хотели придавать этому значения, либо, что скорее всего,  намеренно давали делу другой оборот, выдавая его за «контрреволюционное». В противном же случае участие продармейцев в этом событии принимало очень неприглядный оборот – насилие над ни в чем невиновными людьми и провокация мятежа с дискредитацией советской власти. И самым удобным здесь было «обрубить концы» - негласно расстрелять главного свидетеля Дудорова, что и было сделано. К такому же выводу позднее пришел заведующий следственным отделом Вятской губернской ЧК Киселев. Правда, 3 ноября на экстренном пленарном заседании Уржумского исполнительного комитета было сделано уточнение: «в селе Байса произошло заранее подготовленное и организованное сопротивление, выразившееся на почве невыполнения продовольственных нарядов и недовольства распоряжением о взимании лопатки за размол зерна», хотя, конечно, все было иначе, а  Груздовский и Брагин не были даже в курсе того, что обсуждалось на собрании крестьян…

    Чтобы далее не повторялись подобные события, 3 ноября на экстренном заседании Уржумского Уисполкома были приняты следующие решения:

 1.Чтобы избежать того, что произошло в селе Байса, необходимо Отделу управления в уезде и Уисполкому обратить внимание на все волостные исполкомы и произвести чистку таковых;

2. Отделу управления совместно с Чрезкомиссией продолжать ответственную комиссию в Первом продовольственном районе

3. Чрезвычайное положение, обьявленное в Первом продовольственном районе, утвердить.

4. Немедленно войти с ходатайством в Губисполком об утверждении в уезде диктаторской продовольственной тройки и о введении военно-продовольственного положения во всем уезде.

   Учитывая последнее, можно предположить, что уржумские коммунисты решили больше не давать поблажек крестьянам с их «лопатками» и еще более «закрутить гайки».

   Сделали большевики некоторые выводы и для себя, в плане безопасности «народной власти» от самого же народа – «местная контрреволюция слишком поднимает голову  и что теперь всем партийным товарищам  необходимо всегда быть готовыми  к вооруженной силе и всем принять казарменный вид, для чего предлагает  с сегодняшнее тоже дня перейти жить в 1 общежитие» (протокол экстренного собрания членов РКПБ Уржумской уездной  организации  от 4 ноября 1919 г.). Тогда же «Постановили предложить начальнику гарнизона поставить воинские части на боевое положение и ввиду создавшегося положения  (кулаческие восстания из-за продразверстки)  ввести в войсках строгую  дисциплину», а также перевести на военное положение и волостные ячейки партии. Логически додумывая, каждый коммунист в волости теперь должен был быть вооружен или иметь надежную охрану.  Впрочем, Груздовского не спас ни револьвер, ни отряд продармейцев.

   Горя желанием поквитаться за убитого комиссара, уржумские партийные товарищи решили  и во что бы то ни стало наказать виновных. Разумеется, немедленно была состряпана версия заранее подготовленного «кулацкого» мятежа, которая таковой  и осталась на ближайшие сто лет, как единственная версия события.   2 ноября в ходе следствия следователем ЧК Климовым  была выдвинута версия события в Байсе: «…Следственный материал указывает на заранее подготовленное в этом случае организованное сопротивление, выразившееся в исполнении  тех или иных нарядов, а равно и распоряжения Центра. Из опроса, находящихся  в настоящее время около 30 человек арестованных, видно, что кулачество волостей: Байсинской, Кокшинской, Буйской, Сердежской и Лебяжской хорошо сыграло в этом случае свою преступную роль режиссеров, выставив в то время ловко на сцену темные и несознательные массы бедняка и средняка, которому за чужие коварные стремления пришлось вести во время столкновения жертвы».

  Улавливаете классовую логику следователей?! Конечно, следователи понимали, что мятеж был бедняцким (обычно все антисоветские крестьянские восстания назывались «кулацкими», т.к. восстания крестьян-бедняков не вписывались в классовую логику новой власти, но тут, как ни крути, всех в «кулаки» записать было сложно), но все равно за бедняками МОГЛИ стоять кулаки, подталкивавшие на мятеж, а кулаки – это конечно враги советской власти. Оставалось найти кулаков (зажиточных крестьян), что в такой большой толпе арестованных было сделать нетрудно, и свалить на них всю организацию мятежа.  По чекисткой логике, нужно было найти зачинщиков и наказать. И первым в этом списке стал председатель волисполкома Дудоров, как раз состоятельный крестьянин, даже обложенный «чрезвычайным налогом», тем более организатор нелегального собрания крестьян с непонятными для власти целями. Позднее председатель Уржумской ЧК Бирзгал в частной беседе с представителем ГУБЧК выскажет версию, что мол вся эта толпа и вовсе собиралась идти на Уржум свергать советскую власть. Правда, в следственных материалах подобной версии нет. Видимо, это было лишь предположение главного уржумского чекиста.

     Других зачинщиков мятежа  так найти и не удалось. Алексей Кульшетов, признавшись в убийстве Груздовского,  покончил с собой еще в Байсе, задавившись в арестном помещении при исполкоме на ремне,  а  Путинцев в дальнейшем не упоминается, видимо, был освобожден. Остальные участники восстания не подпадали под категорию «кулаков»…

        4 ноября следователь Уржумской ЧК Штирнер в  «постановлении» о расстреле Дудорова  указывал :   «…Оказалось, что гражданин  Дудоров, ранее служа Председателем Байсинского волисполкома до восстания в с.Байсе, явно саботировал и играл на руку контрреволюции, не исполняя распоряжения Центра, что видно из представленного Акта ревизии Байсинского исполкома от 12 сентября 1919 г. Совершенное восстание 30 октября  с.г. в с.Байса и зверски убит этим ответственный уполномоченный  по продовольствию тов.Груздовский, в следствии чего произведено расследование на месте, и из Акта следствия от 2 ноября подтверждается, что восстание было ранее подготовленное в случае организованное сопротивление, выразившееся в неисполнении тех или иных нарядов, равно и распоряжений Центра…. Сыграла в этом случае свою роль преступную роль режиссера Дудорова, поставив в это время ловко на сцену темные и несознательные массы бедняка-середняка, которому за чужие коварные стремления пришлось нести во время столкновения жертвы».

  Припомнили Дудорову и его неосторожные высказывания. Например, он как-то высказался, что «лопаточная система подрывает крестьянство, а в Сердежской волости это уже все уничтожено и мелют зерно по старому». Разумеется, нашлись и свидетельства, что он «был явным противником советской власти и всех продовольственных мероприятий, а также вел агитацию среди крестьян против советской власти».  Был Дудоров обвинен и в том, что созвал собрание крестьянства, «не взирая даже на срочные выполнения нарядов продовольствия», а то, что он  «кулак», обложенный чрезвычайным налогом, уже само по себе делало его врагом советской власти.

Было бы интересно увидеть сотрудников вятских "чрезвычаек" тех лет. Вот фото Яранской ЧК. Фото предоставлено Вениамином Кожиновым.

 

  Подытоживая все эти факты, следователь ЧК постановил: « Из всего выше указанного видно, что гр.Дудоров явно подготовлял организованное восстание, ибо как председатель Исполкома мог не допустить выносить на обсуждение вопрос о лопатках на площадь  и для волнения мог прикрыть волнение, но таковой не только принять какие-либо меры против восстания, но сам массу наталкивал. Вдобавок этого должен сказать, что гр.Дудоров является из кулачества, был обложен Чрезвычайным Революционным  налогом в 15 тысяч рублей, тем самым доказывает его преступление; а потому постановил гр. Дудорова Павла Герасимовича как явного противника советской власти  и за подготовку восстания применить высшую меру наказания РАССТРЕЛЯТЬ»

   Постановление о расстреле было вынесено и одобрено, по всей видимости, на экстренном собрании членов РКП (б) Уржумской уездной  организации, состоявшемся в тот же день 4 ноября, на котором тов.Мельников предложил  «Как единственно  главную  меру против искоренения кулаческих восстаний применить  красный террор за смерть варварски растерзанного».  И то  же решение было вынесено в тот же день на заседании Уржумской Чрезвычайной Комиссии, с участием того же самого Штирнера.  Причем было постановлено расстрелять не только Дудорова. Поскольку, у чекистов в наличии больше не оказалось явных виновных в мятеже, поэтому решили показательно расстрелять еще 3 человек, виновных по разным статьям, но не причастных к событиям  в Байсе. Как позднее выразился председатель Уржумской ЧК Бирзгал в беседе с представителем ГУБЧК, это нужно было для устрашения бунтующего крестьянства.  Эти трое человек  - Алексей Иванович    Огородников, Михаил Арсентиевич  Казанцев и Михаил  Федорович  Курочкин были арестованы как подозрительные личности просто «до кучи». Например, Курочкин был бывший полицейский, Казанцев ранее был причастен к Степановскому мятежу был уличен в занятиях спекуляцией (что тогда называлось под свободной торговлей), а Огородников в прошлом состоял в партии кадетов и выдвигался на выборы в Учредительное собрание. Всем им был вынесен расстрельный приговор, наряду с Дудоровым.

     В то же число (!) следователи ЧК провели быстрое  следствие по делу всех четверых. Впрочем, то была лишь формальность, на деле судьба их уже была решена.  Делом Огородникова занимался лично Бирзгал. В постановлении о расстреле он  обстоятельно обозначил:

Председатель Уржумской ЧК в 1919 г. Ян Бирзгал

 «1919 г. ноября  4 дня я член Уржумской  чрезкомиссии…  И.П.Бирзгал проводил следствие  по делу Огородникова Ивана Александрова по обвинению  его  к причастности к партии народной свободы, причем оказалось,  что Огородников   являлся  крупным организатором-лидером, идейным  руководителем  партии народной свободы  в Вятской губернии  и был так же выставлен кандидат в Учредительное собрание  от этой же партии. По инициативе и под идейным руководством   гражданина  Огородникова  в  Уржумском уезде была создана организация  партии народной свободы  и велась усиленная агитация  за кадетский список во время выборной компании  в учредилку. Состоя во время своей адвокатской практики  юристконсультом у местных лесопромышленников-миллионеров Бушковых и у крупного купца Лохтина, Огородников   являлся яростным приспособленцем   и защитником интересов крупной  буржуазии.

Советскую власть  Огородников   признает, как сам выразился, постольку поскольку он является пролетарием/ ясно, что Огородников   не является пролетарием, а потому не признает советскую власть и считает ее вредной.

Огородников   против гражданской войны и в настоящее время категорически  отказался бы, как сам выразился, принять на себя  какие-либо обязанности в новом строительстве, между тем как при Николае Кровавом и при Временном правительстве ярко фигурировал на политической  арене.

…Принимая так же во внимание, что кадетская  партия в настоящее время  ушла в подполье , где ведет свою контрреволюционную  работу, организуя дьявольские  заговоры  и шпионские организации, а потому постановил: гражданина  Огородникова   как лидера партии Народной свободы  и как врага рабочих и беднейших  крестьян  расстрелять».

В судебно-следственном деле все приговоренные шли единым списком, но по разным преступлениям:

Дудоров  Павел Герасимов председатель  волостного исполкома. Обвиняется в создании провоцирования массы  на выступление против советской власти.

Огородников  Алексей Иванов. Обвиняется    в принадлежности к партии кадетов и член Учредительного собрания.

Казанцев Михаил Арсентиев.  Обвиняется  в Степановском  мятеже и частной спекуляции.

Михаил  Федоров Курочкин. Бывший полицейский, обвиняется в   деспотических поступках  при самодержавии.

    Решение о расстреле было принято Уржумской Чрезвычайной Комиссией с одобрения партийной организации, но для того, что бы осуществить, нужна была санкция ГУБЧК И  ВЧК (на дворе стоял не 1918 год, разрешение на расстрел могла дать только Москва). Единогласно было принято решение «просить санкции губЧК о расстреле кулака Дудорова и других главных участников восстания в с.Байса. Постановили:  расстрелять и просить санкции ГУБЧК».

 Однако санкции из вышестоящей инстанции следователи ждать не стали, решив переступить через закон.  Из нижеприведенных слов Председателя ЧК Бирзгала следует, что  чекисты не стали ждать ответа из Москвы, а получили ее от местного комитета партии. Сейчас трудно сказать, что подвигло местных чекистов на такой шаг. Возможно, казнь была даже публичной, что бы запугать местное население.   Санкцию на расстрел могла дать только Москва, но уржумские чекисты все еще жили 18 годом. В ночь на 5 ноября 4 человек были расстреляны.  5 июня 1992 года П.Г.Герасимов был реабилитирован.

 

 

                                                 4. Расследование ГУБЧК. Рождение мифа

    В Вятской ГУБЧК узнали о происшествии в Байсе совершенно случайно. 12 ноября в Уржум прибыл заведующий следственным отделом этой организации тов.Киселев, на заседание Коллегии Уржумской Чрезвычайной комиссии. Обсуждались дела тех, кого можно было бы амнистировать ко второй годовщине большевисткой революции. Далее цитируем отчет Киселева:

 «Перед открытием заседания, я обратился к Председателю Бирзгал дать мне сведения, сколько содержится кадетов под стражей, то я получил ответ: «Был один кадет, которого не так давно расстреляли». После, когда  кончилось заседание, я начал указывать на то, что ЧЕКА без санкции ВЧК никаких расстрелов самочинно производить не может и за произведенный РАССТРЕЛ Коллегия может быть привлечена к ответственности, на что опять таки получил ответ, «У нас было горячее время в связи с событиями в Байсинской волости, мы расстреляли не только одного, но и четырех». Расстрелян так же и активный участник восстания в Байсе, член волисполкома Дудоров. Я был в недоумении, когда услышал, что активист восстания был расстрелян, рисуя у себя в голове картину расследования.

Вятка весна 1919 года. Сотрудники Особого отдела ВЧК 3 армии. Фото с сайта http://nebel23.ucoz.ru/index/gody_i_ljudi/0-147

    Тов.Бирзгал мне пояснил, что расстрел произошел потому, что нужно было повлиять на психологию крестьян, которые почти 5 волостями шли на Уржум. Я первоначально поверил, но когда я сам поехал   расследовать дело Байсинского события на месте, то картина нарисовалась совершенно другая, после нескольких выстрелов, произведенных продармейцами, собравшаяся толпа крестьян после всех происшествий, как убийства тов.Груздовскго, так и нескольких крестьян, разошлась по домам, никакого наступления на Уржум не было, слова Председателя тов.Бирзгал были чистейшая ЛОЖЬ, москировка самочинности. Тут же я коснулся расстрелов других, на что получил пояснение, расстреляны: Огородников как кадет и бывший член Учредительного собрания, который еще в 1917 г. вел противосоветскую активную работу и который является защитником Уржумской буржуазии, Казанцев, как соучастник белогвардейской Степановской банды и спекулянт, Курочкин как бывший полицейский, деспот при самодержавии, который свою лапу накладывал на политических работников и население. Я тут же опять указал, что расстрелы Вами без санкции высшего органа, сделаны НЕЗАКОННО, обходя инструкцию, на что получил ответ: мол, почему то центр права ЧК урезал, работать не представляется возможным. Центр не знает, что творится на местах и при каких условиях приходится работать и что расстрелы произошли с санкции комитета партии».

  После я коснулся вопроса, почему Чрезвычайная Комиссия является судилищем маловажных уголовных дел, указал на протокол, в котором сказано было, что Ч.К. как-то за мелкую спекуляцию, кумышковарения и мелкие преступления выносила приговоры: штрафов, отправки на принудительные работы и заключения на срок в тюрьму, на что получил ответ: «Что бы отправить дело в Народный Суд или Революционный Трибунал, то там оправдают или же накажут так очень  слабо, а нам как ведущим следователям  яснее, как что нужно сделать. К тому же  Ч.К. на штрафы только воздействовала, на непредвиденные расходы у ЧЕКА сумм нет. Сколько раз обращались в ГУБЧК, но безрезультатно. Наши сметы кажется лежать в бухгалтерии без движения». Вот таковые ответы получал от Председателя тов.Бирзгал, поддерживаемый всеми присутствующими на заседании».

  Как видим, вятский чекист был в шоке от того, что творилось на местах, причем Бирзгал искусно лгал и выворачивался.  К тому же за расстрелом Дудорова, расследование Байсинского события пришло в тупик, искусно были обрублены концы. Один свидетель в Уржуме  сказал, что Дудоров как бы имел связь с партией «революционных коммунистов», дело которой расследовалось, но за смертью его выяснить это не удалось.

   Далее вятский чекист выехал лично в Байсу для выяснения обстоятельств дела, которое все еще расследовалось.  Процитируем его отчет:

 «Проработав в такой плоскости 3 дня, я направился 17 в Байсу на место происшествия. Прибыл в Байсу в тот же день. Следствие вел следователь Суворов. Я захватил с собой для скорости работы одного еще следователя тов. Айбатулина.  Ознакомившись приблизительно с делами, вижу, что следствие начато не с того конца, обвиняемые, содержащиеся под стражей в Уржуме, не допрошены  и следователь, сидя несколько дней в Байсе, не знает с чего начать. Я сейчас же сделал распоряжение ехать обратно в Уржум для допроса заключенных». 

 Вернувшись в Уржум 18го, уже 19 Киселев получает предписание Вятской ГУБЧК возвращаться обратно в Байсу. В Байсе 21го он получает телефонограмму из Уржума, что Бирзгал был вызван в Москву в ВЧК с докладом о расстрелах. Далее Киселев начал самостоятельное расследование о самочинном  расстреле, сделав вывод, что он «расстрел был сделан  без всяких на то уважительных причин». Сделал он и вывод, что с убийством Дудорова следствие «умерло» и многие обстоятельства так и остались невыяснены:

 « Инициатором собрания в Байсе являлся Председатель Байсинского волисполкома Павел Герасимович Дудоров, который до начала ведения следствия был Уржумской Чрезвычайной Комиссией расстрелян, а потому не представилось возможным выяснить детально, что толкнуло Дудорова созвать собрание из 5 волостей и почему именно из других волостей, а не одну волость, в которой он состоял председателем Волисполкома? Основание собрания, и вот с расстрелом его все умерло. Следствие осталось как бы незавершенным».

  Покончил с собой и крестьянин Кульшетов, сознавшийся в убийстве Груздовского. Остальных участников убийства выявить точно не удалось: «Активисты убийства хотя и выяснены, но возможно, что не все. Вообще, какой бы то ни было допрос снимать с крестьянина весьма трудно. Можно слышать только отговорку: «Я не знаю, я темный, что хотите со мной, то и делайте».

  На этом свое расследование Киселев закончил, сделав обстоятельный отчет о событиях в Байсе, который мы уже приводили. Следствие было передано в сессию Вятского губернского  Революционного Трибунала, а также 19 человек обвиняемых. О действиях продотряда Груздовского Киселев сделал заключение, конечно, оправдывая его: «…Отряд действовал только по распоряжению тов.Груздовского. Самовольностей в отдельности со стороны продармейцев нет. Отряд при Уржумской Чрезвычайной Комиссии в большинстве состоит из товарищей латышей, отряд организованный, политически воспитан хорошо и в беседе с командиром отряда выяснилось, что среди них каждый товарищ  в отдельности ведет себя вполне подобающим образом».

   Сделан был здравомыслящий вывод и о крестьянстве уезда: «Между прочим в беседе с упродкомиссаром я узнал, что очень многие крестьяне-бедняки не в состоянии  выполнить хлебного наряда, за неимением хлеба, прибегают к покупке такового по 300-500 рублей дабы выполнить наряд.  Семян на весеннее обсеивание полей очень у многих крестьян не оставляется, забирается все. В виду вот таких явлений среди крестьян гуляет недовольствие.»  Но в конце доклада Киселев сделал прямо противоположный вывод: «Уржумский уезд вполне хлебный и весь уезд заселен кулачеством».  Такая противоположность выводов не совсем понятна- если весь уезд «кулацкий», откуда много бедняков? Видимо, делая трезвые выводы, Киселев не забывал и о той организации, в которой он работал.

  Расследование о восстании в Байсе кончилось ничем. Основные свидетели ушли из жизни. Но оно продолжалось еще долго. 20 марта 1920 г. Вятским губернским ревтрибуналом был приговорен к полутора годам лишения свободы «за агитацию против хлебной монополии» инструктор уездного продкома в Байсе Василий Федорович Виягин.

    Вятская ГУБЧК  произвела  свое расследование и  над своими подопечными,  в заключении сделав вывод:

   «Собрав следственный материал о самочинном расстреле 4 человек  Уржумской уездной ЧК выяснилось, что Уржумская ЧК произвела  расстрелы  без всяких на то уважительных  причин, без всякого на то  критического момента, без санкции высшего органа, обходя существующие правила, чем нарушает  изданную инструкцию  общего положения о чрезвычайных комиссиях. К тому же расстрелян  председатель Байсинского  волисполкома Дудоров, что  не дало возможного  основания закончить дело по расследованию  Байсинского события, а также выяснить связь Дудорова   с революционными коммунистами, а потому полагаю, как уже председатель  Уржумской ЧК вызван в ВЧК  с докладом  о расстреле  и находится уже на месте вызова, дело в срочном порядке  направить на рассмотрение в ВЧК».

  Чем закончилось это дело не известно, председатель Уржумской ЧК Ян Петрович Бирзгал не был отстранен даже от должности. В дальнейшем он работал в ЧК города Вятки, затем в Крыму, где, как известно, после его освобождения от «белых» «красный террор» особо свирепствовал.  После окончания Гражданской войны он по болезни демобилизуется и  отныне посвящает свою жизнь живописи, которой увлекался еще до революции и даже смог поступить в художественное училище в Петрограде.  Вся дальнейшая его жизнь была посвящена живописи, без политики и насилия. Правда, в 1938 году он был сам арестован Крымской НКВД за связи с троцкистами, но, очевидно, быстро освобожден, принимая его прошлые заслуги.  Был бывший чекист директором Алупкинского дворца-музея, Симферопольской картинной галереи, Музея западноевропейского искусства в Риге. Кроме этого, он сам был автором множества картин и статей об искусстве. Не случайно, ему было присвоено звание заслуженного деятеля искусств Крымской АССР.  Но многие люди, здороваясь за руку с этим уважаемым человеком, и не подозревали, какое ужасное прошлое стояло за ним.  А снились ли ему невинно убиенные им люди в молодости, раскаивался ли он в этих преступлениях (ведь 4 человек, по меньшей мере, были  расстреляны по его постановлению  вне закона)? Как знать… Ушел он из жизни в 1968 году.

Ян Бирзгал в зрелые годы

  Итак, бессудное убийство 4 человек, без санкции ГУБЧК, Уржумской ЧК сошло с рук.  С другой стороны, «чрезвычайку» на это подтолкнула местная партийная организация. Чекисты были лишь исполнителями.  Своего рода власти  удалась месть за убитого комиссара – тризна в 4 жизни. Байсинское же восстание превратилось в легенду, которую сразу сочинили  в 1919 году – кулацкое восстание, негодяй-председатель исполкома и герой-мученик комиссар… В 1924 году уржумский большевик Мачихин писал в своих воспоминаниях об этом восстании, четко следуя легенде: «…Кулацкий саботаж вылился в восстание в с.Байсе. Под агитацией контрреволюционных  элементов -кулаков  на волостной съезд в Байсе  было собрано с окрестных волостей  все сторонники  антисоветской власти, задачей которой было, видимо, сорвать волостное собрание, расправиться  с волостными работниками и в первую очередь с отрядом и уполномоченным по выкачке хлеба. Эта цель была осуществлена, собрание было сорвано, отряд (небольшой по численности) был обезоружен, избит до полусмерти, а уполномоченный же зверски убит. Все же восстание нами было быстро ликвидировано,  главари  выловлены и преданы суду Ревтрибунала».

     Но теперь мы знаем, что никакого спланированного и «кулацкого» восстания в Байсе не было, как и не был избит продотряд, а были всего лишь измученные бесконечными поборами люди…

     Между тем, стихийные вспышки недовольства продолжались.   Уже в те же октябрьские дни 1919 года была вспышка крестьян в городе Советске с криками «Долой советскую власть!», но уже без побоища и жертв.  На расследование дела выезжал из Яранска  хорошо известный нам чекист  Киселев. По словам, Киселева, виновные были арестованы, а крестьяне начали выполнять хлебные наряды. И в том же году уржумские чекисты раскрыли в своей вотчине еще один «заговор». Большевик  Мачихин вспоминал позднее: «В 1919 г. же году  было в черте г.Уржума обнаружен заговор во главе Клокова, Полякова и других, которые ставили перед собой задачу  - устроить восстание в г.Уржуме, в первую очередь, путем террора покончить с ответственными работниками. Заговор был открыт своевременно, пакостей каких-либо эти юнцы сделать не успели.  Клоков успел сбежать, остальные главари – трое – во главе с Поляковым  были расстреляны». Теперь, зная склонность чекистов к преувеличениям, можно предполагать, что и это был не заговор, а что-то другое…

   В марте 1921 года в с.Шурме на волостном собрании крестьяне категорически отказались сделать ссыпание семян и после ареста «подстрекателей» напали на продотрядовцев, избив их кольями, а одного ранив ножом. Для ликвидации «восстания» в Шурму выехал начальник  милиции с отрядом в 15 человек. В следующие месяцы мятежи полыхают в других волостях уезда, сопровождаясь часто избиванием советских работников. Чекисты оперативно  их  арестовывали.  Народное недовольство смогли остановить только голод 1921 года и новая экономическая политика власти - НЭП. Но еще долго в Байсе и окрестностях существовал страшный для местных коммунистов термин «дудоровщина» («крепко спаянная кучка крикунов» -  характеризовала его уездная газета в 1923 г.) – как страшное напоминание о событиях 1919 года…

 

Источники

Документы:

ГАСПИ КО ф.Р-6799 оп.9 д.СУ-11399 т.1, 2 (судебно-следственное дело Байсинской группы)

ГАСПИ КО ф.П-12 оп.1 д.20,51 (дела Уржумского Уисполкома)

ГАСПИ КО ф. П-12 оп. 2 д. 59 л.12 (восстание в с.Шурма)

ГАСПИ КО ф.П-45 оп.1 д. 147 (воспоминания об установлении советской власти в Уржумском уезде)

 

Публикации:

Местная жизнь // Известия Уржумского уездного исполнительного комитета – 1918 г. № 8

Внутренние враги советской власти // Известия Вятского губернского исполнительного комитета – 1919 г. № 54

Архив русской революции (воспоминания С.Воронова). Издание И.В.Гессена в 22 томах. Т.1.1921 г. с 241-256 – М. Терра. Политиздат. 1991-1993 гг.

Их именами названы (сборник) –Киров 1967 г.

 

Интернет-публикации

http://sudba.ucoz.net/publ/soldaty-revoljucii/gruzdovskij_vladislav_vitoldovich/45-1-0-312

 

 

 

.

 

                               .

 

 

Комментарии

Опубликовано чт, 12/01/2017 - 12:54 пользователем shura

...

В целом изучая историю подобных столкновений по губернии и соседним, убедился, что восстаний и стычек крестьян с представителями т.н."рабоче-крестьянской" власти было не 2 и не 10, это было массовое явление, которому можно дать термин "Крестьянская война 1918-1921 гг." Апогеем стало Тамбовское народное восстание. Термин понятно не вписывается в классовую логику любителей марксизма, поскольку и сама власть та по сути была не крестьянской и не рабочей, а лишь прикрывалась таковой для достижения цели - власти.

 

Зачем изобретать велосипед? Есть уже и термин гражданская война и "малая гражданская война", применительно к выступлениям крестьян (зеленых) против большевиков.

Аватар пользователя shura

Спасибо. Коммент случайно удалился. История не мертвая наука. Нужно периодически вводить новые термины и осмысливать некоторые факты. Многие термины были введены еще в СССР и устарели.

Предлагаете записать ВСЕХ крестьян в "зеленые"?

Аватар пользователя skygrad

Материал собран интересный, тема показана полно и всесторонне. Спасибо. Киселев явно сваливал всякую ответственность с себя и сожалел, что ему не довелось поработать на этом деле. У Дудорова он мог выбить показания на "сообщников". В целом вами показана характерная картина подобных событий, которые правильнее назвать массовыми беспорядками. 

Аватар пользователя Пассажир

Очень интересная статья.

Запрос под одной из фотографий: "Было бы интересно увидеть сотрудников вятских "чрезвычаек" тех лет." У меня появился встречный вопрос, а можно ли где-то узнать составы этих "чрезвычаек"?

Аватар пользователя shura

Можно. В ЧК как и в любых советских учреждениях были партийные организации, а у  тех хорошее делопроизводство с анкетами и прочими документами.

Аватар пользователя Lex

Интересно сколько в этих черезвычайках было местных - русских людей? Или как и в Москве все "наши прроверренные товаррищи".

Аватар пользователя skygrad

Судя по фамилиям, пришлые со стороны составляли менее половины, но были в основном, в руководстве органов партии и чека. 

Аватар пользователя Пассажир

Здравствуйте. Я читал и Ваш блог, Вы пишете о Слободском. Вы знакомы с фамилиями членов ЧК случайно не по Слободскому району? Он-то мне сейчас и интересней всего.

Аватар пользователя Пассажир

А где искать эти анкеты и прочие документы? Может быть у кого-то есть что-то уже в переписанном, откопированном или электронном виде?

По поводу указанного фото.

Насколько я знаю, Особый отдел ВЧК 3 армии в том деле не участвовал. Или я не прав?

Кстати, раз уж упомянули о нем, то вставлю своё.

Мало кто знает, что председателем Глазовской уездной ЧК в 1918 г. был назначен небезызвестный будущий создатель ГУЛАГА Берман Матвей Давыдович. Пользуясь ничем не ограниченной властью в городе Глазове, Берман вел разгульный образ жизни и в сент. 1918 даже был исключен за пьянство и превышение власти из партии сроком на месяц. В 1918-19 он инструктор Особого отдела 3-й армии. В 1919 переведен с повышением в Екатеринбург и в Томск. Расстрелян в 1939 г.

Упоминается в романе Александра Солженицынa «Архипелаг ГУЛАГ»

Возможно, на указанном фото он в центре (но не уверен). Ссылка>>

Ну а второй в 1 ряду слева сидит так же небезызвестный Болотов Степан Архипович. Тот самый, которому М.А.Шолохов подписал первый том «Тихого Дона» словами: «Степану Архиповичу Болотову, чья красочная жизнь ждет своего отоброзителя, с любовью и признательностью М.А.Шолохов.

Застрелился в 1947 г.

Посмотришь на фотографию - милейший человек, а почитаешь автобиографию - жуть берет...

Подробности биографии:

https://uraloved.ru/ludi-urala/sholohov-i-bolotov

http://arkaim.co/topic/1630-peredovoj-otryad-revolyutcii-chekist-bolotov/

http://ekabu.ru/warfare/102531-peredovoy-otryad-revolyucii-chekist-bolot...

Удостоверение прилагаю.

 

Аватар пользователя shura

Спасибо! Да, не участвовал. Просто нашлось единственное фото чекистов из Вятки. По другим полно в сети, по нашим ни одного. Если кто найдет - будем благодарны, из ГУБЧК. Не будем забывать, что ЧК проводила и много полезной работы. Тут как бы и отдание памяти. 

 

Они не наши, с Урала отступали с 3 армией. Но именно чекисты 3 армии, а не нашего ГубЧК "наводили порядок" в Глазове в 1918-19 гг.

Но приговоры выносил реввоентрибунал штаба 3 армии, а он подчинялся РВС. Тут надо еще разбираться в разграничении полномочий между Особым отделом ВЧК и РВТ штаба 3 армии.

 

Нашел еще одну попвтку идентифицировать личности на этом фото: http://nebel23.ucoz.ru/blog/osobyj_otdel_3_armii/2012-07-15-22

Аватар пользователя shura

Хроника Крестьянской войны 1918 года.

17.05.1918 - Святицкая волость Глазовского уезда, 03.06.1918 года - с. Карино Слободского уезда (продотряд разбит, отобраны 30 винтовок, пулеметы), 10.06. - 11.06.1918 года - Цыпьинская волость Малмыжского уезда (продотряд разбит, убито 2 продотрядовца, есть раненые, в уезде введено военное положение), 19.06.1918 года - село Шахайка Сердежской волости Яранского уезда (продотряд численностью 100 человек разбит, 6 убитых, 60 раненых), 21.06.1918 года - военное положение введено в Яранском уезде, июнь 1918 года - выступления в Елабужском уезде (продотряд численностью 30 человек разбит, есть убитые, раненые), 12 июля бой между крестьянами и продотрядом в с.Токтайбеляк Уржумского уезда

и так далее...

Разобравшись с архивными документами, замечательный исследователь этих событий С.В.Пушкин (ныне покойный) так описал  событие в с.Токтайбеляк : 
"12 июля в селе Токтайбеляк хомаковцы (продотрядовцы) поставили пулеметы, что бы можно было простреливать вдоль села. Все, мануфактуру, деньги, если было более 2 рублей, отбирали. Мужчин, которых было мало – большинство косили сено – избили. Можно представить себе возмущение и негодование крестьян, примчавшихся домой. 
В Уржум послали ходоков с жалобой и просьбой о помощи к своему земляку – Н.А.Одинцову. Точных сведений, кто пограбил село у посланцев не было – они говорили о каких-то бандитах. Одинцов дал добро на поиск грабителей и расправу с ними. Кроме того, дал 150 винтовок, 1 пулемет и 600 патронов. Тем временем жители села Салтакьял выследили разбойников и установили, что те ушли по направлению к селу Черемисский Турек. К комбедовской дружине присоединились обиженные местные жители, кое-как вооруженные. Численность их достигла 500 человек при 2 пулеметах. 13 июля, в воскресенье спящих «подрывников» застали врасплох, спящими в здании Черемисско-Турекской школы. Тем не менее москвичи сумели организоваться, поставили пулеметы на площади и церковной колокольне. Разыгралось форменное сражение. Перестрелка была ожесточенная. Первыми не выдержали ее крестьяне. Возможно, что не хватило патронов. Отступили, но недалеко. Постарались окружить село, поставили заставы в окрестностях и не прогадали. Воспрянувшись духом продотрядовцы двинулись в Уржум, что бы сообщить об очередной победе над крестьянскими бандами. В 4-5 километрах от села, у деревни Черемисский Шолнер они попали в засаду. Неизвестно, то ли комиссар Аленников погиб в бою, то ли его захватили комбедовцы, пытали, глумились над ним, а затем убили. То ли им откупились (живым или мертвым?) товарищи и подчиненные. Тело бросили. Местные жители, то ли из почтения, то ли из боязни и желания скрыть следы, закопали Аленикова в лесу, недалеко от марийского мольбища..." ("Уржумская старина", выпуск 2002 г.).

...В бывшей Зыковской волости вспыхнуло восстание крестьян. Здесь восстание возникло на почве изьятия излишков хлеба. 
В Нолинском уезде имели большие запасы хлеба Зыковская волость и другие, а поэтому уездным исполнительным комитетом был вызван продовольственный комиссар Корюгин для товарообмена, а именно: табак, серпы, мануфактура и др. С тов.Корюгиным был послан отряд для охраны товаров на случай восстания крестьян. На условия обмена крестьянство не согласилось, т.к. им показалось мало. Крестьяне Зыковской волости и бывшей Больше-Ситьминской волости разоружили отряд Корюгина, последнего избили. 
Восстание развернулось широко. Принимали участие под руководством кулаков до 700 человек, вооруженных кто винтовками, дробовиками и т.д. Восстание было ликвидировано уездным военным комиссаром Вихаревым (силой Красной гвардии в 30 человек). 
Для окончательной ликвидации контрреволюционного восстания вызван отряд из Турека Уржумского уезда по распоряжению комиссара Семенова, отряд под командой Жидялиса в количестве 30 человек, который повел расправу с восставшими, не соблюдая классовой линии: бил бедняка, середняка, расстрелял одного конокрада на месте. Эта расправа ни к чему не привела кроме как к вражде всего населения к работникам советской власти. 

Быль, превращенная в былину // Вятский край – 1992 г. № 157 

Как видим, как и в Байсе, продотряды получил на ответное насилие еще большее насилие...

В Святицкой волости вооруженного сопротивления не было. Была попытка демократическим путем решить вопрос. Переизбрали выборный орган - волостной совет или волисполком. Сформировали его из зажиточных крестьян (кулаков) и отказались сдавать хлеб.

В ответ из Глазова пришел отряд с пулеметом, лидеров арестовали (их дальнейшая судьба неизвестна, т.к. фамилии не приводятся, то не знаю где искать). Потом, снова провели выборы и выбрали в руководство волости крестьян, сочувствующих красным. Заставили сдавать хлеб.

А в газете, конечно написали: "кулацкое восстание в Святицкой волости".

Не было там восстания.