В поисках древнего пути.

Продолжение цикла "Хождения по родной земле". автор Андрей Гунбин. г. Омутнинск

 

1. Введение в тему

«Раннее утро радовало округу ярким солнышком. Среди лесной чащи громко пели птицы, выдавая в мир полную жизни радостную трель. После проливного дождя, Мать-Природа, наконец-то, проявила свою милость. Пора было собираться в путь... Поднеся дары и воздав молитвы Хозяину леса и берегине Ой-лэне, путники двинулись дальше по направлению к рассохе Волосенсы.
- А ты уверен, что та речушка выведет нас к Большой Воде? - спросил один.
- Все малые реки выводят к Большой Воде…»

В последние десятилетия в литературе постоянно муссируется мысль, что между верховьями рек Камы и Вятки должен был существовать древний волоковой путь. При неразвитости дорожного строительства люди в древности куда больше внимания уделяли разного рода плавсредствам, поднимаясь довольно высоко даже по малым речушкам. Благо, в старину они были куда более полноводными, чем ныне! Не менее важны были и сухопутные переходы из одной реки в другую, более известные как в;локи. Возникшая на стыке лингвистики, истории и географии наука топонимика (объяснение географических названий), плюс - созданные в XX веке подробные топографические карты, а также не так давно вошедшие в обиход космоснимки позволяют значительно прояснить ситуацию с древними путями сообщения. Так за последние годы только в Пермском крае на карту был нанесен 221 старинный волок (информация П.А. Корчагина), и эта цифра далеко не окончательная. Не могло не быть таких сухопутных путей между находящимися в Афанасьевском, Верхнекамском, Омутнинском районах   верховьями Вятки и Камы. Вопрос лишь в точном определении места, где они проходили. Ведь расстояние между указанными верховьями - по древним меркам – очень даже немалое. 
Кировский топонимист Д.М. Захаров еще в 1980-е годы в книге «Серебряная Вятка» пришел к выводу, что связующей верховья Вятки и Камы рекой мог быть левый камский приток Волосница. По его словам, по коми-зырянски слово «волыс» обозначает лямку, а на общефинском «вол» - плечо. Захаров предположил, что древние волоковые переходы с Вятки в Волосницу существовали в районе Кирса, где проходит Волосницкий канал, и бывшей омутнинской деревни Волоковые. Особенно по душе исследователям пришелся первый вариант. Была даже высказана смелая версия, что волок начинался у бывшего села Екатерина «в районе соснового бора», и что канал, который «содержали в порядке», «расширяли и углубляли», существовал еще в глубокой древности (А.В. Галанин). А не так давно и пермские исследователи П.А. Корчагин и Е.С. Черепанова заявили, будто бы  Волосницкий канал существовал на месте древнего «бойкого волока». Все бы хорошо, только не похоже, что сторонники указанных версий когда-либо побывали в местах, о которых ведут речь. 
Во-первых, надо принять во внимание, что Волосницкий канал представлял из себя сложное гидротехническое сооружение, проложенное  по обширному Кирсовому болоту. Сам по себе канал не мог бы существовать, не будь Волосницкого пруда, в котором благодаря подъему уровня воды канал и брал свое начало. Несколько лет назад  пруд ушел, и ныне канал практически не функционирует. Скорее всего, идея переброски вод из Волосницы в Кирсу (из Камского бассейна в Вятский) была выдвинута пленными французскими инженерами. Пленные же французы в начале XIX века стали претворять идею в жизнь. Возможно, именно тогда запрудили Волосницу,  но прорыть канал среди болот не получилось: труд оказался слишком адским, да и французов пришлось вернуть на родину. Достроили канал лишь в середине XIX века при новом богатом заводчике (правда, вскоре разорившемся!) Д.Е. Бенардаки. Примечательно, что сухопутная дорога из Кирса на Волосницкий пруд проходит не вдоль канала, а южнее его, в обход Кирсового  болота, т.е. по более сухим местам. Это, на наш взгляд, является косвенным доказательством, что в районе самого канала никакого «бойкого волока» быть не могло, да никогда и не было. Слишком зыбкой была земля под ногами. Но даже, если бы в указанном месте древний волок все же существовал (гипотетически!), то место у села Екатерина к нему не имело бы никакого отношения, поскольку находится сравнительно далеко от впадения Кирсы в Вятку.
Во-вторых: всякие разговоры о существовании древнего волока между Вяткой и Волосницей в районе бывшей деревни Волоковые (севернее Песковки) вызывают только усмешки у местных охотников. Речка Волосница на той широте – всего лишь ручей, никакое плавание по которому невозможно. Даже в самый пик половодья речку в тех местах можно перейти вброд.  Даже на широте п. Котчиха ничего серьезного Волосница из себя не представляет, и никакое плавание по ней невозможно. Правда, возникает закономерный вопрос:  почему ныне исчезнувшая деревня получила название Волоковых. Все дело в том, что к концу XVIII века (именно тогда возникла указанная деревня!) с развитием сухопутного сообщения «волоками» уже называли не водоразделы между реками, а протяженные безлюдные (лесные!) участки дорог, на которых отсутствовали конные станции. Зачастую такие волоки-перегоны проходили по болотистой местности и по ним ездили не на телегах, а использовали более практичные для Русского Севера сани-волокуши (даже летом!). Кстати, на одном из таких волоков построен Омутнинский завод. Известен «Зюздинскиий волок» от красноглинских  деревень в сторону Афанасьево. Еще до появления Песковского завода просто Волоком назывался и тот безлюдный перегон (не менее 25 км) между деревнями Дуброво и Пещёра. Хотя с появлением завода положение изменилось, название осталось. Именно тому волоку-перегону бывшая деревня Волоковые обязана своим названием. Никакого же древнего сухопутного перехода с Вятки на Волосницу в районе той деревни, скорее всего, быть не могло. 
Где же тогда проходил  древний волок с Вятки на Волосницу?

                       В поисках древнего пути.
                             2. Призвав на помощь топонимы

«Солнце припекало все сильнее, а путники продолжали пробираться через лесную чащу на северо-восток. Шли молча. Заболоченности и мхов становилось все меньше, и ноги все увереннее ступали на твердую почву. Начались небольшие ручьи, несущие свои воды в Волосенсу.
- Кто тебе рассказал наш путь? - спросил тот, который  помладше на очередном привале.
- Люди со своими повседневными мыслями и книгами имеют короткую память. Воды и земля пребывают от века и знают куда больше людей».  

Поиски древнего волокового пути привели нас на правый приток Вятки - речку Получумкосну. Мало чем примечательная лесная речка, больше напоминающая ручей и пересекающая автодорогу в 6 км к югу от Кирса. В XVII веке на ней находились заимки многих крестьян Верховья, но тогда она называлась Получумкасница. В свою очередь в  пяти с небольшим километрах к западу от села Кай старую трактовую дорогу пересекает речей Чумкасница (приток Комыча). Автор «Записок о Московии» австрийский посол Сигизмунд Герберштейн в первой половине XVI века, рассказывая об области Вятка, отмечал, что дорога там считается чункасами, а чункас содержит в себе пять верст (на наш взгляд, - отрезок пути от привала до привала). Вне всякого сомнения, что указанные речки в прежние времена служили указателем расстояния перед каким-либо  населенным пунктом. Чумкасница – перед Кайгородом, а Получумкасница? Впрочем, выбирать тут особенно не из чего: ближайшие к Получумкосной - бывшие деревни Яровская, Колеговы и Чурша. Кратчайшее расстояние от них до речки – 2-3 километра. Это примерно половина чункаса. Среди них наше внимание привлекла именно Чурша.
Собственно, сама деревня  Чурша не существует с 1938 года, когда она сгорела от сильного лесного пожара и больше не восстанавливалась. Возникла же деревня в середине XVII века вследствие перевода монастырских крестьян Екатерининского монастыря в более плодородное Верховье. Известны имена и первых жителей деревни - Юрка Подковыркин, Фомка Осколков, братья Ивашко и Гришка Гирёвы, Андрюшка Гирёв. Но дело тут не в первожителях, а в названии деревни. Несомненно, оно произошло от названия места, известного с давних пор. Но почему «чурша»? Двигаясь по путеводной нити таких выражений и слов типа «Чур, меня!», «чураться», «зачураться», «пращур» и т.д. лингвисты давно пришли к мнению, что  слово «чур» обозначало первопредка, обращение к которому некогда было весьма значимо (не отсюда ли идет русская традиция поминовения усопших родителей?). Исходя из данной этимологии, можно предположить, что слово «чурша» некогда означало древнее место, с которого началось дальнейшее расселение. Под Слободским, например, возвышается т.н. Подчуршинское городище. Ижевский археолог Л.Д. Макаров даже реконструировал (на бумаге) находившуюся там  крепость, датировав ее XIII-XIV веками уже как русскую. Похоже, что и на месте верховятской Чурши тоже находилось какое-то древнее селение (возможно, неукрепленное), существовавшее задолго до появления деревни. 
Если спуститься от урочища Чурша вниз по дорожным колеям к Вятке, то мы выйдем к петле старицы. Однако если обратиться к топографическим картам начала 1960-х, то можно обнаружить, что в ту пору это никакая вовсе не старица, а самое настоящее речное русло. Старица же появилась сравнительно недавно вследствие уничтожения перемычки. Скорее всего, это произошло искусственно для облегчения речного сплава древесины. Когда конкретно – пока не выяснено. Одно - несомненно: огибающая возвышающийся посередине холм речная петля под Чуршой существовала с незапамятных времен и была удобным местом для причала разного рода плавсредств. 
Как видно по карте, от соседнего Колегово раньше отходила дорога на восток - к р. Получумкосной. Остатки этой дороги отчасти сохранились, но за современной автотрассой ее следов уже не найти. Ведь далее на востоке  проходит еще одна ЛЭП. Словом, местность слишком изменена техногенным воздействием человека, и при полном отсутствии каких-либо путей искать приметы древнего волока бесполезно. Но, как говорится, надежда умирает последней. Было замечено, что отходящие от малых речек древние сухопутные волоки начинались не откуда-нибудь, а именно от района их слияния или раздвоения. Такие места у славян издавна назывались рассохами. А не мог ли волок начинаться (или заканчиваться) на слиянии Большой и Малой Волосниц?! В таком случае, зная две конечные точки (урочище Чурша и Волосницкая рассоха),  а также сохранившуюся на карте деревенскую дорогу на Получумкосну, мы можем набросать и приблизительный маршрут древнего волока. Получалось что он в основном проходил по водоразделу Малой Кирсы и Большой Волосницы, т.е. по возвышению, разделяющему Вятский и Камский речные бассейны. Однако, судя по карте, та местность испещрена множеством заболоченностей. Дабы выяснить насколько они проходимы, необходимо было пройти по намеченному маршруту. Пройти, чтобы увидеть. 

В поисках древнего пути. 
3. По водоразделу к Волосницкой рассохе 
«Летняя ночь окутала лес мириадами звезд. В ночной мгле завораживающим танцем искр отражалось мерное горение костра. В небольшом котле закипал чай из корней шиповника. Казалось, что вместе с ночью на затихший лес опустилась сама Вечность, и далекое Прошлое стало осязаемым. Разговор у костра протекал лениво и больше состоял из длинных молчаливых пауз...  
 - Наверное, сложно соединить все предания, дошедшие до нас из далекой старины с происходящим ныне?
- Нет, нисколько. Недаром же говорится, что всякое новое - это хорошо забытое старое. "Зачем писать историю,- говаривал учитель Лао, - когда достаточно узелка на память?"…»
 
Первая попытка пройти по предполагаемому «Волосницкому волоку» была сделана в начале мая 2017 года. Она оказалась неудачной. В том году весна слишком запозднилась, и в лесу долго лежал снег, скрывавший под собой воду плохо промерзшей земли. Чтобы оставить затею, оказалось достаточным дойти только до левого притока Получумкосной. Спустя месяц – новое путешествие. Хотя снег к тому времени согнало, лесные заболоченности все еще оставались довольно сырыми, тем более что накануне нашего похода прошел обильный дождь. Из-за него  движение от Чурши началось только во второй половине дня, 8-го июня. 
[Участок пути - 1].  Уже после 4-х часов дня вышли на ЛЭП (к востоку от автодороги) и, пройдя левый приток Получумкосной, двинулись в северо-восточном направлении (азимут 50°). Путь оказался не столь близким, как это казалось по карте, его удлиняли водораздельные возвышенности, завалы леса и отсутствие дорог в нужном для нас направлении. Саму Получумкосную достигли ближе к пяти часам. Типичная лесная речка, еще не утратившая из-за поздней весны и дождей  полноводности. Разумеется, все речки и ручьи в этих местах, включая саму Волосницу, имеют темный торфяной оттенок. 
[Участок 2]. За речкой начались затяжной тягун и почти сплошные заросли черничника в сравнительно чистом молодом сосновом лесу. Мысленно прикидываем: могла ли здесь когда-либо проходить дорога (старинный волок)? Могла. Высота над уровнем моря  под 200 метров, в целом в лесу – не сыро,  а заболоченности незначительные. В половине седьмого достигли железной дороги, где и остановились на ночлег.
[Участок 3]. Практически сразу за железной дорогой начался довольно заболоченный водораздел Малой Кирсы и Волосницы. Приходилось обходить особенно сырые участки. Снова подчеркнем: в 2017 году земля после зимы долго не просыхала (снег сошел ближе к июню). Кроме того, надо отбросить представление, что в древности люди передвигались исключительно на колесных повозках. Главным и едва ли не единственным средством сухопутного передвижения в Прикамье, как и на Русском Севере, являлись разного рода волокуши. Для такого рода транспортных средств сырость и нетвердая дорога даже подспорье при передвижении. Главное, чтобы лошадь не проваливалась! Этот довольно длительный участок мы прошли за три часа (с привалами). Сухие ноги в сапогах «подсказывали», что в принципе  по этим местам мог проходить древний волок.  

[Участок 4]. После преодоление заболоченности в верховьях Малой Кирсы обнаружился уклон рельефа вправо – к Волоснице, мы же стали забирать севернее. В  12-м часу дня перешли первый (на пути) волосницкий ручей и вскоре пересекли т.н. «дорогу Бронникова», уходящую по широтной грани к Волоснице. После нее стало заметно больше вырубок и разного рода дорог, а лес стал более труднопроходимым. В таких условиях и произошло наше уклонение от намеченного маршрута. Прельстившись перспективой обойти лесной участок по дорогам, мы пошли по  зимнику на восток, а затем на север. Однако снова встав на азимут, оказались южнее, чем намечали. В результате сошли с гребня водораздела и, достигнув  к 16 часам Волосницы, оказались южнее Рассохи. Как видно на снимке, река и здесь не слишком широка, но фактически в сухое время она еще ;же, а уровень ее ниже зафиксированного на 50-100 см. 
[Участок 5].  За уклонение от намеченного маршрута мы здорово поплатились, поскольку оказались в труднопроходимой очень сырой прибрежной шахре. Движение по ней к Волосницкой рассохе превратилось в настоящее мучение среди сплошной сырости и лесных завалов. Попутно мы отмечали, что никаких лодочных причалов тут  быть не может: слишком сырые и заболоченные  берега реки. Пришлось все дальше отходить от речного русла вглубь леса, где и стали обнаруживаться небольшие возвышения (гривки), уходящие в нужном для нас направлении. Только ближе к 18 часам мы вышли к долгожданному слиянию двух Волосниц.  Волосницкая рассоха также находится в очень сырой шахре, но ниже ее метров на 150 в левобережье имеется, пожалуй, единственное сухое место, где возможен лодочный причал. От него на юго-запад уходило небольшое возвышение. 
В заключение. Спустя, как минимум, 700 - 1000 лет,  при отсутствии каких-либо письменных свидетельств нельзя со стопроцентной уверенностью утверждать о существовании древнего волока между Чуршой и Волосницкой рассохой (через р. Получумкосну). Нужны археологические подтверждения, а их пока нет. Одно можно сказать точно: данный участок более годился для волокового сухопутного перехода, нежели участки в районе Кирса и при деревне Волоковые. Впрочем, волок в указанных местах, хотя и являлся наиболее коротким (ок. 20 км), но был не единственным между бассейнами рек Вятка и Кама в их верховьях. Поблизости существовал еще один более протяженный древний волок, о котором можно поговорить в другой раз.

Комментарии

Аватар пользователя skygrad

Переход с верховий Вятки в Каму наверняка был уже в глубокой древности. В книге Серкина С.П., вроде, есть старая карта где он прочерчен. 

Чурша или Чуршина им же переводится от тюркского слова Чура или джура - батыр, богатырь. То есть, Чурша - это городок богатырей, воинов. Но надо учитывать, что ваша Чурша может быть получила название за внешнее сходство с курганом Чуршинского городища. Овальный в плане холм высотой 30м с площадкой на верху примерно 140 на 50м.