Балтачево

Тип: село
Статус: существующий н.п.

Cело в Агрызском районе, на р. Варзинка, в 60 км к югу от г. Агрыз. 
На 2000 г. — 53 жителя (татары). 
Полеводство, мясо-молочное скотоводство. 
Клуб. 
Основано в конце 17 — начале 18 вв. До реформы 1861 г. жители относились к категории помещичьих крестьян. Занимались земледелием, разведением скота, извозом. По сведениям 1876, в Балтачево была мечеть. В конце 19 в. земельный надел сельской общины составлял 356 дес. 
До 1920 г. село входило в Терсинскую волость Елабужского уезда Вятской губернии. В 1920-21 гг. в составе Вотской автономной области. С 1921 г. в Елабужском, с 1928 г. в Челнинском кантонах Татарской АССР. С 10.08.1930 г. в Красноборском, с 28.10.1960 г. в Агрызском, с 01.02.1963 г. в Елабужском, с 04.03.1964 г. в Агрызском районах. 
Число жителей: в 1859 г. — 564, в 1887 г. — 344, в 1920 г. — 593, в 1926 г. — 795, в 1938 г. — 776, в 1949 г. — 634, в 1958 г. — 531, в 1970 г. — 458, в 1989 г. — 82 чел.

Источник: http://nailtimler.com/rayony_pages/agryzsky_rayon/agryz_rayon_baltachevo.html

Местоположение:
Старые карты
  • Подробные
  • Обзорные
    ?

      Список населённых мест Вятской губернии 1859-1873 гг.

      НазваниеТипПоложениеУезд и станМестностьОт уезд. городаОт стан. кварт.ДворовМужчинЖенщинВсего жителейИнформация?Посмотреть скан документа
      3803Балтачевод. вл.при рч. ВарзеЕлабужский уезд,
      Стан 2
      По правую сторону на продолжении Елабужско-Малмышского почтового тракта703230274290564Мечеть.

      Книга Вятских родов

      «Книга Вятских родов» В.А.Старостина

      Реестр селений и жителей на 1891 год
      Название селенияГуберния, Уезд, Волость, ОбществоПриходРекаСемейЖителейПромысел или занятие
      5570БалтачевоВятская губерния, Елабужский уезд,
      Терсинская волость, Назяровское общество
      н/дн/д65344брус возят
      Рода, число семей:
      Примечания:
      Для просмотра полной информации из «Книги Вятских Родов» щелкните по № селения.

      Список населённых мест Вятской губернии 1905 г.

      № (код)ТипНазваниеУездВолостьДворовМужчинЖенщинВсего жителейИсточник?
      030785деревняБалтачевоЕлабужский уездВарзиятчинская волость772272424691, л. 215 об.
      Источник: 1. Списки населенных мест Елабужского уезда за 1905 год // ЦГАКО. Ф. 574. Оп. 2. Ед. хр. 617/3.

      Списки сельсоветов и населенных пунктов по районам ТАССР на 1930 год

      № (код)НазваниеРайонСельсоветКол-во жителейНациональность (чел.)Волость до районированияИсточник?
      30200601БалтачевоКрасноборский районБалтачевский сельсовет795татар.: 795Салаушская1, с. 125
      Источник: 1. Списки сельсоветов и населенных пунктов по районам ТАССР. Казань, 1930.

      Татарская АССР: Административно-территориальное деление на 1 января 1948 года

      № (код)ТипНазваниеРайонСельсоветНац. состав населенияИсточник?
      48340201сельская местностьБалтачевоКрасноборский районБалтачевский сельсоветтатарское1, с. 86
      Источник: 1. Татарская АССР: Административно-территориальное деление на 1 января 1948 года/ Сост.: Г.С.Губайдуллин. - Казань: Татгосиздат, 1948. - 220 с.

      Всероссийская перепись населения 2002 года

      № (код)ТипНазваниеРегионРайонСельсоветМужчин и женщинМужчинЖенщинНациональность (%)Категория населенияИсточник
      92201815002селоБалтачевоРеспублика ТатарстанАгрызский районКичкетанский сельсовет592732татары: 63 %, удмурты: 29 %сельское1; 2

      Всероссийская перепись населения 2010 года

      № (код)ТипНазваниеРегионРайонПоселениеМужчин и женщинМужчинЖенщинКатегория населения
      92201815002селоБалтачевоРеспублика ТатарстанАгрызский муниципальный районКичкетанское сельское поселение21714сельское

      Общероссийский классификатор территорий муниципальных образований (ОКТМО) на 2020 год

      Источник: 1. Общероссийский классификатор территорий муниципальных образований (ОКТМО) // Федеральная служба государственной статистики.

      Комментарии

                                              Род Балтача Маметева

       

       

      "Эхо веков", №2, 2004 г. Из глубины столетий.

       

                                              Род Балтача Маметева

       

         Наш рассказ об основавшем в 18 веке деревню Балтачево современного Агрызского района Татарстана - Балтаче Маметеве, о событиях, связанных с его предками и о наших современниках - продолжателях этого рода.

         Совсем недавно с помощью директора Татарского Республиканского музея Образования Хавой Фатыховной Атряскиной мне удалось познакомиться с материалами из одного личного архива пролившие свет на некоторые страницы истории аула Балтачево. Эти исторические рукописи, доставшиеся по наследству от отца, бережно сохранила жительница города Агрыз Зухра Мухаммедетдиновна Багаветдинова. Оказывается, что Зухра ханым является продолжательница рода Балтача Маметева. Её родословная не ограничивается на имени Балтача, а имеет продолжение ещё на восемь поколений в глубину веков. Следовательно, в этой родословной Зухры ханым перечислены предки 15 поколений, а она сама представляет 17 поколение. Записи этой родословной, непрерывно ведущиеся на протяжении нескольких веков и материалы, сохранившиеся в личном архиве поистине ценная находка, позволяющая взглянуть не только на историю рода, но и историю территории, на которой проживал Балтач Маметев. Ибо эта родословная оказалась неизвестной в научных кругах. И это мне подтвердил самый известный знаток татарских родословных - учёный Марсель Ахметзянов.

         Хранительница бесценного наследия Зухра Багаветдинова родилась в 1926 году в большой многодетной семье. В семье было 8 детей. С 1948 года, после окончания Ижевского медицинского института, Зухра 42 года проработала врачём Агрызской железнодорожной больницы. Её муж - Фоат Хазиевич Багаветдинов, в своей жизни занимавший ответственные посты и сейчас работает заместителем председателя районного совета Ветеранов войны. А исторические материалы собирал отец Зухры Мухаммедетдин - человек глубокого ума и любитель истории.

         Мухаммедетдин Мухамметсадыкович Гильманов родился в 1888 году в деревне Балтачево Терсинской волости Елабужского уезда. Из биографических записей известно, что в 1896-1897 годах он учился в медресе Иж-Буби, потом один год в родной деревне, один год в школе соседнего селения Кичкетан, в 1900-1903 годах снова в Балтачево. В 1903 году уезжает в Казань, где обучается часовому делу (по словам Зухры апа у одного еврея по фамилии Тепфер). Через два года, освоив тонкости ремонта и изготовления часовых механизмов он возвращается в родные края, и в 1905 году обосновывается в городе Сарапуле. А с 1914 года начинает жить в своем родном Балтачеве. В 1931 году, недолгое время пожив в Салауше, вновь уезжает в Сарапул, а вскоре забирает к себе и семью. Через год семья перебирается в Ижевск. В 1964 году он выходит на пенсию по старости. Так описал свою жизнь Мухаммедетдин абзый в своих записях. Эта самоотверженная личность умирает 15 сентября 1971 года в городе Ижевске.  По словам Зухры апа, её отец был очень умелым часовщиком. Имел тесные связи с Тепфером, был его крепким компаньоном. Его часы возил на продажу на Макарьевскую ярмарку. В 1905-1914 годах привозит в Сарапул из Москвы специалистов по изготовлению часовых корпусов и организует производство часов с французскими механизмами (с тех пор в доме Зухры апа сохраняется один экземпляр таких часов и они исправно отсчитывают время). В 1923-1924 годах отстроил в Балтачеве очень красивый двухэтажный дом. В советское время в нём размещались контора, правление колхоза, сельпо и магазин. И сейчас это здание украшает улицу брошенного аула. В 1920 году М. Гильманов организует в своём селении коммуну, в составе которой была артель, где селяне производили конные сани, дуги, лыжи, химические чернила. А когда руководимая им коммуна преобразовалась в колхоз, его как крепкого хозяйственника направили организовать колхоз в Салауше. Однако вскоре его отстраняют от руководства, ссылаясь на то, что он не является членом партии. А после появления лозунга о "раскулачивании" Мухаммедетдин уезжает в Сарапул. В 1943-1945 годах по обвинению к призывам против Советской власти был заключён в тюрьму. Мастер на все руки он и там организовал часовую мастерскую. Переданные Зухрой ханум в подарок Татарстанской Национальной библиотеке многочисленные книги на арабской графике, изданные в различных городах: Казани, Бейруте, Каире, Дамаске и Мекке, показывают широкий круг интересов её отца. По словам Булата ага Балтанова, уроженца аула Балтачево, Мухаммедетдин ага занимался и производством мыла, очень умелым садоводом был, помидоры у него созревали уже в марте, обладал способностью и к врачеванию. Б. Балтанов и сам научился у него тонкостям ремонта часов.

         Интересующийся прошлым временем Мухаммедетдин Гильманов не мог остаться равнодушным к истории своего рода и своего аула. С 1915 года он начал усиленно заниматься изучением истории Балтачева и своей родословной. Сначала Мухаммедетдин познакомился с рукописями своего деда муллы Сайфутдина (1769-1844), расспрашивал людей старшего поколения, учителей и самое значительное - поиски архивных материалов: грамот, межевых книг, переписей и других документов. В апреле 1917 года специально поехал в Москву и работал в архивах в течении нескольких месяцев. И в Москве бывал не один раз. Осенью 1918 года снова побывал в Московских архивах. Об этом он сам не пишет, но можно сделать такой вывод изучая камни на Балтачевском кладбище. На общем памятном камне его родных и матери Латифы умершей 7 октября 1918 года написано: "А в это время Мухаммедетдин был в Москве". По сохранившимся бумагам видно, что свои поиски он продолжал и в 1920-х годах и много позже в 1960 годах. Даже в год своей смерти, в мае месяце он получал известия о роде Тевкелевых из Уфы, из Духовного управления. Так М. Гильманов хоть и не был учёным-историком, но на протяжении 50 лет собирал сведения о истории своего рода и родном крае. Без преувеличения можно назвать его историком и архивистом. Очень интересны сведения, полученные Мухаммедетдином в 1917-1918 годах в Московских архивах. Собранные им  сведения разнообразны: родословные, первые экземпляры исторических документов, межевая книга деревень Балтачева и Шаршадов, материалы ревизии 1858 года, копии архивных документов, разнообразные имённики, схематические планы, выписки из книг о татарских мурзах Яушевых и Тефкелевых, материалы касающиеся общей истории татар и другие документы. В его архиве сохранились некоторые документы, которые ещё не обнаружены в Государственном архиве, что делает их ещё более ценными.

         Составленная Мухаммедетдином ага на основании различных источников родословная по основной линии получается такая: Хозямшакир - Мемер - Кадер - Чиручи - Арпачи - Жансояр - Жанъегет - Мемет - Балтач - Батыр - Амир - Башир - Сайфулла - Гильман - Мухамметсадык - Мухаммедетдин. Родословная пополнена до 1960 годов и сопровож-дается описанием жизни некоторых известных людей рода.

         Самое древнее лицо родословной - Хузямшакир получается приблизительно родился и жил в первой половине 15 столетия. Как пишется в родословной - на берега реки Иж на постоянное проживание приехали из Ялгыяна (Ялгыннан килгэн). В записях Мухаммедетдина аги нет объяснения, что это такое Ялгыян, и Зухра апа тоже не смогла сказать, что оно означает, возможно это название аула. Если это так, то такое название историкам пока не известно. Цитату в родословной: "Переселились жить на берега Ижа из Ялгыяна" можно объяснить значением обоснования в 15 веке татар на берегах Ижа.

         В родословной говорится, что родной брат Хузяшакира - Аккуз задержался на берегах реки Сюнь. И сейчас в Актанышском районе есть татарский аул с таким названием -Аккузово и расположен он как раз на берегу реки Сюнь. Возможна его тесная связь с персоной родословной Аккузом. И ещё совсем рядом в Илишевском районе Башкор-тостана есть селение Аккузево и тоже неподалёку от реки Сюнь. (1)

         О персонаже из пятого поколения Арпачи, время жизни которого приходится на начало 16 века мы видим упоминание "Он остался в селении Нарат". А это означает, что селение Нарат в Агрызском районе на берегу реки Кетмес имеет историю со времён Казанского ханства. Кроме того, среди материалов Государственного архива есть ярлыки, касающиеся селений этого края, в том числе и аула Нарат относящиеся к 1518 и 1545 годам. (2). Фраза "Остался в ауле Нарат" - означает, что поколения до Арпачи жили в этом ауле, а переселились уже последующие.

         В родословной других сведений о трёх поколениях после Арпачи не имеется. После этого более подробно написано о самом Балтаче. Фразу "әүвәл Сәлҗәдә" Зухра объяснила так, что он раньше жил в Чильчах. И такое место нашлось - в 20 километрах западнее аула Нарат, у самого устья реки Кетмес, при впадении её в Иж есть местность называемая сейчас "Урочище Чальча". А в 17 веке на этом месте стоял татарский аул. (3). Возможно Балтач Маметев раньше жил в этом ауле. Кроме того недалеко от аула Балтачево, только через реку Иж, есть речушка с названием Чильчинка, впадающая в Иж (4) чуть ниже селения. Можно предположить, что Балтач Маметев жил на этой речушке. Кстати, там до сего времени существует деревенька Татарская Чильча.  

         После Чильчи ("Сәлҗә") Балтач некоторое время жил на месте, которое располагается на полкилометра в стороне от Балтачево, в народе оно носит название Старое Балтачево. Именно в Старом Балтачеве в 1743 году остановилась воинская команда поручика Кудрявцева, когда её направили из Казани на подавление выступления крестьян селения Балтачево. (5).

         Среди документов, сохранившихся в архиве М. Гильманова, есть один (6) согласно которому земли в окрестностях Балтачево "башкиру Балтачу Маметеву - "Золотому стрелку" были даны по царской грамоте 17 века. В каком году была дана эта грамота остаётся неизвестным, но в 1686 году законность владения подтверждается ссылкой на эту грамоту, а с 1745 года предписывается "вотчиннику башкирину" платить ясак в город Уфу. В 1754 году решением Оренбургской губернской канцелярии владения Балтачевы ограничиваются размером в 30 десятин на одну душу. Эти документы ещё раз подтверждены в марте 1793 года.

          В материалах ревизий населения в 18 веке (1795 года в том числе) среди селений Терсинской волости принадлежавших Тефкелевым Балтачево не упоминается. А уже в последующих она указана как владение Тефкелевых.(7). До этого не было известно время, с которого Балтачево стало принадлежать Тефкелевым, хотя подчинение им прослеживается с конца 18 века. По документам архива М. Гильманова и это время удаётся определить. Как пишет М. Гильманов селение Балтачево попадает в зависимость от Тефкелевых в 1800-1802 годах. Этому предшествовала отправка значительного числа жителей селения в Сибирь. В личном архиве сохранился список семей, высланных в 1800 (или 1802 году) в Сибирь. В нём перечислены имена 51 человека (мужчин, женщин, детей). В списке есть интересные пометки. Например, о дедушке отца Мухаммедетдина - Сайфулле Баширове - "По дороге из Балтачева в Сибирь он остался в Гайне учиться". По записям видно, что после окончания срока наказания из Сибири выжившие люди смогли вернуться в родное селение. Эти факты и время попадания в кабалу Тефкелевых до настоящего времени в архивах не находились.

         И после потери свободы Балтачевцы не склонили головы, в течении многих лет в поисках правды обивали пороги государственных учреждений, не мало дорог исхожено было ими. В архиве М. Гильманова свидетельств этому предостаточно. Например, " Мухаммедьяра за то, что отстаивал права крестьян, ходил против бояр закрыли на три года в Петропавловскую крепость. Откуда он, отбыв наказание, благополучно вернулся."

      Или - "Габдрахман Мавлекаев - пробивной человек, 3-4 языка знал, ему во времена, когда бояре давили селение, поручили увезти грамоту в Уфу в целях её сохранения." Или - "Дед Мавля отправлен в Сибирь. Вместе с дедом Мажидом остались в селении Мавлекай". Или - "Файзулла очень умный и пробивной человек был. Деньги бумажные делал сам. В течении многих лет пытался освободить Балтачевцев от Тефкелевых, до 1830 годов судился с ними. Скрывался в городе Оренбурге. Скрываясь от стражников Файзулла переоделся в женское платье и так избежал ареста. Однако не получив результата в начатом деле был вынужден покинуть пределы России - уехал в Турцию". Упоминается и об отце Мухаммедетдина - Мухаметсадыке, который "в 1904 году поднимал крестьян на борьбу с боярами". Да и сам Мухаммедетдин Гильманов продолжил работу по сбору и сохранению сведений и документов с целью разобраться с историей закабаления Балтачевских крестьян. Так как даже после отмены крепостного права многие земли в окрестностях Балтачева оставались в руках прежних владельцев. (8). Поездки М. Гильманова в Московские архивы и поиски в них истины посвящены были тоже решению этой задачи.

        Мухаммедетдин ага пишет и про селение Бакыр завод. Татарский аул с таким названием возник в 1759-1760 годах при заводе, производящем медь. (9). Крестьяне в него переселялись из разных аулов, принадлежащих Тефкелевым. В том числе и высланные из Балтачева некоторые люди оказались на заводских работах в этом селении. Если говорить коротко, то вот о чём поведали документы, хранящиеся в архиве Гильманова.

         В добавлении к вышенаписанному остановимся на некоторых сведениях, почерпнутых в гос. архиве. Среди них немало документов посвящённых конфликту крестьян Терсинской волости с землевладельцами мурзами Яушевыми и перекупившим владения у них Тефкелевыми. Они не остались вне внимания среди научных работников. Однако больше их связывают с историей семьи Тефкелевых, а относящиеся к прежним владельцам Яушевым остаются в тени. Хотя и Яушевы наделали немало притеснений крестьянам. Здесь мы остановимся на некоторых фактах. После разгрома царём Иваном Грозным Казанского ханства в 16 веке, за великие заслуги перед русским государством Яушевы получили царскую грамоту на владение землями по реке Иж от её истоков и до устья, включая и земли вдоль всех притоков, речушек, ручейков, впадающих в эту реку. Земли эти стали называться Терсинской волостью. А на этой земле издавна проживали также и свободные, не крепостные крестьяне - татары, которые оказались во вновь образованной Терсинской волости. Так начиная с 16 века, продолжив в 18 веке и начале 19 века Яушевы методично, с помощью различных приёмов (угрозами, обманом, подлогом и другими) приписывали крестьян в своих подданников - крепостных и таким образом значительно увеличили свои владения. Среди свободных татар одна часть была вынуждена записаться башкирами, чтобы освободится таким образом от претензий бояр, а другая заручилась получением документов – грамот, подтверждающих их свободный статус. Но несмотря на это Яушевы продолжили свою деятельность по подчинению этих татар. Старались аулами-аулами записывать их своими рабами. Например, жители аула Мордва Терсинской волости, записанные по грамоте 22 июля 1562 года свободными и получившими подтверждение от самих Яушевых в 1610 году о своей свободе, уже в 1646 году показаны во владениях Яушевых. (10). Они же в 1703 году Яушевыми показывались как беглые крепостные. Таким же образом татары аула Биектау (11), включённые в грамоту от 1605 года как свободные крестьяне, позже показаны принадлежащими мурзам. Настрадавшийся от таких событий народ начал разбегаться со своих родных мест, большей частью в Закамье. Только и там их владельцы в покое не оставляли, снаряжали поиск и возвращали назад. К примеру, в 1646 и 1678 годах показанных приписанными к Яушевым в Терсях 8 семей из рода Тукбулата Урмыбактыева (12) в 1670 годах тайком перебираются в аул Салагуш. Прожив там 20 лет, по приглашению ясачных татар закамского аула Качкын (в современном Актанышском районе) переселяются в этот аул. Всё-таки много лет спустя Тефкелевы настойчиво требовали считать их своими крепостными. (13). Мурзы приложили много усилий, чтобы документы, подтверждающие свободу крестьян, в том числе и свои ранее данные подтверждения этому, исчезли, пропали. Некоторые из этих документов канули в лету в кабинетах губернских чиновников и других присутственных местах. (14).

         Известно, что Яушевы много раз наказывали крестьян, настойчиво требовавших законную свободу. Люди разных селений, бывшие в ссоре с ними подвергались порке плетьми и другим наказаниям. Например в 1690, 1696, 1697, 1722, 1723 годах проводились  обширные показательные наказания. (15). Сведения, собраные М. Гильмановым дают представление об острых взаимоотношениях Каныша Яушева с жителями аула Мордва. Возобновились они и с новыми владельцами после продажи земель Терсинской волости вместе с селениями и крестьянами Яушевыми в 1733 году Кутлымухаммету Тефкелеву. Основная их причина была прежней, доставшейся по наследству от Яушевых - неразре-шённый спор о свободе с жителями волости. Тефкелев включился и в работу по поиску скрывшихся крестьян и в результате в 1742 году более 200 семей, ранее скрывшихся от Яушевых объявил своими крепостными и принимает меры к их возвращению в свою собственность. (16). С таким расчётом и все 27 хозяйств аула Балтачево были объявлены собственностью Тефкелева. Для этого они опираются на данные переписи 1646 и 1678 годов, в которых дед Балтача - Жанъегет Жансуяров с детьми и внуками (в том числе и Балтач) показаны жителями аула Терси. (17). А грамоту, которая была получена Балтачем Маметевым в 1664 году за участие в походе с башкирами на шведов под Ригу и в которой говорилось об пожаловании земель вдоль реки Иж, а также грамоту 1691 года данную

      ему и брату Туйхуже с другими родственниками подтверждающую свободу от Яушевых объявили пропавшей или потерявшими силу. (18). Такие документы Тефкелевы на признавали и объявляли подложными, фальшивыми. (19). Вследствии этого предки Балтача Маметева в середине 17 века были записаны крепостными Яушевых, пополнив список жертв обмана землевладельцев.

         В 1722 году в переписных документах жители селения Балтачево показаны как ясачные татары. (20). Из них Балтачевыми (то есть дети Балтача) показаны 7 душ мужского пола. Самому старшему из них 80 лет, а самому младшему 14. Учитывая разницу между их возрастом в 66 лет и имеющее место несовпадение имён с родословной М. Гильманова сомнительно всех их считать детьми Балтача Маметева. В те времена имя Балтач было достаточно широко распространённым. Даже из проживающих в этом же ауле некоторые из детей его брата Туйхужи вполне могли носить такое имя.

          Балтачевцы резко выступили против действий Тефкелевых. Совместно с крепостными других селений: Мордва, Биектау, Чишма, Назар и другими они подняли восстание. Это выступление удалось подавить только после кровопролитной стычки с прибывшей из Казани воинской командой. Об этом выступлении в 1742-1744 годах достаточно много писал современный историк С. Алишев. (21). Из его материалов мы остановимся только на местах, касающихся рода Балтача. Поколения родословной Балтача хорошо подтвер-ждаются архивными документами и в то же время позволяют дополнить их. Например, показано, что у Жанъегета был сын Бакай, а у Балтача родной брат Туйхужа (это имя в русских документах звучит как "Тойгузачко, Тогузачка"). Также в эти тревожные, неспокойные годы, 1742-1744, сын Балтача Илька (ему в это время было 58 лет) вместе с сыном Медияра Юлдашева из этого же рода в 1745 году написали прошение на имя царицы Елизаветы и в попытке разрешения спора с Тефкелевыми добрались до Москвы и Петербурга. В 1746 году следом за ними поехал ещё один родственник - сын Алка Батыра. Их дело рассматривалось в Комиссии по Башкирским делам в январе 1746 года и 15 января Балтачевские просители были допущены на заседание комиссии. Результат был вынесен в решении комиссии от 23 июня 1747 года, согласно которому все 27 хозяйств селения Балтачева показаны крепостными Тефкелевых. Однако руки Балтачевцы не опустили и домой возвращаться явно не торопились, Ильку Балтачева с товарищами ещё долгое время общество держало в столице. А 15 июня 1749 года к ним в Москву приезжает повидаться ещё один посланец - Халил Юзеев, тоже родственник.  Позже 18 февраля 1752 года вышло повеление императрицы Елизаветы о наказании ударами плетью организаторам выступления против Тефкелевых, которое было исполнено 25 февраля того же года. Однако несмотря на это решение высшей инстанции, работа карательных органов не закончилась. Род Балтача Маметева и жители аула Балтачева не смирились с жизнью рабами, сохранили дух свободы и воевали за свои права. Из документов, сохранённых в личном архиве Гильманова и на которые я ссылался выше, видно, что в 1754 и 1793 годах Балтачевцы были независимы от землевладельцев. И только к концу 18 века в результате больших противостояний, карательных мероприятий, кровопролития и высылки в Сибирь сопротивление жителей было сломлено. В записях Мухаммадетдина аги показано, что только в 1800-1802 годах селение Балтачево становиться полностью крепостным.

          Немаловажен и такой факт, что материалы личного архива рода Балтача хорошо соотносятся с материалами и документами Государственного архива и при этом дополняют друг друга. В материалах видно решение ещё одного вопроса - перевод оплаты ясака в Казани на оплату в Уфу привёл к изменению формы собственности на землю, смене сословия с "ясачных татар" в "башкир вотчинников". Предки Балтача ив архивных документах и в записях М. Гильманова показаны "ясачными татарами", "ясачными бобылями". А в одном их документов из архива Гильманова они показаны в сословии "башкирин". По этому поводу Мухаммедетдин ага даёт пояснение "Балтач баба землю пася получил права башкирина". Ещё в одном документе конца 17 века (год с сожалению не указан) в "челобитной" Балтача Маметева он показан как "Уфимский татарин". (23). Такие случаи очень подробно описали в своих работах учёные Д. Рамазанова и Д. Исхаков и другие. (24). А в родословной Балтача такое только доказывает правоту мнения учёных.

          История аула Балтач, попавшего в крепостную зависимость от Тефкелевых, очень многослойна. После принятия царём Александром-2 Манифеста 19 февраля 1861года об освобождении крестьян от крепостничества жителям 9 татарских аулов Терсинской волости нарезают земельные участки из расчёта по 4 десятины на душу. Однако большая часть земель, лесов и лугов по-прежнему остаётся во владении помещиков. На этой почве конфликты между ними и крестьянами продолжались вплоть до 1917 года. Иногда они значительно обострялись, например в 1906 году проблему пришлось решать с помощью армейской команды. Род Балтача Маметева и жители аула Балтачева не смирились с жизнью рабами, сохранили дух свободы и воевали за свои права.

         Из записей становиться понятным, что история рода Балтача Маметева очень богатая. Хочется упомянуть некоторые видные личности, вышедшие из этого рода:

        - Валидов Юнус Нариманович (1889-1924) - первый нарком Земледелия Татарстана. До 1917 года работал учителем. 1918-1920 годах комиссар на Восточном фронте и на других военных должностях. Был несправедливо обвинён и привлечён к ответственности. (25)

        - Валидов Ибрагим Гильманович (1902-1968) - учёный Казанского государственного университета, физиолог. Доктор биологических наук (1948), профессор (1950), заслуженный работник науки ТАССР (1954). (26). Его отец Гильман и Юнус Валидов братья. А их предки из ветки Бигаша Балтачева родословной.

       -  Халиков Ильдар Шафкатович - сегодняшний руководитель города Набережные Челны. Его предки из веточки Уртажбика Балтачева той же родословной.

         Оказывается, что есть ещё один интересный пример. 16 июня 2003 года ко мне зашёл один пожилой человек, представившись прибывшим из-за границы Гунаром Насыховым (родился в1928 году). Его отец - Хусаин, служил офицером артиллерии в царской армии. Во время Гражданской войны попал на Дальний Восток, потом в Японию, позже перебрался в Турцию, где создал семью с Сабирой Сатаевой (из Саратовских татар). Умер в 1935 году. Оставшийся без отца совсем маленьким, Гунар тем не менее воспитывался в татарской среде. Гунар ага сейчас живёт то в Турции пару месяцев, то в США в Калифорнии. Разговорный язык его почти турецкий, однако стихи Тукая и Дердменда прочитал на чистейшем татарском языке, чем нас приятно удивил. Его родители, да и сам он всю жизнь прожили с мечтой - увидеть родные края, повидаться с родственниками. Вот и этот приезд Гунар ага имел целью увидеть родину своих предков. По рассказам старших ему известно, что отец родился в селении Балтачево. Но какое Балтачево? Ведь только в Татарстане селений с таким названием семь, а ведь есть ещё в Башкортостане. Архивные поиски показали, что действительно предки Гунар ага Насихова происходили из аула Балтачево Агрызского района Татарстана. А знакомство с родословной Зухры ханым подтвердило причастность Насыховых к роду Балтача Маметева. Предки Г. Насыхова получились из веточки Уртажбика Балтачева. Да, ветры судьбы разнесли род Балтача по всему свету.

         В завершении своей статьи хочу ещё раз выразить глубокую благодарность Зухре ханым Багаветдиновой за бережно сохранённое наследие, а за возможность познакомиться с ними и Хаве ханым Атряскиной - заслуженному работнику культуры Республики Татарстан.

         Ниже привожу вашему вниманию краткие выдержки из материалов личного архива Мухаммедетдина Гильманова и некоторые материалы из Российского Государственного Архива Древних Актов (РГАДА). Язык и стиль документов сохранён без изменений.

       

                  Примечания

      1. Слова из предания, сохранившегося в ауле Балтачево, в котором говорится: "Брат Балтача-бабая Аккуз основал на берегу реки Иж селение Старое Аккузово" - считаю неверными. Здесь перепутано с братом Хужамшакира - Аккузом.

      2. Марданов Р. Хадиев И. " История Агрызского края" - Казань, 2003. - Б.11,95.

      3. Жители селения Чильчи в архивных источниках 17-18 веков записывались различно: и ясачными татарами и в сословии "башкир". Первое упоминание этого селения встречается в грамоте от имени царя Михаила Фёдоровича от 23 июля 1622 года (Государственный Архив Кировской области (ГАКО), 575 фонд, опись 1, дело 100, лист 37.). В 1722 году в этом ауле было 8 хозяйств, жители записаны ясачными татарами. (Российский Архив Древних Актов (РГАДА), 350 фонд, опись 2, дело 3790, 347 лист.). В 1800 году в Чильче показаны 3 хозяйства в сословии "башкир". (ГАКО, 582 фонд, опись 2, дело 71, лист 1.). Более поздних упоминаний этого селения не обнаружено.

      4. На берегу этой речки и сейчас находится селение Татарская Чильча. Однако оно основано только в 1920 году. В тех краях, в то же советское время было образовано и селение Русская Чильча, которое в наше время уже не существует. (Марданов Р. Хадиев И. В вышеуказанной работе - стр 108-109). Название Сэлжэ из записей родословной муллой Сайфуллой таким образом переписана. Следовательно, название Чильча ранее звучало как Сэлжэ. Доктор филологических наук Ф. Гарипова пишет, что на Алтае тоже существовала река Чулча (Гарипова Ф. Татарская гидронимия: Вопросы этногенеза татарского народа по данным гидронимии. - Казань, 1998. - Кн. 1 - С. 339). Несомненно, что есть общее между этими реками: Сульча в Аксубаевском районе, Чильча в Буинском районе.  

      5. РГАДА, 248 фонд, опись 5, дело 263, лист 40.

      6. Хоть и этот документ, "копия аттестата" подтверждающего право на земли аула Балтачева имеет важное значение, однако копия с основного документа переписана 1 октября 1897 года Сарапульским городским нотариусом В.А. Широкшиным со множеством ошибок. Только из-за этого не представлялось возможным привести здесь этот документ полностью.

      7. Национальный Архив Республики Татарстан (НАРТ), 3 фонд, опись 2, дело 517,

      лист 517.

      8. К примеру, если по сведениям в 1917 году в пользовании аула Балтачева было 366,7 десятин земли, то у местных помещиков Халитовых владение составило площадь в 4457,7 десятин. (ГАКО, 574 фонд, опись 5, дело 390, листы 13-20).

      9. Марданов Р. Хадиев И. В вышеуказанной работе. - Стр. 117; Официальное название селения Бакыр Завод - Варзино-Алексеевск, в современном Алнашском районе Республики Удмуртия.

      10. РГАДА, 248 фонд, опись 5, дело 263, листы 177 б-178 б, 206.

      11. Там же лист 171.

      12. Тукбулат Урмабактыев умер в 1670 году. Его надмогильный камень был нами обнаружен на кладбище селения Тирся (Марданов Р. Хадиев И. Тайны" Каменного архива". // Эхо веков. - 2002. - №3/4. - лист 71). Имя этой личности встречается и в других архивах середины 17 века в связи с конфликтом с Яушевыми.

      13. РГАДА, фонд 248, опись 5, дело 263, листы 252-253.

      14. Там же дело 84, лист176.

      15. Там же лист 83.

      16 Там же лист 73.

      17. Там же лист 202.

      18. Здесь идёт разговор о признании недействительной экземпляра грамоты 1691 года, находящейся в руках Балтачевцев. Правительственный экземпляр её сохранился до настоящего времени (РГАДА, фонд 1173, опись 1, дело 1100). Выдержки из этого текста даются в конце статьи.

      19. РГАДА, фонд 1173, опись 1, дело 1100, листы 73 б, 174 б-176, 203.

      20. Там же фонд 350, опись 2, дело 3790, лист 349 б.

      21. Алишев С. Классовая борьба татарских крестьян Терсинской волости вотчины Тевкелевых в 18 веке // Тезисы докладов научной конференции молодых учёных. АН СССР, ИЯЛИ им. Г. Ибрагимова. - Казань, 1967. - С.67-74; Алишев С. Геройские предки: Очерки из истории татарского крестьянского классового и национального движения. - Казань, 1976. - С. 31-40; Алишев С. Татары Среднего Поволжья в Пугачёвском восстании. - Казань. 1973. - С. 55-58.

      22. РГАДА, фонд 248, опись 5, дело 263, листы 16-17 б, 37, 67, 190 б, 268, 270. Этой же комиссией решением от 4 июля 25 хозяйств селения Мордва признаны крепостными Тефкелевых.

      23. ГАКО, фонд 575, опись 8, дело 747, лист 232.

      24. Татарская нация: история и современность. - Казань. 2002. - С. 21-107, 125-147.

      25. Татарская энциклопедия. - Казань. 2002. - С. 530.

      26. Там же.

       

                                          Родословная жителей аула Балтачева

       

      1). Хужамшакир баба. Согласно оставшимся после муллы Сайфуллы записям Хужамшакир баба переселился на жительство на берега реки Иж из Ялгыяна. Они с Аккузом братья. Аккуз остановился на берегах реки Сюнь.

      2). Мямер сын Хужамшакир баба.

      3). Кадер сын Мямера.

      4). Чиручи сын Кадера.

      5). Сыновья Чиручи: Тагай и Арпачи. По рассказам Габдулла бабая - Арпачи остановился в ауле Нарат. Там и по настоящее время есть место называющееся "Арпачи тарлавы". Тагай проживал на берегу Ижа в "Тэрэтуле", в районе "Оброчного озера" (Оброшный куль). Написал в 1915 году со слов Габдуллы бабая.

      6). Жансояр сын Арпачи.

      7). Жанъегет сын Жансояра. Жанъегет Жансояров известен по старинным документам, записан ясачным бобылём.

      8). Мямет сын Жанъегета.

      9). Балтач сын Мямета. Прежде Балтач бабай жил в Сэлже, позже в местечке "Салкын чишма" (Суык чишма) расположенном в 1-2 километрах от берега реки Иж. Там же построил дом, обжился и на это место, землю и лес выправил грамоту. Похоже, став владельцем земли, Балтач бабаю удалось войти в права "башкирина". В то время и Пельга находилась в начале "Суык чишма". Позже Пельга переселилась в начало "Пьяного озера" (Эчкэн куль). Когда детей Балтача стало много, они поселились аулом Балтачево в полукилометре от "Салкын чишма", в промежутке между рекой Варзи и "Салкын чишма".

      Место дома Балтач бабая - на верхней стороне "Салкын чишма", там в 1865-1870 годах ещё можно было видеть не совсем заровнявшиеся ямы и обломки кирпичей. Во время проживания на этом месте он ездил в Казань, где получил грамоту на владение землёй и лесом. Только неизвестно сколько десятин земли было в его владении (по 30 десятин на душу, а сколько душ неизвестно). Балтач бабай занимался изготовлением бортей для пчёл, был бортевиком. А скотины и хлебов похоже было не много. Полученная грамота давала права на "Салкын чишма", "Бакты чишма", "Тэбэ кордык", "Ак сыер" (?), "Чибэртау" (1) и другие места, а кроме того и на бортевые угодья за рекой Иж. На пути следования к местам охоты и осмотра пчелиных семей были устроены места для ночлега, вблизи которых участки леса выжигались и на расчищенном месте сеяли репу.

      10). Из известных сыновей Балтача: Батыр, Бикчура, Бигэш, Уртажбик, Чуен (имена ещё троих его сыновей остались неизвестными).

      11). Амир сын Батыра. Мустай сын Бикчуры. Ахмэр сын Бигэша. Аеткол сын Уртажбика. Сайдун сын Чуена.

      12). Башир сын Амира. Фэез сын Мустая. Муслим сын Ахмара. Биктахир сын Аеткола. Сэйфулла и Яхья сыновья Сайдуна.

      13). Сыновья Башира: Сэйфулла (1769-1844) и Габит, дочь Сахибжамал. Сэйфулла мулла учился в Гайне. Он задержался в ней, по дороге в Сибирь, куда выслали жителей Балтачева. Был муллой в Агрызе. Ягкуб сын Фэеза. Валит сын Муслима. Сыновья Биктахира: Хамит и Мажит. Сыновья Сэйфуллы: Сэйфетдин (1812-?), Жэлэлетдин

      (1815-?), Камалетдин. Зайнулла сын Яхьи.

      14). Гильман сын Сэйфуллы (1812-1858).

      15). Мухамметсадык сын Гильмана (1856-1935).

      16). Мухаммедетдин сын Мухамметсадыка (родился в1888 году).

          Я, Мухаммедетдин сын Мухамметсадыка родился в 1888 году, в возрасте 29 лет с доверенностью данной мне жителями селения Балтачева выехал в Москву, где, начиная с 16 апреля 1917 года производил поиски документов в архивах: Писцовом, Межевом и Министерства юстиции. Целью поисков было установить, каким образом земли, принадлежащие селениям Балтачево, Шаршады, Назяр, Чишма, Туба, Мордва, Биектау и Тирся оказались в собственности помещиков Тефкелевых.

          В Межевом архиве в отделе Вятской губернии найти Генеральный план межевания земель Балтачева и Тирся не удалось, однако обнаружился специальный план. 23 000 десятин земель селений Балтачева и Шаршадов закреплены за Тефкелевыми. В первоначальном плане 1810 года межа закреплена не была и это длилось долгое время из-за споров башкир с жителями других соседних селений. А Балтачево-Шаршадинская дача окончательно закреплена за Тефкелевыми было только в 1858 году. В том году большие разногласия были переведены в разряд безспорных со следующей припиской:"А если в эти земли входят и принадлежащие башкирам, то им выделить в другом месте".

         Если эти 23 000 десятин земли были в фактическом пользовании Тефкелевых по первой меже 1810 года, то уже в 1858 году предательским путём за Тефкелевыми были закреплены уже две дачи, в том числе и "вместе с селением Тирся", а их площадь составила более 46 тысяч десятин. Эти земли они называли исконно своими, хотя и приобрели их у Яушевых всего за 3 000 рублей.

         Девятое селение - особо ценная, Бакыр Заводская дача досталась Тефкелевым под устройство медеплавильного завода. Эту землю в различных документах можно видеть в разных состояниях: в одном месте -"отделённой от Лялинской дачи (3)", в другом -

      "отрезанной от казённых земель для устройства завода", в третьем - "собственная земля Тефкелевых". Только документ, где говориться о "собственной земле", очень подозрительный, в нём сказано "похоже, что в 1760 годах Тефкелевы здесь завод заложили". (Другие документы кроме плана и межевой книги находятся в Писцовом архиве). В той же Межевой канцелярии видно, что в то время, когда наша земля относилась к Байларской волости Уфимского уезда Оренбургской губернии, генеральная межа на имя Балтача отсутствовала. А если и была, то только временная на отвод земель. Мне удалось установить: прежде генеральной межой земли разделялись на крупные участки, которые между собой соседние селения разделяли специальной межой, как им было удобно, по согласию. Именно по этой причине и нет генеральной межи на земли Балтача. А Терсинскую дачу за Тефкелевыми закрепили после того, как окрестные муллы да попы под присягой подтвердили, что: "И до 19 сентября 1765 года на этой Терсинской земле Тефкелевы проживали". Эта процедура была проведена в 1810-х годах. Были люди и отказавшиеся подтверждать это: из мусульман это был мулла селения Биектау, со стороны башкиров показан Фэйзулла Баязитов и другие. В установлении межи со стороны Тефкелевых принимал участие Габдельвагап Вахитов (из Терсинских татар, обучавшийся в Вятке землемерному делу, его Тефкелевы отправили учиться). Следовательно, он был их "домашним землемером".

          Во время межевания Терсинской дачи было составлено прошение, оно вместе с протоколами, а это составило более 1200 листов, хранится в Писцовом архиве. Хотя Писцовый архив в Москве был на территории Кремля, совсем рядом с Межевым архивом, только располагался в неприспособленом помещении под лестницей. Всё лето 1917 года я провёл в Москве, копался в архиве Министерства юстиции (на Девичьем поле) в поисках грамоты данной нашему предку Балтач бабаю и дающей право на землю за заслуги перед отечеством. Однако поиски мои не увенчались успехом. Как мне рассказал архивариус, такого рода старых грамот в архиве было более 30 миллионов. Во время пребывания наполеоновских солдат в Москве в 1812 году, они много грамот повыкинули на улицу, где грамоты гнили под дождями и в результате многие пропали. А оставшиеся до сих пор не разобраны по порядку и поэтому найти что-либо быстро просто невозможно. Кроме того, ещё до Наполеона много грамот сгорело в большом пожаре, случившемся в Москве. (4).

         В архиве Министерства юстиции мне удалось обнаружить в царских книгах ответ на жалобу жителей селения Мордва - ответное письмо-постановление в котором говорилось следующее: Жители селения Мордва, некрещённые татары все правительственные налоги исправно и добровольно уплачивают, притеснять и неволить жителей - крестьян селения мордва у Яушева Каныш мурзы Ишинеева прав нет. Однако этим постановлением население Мордвы воспользоваться не смогло. Взбунтовавшиеся крестьяне Мордвы привязали Яушева к снятым воротам и понесли к реке Иж топить и только их жалость спасла ему жизнь. А сразу после этого он продал свои земли с селением Мордва Тефкелевым, назвав их "своими крестьянами". После того, как Тефкелевы обратили жителей Мордвы, Терси, Туба, Биектау, Назяр и Чишма в своих крепостных, они крепко взялись за подчинение свободных Балтачевцев, которых правдами и неправдами обратили в 1802 году в крестьян. Позже на место селения Шаршады поселили русских крестьян, там сейчас расположено селение Русские Шаршады. А на берег реки Шаршада переселили жителей из селения Терси. (5). Жители селения Бакыр Завод составлены из сосланных в Сибирь. Таким образом Тефкелевы собрали в свои владения крестьян 9 селений вдоль реки Иж с землёй в 40 000 десятин.  

       

                                        Тефкелевы, кто они и откуда появились?

                     (По рассказам старого учителя Имаметдина Жалялетдиновича Сайфуллина.

                                                       Рассказал в 1917-18 годах) (6)

       

         Родоначальник Тэвэккэл склонив голову перед русским правительством, перешёл на русскую службу и поднялся до степени дворянина. Из его детей Котлымет (Кутлумухаммат) дослужился до звания генерала, благодаря хитрости и предприимчивости жены сначала в Белебеевском уезде жителей селений Килимово, Яна Аул и Ахуново различными коварными путями получил в свои крепостные, позже .... принялся загонять в свою вотчину жителей татаро-башкирских селений вдоль реки Иж, соблазнившись прекрасными лесами, лугами, водами. Которыми по его мнению местное население не пользовалось надлежащим образом. Некоторые селения под видом покупки у Каныша Ишинеева мурзы Яушева, другие присваивает другими путями. Для этого Терсинского парня Габдельвагапа Вахитова отправляют на учёбу в Вятскую школу землемеров, а позже с его помощью сделали первую фальшивую межу и план. Вахитов этот план делал скрытно, под видом выходов на охоту на территории вдоль реки Иж. После чего Тефкелевы стали пользоваться этими землями. Их первая контора открылась в селении Тирся, именно отсюда они руководили жизнью в 8 татарских аулах. А 12 июля 1810 года Сарапульский землемер - генеральный землемер Антон Петров фальшивую межу, выполненную Габдельвагапом Вахитовым, отреставрировал и составил новый план на 46 010 десятин и 1862 сажени. Летом 1850 года эти 46 тысяч десятин землемер Павел Волосатов поделил на две части, так появилась Балтачево-Шаршадинская дача.

         Ровно половина из владений Тефкелевых досталась Саедгараю Тефкелеву - 23 005 десятин 931 сажень. Позже она делиться между его тремя дочерьми: Хадиче - жене Чингиза досталось имение в Чучкане, Шаршадинское имение досталось Гульсум - жене генерала Шаех Али, Балтачевское имение - Мадине - жене Халитова Ибрагима. Сам Ибрагим из Касимовских мишарей, его отец и дед держали ресторан в Петербурге. Ибрагим Халитов по профессии инженер-речник. Работал на усовершенствовании русла реки Агидель. Ибрагим считался либеральным прогрессистом и в семье его все дети кроме Равиля стали либералами. Только Равиль становиться религиозным деятелем и реакционером. Он пропадает в гражданской войне, воюя против Красной Армии. Другой из детей - Гали после октября 1918 года остаётся в Казани на службе в Советских государственных учреждениях.

         Сразу после женитьбы на Мадине, в 1895 году Ибрагим строит в Балтачево водочный завод. Деревянное здание этого завода в 1912 году было разобрано и на его месте построено каменное здание. В 1924 году после раззорения завода его здание было восстановлено силами кооператива, а с 1929 года перешло в собственность вновь организованного колхоза.

         Фамилия Тефкелевых образовалась от имени Тэвэккэл бабая. Сын Тэвэккэля Котлымет в свои 90 лет построил медеплавильный завод в Бакыр Заводе, а через 6 лет умирает в возрасте 96 годов. (7). Этот медеплавильный завод в 1773 годах был сожжён. Сын Котлымета - Шахгарай был безобидным, а его жена Зулейха из Касимовских бояр напротив очень суровая была по отношению к своим крепостным крестьянам.

         По словам кучера Абулкасима (зятя Завод Башара), которого Зулейха всегда держала при себе. После того как медеплавильный завод в селении Бакыр Завод сгорел, Зулейха уехала в Петербург и прежде чем встретиться с приятелями генерала посетила Верховное управление, где начала говорить, что завод восстанавливать не собирается, так-как и муж умер, и дети малые, и средств недостаточно. Тут один из знакомых генерала остановил её речь словами: "Вы с дороги, уставшие, на сегодня разговоры, жалобы пусть подождут. Поедем ко мне, отдохнёте с дороги." Вывел Зулейху из присутствия и по приезду в свой дом дал ей такой совет. Если Зулейха бросит завод в таком состоянии, то все земли и леса данные при строительстве завода сразу переходят в собственность государства. На следующий день в Верховном управлении Зулейха свои слова уже изменила: "Хоть и сгорел завод, до тех пор, пока дети не вырастут, плотину сохраню". В ответ на её слова была выделена помощь в количестве 25 душ и поручение сохранить плотину, а завод восстановить. Однако медеплавильный завод восстановлен не был, а на его плотине был построен поташный завод (для производства поташа из древесной золы).

         В Балтачево Тефкелевы похоже построили свои здания в 1850-1860 годах. Жилой дом находился неподалёку от мечети, а Балтачевскую мельницу похоже они построили в 1862 году. Эта мельница стояла на землях Балтача бабая. А земли, на которых Тефкелевы заставляли работать на себя крестьян были выше родника, около 16-17 десятин. Ещё 5-10 десятин около Кичкутана, 30 десятин по Варзинской дороге, с обеих сторон её."

       

       

       

                                                  Из рассказа Разетдин агая

       

        "(...) Жалялетдин сын Ислама был очень своенравный, поэтому на бояр не работал. Сам не работал и братьев меньших тоже отстранял от этой работы. По этой причине бояры постарались отдать Жалялетдина в солдаты, то есть на воинскую службу. Только со службы он несколько раз тайком возвращался, пугал боярских прикащиков, всегда был при больших деньгах. Оружие и нож всегда были при нём, геройства у него было столько, что никого и ничего не боялся.

      (...) Когда в начале 1800 годов родителей выслали в Сибирь, Давлетша бабаю было всего полгода и поэтому он смог остаться. Как малыша отрывали от материнской груди, как она удалялась с открытой грудью - всё это произвело такое сильное впечатление на людей, что до сих пор вспоминается. Способностей к учёбе у Давлетши не оказалось и Сэйфулла бабай отдал его учиться мастеру серебряных дел, где он освоил изготовление ювелирных украшений.

      (...) Гизатулла бабая в1854 году забрали в солдаты. Он остался в Польше. Сын его возвратился в Балтачево, но его в селение не пустили.

       

                                         Из личного архива М. Гильманова

      Из отпускной памяти, выданной татарам деревни Терси Тогузачке
      Маметьеву с товарыщи о житье им по прежнему в деревне Салагуш
      и о плачении сверх Казанского ясаку

      7199 [1691] г.

      [...] Подлинная отпускная дана челобитчику Тогузачку Маметьеву с роспискою и по той Великих Государей грамоте велено им Тогузачку и Балтаске з братьями и с племянники жить на старых своих жеребьях в Уфинском уезде, в которой деревне они жили и ясак платили и деды и отцы их, и в ясаках и во всяких делех ведать их на Уфе, а в Казанских ведать не велено и по указу Великих Государей, царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича всеа великия и малыя и белыя России самодержцев и по грамоте и на выписке по памете ближнего окольничего и воеводы Василья Федоровича Стрешнева нынешняго 199 года марта в 31 числа велено Казанского уезду Зюрейские дороги деревни Терси татарам Тогузачку Маметеву, Батырку Болтасеву, Искейку, Бинекейку да Мурзагильдку Бокаевым жить в Уфимском уезде в деревне Салагуш и в ясаках и во всяких делех ведать их на Уфе, а ясаку платить им на Уфу сверх Казанского ясаку и оброку по пяти куниц на год и о том сия память дана.

      РДБАА, 1173 ф., 1 тасв., 1100 сакл. бер., 2 кгз.

       (РГАДА, фонд 1173, опись 1, дело 1100, лист 2)

      1745 г., декабрь. - Из челобитной ясашных татар деревни Болтачевой Медияра Юлдашева и Илка Балтачева

       Всепресветлейшая, державнейшая Великая государыня императрица Елисавет Петровна Самодержица Всероссийская, Государыня Всемилостивейшая.
      Бьют челом Уфинского уезду Казанские дороги Байлярской волости деревни Болтачевой ясашные татара Медияр Юлдашев, Илка Балтачев, а о чем тому следуют пункты.
      Изстари прадеды наши Тогузачко да Болтачко Маметевы, Мамбет да Бакай Зинзигитовы родиною Уфинского уезду ясашные татара, и в прошлых годех прадеды наши Мамбет Зианзигитовы сходили в Казанской уезд на ясак и жили у мурз Ишкей и Кадика князь Яушевых на их вотчинной земле добровольно сами собою, а не во крестьянстве и платили в Казань с одного двора медвиного ясаку, в чем имеетца отписи до первой генералитецкой переписи, а после той переписи того ясаку в Казань с нас не требуют, так же прадеды наши платили ясаку в Уфу по семи куниц на год, и тому ж во время швецкой войны был родственник наш Болтась Маметев обще с Уфимскими башкирцами и татарами в походе под Ригою, для чего мы нижайшие как ясашные в подушную перепись и не написаны.
      А в прошлом 7199 [1691] году по присланной из Москвы в Уфу грамоте по челобитью вышеписанных прадедов наших Тогузачки Мамбетева с товарыщи предписанным князьям Яушевым прадедов наших в крестьянстве не привлекать, и велено по той грамоте ясаку платить по семь куниц на год в Уфу и судом и расправою ведомым быть в Уфе, по силе коей грамоты оному Тогузачку с товарыщи и сберегательная память дана, по которой памяти оной ясак по семи куниц на год мы нижайшие платили.
      И в прошлом 1734-м году бил челом в Уфинской провинциальной канцелярии на нас нижайших и на родственников наших брегадер Алексей Иванов сын Тевкелев, будто мы нижайшие с родственниками нашими вышереченных Казанских мурз князей Яушевых беглые крестьянья и будто достались оному Тевкелеву от оных мурз по продаже и предъявил в Уфимской провинциальной канцелярии на оных прадедов наших Мамбетя и Бакая владельную выпись. А подлинная ль она выпись или подставная, о том мы неизвестны. А как предъявленные князья Яушевы прадедов наших и нас нижайших к себе присвоили во крестьянство, и каким образом ему Тевкелеву дали владенную выпись - того мы не знаем, а ежели прадеды и деды наши и мы нижайшие подлинно были их крестьянья то б во вре[мя] генералитетцкой прежной переписи написаны были за ними в подушной оклад.
      [...] 13. А ныне мы нижайшие от родственников своих чрез письмо уведомились, что после отъезду нашего родственник наш Асан Утешев ездил в Оренбурх для прошения из Оренбурской губернской канцелярии пашпорта в Москву и в Петербурх. Оная губерния пашпорта ему не дала и отослала в Уфинскую провинциальную канцелярию под караулом, где и поныне обретается запирками. Да окромя оного Асана из родственников наших Заит Ускеев с товарыщи пять человек имеетца в Уфе запирканы ж. [...]
      К сему прошению просители Медияр Юлдашев, Илка Болтачев татарским письмом руки свои приложили:
      Ошбу доношениягә мин Мәдийар Юлдаш угылы кулым куйдым,
      ошбу доношениягә мин Илик Балтаҗ угылы кулым куйдым.

      РДБАА, 248 ф., 5 тасв., 263 сакл. бер., 16-17 б кгз.

      (РГАДА, фонд 248, опись 5, дело 263, листы 16-17 б.

                              1745 год. Из письма жителей Балтачева к Илке Балтачеву

                      и Медияру Юлдашеву. От имени общества писал Заид сын Учкея.

       

      " Мы Балтачевские односельчане, родственники, большие и меньшие, и женщины и девочки - все мы читаем молитвы  за вас в каждую секунду. Прежде всего за предпринявшего опасное путешествие Илку агая, пусть сопутствует ему удача во всех делах, а также Медияра агая, пусть не оставит его весёлый нрав - молимся за это всё время.

       (...) Наш односельчанин Хасан поехал было в Оренбург за паспортом. Однако по дороге его поймали работники Шафи (8) Гадельши мурзы, случилось это в городе Сакмаре. Вещи все забрали, чем нас очень озаботили. В то время как хотел отвезти в Уфу к Тефкелеву, а стало известно, что он в Сакмарской стороне. Его под караулом в Оренбург отвезли и в приказ закрыли. По прошествии некоторого времени снова спросили у него: "Зачем прибыл?" "Паспорт получить приехал." - ответил им и повалившись в ноги стал молить паспорту: "Помилуйте, ради нашего великого государя, владыки земли нашей." Он спросил: "По делам Тефкелева что ли?" "Да" - ответил я. Он сказал: "Дело здесь сделается. Потом поедешь." После этого отправил в Уфу. В тот день в Уфе меня поймали и сказали, что пришёл указ из Сената (9) - наше дело объединить с делом Тефкелева. Много бумаг просмотрел, выписки сделал и полковник Тефкелев распорядился Гадельше вернуть нам имущество им отобранное.

         Есть и другое дело: после вашего отъезда примерно через месяц пришёл приказ полк поставить на квартиры и фуражом обеспечить. Это дело очень тяжело пришлось на нас. Прапорщик Тихомиров в Казанский полк отправился, в это время поручик Кудрясев пришёл и жил. До 70 человек в Старом Балтаче жили, до 15 мая, здоровые люди и мы здоровыми остались, а при Тихомирове с его суровостью, пятерых людей в Уфе взаперти держали. Целых полгода. Слава Аллаху, что удалось живыми и здоровыми вернуться домой.

         А вот и третье дело: Мустая в Казань забрали, отдав много имущества, удалось вернуть его домой и снова забрали в Казань вместе с Максудом. Максуд в губернском управлении, а Мустай в том же приказе умер. Посадить в тюрьму сотник Бакый постарался, и Максуда в тяжёлое положение поставили, а в чём их вина нам неизвестно. В Казань ясак и (налог?) не платим. Однажды Казанцы пришли и забрали, чем обидели сильно. Сейчас заплатили в Уфу. Сказано, что за четырёх человек и из Казани пришло известие, чтобы не брали. Один - Ишали, другой - Мэкэй, третий - Мансур, четвёртый - Анис. Из-за того, что их дома не оказалось, денщики забрали муллу Надера и Юзекая и увезли в Казань...

         Вот ещё такая трудность появилась: казанцы нас близко не подпускают и ничего делать  не дают. Приближённые и сотник Бакый говорят:"если появятся или увидите - ловите". Совсем на землю выйти не можем, Казанью совсем запугали.

        Мулла Килдеяр молится за сына Василя. У оставшейся дома жены здоровье нормальное и скотина в порядке. Озимая рожь хорошо уродилась, а весенние посадки саранча поела.

      Вот один из братишек уехал учиться, а другой новый дом поставил, в конце месяца рамазана были в гостях у него.

       

         От имени сельского общества и по его повелению писал Заид сын Учкея.

       

                  Примечание

      1. По сохранившимся материалам видно, что М. Гильманов много сведений получил от Габдуллы (1850-?) из ветки Уртажбика. Из бумаг с проставленными датами понятно, что разговоры и записи состоялись в 1912 и 1922 годах.

      2. Из перечисленных здесь названий местности некоторые в памяти наших современников не сохранились.

      3. "Лялинская дача" - площадь земли под таким названием связана с именем древнего удмуртского селения, бывшего когда-то в этих краях - Ляли. Это селение в настоящее время входит в состав Алнашского района Удмуртской Республики. В грамоте от 1622 года упоминается сын основателя этого селения "деревни Ляли Кикча Лялин - вотяк".

       (Гос. Архив. Кировск. Обл. - (ГАКО), фонд 575, опись 1, дело 100, лист 37 б.)

      4. По словам Зухры ханым, архивариус Мухаммедетдину ага так и сказал; "Сам смотри, сам ищи, может быть найдёшь."

      5. Об этом подробнее смотри: Марданов Р., Хадиев И. История Агрызского края. Казань, 2003. - С. 109-110.

      6. Хоть в этом тексте и говорится: "По словам учителя И. Сайфуллина", однако автор добавил свои мысли и мнения. Имаметдин Сайфуллин (1855-1923) - из этого же рода из ветки Чуена сына Балтача. Про этого татарского просветителя - достаточно известной личности есть специальная статья Марселя Ахметзянова, посвящённая его педагогической деятельности, жизненному пути, семье и продолжателям рода. (М. Ахметзянов. Династия Сайфуллиных. Книжная полка в медресе... Научно популярные очерки. Составитель Р. Магдиев. - Казань, 1992. - С. 216-218.)

      7. Сведения о возрасте Кутлумухаммета Тефкелева и времени его смерти в различных источниках не совпадают.

      8. Шафи - татарин, переводчик в составе Оренбургской комиссии по делам башкир - Шафи Жанайдаров. О его самоуправствах в архивах 18 века свидетельств достаточно много.

      9. Санат - Сенат

      10. Купраскида - в губернском, иначе - в губернском управлении.

      11. Төтермәгә - посаженный в тюрьму.

       

                  Словарь - упущен за ненадобностью - сопровождал текст письма Заида Учкея.

       

      Раиф Марданов, кандидат филологических наук.

       

                                   Текст с татарского на русский перевёл в меру своих знаний и

                                                      способностей Ахмедов Ильгизар.

                                                            город Набережные Челны

                                                                        21.10.2011.