Собины на Вятке

Собины на Вятке, или «как ваше фамилиё?»

Обновлено по состоянию на 16.02.2021 г.

Год назад, задавшись вопросом, откуда взялись Собины на реке Каме, я и предположить не мог, к чему приведут мои изыскания. В своем исследовании я приведу собранные воедино интересные сведения о Собиных, которые имеют прямое отношение к Собиным, либо не имеют, но из-за созвучности с фамилией Собиных ассоциируются с ними, рождая версии и догадки, по одной из которых Собины имели отношение к казакам, по другой – к поморам, по третьей – и к тем к и другим. В некоторых случаях, вероятно, связь присутствует, но из-за недостаточности информации окончательных выводов делать не будем. По мере поступления и обработки новой информации результаты исследования будут обновляться. Интересной эта статья будет всем, проживавшим в местности близ Красного Бора, Агрызский район, Республика Татарстан, но не только. Возможно, вы увидите в повествовании знакомые вам с детства фамилии и узнаете своих родных. Обращайтесь к автору, вместе мы что-нибудь придумаем.

Непосредственным итогом работы стало установление прямых контактов с потомками Собиных, проживающими в Ижевске и в Германии, с общим родством в 6-7м поколениях. Опубликование результатов исследований на сайте «Родная Вятка» принесло долгожданные результаты – восстанавливается общение с семействами, связи с которыми были утрачены. Продолжается кропотливая работа по составлению родового древа Собиных, увеличивающемуся день ото дня. После многочисленных бед, произошедших с Россией в XX веке, и учитывая безумный бюрократизм работников государственных учреждений, одной из функцией которых является противодействие установлению связей и способствование росту поколений Иванов, не помнящих родства (автор может позволить себе поиронизировать) совсем немногие россияне сохранили контакты с дальними родственниками (положительный, счастливый пример - шестиюродная тетка автора - Лидия Ивановна Лузьянова, 1954 г.р., из д. Волково). Благодаря совместной работе с родными, для Собиных установление родственных связей сложностей в дальнейшем вызывать не должно. Автор надеется, что в будущем обращений от потомков Собиных будет намного больше.

В нашей семье Собиных не подвергалось сомнению происхождение Собиных от староверов, и традиционно считалось, что пришли они откуда-то «из-помор». Они действительно были поморами-старообрядцами. Жизненным кредо Собиных и причиной всех причин указывалась принадлежность к старой вере. Многие спорные вопросы решались всего лишь одной фразой «мы же староверы, нам не положено». Жизнь староверов сильно регламентировалась, для них существовало немало ограничений. Собины – мужчины, чаще всего фанатизмом и излишней строгостью не отличались, в отличие от женщин, старавшихся следовать канонам и установленным правилам, и ревностно следившими за соблюдением их в своих семьях.

При изучении истоков старообрядчества и поиска информации о происхождении фамилии «Собин», насмешкой над Собиными выскакивало упоминание патриарха Московского и всея России - Никона (в миру Никита Минов, род. май 1605 – 17.08.1681). Никон был родом из мордовских крестьян (по другим сведениям – наполовину черемис/русский), в патриаршем сане пребывал в период с 1652 по 1666 годы. Патриарх стремился строить с царем Алексеем Михайловичем теплые отношения, а царь именовал его «собиным другом». Никон отстаивал самостоятельность и независимость Церкви от светской власти, что привело к конфликту с Алексеем. Реформы, которые проводил Никон вызвали раскол в русской православной церкви, что и привело, собственно, к появлению старообрядцев, сохранившим правило креститься двумя перстами, а не тремя.

Фамилия «Собин» относится к нечасто встречающимся фамилиям. Исключительным событием в жизни Собина является случай, когда один Собин встречается с другим Собиным, даже с учетом существования фамилий с различными окончаниями. Автору данной статьи Собин встретился лишь единожды. Из-за редкости фамилии можно предположить, что абсолютные однофамильцы скорее всего состоят в отдаленном родстве или в свойстве, и родство это не превышает 15-16 поколений, а в большинстве случаев - не более 12 поколений.

Считается, что прозвище Собь (Собин) образовано от ныне забытого слова «собь». Собью называли всё имущество и скот, принадлежавшие одному человеку. Существовали и диалектные, но сходные значения этого слова. Так, в пермских говорах «собь» - «приданное», в вятских – «приплодный, вскормленный дома теленок», в костромских – «поле, отданное кому-либо в собственность». Неудивительно, что прозвище Собь, Собчивый нередко давали зажиточному, богатому человеку, имевшему большое количество скота, земель. Кроме того, в старину довольно часто встречалось ласкательное прозвище Собь, Собинка: так матери называли любимое, желанное дитя. В Новгороде однокоренное именование «Собеник» давали любимчику, баловню.

В толковых словарях указывается, что «СОБИНа», опричнина – это личное имущество, противоположность родовому имуществу. «Собинная пашня» - обычное словосочетание в документах XVII века. Слово «Собин» в документах XVI - XVII веков зачастую применялось к сибирским пашенным крестьянам - государственным крестьянам, обрабатывавшим казённые (государственные) пашни в Сибирских (Тобольский и Пермские уезды) и в некоторых других землях, например, дворцовых. С конца XVI века пашенный крестьянин получал в личное пользование участок земли (собинную пашню) при условии обработки казённого поля, с которого брался продуктовый оброк (отсыпной хлеб) в казну. С 1769 года в Сибири для пашенных крестьян обработка казённой земли была заменена денежным оброком, а пашенные крестьяне с XVIII века вошли в категорию государственных крестьян и лично были свободными (БСЭ).

Однако слово «собь» означало также «нравственные свойства, духовные и все личные качества человека, особенно дурные». Так, в курских, калужских и тамбовских говорах бытовал глагол «собить», т.е. «копить, собирать, припасать для себя». Следовательно, прозвище Собь мог получить прижимистый, эгоистичный человек.

В «Ономастиконе» С.Б. Веселовского упоминаются: Алексей Собин Караулов, помещик, 1498 г., Новгород; Собин, слободчик тверских князей, середина XV в.; Ерофей Иванов Собинин, 1601 г., Вологда. В данном исследовании строить догадки о связях наших Собиных с указанными не будем, информация для нас представляет лишь интерес академический.

Считается, что Собь (Собин), со временем получил фамилию Собин. Наряду с фамилией «Собин» существовало имя «Собина», которым называли детей обоего пола, но чаще - мальчиков. Фамилиями одинакового происхождения являются Собянины, Собинины, Собанины, Собенины, Собиных, а также фамилия «Собина» - с ударением на «и». Ни один исторический источник родство между представителями данных фамилий не устанавливает. Источник распространения представителей фамилии «Соби’на», согласно исследованиям автора – казачья местность на Юге и Юго-Востоке России - территории Воронежской и Курской губерний. Многие из фамилии «Соби’на» имеют происхождение с востока современной территории Украины. Как правило, встречавшиеся автору представители этой фамилии вели свой род от казаков. Герой Советского Союза - Собина Василий Васильевич из. п. Алексеевка Белгородской области относится к данному роду Собиных. В память об указанном Собине названы улицы в разных городах России. Несмотря на отсутствие родственных связей с ними, гордость за Собинскую фамилию, конечно же присутствует.

Любопытная версия происхождения фамилии «Собянин» указана в статье профессора А.В. Суперанской – как фамилии финно-угорского происхождения («…в отличие от славянских СОБИНовых, СОБИНиных, СОБИНых…»). По мнению исследователя, большинство Собяниных – это обрусевшие коми-пермяки родом из Северного Урала, которые стали православными, а точнее древлеправославными и полностью смешались с русскими уже к 17-18 векам. Выводы делаются на основании того, что многие из Собяниных, вплоть до 19-го, а некоторые до 20-го века - были старообрядцами.

Наиболее интересные документальные упоминания о Собиных относятся ко второй половине 16-го века и имеют отношение скорее не к фамилиям, а к созвучным прозвищам. Так, в писцовых книгах 16-го века в отношении представителей Собиных фигурировали прозвища СОБИН (Холм) 1575 ГР-XVI, СОБИНа Ярлыков подьячий (Новгород) 1574 ВН-XVI, СОБИНка (Свияжск) 1565-68 ГР-XVI, СОБИНко Веснин (Порхов) 1584/85 ГР-XVI.

Первые документально подтвержденные Собины были вписаны в древние страницы истории Российского государства в документах 1618 года. Существует так называемый «Осадный список», составленный по безуспешной осаде Москвы польско-казацким войском в 1618 году. В списке вотчинников, предположительно пожалованных за московское осадное сидение «в королевичев приход», по данным писцовых книг и книг Печатного приказа (Дозорная книга 1619/20 г. / РГАДА. Ф. 1209. Кн. 13 - по копии: РНБ. OP. F. IV. № 375 / и платежница с писцовых книг 1628—1629 гг. / РГАДА. Ф. 1209. Кн. 409) был указан некий Арыков СОБИН — Каширский у., Лысцовская вол.; казак; вотчина перешла затем: Облязов Терюшный Леонтьев (по меновной) (ПК № 177. Л. 803), а также Карпов Собин — Каширский у., Лысцовская вол.; казак (ПК № 177. Л. 798об.). По данной записи вспоминается сказка о вероятном казачьем происхождении Собиных. Имеют ли наши Собины отношение к данным людям – неизвестно, скорее всего нет. Список относится к истории обороны Москвы во время похода королевича Владислава на русскую столицу в 1618 г. и используется историками для изучения состава и структуры служилых людей на завершающем этапе Смуты, в частности его верхушки - государева двора, члены которого составляли основной костяк участников боевых действий. Список представляет собой перечень имен осадных сидельцев (около 1950 человек), в нем фигурируют дети боярские из 64 уездных корпораций, дьяки и подьячие, служилые иноземцы, татары и новокрещены, царицыны и патриаршие дети боярские, дворцовые служители, атаманы. Подлинник документа пережил знаменитый московский пожар 1626 г., однако погиб во время оккупации столицы французами в 1812 г. Документ отражает один из самых драматичных моментов русской истории. К осени войска Владислава подступили вплотную к русской столице, правительство царя Михаила Федоровича сумело организовать оборону Москвы и сосредоточить в столице значительные военные силы. 30 сентября 1618 г. войска Владислава предприняли штурм города, который окончился неудачей и вскоре был подписан мирный договор. Ценой уступок ряда территорий России тогда удалось получить жизненно важный мир на западных границах.

Помимо указанного, в военном прошлом Российского государства Собины упоминаются в сведениях за 1661 год в списке солдат полка Ягана Инвальта. В числе прочих, указаны два солдата, «которыя не были в последнем в походе а под Вервою и под Конотопом были» с фамилией Собин (РГАДА, Ф.210, Оп.12, д.920 (7169?/1661 г.). В данном списке по служивым приводятся воинские звания и города, из которых они были с их именами (без отчеств).

Первые упоминания о Собиных – крестьянского происхождения относятся к временам, связанным со строительством засечных черт – систем оборонительных сооружений. Засеки состояли из лесных завалов, чередовавшимися с рвами, ямами, валами и частоколами. В стратегически важных пунктах ставились крепости и остроги, под защиту крепостей и острогов со временем лепились маленькие деревушки, в которых и обосновывались представители отдельных семейств Собиных. На засечных чертах селили различные постоянные воинские формирования. Например, в Заволжье появилась Закамская засечная черта (300 км), между Симбирском и Мензелинском, направленная против набегов башкир, калмыков, казахов и каракалпаков, построенная в 1652-1656 г.г. В районе данной засечной черты спустя 150 лет (около 1818 года) обосновался один из родов Собиных, имеющих отношение к автору. В 1685 году появилась Исетская засечная черта, защищавшая активно осваиваемый средний Урал от набегов сибирских татар, калмыков и казахов, протянувшаяся на 200 км от Шадринского острога к слиянию рек Тобол и Исеть. Примерно в это же время один из родов Собиных обосновывается в населенных пунктах близ Исетской засечной черты.

К моменту изучения родословной Собиных наши знания о предках Собиных терялись где-то в районе 1905 года по месту жительства прадеда автора, Собина Ивана Филимоновича из деревни Волково, что под Новым Пьяным Бором (ныне Красный Бор, Татарстан). О прадеде было мало что известно, ходили мифы о его невероятной силе, когда 7 мужиков брали сваленный ствол дерева с одной стороны, а он, единолично, брал его с другой; перед революцией он служил в охране у царя, куда брали представителей наиболее здоровой части населения России с Урала и Сибири. 40 лет назад, мой отец, Алексей Афанасьевич Собин, слегка подпоив его, выводил деда на откровенные рассказы о старых, довоенных временах. В 1917 году прадед служил в охране при Зимнем дворце в С-Петербурге и ему было что рассказать. Во время взятия Зимнего красными повстанцами, прадед находился поблизости возле одного из солдатских костров, а было ему тогда 22 года (1895 г.р.). В узком семейном кругу он сильно смеялся над телевизионными версиями взятия Зимнего, и говорил, что все было не так. Подошли мужики, «погутарили», их пропустили без боя и насилия, а после начался грабеж, который руководившая революцией интеллигенция смогла остановить. После развала Советского Союза, мы узнали, что действительно, все было не так...

Прадед Иван Филимонович, хоть и считался главой семейства, в семейное планирование не вмешивался, поскольку традиционно матримониальными вопросами у Собиных заведовали женщины. Об отце Ивана - Филимоне почему-то не принято было упоминать. Никто из многочисленных детей и внуков Ивана ничего не знал о Филимоне. Он просто пропал. Иван рано оказался в семье за главного, его служба царю с революцией закончилась и он вернулся домой, сам себя демобилизовав. На его плечах оказались сестры и вскоре ослепшая, больная мать – Зинаида Кондратьевна (1862 г.р.), за которой требовался присмотр и уход. Зинаида Кондратьевна умерла 11 марта 1949 года. Мне Иван запомнился высоким, моложавым, красивым бородатым дедом, прятавшим под усами отсутствие верхней губы. Губу он сам себе отрезал ножом, чтобы избежать заражения крови из-за плотницкой привычки держать гвозди во рту (руки нужны были ему свободными при работе). Собины всегда отличались здоровьем и долголетием. Поднимая документы, я обнаруживал, что несмотря на тяжелую крестьянскую жизнь, Собины, ведущие здоровый образ жизни, легко жили по 90 лет, как мужчины, так и женщины, а если за здоровьем не следили – то не меньше 70 лет, но иногда случались несчастья и болезни. 09.03.1942 Ивана призвали на военную службу, но в тот же день его демобилизовали по возрасту. Прадед Иван умер на 89 году жизни, 29 апреля 1983 года, на год пережив свою супругу, Евдокию Фокиевну, взятую из той же деревни, в девичестве Могилеву (10.04.1982). Мог бы пожить и подольше, но без жены своей, которую, говорят, не обижал, но и не очень любил (не сам выбирал ведь), он заскучал и засобирался на тот свет. Говорят, что перед смертью, он сказал, «все... ложусь помирать...», лег, и заснул навсегда... Еще жива родная дочь Ивана - баба Маня, из Ижевска, дай бог ей здоровья, ей скоро 83 года. Баба Маня (05.05.1938) рассказывала, что прадеда женили, когда ему 16 лет не было, «добавив» ему годков, что учитывая его богатырскую стать, было несложно, а метрик о рождении староверами не велось. Женили Ивана на девушке на три года старше его (в доме срочно нужна была работница). За свою долгую жизнь чета Собиных произвела на свет 6-х детей, потомки которых теперь живут по всему миру: в США, в Греции, в Германии, и по всей России - от Калининграда до Владивостока.

Но так было не всегда. В 1887 году в деревне Волково было 7 дворов Собиных, и они уже тогда считали друг друга однофамильцами. Половина проживавших в деревне Собиных была староверами-поморами, а половина - относились к традиционному православию и регулярно посещали Покровскую церковь в селе Новый Пьяный Бор, до которой было порядка 10 верст. Я когда-то спрашивал свою бабушку на эту тему про Собиных, а она мне так и отвечала – «это однофамильцы, они в церковь ходють или ходили!» Церковь в Красном Боре на момент нашего с ней разговора давно не существовала. Последние записи о смерти граждан в церковных книгах Покровской церкви в селе Пьяный Бор были осуществлены 24 августа 1922 года. В это время свирепствовал тиф и дизентерия, время было голодное, по Каме прокатился голод и люди умирали в больших количествах каждый день. Церковь в Пьяном Боре закрыли в 1929 году, открыв в ее здании библиотеку. Бабушка Фатинья Максимовна Собина (в девичестве - Чулкина, в первом замужестве - Коробейникова) была глубоко верующим человеком. На старости лет, пока она была в силах, считалась «старшей» в старообрядческой общине, совершала обряд крещения детей. К религиозным вопросам она относилась строго, но без фанатизма. За столько лет среди моих поморов никто не догадался добраться до метрик Покровской церкви, поскольку смысла в этом не имелось – «мы староверы ведь, а это все чужое, придуманное Никоном окаянным, а нам этого не надоть!». На этом история родословия Собиных заходила в тупик.

Из исследовательского интереса мною были изучены метрики Тихоновской, ставшей затем Покровской церкви Пьяного Бора, за период с 1722 года по 1922 год. Материалы мною еще изучены не в полном объеме, но даже то, что я смог за год работы найти выдало совершенно неожиданные и потрясающие результаты в далеком 1819 и в последующие годы... Например, с другой стороны открылась история основания и становления деревни Валковой, в которой проживали Собины. Во всех справочных изданиях и статистических материалах Вятской губернии было описано время возникновения Валкова - как вторая половина 18-го века. Это оказалось неправдой.

В консультациях с историком и краеведом Николаем Пислегиным, было выяснено, что по переписям 1811 года (6-я ревизия) починка Волково еще не существовало. Починок Волков был новозаведен в 1812 году без позволения казенной палаты по увольнению мирского общества: Сунского волостного правления д. Честинской; Немского волостного правления поч. Териковского, поч. Чистого поля ясашных, поч. Ярку ясашных, поч. Полому ясашных; Лобанского волостного правления поч. Збегаева, поч. Калману, поч. Пихтового мысу; Курчумского волостного правления д. Мало-Крутешенской, д. Санниковской и др., а также: Сарапульской округи Арефьевой волости д. Девятовой и д. Гарей. По материалам 7-й ревизии, в 1816 году, починок, называвшийся «Волков что над рекою Бимою» относился к Быргындинской волости Сарапульского уезда, проживали в нем русские ясачные и экономические крестьяне. Починок изначально был большой, в нем в одно время поселилось сразу 110 человек (50м./60ж.) (по данным ЦГАКО Ф. 176. Оп. 2. Д. 596. л. 122об. – 127).

Тем не менее, за 7 лет существования деревни, первое её упоминание в Тихоновской церкви села Пьяноборского было связано с семейством Собиных. Починок Валково основали, в числе прочих, представители нескольких семейств, переехавших из-под Сарапула в 1816-1818 годах. Все семьи оказались между собой в близком родстве и весьма-весьма многочисленными. Переехало несколько семейств Собиных (из д. Девятово, Яромасского прихода, что в 11 верстах «от городу Сарапулу») и несколько семейств Беляевых (уже связанных родством с Собиными, из деревни Гарей, находящейся рядом с Девятово). По моим подсчетам, Собиных и Беляевых переехало в совокупности около 50 человек. К сожалению, поименных сведений о первопоселенцах в Валково из числа старообрядцев, среди которых могли быть Волковы, Могилёвы, Лузьяновы, Нечунаевы и Шустовы из перечисленных выше деревень, у автора не имеется, в каждом случае требуется индивидуальное обращение в ГАКО, но работа по отдельным фамилиям уже ведется. Населенные пункты в то время традиционно назывались по первому двору, что наводит на мысль, что первым двором в починке Валкове мог быть посчитан двор семейства Волковых. По воспоминаниям старейших жителей Волково, село когда-то основали две семьи поморов Волковых и Могилёвых. В семьях Волковых в основном рождались девочки и фамилия почти не сохранилась, в семье Могилевых в основном рождались мальчики, и Могилевы в XX-м в деревне оказались в большинстве.

Переехавшие на новое место Собины и Беляевы никаких противопоказаний к традиционному православию не имели, регулярно ходили в церковь, крестили там детей, венчались, и хоронили своих усопших на отведенном церковном кладбище в Новом Пьяном Бору, за 10 верст. В это же время в Волково поселились и другие новопоселенцы – Марковы (вымершие за исключением отдельных семей во время печально известного голода в Поволжье), а во второй половине XX-го века среди жителей деревни были замечены Могилевы и Прокошевы.

Собины женились на девушках из соседних, недавно появившихся деревушек, роднились с Королёвыми, Шутовыми, Яковлевыми, Шустовыми, Чулкиными и др., обзаводились потомством, отделялись от отцов и починок Валков стремительно разросся сначала в деревню, а потом и в село. Первое упоминание о деревне Волковской связано с браком Собина Максима Михайлова с девицей семейства Яковлевых из починка Ильнеш, основанного около 1795 года и случилось это 03 ноября 1819 года. Незадолго до этого события, 25 ноября 1815 года его отец Михаил Семенов Собин был указан в церковной метрике села Яромаски, как житель деревни Девятово, присутствуя в качестве поручителя при венчании своего родного брата Ефима Собина, недавно овдовевшего. За долгую жизнь у Максима было 14 детей и выжили из них только семеро. Его родная сестра, Беляева Параскева Михайлова, не сильно отставала (не менее 12 детей, выжило 6 детей). Остальные Собины в деле производства потомков шли нога в ногу с ними, но многие их дети не выживали. С чем это связано? Как и везде, причинами являлись детские болезни, отношение к женщинам и др. Рискну предположить, что имел значение суровый климат и отдаленность церковного прихода. Трудно представить себе состояние младенца трех дней от роду, которого везут в трескучий 40 градусный мороз на лошадях на крестины за 10 верст в одну сторону, а затем 10 верст обратно. Смертность среди детей была очень высокой.

В 1834 г. починок Волков Быргындинской волости Сарапульской округи Вятской губернии состоял из 17 дворов, в которых проживали уже 163 человека (81м./82ж.) (ЦГАКО, Д. 875. Л. 115об. - 125об.). На основании анализа метрических данных, можно сделать вывод о том, что в Валково, по состоянию на 1834 год, могло быть 4-5 дворов Собиных, 5-6 дворов Беляевых, и 2-3 двора Марковых (часть которых относилась к старообрядцам). Сведений о проживании в деревне Прокошевых и Могилевых, а также иных семей, на тот момент - не имеется.

Могилевы и Прокошевы заслуживают отдельного упоминания: это единственные настоящие, испокон веков убежденные староверы и до конца 19 века местную церковь они не посещали (за редким исключением). Прокошевы прибыли из деревни «Тюриковской» (как указано выше - поч. Териковский, второе название – д. Прокошево, Немской волости Нолинской округи). Откуда прибыли Могилевы - неизвестно. Возможно, что местом их убытия являлась деревня «Вострый Мыс», как гласит источник из вятской статистики за 1892 год. Представители фамилии Могилевых проживали в северной части Нолинской округи Вятский губернии. Мое же исследование приводит корни Могилевых к деревне «Могилы» на севере Нолинской округи Вятской губернии, крестьяне которой ранее относились к монастырским и вполне могли сохранить старообрядческий уклад жизни (а так ли это - покажет время). Прибыли они «на лес» в 1855 году, в значительном количестве и были очень дружны, замкнуты в своем строгом старообрядческом мире, их община была сильной и своих усопших они стали хоронить там же, где и поселились - возле деревни Валково. Так там появилось новое кладбище, для староверов. Младенцев они крестили на месте, никуда не вывозя, и выживаемость у детей староверов была существенно выше. После Великой отечественной войны село Волково на 80 процентов состояло из представителей фамилии Могилевых, связанных родственными связями практически со всеми остальными жителями села. Старообрядчество оказалось очень привлекательной религией для местных жителей. После того, как Собины стали брать жен из староверов, их дети тоже стали староверами и воспитывались иначе, более строго, а часть Собиных, перестав посещать традиционную церковь, через своих суровых жен также приняли поморство, пропав из церковных метрик. Случилось это уже после отмены крепостного права в России, в 1860-х годах, и если бы случилось раньше, то связь между поколениями была бы окончательно нарушена. Официальная местная церковь к старообрядцам относилась с неодобрением и староверы иногда становились предметом разбирательства в присутствии как светской, так и церковной власти. В нашей семье сохранилась история по соседнему починку Ильнеш в отношении моих родных из другой семейной ветки - Чулкиных, заставляющая задуматься о сложностях, возникавших при вступлении в брак староверов с нестароверами.

Феоктиста (Фёкла) Васильевна из д. Ильнеш (1869 – 1941) из семьи поморов. Незадолго до 1896 года жила по мирскому (вне брака) с православным (не старовером) из д. Ильнеш (фам. неизв.), родив ему двоих детей, сына и дочь. «Муж» и его родственники принуждали её поменять веру, дабы не жить по церковным законам «во грехе». В результате публичного скандала, в присутствии местной церковной власти и земского старшины, ее выгнали с детьми из дома. За нее никто не заступился, родни в д. Ильнеш на момент событий не осталось. Феоктиста некоторое время вынужденно побиралась и попрошайничала. Заразилась вместе с детьми тифом, дети умерли. Феоктиста выжила, устроилась в соседней деревне Прокошево (в которой жило много старообрядцев) работницей, помогала варить кренделя (баранки). Была шустрой, работящей и симпатичной. Приглянулась вернувшемуся с военной службы сыну хозяина дома – комиссованному по состояню здоровья Максиму Чулкину, за которого и вышла замуж в 1896 году, родив ему с 1898 по 1912 г.г. еще 6-х детей, воспитанных в строгом старообрядчестве.

В метриках Покровской церкви Нового Пьяного Бора за 1846 год мне попалась информация о редком для этой церкви событии, когда некий Аввакуум из деревни Валково (представитель старого поколения Марковых) был вновь обращен из раскольников поморской секты, при этом его дети местную церковь уже активно посещали. В 1850-х годах такие случаи с жителями починка Валково и починка Ильнеш участились. Что могло случиться в жизни взрослого человека, решившего отказаться от веры своих предков? Что спрятано за этим незначительным, по нынешним временам, событием? В дальнейшем Аввакуум становится постоянным прихожанином Покровской церкви.

В своих поисках я случайно нашел церковную метрику по городу Самаре (где Самара, а где - Пьяный Бор!) «потеряшку» - отца моего прадеда - Филимона Михайловича Собина, о котором непринято было упоминать. Метрика оказалась очень интересной и заставившей задуматься о родословии Собиных. 23 марта 1912 года (по старому стилю), в возрасте 40 лет он, будучи старообрядцем - раскольником федосеевского (поморского) толка, через таинство Миропомазания присоединился к Православной вере на правах единоверия (форма воссоединения старообрядцев с Православной церковью, при которой сторонники старообрядцев сохраняли древние традиции, но при этом признавали юрисдикцию Московского патриархата). Произошло это в г. Самаре, в Единоверческой Казанско-Богородицкой церкви. Поручителем (крестным отцом) были купец Павел Никитич Маштаков, весьма известный и авторитетный в Самаре конца XIX-начала XX веков, входил во властные структуры города. В исторических хрониках о Маштакове много информации, он был членом городской Думы, был очень богат и владел кирпичными заводами. У Филимона также появилась крестная мать - жена безместного псаломщика Нижегородской епархии Суханова Анна Федоровна. Зная строгость порядков у старообрядцев в те годы, поверить в это трудно. Возможно, в Самаре он был по торговым делам. Самара располагается довольно-таки далеко от места жительства его семьи – д. Волково Пьяноборской волости Елабужского уезда Вятской губернии. Иван Филимонович Собин, его сын, рассказывал своему внуку – Алексею Собину, что Филимон был связан с купцами, с семьей не жил. По данным из ЗАГС, сего супруга оказалась значительно старше Филимона – 1862 г.р., хотя по переписи населения 1897 года был указан ее возраст 26 лет. Дата рождения Филимона стала для меня отправной точкой, когда Собины уже стали поморами, и случилось это незадолго до 1870 года. А пращуры то говорили иначе! Вот к чему приводит неграмотность среди населения, воспитание и принципиальное неприятие чужих взглядов в вопросах вероисповедания. Если ваши семейные легенды гласят, что ваши предки всегда были староверами - то не стоит этому доверять безоглядно. Многие с этим уже сталкивались, так же как я, зайдя в тупик по вопросам родословия с предками-староверами. Мой совет - найдите время, силы и проверьте церковные метрики вероятных мест проживания ваших пращуров. Возможный результат поисков вас приятно удивит, как удивил результат поисков меня и моих родных старшего поколения.

Что касается отца Филимона - то Михаил Ларионов Собин, родился 28.10.1846 и был крещен 03.11.1846 в православном храме села Пьяный Бор (Покровская церковь). По данным переписи на 1897 год был указан как помор. Помором он видимо стал, взяв в жены, не ранее 1864 года староверку Анну Осипову (1847 г.р., дев. фамилия неизвестна, указана в переписи 1897 года как «помор»). Я вспоминаю наших строгих бабушек и прабабушек, в условиях опеки мощной старообрядческой общины и поддержки от нее ее представителей, и понимаю, что некуда Собиным было деваться в вопросах веры. Такова история Собиных, как поморов, таково начало нашей староверской истории.

К тем же временам относится общий раскол по вере между Собиными. Старший брат Михаила - Семён Ларионов Собин из деревни Валково, родился 21.05.1845, был крещен 24.05.1845 и назван был в честь прадеда. Воспреемниками при рождении Семена были – Федор Максимов Собин и девка Дарья Николаева Собина. Семен стал родоначальником для большой ветви Собиных, и кроме имени о нем ничего не было известно. Он был православным и у него было 4 детей – Андриан, Ефим, Трофим и дочь Федосья. Данная ветвь Собиных для нас была однофамильцами. Потомков Семёна тоже разделила вера. Андриан оставался в православии вплоть до 1919 года, своим потомкам он запомнился как старовер, и отпевали его в собственном доме как старовера. Дети Ефима уже были поморами и в 1937 году за веру были репрессированы. Мои родные, Чулкины, более 40 лет изучали родственные связи, включая Собиных и разработали две несвязанные между собой большие схемы. По имевшимся ранее сведениям, Собины из линии Семена и Михаила были однофамильцами, при этом в деревне Волково проживали и другие Собины, ни с кем несвязанные, которые тоже считались однофамильцами. Благодаря нашей совместной работе все роды были объединены в один, очень запутанный, поскольку к современным временам между потомками Собиных уже заключались браки. Среди Собиных, как выяснилось, заключались браки между троюродными братьями и сестрами, что запутывает схемы еще больше.

Аналогичная ситуация была среди Чулкиных и среди Беляевых. К моменту поселения в начале 19-го века в деревнях Волково и Коновалово родственных нам Беляевых, в Пьяном боре (ныне Красный Бор) и соседних населенных пунктах уже обосновались другие многочисленные Беляевы, без видимых родственных связей между собой. Между тем, представители старшего поколения переехавших Беляевых, которым на момент переезда было 60-70 лет, активно принимали участие в совместных церковных событиях, были воспреемниками и поручителями при венчаниях у других Беляевых из Пьяного Бора, что приводит к выводам о вероятном их родстве в середине – конце 18 века и единых корнях.

Дед Филимона - Иларион (Ларион) Николаев Собин (род. март 1825 - до апреля 1826 – умер до 1897) родился не в Волково, а где – неизвестно. Возможно, что в Тихоновской церкви в очередной раз ошиблись с данными по Собиным, может быть при переписи часть записей пропустили, а возможно, что его рождение зарегистрировали где-то в другой церкви (например, в Петропавловской, в селе Чеганда, что требует проверки по архивным источникам) на протяжении всей своей жизни активно посещал церковь, был воспреемником при крещении многих родственников и поручителем при их венчании. При венчании самого Лариона 16 апреля 1844 года в его церковной метрике была допущена ошибка, его записали, как экономического крестьянина «Лариона Леонтьева Ермолаева» из починка Валков (такого человека не существовало), вступающего в брак в возрасте 18 лет с Агафией Феодоровой Шутовой из д. Ильнешки. Неграмотные крестьяне ошибку не заметили. Ошибка была замечена спустя 176 лет. В дальнейших церковных записях мужем Агафии Феодоровой везде указывался Ларион Николаев Собин. Собины часто брали жен из деревни Ильнешки или из деревни Юртово, что за Камой, из Мензелинского уезда (нынешняя территория Республики Башкирия).

До того как поселиться в Волково, Собины проживали, начиная с 1710 года (и даже чуть раньше) в деревне Вверх по речке Яромаска (старинное название д. Девятово). Остановлюсь подробнее на информации о первых известных мне родственных Собиных. По материалам Ландратской переписи фамилия Собиных не фигурирует. Не фигурировала фамилия Собиных и в материалах 1-3й ревизий за 1725, 1744 и 1763 г.г. (по деревне Вверх по речке Яромаска – Девятово). Первый раз, когда фамилия Собиных всплывает по отношению к предкам Собиных - это упоминание о Семене с фамилией «Собин» - в метрической книге Успенской церкви в с. Яромаска, Сарапульского уезда, как воспреемнике у Степана (сына Петра Семенова) Собина, вместе с дочерью своего сына Петра - девицей Маврой, при рождении у Степана сына - Назара (07.11.1780). В 1780 году Семену около 74 лет. Церковные метрики по с. Яромаска за 1781-1784 г.г., к сожалению, не сохранились. Дальнейшая судьба его семьи прослеживается по метрическим книгам Успенской церкви в с. Яромаска, Сарапульского уезда, сохранившимся за период 1780, 1785, 1791-1802, 1804-1823 г.г. и др. Можно сделать вывод о том, что Семен был дважды женат, а после того, как овдовел около 1754 года женился второй раз, взяв себе жену моложе на 17 лет. Дети у Семена имелись от обоих браков. Молодая, 35-летняя жена у Семена, крестьянская дочь Анисья Гаврилова из д. Выезда Даниловской волости Казанского уезда (1723 - 08.05.1796) вдохнула новую жизнь в семью, родив немало детей вошедшему в возраст Семену. Анисья Гаврилова умерла в д. Девятово, в возрасте 73 лет, и была указана как вдова 09.09.1785. Супруг умер в 1781-1784 г.г.

Для того, чтобы совершить прыжок к 1710 году, пришлось совершить гигантский объем работы по кропотливому сопоставлению всех проживавших в период с 1710 по 1780 г.г. в деревне Девятово жителей с фамилиями жителей д. Девятово и членами их семей, проживавшими в более поздний период. Результат данной работы стоил того. Таким образом, при исследовании Собиных, мы с неожиданно выявленными среди Созоновых родственниками из д. Девятово вышли к первоисточнику фамилии Собиных. Приведу в сокращенном виде выдержку из архивного документа по пращурам Собиных:

Сивинская волость. 1710-1716 гг.

л. 242

В деревне вверх по речке Яромаске по переписным книгам 710-го и 711-го годов написано 15 дворов, ясашного тягла 7 ясаков с полуясаком бес пол-полтрети. А по переписи сего 716-го году ныне налицо жилых дворов…:

л. 242 об.  … Во дворе Петр Кирилов 45. У него жена Овдотья Сергеева 45, дети Григорей 15, Степан 10, дочери Катерина 12, Мавра 6 да после переписи 711-го году дочь Наталья 3 лет. А брат ево Максим и дядя Фадей, отделясь, живут в особом дворе. Положеного по переписным книгам 710-го и 711-го годов тягла сказали, по разделению их на нем, Петре, четь ясака.

Во дворе Фадей Федоров 35. У него жена Матрена Семенова 35, дети Онтон 12, 

л. 243

Семен 9, дочь Прасковья 6 лет да в особой избе племянник Максим Гордеев 22, у него жена Парасковья Васильева 25. У Фадея после переписи 711-го году дочь Овдотья 2 лет. В вышеписанных переписных книгах написаны они во дворе с племянником своим Петром Кириловым. Положеного по переписным книгам 710-го и 711-го годов тягла сказали, по разделению их на них, Фадее и Максиме, пол-ясака.

И о вышеписанных умерших, и беглых, и о всем той деревни крестьяне Никита Алексеев, Петр Кирилов с товарыщи да тое ж сотни других деревень с крестьяны в скаске своей под страхом смертнаго истязания и всего имения отъятия сказали: вышеписанной-де их деревни крестьяне из жилых и пустых дворов мужеской и женск пол померли и бежали, и в рекруты отданы, и повешен, и женск пол замуж за сторонних выданы, и в другие места отбыли, и дворы их пусты подлинно. И от тое убыли и малолюдства остальные жители, платя сполна подати, оскудали. А умершие погребены в селе Сарапуле, у церкви Вознесения Господня. Погребали попы Иван Иванов, Деонисей Афонасьев. А попы по священству сказали: вышеписанной-де деревни крестьяне мужеской и женск пол померли подлинно, и погребали у помянутой церкви они, попы Иван и Деонисей, и против скаски вышеписанной деревни крестьян Никиты Алексеева с товарыщи ведают они, попы, подлинно, сказали-де они, крестьяне, о всем правду. 

Мне было непонятно, как такое возможно, когда два родных брата Собиных - Максим Гордеев и Петр Кирилов указываются с разными отчествами, а дядька их, Фадей Федоров оказывается, мало того, что младше племянника, так и его отчество никак не сопоставлялось по родственным связям с обоими «племянниками». Но все оказалось объяснимо, а помогли разъяснить данную ситуацию метрические книги о родившихся, бракосочетавшихся и умерших по селу Сарапулу Вознесенской церкви за 1726, 1727 и 1731 г.г., где упоминались те же самые люди, с фамилией «Собин», с привязкой в каждом случае по отцам. Петр Кирилов и его дети, Стефан да Григорей были указаны не как Кириловы, а как Гордеевы, да еще и Собины. Петр Кирилов, числился Кириловым только по переписным книгам, а в церкви он был Гордеевым. Человек по имени Кирилл по отношению к Петру нигде не фигурировал вообще, включая переписные книги. Тоже самое касалось Фадея Федорова и его детей, указываемых как детей Фадея Федорова сына Гордеева. Таким образом, пришло понимание, что Максим Гордеев, Петр Кирилов и Федор действительно родные братья, являющиеся сыновьями Гордея Собина, неизвестно где проживавшего до 1710 года. Других Гордеев в Девятово и в ближайшей округе того времени, включая село Сарапул, по документам не упоминается, но таким образом была вычислена и дочь Гордея – Анна, вышедшая около 1711 года замуж за представителя могучего рода Созоновых-Чу(ю)лковых. Анна Гордеева из Девятово – это наша первая, но не единственная «точка входа» Собиных по женской линии в древо Созоновых, с которыми исторически Собины на протяжении столетий очень дружили. 15-16 поколений отделяют современных потомков Собиных и Созоновых от общего корня с Гордеем Собиным. Только спустя 200 лет были восстановлены утраченные родственные связи с родом Созоновых.

К «косяку» переписчиков относится и то, что Фадей Федоров был указан братьям Максиму и Петру дядькой, хотя на самом деле дела обстояли с точностью до наоборот. Что Максим, что Петр – сами являлись родными дядьками для Фадея, а особенности записей в писцовые книги, опускавших запятые и переставлявших в вольном порядке слова и предлоги в предложениях, а также смазанность всего одной буквы в словах «им» и «их» смешали в кучу и коней и людей. Изучая случаи в старину, когда братьям записывали разные отчества, мне попалась еще одна интересная ситуация, связанная с рождением незаконнорожденных детей (детей вне брака). В этом случае церковные законы были строги, и отчество и фамилия младенцу присваивались церковными служащими при крещении по имени воспреемника (если таковой имелся), а поменять неблагозвучное отчество или фамилию возможно было только, написав прошение на первое государственное лицо. Ответ, как правило, был отрицательным.

Итак, изначальный, самый древний и сопоставимый с современными Собиными Собин – это Гордей и его сыновья Петр и Федор. Максим Гордеев, к сожалению, потомства не оставил (по крайней мере, сыновей), в 1721 году его забрали в рекруты, а к 1724 году Максим в рекрутах умер. Петр Кирилов по переписным книгам умер как Петр Кирилов, в возрасте 53 лет, а потомки Петра и Фадея – являются предками всех ныне мне известных живущих Собиных. Последний покой Собины, в период с 1710 по 1764 годы, а возможно и позднее, обретали в селе Сарапуле, у церкви Вознесения Господня. В 1764 году в соседней деревне Яромаске был открыт приход на основе существовавшей в деревне ветхой монастырской церкви и деревня Яромаска стала селом. Вместо ветхой церкви построили другую, тоже деревянную, сгоревшую по окончании строительства 04 декабря 1780 года. В 1781 году в селе была устроена новая деревянная Успенская церковь. Деревня, где проживали Собины, относилась к приходу Успенской церкви села Яромаски.

Для моей ветки Собиных наиболее интересен Семен Фадеев Собин, проживавший в 1763 году собственным двором в деревне «Вверх по речке Яромаске Девятова», относившейся, к сотне Арефья Ефремова Сивинской волости, Арской дороги, Казанской губернии, провинции и уезда. Социальный статус Семена – государственный ясашный крестьянин. В деревне на момент переписи проживало 324 человека (♂ 165 ♀ 159) (материалы 3-й ревизии РГАДА, 201-221об).

За более чем столетнюю историю своего обитания в Девятово, Собины сильно прибавились в количестве. Из-за тесноты Собины начинают разъезжаться в разные стороны. Многие Собины воспользовались возможностью переселиться, когда по добровольной записи, всем изъявившим желание переселиться, выдавалась государственная безвозвратная ссуда в размере: сорока рублей на каждое записавшееся хозяйство, а также в течение пяти лет предоставлялись льготы от уплаты налогов и от других государственных повинностей. Это были серьезные деньги и хорошие льготы для обычных крестьян, которые стремились ими воспользоваться и по разным, экономическим причинам в начале 19-го века массово переезжали в безлюдные места. Собины относились к категории государственных ясашных крестьян - удивительной категории русского крестьянства, крепостными не были, и легко скатывались в новые места, где считали, что жить им будет лучше. Чаще всего ясашными крестьянами были инородцы, но в некоторых областях России случались исключения. Когда говорят о таких исключениях, то упоминают Сивинскую волость и бассейн реки Сивы, где русское крестьянство часто относилось к данной категории. Ясашное крестьянство для Собиных исчезло около 1830 года, когда они стали государственными крестьянами.

В период с 1780 по 1826 год Собины разъезжались из Девятово в разные стороны, основывая, в числе других поселенцев - Девятовых, Созоновых, Фроловых, Стерховых, Метляковых и др. новые починки и деревни.

С первым, уехавшим из Девятово семейством Собиным связана семейная история, отдельные детали которой можно понять, изучая архивные документы. Так, в 1780 году, семейство Савелия Яковлева Собина (25л, 1755 г.р.) из Девятово, с матерью Хавровьей (Февроньей) Савельевой (52 года), с ее мужем Яковом Исааковым (?), 80 лет (1675 г.р.), женой Савелия – Анной Петровой (25л), детьми Февроньи – Егором (19л), Марьей (15л); внучатами Якова Исаакова (?) – Александром (11л), Параскевой (9л), проживали под Воткинским заводом в деревне Мишкины (ГАКО 237-79-329, по инф. от Владимира Сентякова). Отец Савелия – Яков Степанов Собин, из д. Девятово, в 1757 году был забран в рекруты, и должен был служить «доколе хватит сил» (пожизненно). Через 5 лет законы о воинской службе смягчились и срок службы в 1762 году был уменьшен до 25 лет. Таким образом, Яков должен был исчезнуть из жизни Февронии навсегда. Феврония не дождалась Якова, в 1763 году в Девятово она не проживала, она вместе с сыном уехала, выйдя замуж вдали от Девятово за человека в возрасте, родив еще детей. В переписных книгах 1763 года по Девятово про Февронью и ее сына Савелия «забыли». Но Якова с царской службы списали намного раньше, он вернулся домой позднее 1763 года и женился второй раз на Анисье Дмитриевой из д. Сабанчино Даниловской сотни (в будущем ставшей центром Кырлыганской волости Сарапульского уезда Вятской губернии). Яков оказался очень плодовитым, и большинство его детей в дальнейшем обосновались по-соседству с Воткинским заводом, в разных населенных пунктах. В 1794 году в деревне Мишкины проживал человек, чьим именем в будущем был назван починок Моисеево (Мосино – будущее Собино) – Моисей Алексеев Гусев, поселившийся в нем вместе с Собиными и Девятовыми.

В исповедальных росписях Дмитриевской церкви Воткинского завода за 1782 год (ГАКО Ф. 237 оп.79 д.332), в 1782 году отмечены и другие семейства Собиных:

- 262 1030 Никита Иванов Собин 33 (Не был); 1036 Жена Палагея Андреева 25 была; 1037 Дети Дария 6; 1038 Агафия 5; 1031 Василей 10.

- починка Конанова приписные крестьяне и их домашние

340 1656 Вдовец Иван Матвеев Калабин 85

...

1659 Жильцы Иван Васильев Собин 32

1651 Жена Настасья Федотова 28

1660 Дети Федор 5

1652 Марфа 4

...

1698 Вдова Марья Левонтиева 71

1709 Сын Федор Иванов Собин 23

1699 Жена Марфа Федотова 18

Около 1782 года еще часть семей Собиных уехала из Девятово и числилась приписными к Воткинскому заводу, около 1796 года несколько семей Собиных поселились между Шарканом и Воткинским заводом в починке Моисеево (Мосино), ставшее в последующем называться по первому двору - деревней Собино. Впервые Мосино (Собино) упоминается в духовных росписях Дмитриевской церкви Воткинского завода за 1801 год. Спустя столетие Собино оказалось кузницей многих ныне живущих Собиных. Позднее Собины проживали и в рядом находящемся с Собино (Мосино) Собинском починке. Указанный Собинский починок (выселок) при речке Шаркан был основан в 1865 году переселившимися на край своего поля крестьянами из Собино. В государственном архиве города Ижевска на хранении находятся интереснейшие дела, заголовки которых говорят сами за себя (фонд 212, опись 1):

Дело   Даты   Описание

236      1810-09-16 — 1813-01-06    Дело о выселении из починка Собино непременных работников крестьян дер. Девятово Арефьевской волости Сарапульского округа.

1042    1816-07-07 — 1818-09-14    Дело о самовольном переселении крестьян в поч. Собин.

2769    1823-11-16 — 1830-06-21    Дело о самовольной расчистке леса под пашню крестьянами поч. Собино Сарапульского уезда.

Уже по наименованию дел мы можем судить о том, что в 1810 г. Мосино уже стало называться починком Собино, что в период с 1810-1813 г.г. велось дело о выселении из починка Собина крестьян, переселившихся из деревни Девятово (а это Фроловы, Собины и Девятовы), чуть позднее – в 1816-1818 г.г. проводились официальные мероприятия по поводу самовольного переселения крестьян в починок Собино, а в 1823-1830 г.г. велось разбирательство в отношении крестьян из починка Собино, самовольно расчистивших леса под пашню. Изучение данных материалов принесет немало удивительных открытий как Собиным, так и потомкам первопоселенцев в Собино-Мосино.

В списке, составленном по Духовным росписям за 1791 г. раздел «Мастеровые и их домашние», в числе первых мастеровых Воткинского завода был указан Собин (ф. 409, оп. 1, д. 19, л. 2-34 об.).

Около 1812 года Собины, в числе других поселенцев оказались основателями еще одной ныне не существующей деревни – д. Девятово Завьяловского района, между Ижевском и Воткинском, называвшееся Штурм-1. Это не весь перечень мест, куда заносило Собиных в поисках лучшей доли, часть Собиных оказалась на левом берегу Камы, на территории Башкирии. География Собиных расширялась. Собины породнились со всеми, с кем это было возможно. Вероятно, что Собины из Тобольского края и д. Девятово также имеют общие корни, относящиеся ко второй половине 17-го века. Несмотря на массовый разъезд Собиных из Девятово, меньше их там не становилось (к 1891 году в Девятово проживало 12 семейств Собиных).

К 1826 году еще два семейства Собиных переехало из Девятово в Мосино. Где-то в это время Мосино и стало называться Собино. Незадолго до этого первым двором в Моисеево (Мосино) стали записывать двор Андрея Григорьева Собина и к VII ревизии починок официально назывался «На речке Березовке Собин тож». Первым двором в ревизской сказке 1817 года идет двор Ивана Яковлева Собина. Ещё долгое время (в течение 1820-х годов точно) в различных документах фигурируют два названия: Мосино (Мосеево) и Собино (по инф. от Сергея Буранова). К 1891 году в Собино проживало 61 семейство Собиных, и Собины из Собино тоже стали потихоньку разъезжаться в разные стороны. К 1897 году в Собино проживало 50 семейств Собиных. Таким образом, к концу 19 века основным источником распространения в России Собиных стали Собины из Собино.

По данным ГАКО (Государственный архив Кировской области, Ф. 237 оп.79 д.332) «Духовные, военные, приказные, мастеровые, работные люди, заводские крестьяне и их домашние, проживавшие в Воткинском заводе, в 1782 году: 145 (номер домовлад. по арх. списку) 536 (номер в переписи) Иван Семенов Собин 36; 543 жена Евдокия Дмитриева 36; 537 Дети Василей 14, 538 Иван 11, 544 Пелагия 10».

            Указанный главой домовладения в данном списке Иван Семенов Собин является родным, старшим братом (от первого брака) основателя починка Валкова – Михаила Семенова Собина (1763 - 08.08.1826). Михаил Семенов Собин часть детей оставил на хозяйстве в Девятово, а сам с сыновьями и супругой не ранее 1816 года скатился вниз по Каме осваивать новые территории. Михаил умер в 63 года от чахотки и захоронен на кладбище в Новом Пьяном Бору возле Тихоновской церкви. Михаил являлся воспреемником детей у многих Собиных в Девятово и в Валково, он часто был поручителем при венчании молодых (и не молодых) семейств.

            В конце 19 столетия Собины проживали «в пригороде» Воткинского завода – деревне Гавриловке, не слившейся с городом, вероятно только благодаря р. Сиве (по инф. от Николая Лапина).

            В 1853 году в метриках села Пьяного бора был зафиксирован некий мещанин Кирилл Егоров Собин из города Мензелинска. Родственные связи с данным Собиным на сегодняшний день мною не установлены. Можно предположить, что вчерашние крестьяне, разъехавшиеся вверх и вниз по реке Каме и Белой, обосновались в населенных пунктах, позднее получивших статус уездных городов и автоматически перешли в мещанское сословие. Отец Кирилла – Егор подходит под возрастные данные упомянутого выше Егора – сына той самой Февроньи, проживавшего в 1780 году в деревне Мишкины под Воткинским заводом и где указывался его возраст – 19 лет.

            Единственная причина, почему о Собиных мало где упоминается - это испокон веков выпестованное нежелание Собиных где-то «высвечиваться», стремление жить своей, независимой жизнью, без оглядки на других и сложный, особинный характер представителей данной фамилии. Бабушка Фатинья Максимовна Собина говорила, что из-за собинских характеров в деревне для молодых девушек считалось нерадостным вариантом выйти замуж за Собиных, но при этом за Собиными они оказывались, как за каменной стеной. Еще она часто повторяла, что «с Собиными жить - легче пуд соли съесть». Тем не менее, оставшись в 1941 году вдовой, с тремя детьми, и пережив войну, Фатинья не задумываясь вышла замуж именно за Собина и ни разу об этом не пожалела, прожив с дедом Афанасием Ивановичем долгую, трудовую и счастливую жизнь. Афанасий берег свою жену. Мужчинам-староверам нельзя было носить детей на руках, но когда никто этого не видел – он забирал детей у уставшей жены и нес их сам. Воду в деревне домой приносили только женщины, мужчины этого не делали. Афанасий плевал на все насмешки и первый в деревне стал носить воду. Над Афанасием потешалась вся деревня, но ему было все равно. Спустя 10 лет для мужиков такой домашний труд стал нормой. А ключ в д. Контузле, где они жили, находился совсем не близко, да еще и под горкой, на дне глубокого оврага.

Афанасий умер в 89 лет, и ни в чем себе не отказывал, позволяя себе, в любое время, по желанию и настроению, рюмку чая («вы не будете- а я выпью!»), при этом впахивал без выходных, всю жизнь, с 5 утра до 10 вечера. Когда ему было под 80, я попал с ним на сенокос, вместе со своим двоюродным братом Владимиром и племянником Ильей. Заготовкой сена занимались весь световой день, начиная с рассвета. У деда никогда не заканчивались силы, а мы, молодые парни, «лоси», уже к полудню умирали от жары и усталости. Дед уже тогда поражал меня своей выносливостью и работоспособностью. Наверное, это генетическое. На этот вопрос смогут ответить только представители других веток Собиных. Любимой шуткой моего отца было между делом спросить Афанасия, зачем же он женился на Фатинье, зачем он взял женщину с детьми, когда в 1946 году вокруг было столько свободных, неприкаянных женщин. Дед всегда отвечал беззлобно, но неизменно грубо: - «Тебя г..на забыл спросить!». Отца это очень веселило и шутка повторялась снова и снова. На самом деле, это дед Афанасий был принят в доме вдовы и рачительно отнесся к обретенному имуществу и хозяйству, за долгие годы ничего не потеряв, а приумножив.

В 1947 году прадед Иван единственный раз вмешался в семейные дела сына - Афанасия, когда, он, и его супруга, Фатинья, хотели взять к себе в семью на воспитание сына Афанасия от его гражданского брака с женщиной из Ижевска - сына Владимира. В семью Афанасию его хотела отдать некая «Тося», в голодные военные годы, забравшая у Афанасия сына и отправившаяся искать лучшей, более сытой доли. Всю войну Афанасий работал на Ижевском оружейном заводе, был мастером-оружейщиком, работал на фронт и дома не появлялся. Фактически, всю войну дед жил на Ижевском заводе, а молодая женщина такой жизни не выдержала, бросив Афанасия. После войны она хотела вернуться к Афанасию, но обратно он ее не принял (дед был очень злопамятный и обид не прощал). Но ни Афанасий, ни Фатинья не возражали против принятия еще одного ребенка в свою собственную семью. Но возражал его отец, сказав "что это у вас будет за семья, в которой будут дети от трех союзов?". Отцу Афанасий не перечил. Тося забрала сына, уехала с ним в южные края и с тех пор о данной ветке Собиных никто ничего не слышал. Неизвестно, были ли они вообще Собиными, а спросить ныне и не у кого. За доблестный и самоотверженный труд в годы Великой отечественной войны, Афанасию от Ижевского завода вручили медную медаль с профилем товарища Сталина…

Остается загадкой вопрос, а откуда же и когда Собины появились в деревне Вверх по речке Яромаска - Девятово незадолго до 1710 года? Возможно, что разгадка кроется в покинувшем деревню Сигаево (деревня находится всего в 5 километрах к северо-западу от Сарапула и всего в 15 километрах от будущего возможного места проживания в деревне Девятово моего семейства Собиных) числившегося в нем по переписцовым книгам 1646 года единственного известного по тем временам семейства: двора Якунки Яковлева сына Собина с сыном с Оскою, у Оски сын Пашка.

Возможно, что упомянутое в переписной книге 1681-1683 г.г. Тобольского уезда в переписи Льва Поскочина семейство Собиных, проживавшее в деревне Осипова на речке Юрмыче так же имеет отношение к нашим Собиным «…Деревня Осипова на речке Юрмыче. Во дворе Оска Дмитреив сын СОБИНа. Сказал: родился де он в Киргинской же слободе. У него племянник Сенка. У Сенки дети: Микитка (л.622) полутора году, Федка году.».

В переписной книге Тобольского уезда (РГАДА, Ф. 214. Оп. 5. Д. 434. Не ранее 1709 г., предположительно 1710 года), в деревне Шадриной, относившейся к Исецкому острогу фигурируют и другие семьи Собиных:

(л.333) Деревня Шадрова … (л.335об.) …Двор а в нем пашенной крестьянин Иван Григориев СОБИН сказал себе от роду 40 лет у него жена Анна 36 лет у них три сына Осип 7 лет Никифор 3 лет Петр году у него ж в доме Багаряцкие слободы оброшной крестьянин Данило Васильев Санатин 30 лет у него брат Дементей 23 лет у него жена Фетиния 20 лет у них две дочери Настасья 8 лет Зиновья (л.336) 6 лет

Двор а в нем пашенной крестьянин Семен Григориев СОБИНых сказал себе от роду 50 лет у него жена Агрипина 46 лет у них два сына Логин 12 лет Алексей 7 лет две дочери девки Мавра 5 лет Неонила 3 лет у него ж брат Сидор 30 лет у него жена Евдокия 26 лет у них дочь Агафия году у них сестра девка Анна 26 лет у них отец Григорей 70 лет у него жена Улита 70 лет у негож пришлой человек Никита Кырсантьев Галяченин 55 лет.

            Возможно, что вышеуказанная информация по отношению к Тобольским Собиным рано-или поздно привяжется к нашему древу Собиных, но в настоящий момент осуществить это затруднительно. Тем не менее, неожиданно увязываются Тульские Собины 1646 года с Собиными из Шадринского уезда села Конашского. Пускай эта информация будет Тобольским Собиным неожиданным подарком.

По данным переписи крестьян Шадринского дистрикта от 22 марта 1744 года (РГАДА. Ф.614. Оп.1. Д.73) по Масленскому острогу «здеревнями», в 1744 году Марта 22 дня Шадринского дистрикту Масленского острогу деревни Масленской пятидесятник ..., десятники ... в Шадринской управителской канцелярии сказали, что де у них в той деревне Масленской мужеска полу душ сверх того, о которых живущие в оной деревне Масленской крестьяне и всякого чина жители сами собою, как о себе, так и о имеющихся у них детях, братьях, племянниках и протчих свойственниках при нынешней переписи в скасках своих объявили, в прописке и в утайке никого неимеетца, да в той же деревне Масленской имеетца ис прежней генералитецкой переписи мужеска полу душ убылых, а имянно: Василей СОБИНЫХ шестидесяти лет умре.

Рядом, в Шадринском уезде, в селе Конашском, в ту же пору здравствовали
Тарх Перфильев сын СОБИНЫХ сказал себе от роду восемдесят лет, вновь рожденной

Андрей дватцати пяти лет. А более того у него, Собиных, мужеска полу душ никого неимеется. …

            Наиболее перспективной веткой поиска корней Собиных, с моей точки зрения, является семейство Собиных из Тульского уезда, указанного в переписной книге Тульского уезда 1646 г. (РГАДА, Ф. 1209, Оп. 1, Д. 493 (481)… Деревни Анишиной на речке на Любавке а в ней крестьян

В. Потапко Васильев сын Созонов (СОБИНов?) з детми с Климком да с Ысачком

В. Парфенко Евсевьев сын СОБИН с сыном с Огафонком у Огафонка сын Оська да пасынки Ивашка да Васка Фалелеевы

            В 1710 году в д. Девятово проживали помимо семейств Собиных - семейства Фалелеевых и Созоновых, что скорее всего, не случайно… Старинное имя Оська – это эквивалент более современных имен «Осип» и «Иосиф», Ысачко – Исаака, Якунко – Якова и т.д.

Интересной информацией в отношении Собиных могли бы показаться данные по проживавшим в Чердынском уезде в 1719 году (Л. 1112) Погосту Вверхязвинской, а в нем крестьяне: ... Матвей Анкудинов сын Собин – 60, брат Кирило – 57, у Матвея сын Прохор – 24, Конан – 12, у Кирила дети Григорей – 15, Яков – 10, Артемон – 7. ... и аналогичные данные, за 1722 год (Л. 868) Погосту Вверхязвинского… Матвей Никитин сын Собинин – 60, брат Кирило – 57, у Матвея сын Прохор – 24, Конан – 12, у Кирила дети Григорей – 15, Яков – 10, Артемон – 7, однако, при изучении данных семейств выясняется, что это семейство Собининых, а не Собиных. Такие ошибки в писцовых записях, к сожалению, по Собиным случались часто.

Собины всегда отличались редкой хозяйственностью, рачительностью и обособленностью. Никто из них до революции не нищенствовал, они имели, как правило, по несколько лошадей, коров, мелкий скот, землю и не очень-то спешили расставаться со своей собственностью и нажитым имуществом. По воспоминаниям родственников, в годы Великой отечественной войны в Волково стояли сильные морозы от минус 40 и ниже. Что у Собиных, что у Могилевых были большие сады, по 40 яблонь, росли сливы, груши, смородина и т.д. У всех в деревне яблони вымерзли. Трудолюбивые Могилевы яблони повыкорчевали и остались без сада, а дальновидные Собины деревья спилили, от пней пошла поросль и сад восстановился. Это один из ярких примеров трудолюбия Могилевых и расчетливости Собиных.

Собиных раскидало по всему свету, часть Собиных в Гражданскую войну поддержала белое движение, а после его краха убыла в эмиграцию и связи с ними потерялись. Собины, отслужив в царской армии, редко стремились к тому, чтобы вернуться в родные места, обосновываясь в новых. Собины участвовали в Ледовом походе, воевали и в 1-ю мировую (существовали Собины, служившие в царской армии в званиях майора и полковника), и в Великую отечественную войну, их бренные останки нашли упокоение в самых разных частях земного шара. Известен георгиевский кавалер - Дмитрий Афанасьевич Собин, проходивший службу в 54-м Сибирском стрелком полку, подпрапорщик, за отличие в бою 10.08.1915 у д. Бабенка. Наиболее трагичной история Собиных была в 30-е годы, во времена коллективизации и раскулачивания.

Десятки семейств Собиных подверглись репрессиям и высылкам за Урал, в Томскую область и в другие регионы. Кого-то высылали, как кулака, кого-то за сектанство (поморство), а поскольку приход советской власти у Собиных-поморов «внезапно» взглядов на религию не поменял, то государство приняло меры по вразумлению своих чад, некоторые из которых на момент применения «воспитательно-карательных» были в годах. Печальным итогом репрессий было захоронение останков «упрямцев» по местам высылок. Это очень грустная страница в истории Собиных. Одной из таких страничек является репрессирование в 1937 году внука Семена Михайлова Собина - Финогена Ефимовича Собина (1891 г. р.), осужденного 29 октября 1937 года по ст. 58.10 УК РФ на 10 лет ИТЛ за принадлежность к ИПЦ и сектанство. Родился Финоген в д. Волково, проживал на другом берегу Камы в п. Дербешке Актанышского р-на, работал плотником судостроительной мастерской, в затоне «Дербешский». Состав семьи на момент репрессий состоял из 3-х человек, у него была дочь. Реабилитировали Финогена только в 1989 году, а судьба его семьи неизвестна. После создания в Волкове в 1935 году колхоза, Собины, как и остальные колхозники оказались без паспортов и мало отличались от крепостных крестьян позапрошлого века. Молодежь потихоньку, всеми правдами и неправдами старалась переехать в другие места, в Красный Бор (бывший Новый Пьяный Бор) и в Нижнекамск, в Краснокамск, Дербешку, Челябинск, Москву, Казань, Ижевск, Калининград и др.

Установление родственных связей с Собиными отличается для меня уже привычными сложностями. Одна из таких ситуаций - это поиск контактов с потерянной ветвью Григория Ивановича Собина (15.10.1924). После окончания 5 классов, Григорий трудился в колхозе, в Красноборской МТС. Все помнят его как кудрявого красавца, являвшегося душой любой компании. Обнаружилось, что он фронтовик, гвардии сержант, воевал на Ленинградском фронте, трижды был ранен, награжден медалями «За отвагу» и «За победу над Германией». Наградили его только после войны, в 1947 году, в наградном листе указаны даты трех подвигов - 05.06.1943, 24.01.1944, 12.01.1945. Григория призвали в марте 1942 года, он получил тяжелое ранение в Польше, и на этом боевые его действия закончились. После излечения Григорий продолжил службу, был краснофлотцем и служил до 1950 года. О своих наградах Григорий и о периоде службы в армии Григорий не распространялся. Демобилизовавшись 02.04.1950, он вернулся в родную деревню Волково и ему понравилась учительница из Волковской школы, родом из Старого Красного Бора (Старый Пьяный Бор, что за р. Камой). Уже 10.05.1950 он женился на ней, Емелевой Надежде Ивановне, у них родилась дочь Валентина, примерно 1951 г.р. К сожалению, переехав с семьей в г. Челябинск Григорий пошел на поводу у зеленого змея, поэтому супруга не выдержала и оставила его. Григорий платил алименты, женился второй раз, на Анне Шитиковой, работавшей в железнодорожной кассе города Челябинска. В Челябинске у них родился сын Владимир, но семейная жизнь снова не задалась по тем же причинам. Говорят, Григорий успел жениться и третий раз, но детей родить не успел - скоропостижно скончавшись около 1970 года, поперхнувшись крошками от сухого печения. Старшая дочь уже к тому времени выросла, а младший Владимир остался сиротой. Все связи с ними утрачены, а бюрократизм органов ЗАГС и УФМС при обращении за помощью в их поисках вызывает недоумение. К счастью, маразм процветает не везде, и Татарстан - один из лучших примеров человеческого отношения чиновников к решению частных генеалогических вопросов. Мои запросы по поводу Собиных удивительно четко и оперативно независимо решались и на уровне местных администраций, и на уровне аппарата руководителя Республики Татарстан.

Так сложилось исторически, что Собины потеряли между собой родство, очень часто предпочитая общению и поддержанию контактов с Собиными - поддержание контактов с родственниками по линиям своих жен и другой родни. Да. Именно так. Редко, когда братья в одной семье, выпорхнув из родительского гнезда, в дальнейшем поддерживали между собой хоть какие-то отношения. Оказалось, что намного проще наладить отношения с родственниками по женским линиям Собиных за 10-15 поколений назад, чем с Собиными, являющимися потомством родных братьев и сестер деда Афанасия. Но благодаря этой статье, откликнулись родные из Ижевска.

            Многим Собиным любопытно, имеет ли их фамилия отношение к созвучным населенным пунктам. Ответить на этот вопрос сложно, с достоверностью можно говорить о связи Собиных с происхождением российских географических названий только по отношению к Собино и Собинскому починку Шарканского района, находящихся в Республике Удмуртии, а одноименных населенных пунктов по всей России было немало.

            Существует такой город Собинка, являющийся центром Собинского района во Владимирской области, к Собиным отношения не имеющим. Город возник на месте непроходимых и малопроезжих мест, называвшихся Собинова пустошь, и принадлежавших графу Зубову. В 4-х верстах от этой пустоши протянулась железная дорога, шедшая параллельно знаменитой «Владимирке», связавшей столицу России с Владимиром и Нижним Новгородом. Коммерсанты Лосевы выкупили эту землю у графа, место было очень удобно для основания текстильной фабрики, рядом находилась река Клязьма, а местный сосновый бор назывался «Собино». Фабрику начали строить в 1856 году, одновременно со строительством жилья для рабочих, а в 1858 году фабрика уже заработала. Важным событием для жителей нового поселка было открытие храма, после открытия которого местечко Собинова пустошь стало именоваться Собинкой. Согласно архивной справке, церковь Воскресения Христова на Собинской мануфактуре была открыта 15 июня 1884 года. Как мы видим, наши Собины к Собинке отношения не имеют. Первоначальное название пустоши происходит не от имени или прозвища «Собин», и не от слов «собь», «собственный», а от слов «особый», «особенный» (в значении «отдельный»). В межевых документах указанную пустошь называли Собина Лука Лопата тож. В других документах пустошь называлась: Собенная Лопата тож, Собенная Лука, Собенная Лука Лопата тож, Собина Лука, Собинная Лука Лопата тож, Собинская, Собинская Лука Лопата тож. Иногда слово «пустошь» опускалась, а в делах фигурировали две пустоши. Тема Собиновой Пустоши является предметов споров и изучения краеведов.

До революции в Тамбовской губернии Моршанского уезда Мало-Моршевской волости существовала еще одна одноименная деревня – Собино. Позднее деревня в составе Моршанского района относилась сначала к Воронежской, а затем к Тамбовской области. Деревня Собино Дмитриевского сельского Совета Моршанского района, упоминалась в документах ревизской сказки 1858 года под названием: «Деревня Собнина». Принадлежала деревня статскому советнику Эммануилу Дмитриевичу Нарышкину, церемониеймейстеру императорского двора, за которым было записано: мужского пола — 227, женского пола — 211 человек (60 домов) крепостных крестьян, в том числе: Дыхнилкин Иван, Маслов Иван, Терехин Степан, Малышев Афанасий, Колдашевы Емельян и Андрей, Дворянкин Пахом, Сафронов Ефим, Кожевников Максим. В последующем, в данной деревне проживали также Хромушины, Воробьевы и Дворяновы. Сведений о том, жили ли там Собины или нет – у нас не имеется. Деревня была исключена из числа населённых пунктов Тамбовской области, как фактически прекратившая своё существование (постановление Тамбовской областной Думы № 429 от 27.10.2017).

В настоящее время в Корткеросском районе республики Коми существует посёлок сельского типа Собино (Сöбино), относящийся к сельскому поселению села Позтыкерес. Данный район приравнен к районам крайнего Севера. Поселок Собино был основан в 1940 году и в смысловом значении название получил от слов «особенный, отдельный».

В Псковской области и ныне существует старинная деревня Собино, известная с 1587-1588 годов. Деревня относилась к Моложанской губе Заклинской засады и в современности относится к Струго-Красненскому району Псковской области. Входит в состав сельского поселения «Новосельская волость». Находится на северо-востоке региона, в западной части района, в лесной местности, соседствуя с д. Демяховщина, около д. Щегли.

Во Владимирской области: существует деревня Собино — в Кольчугинском районе, входящей в состав Раздольевского сельского поселения. Деревня расположена в 10 км от посёлка Раздолье и в 4 км от райцентра города Кольчугино. В конце XIX — начале XX века деревня входила в состав Завалинской волости Покровского уезда, с 1925 года — была в составе Кольчугинской волости Александровского уезда, Владимирской губернии. В 1926 году в деревне числилось 42 двора. Деревня старая, имела статус казенной и относилась к приходу села Беречина, в котором в 1817 году вместо сгоревшей в 1812 году деревянной церкви был построен каменный храм. Данная деревня существовала на момент 8-й (1833-1835г.г.) и 9-й ревизий (1850 год) и на момент 8-й ревизии также состояла из 22 дворов; число душ по 8 ревизии: мужского пола - 64; женского пола - 87; число душ по 9 ревизии: мужского пола - 61; женского пола - 72; действительное население: мужского пола - 69; женского пола - 66. В 1859 году в деревне числилось также 22 двора, число жителей: мужского пола - 67; женского пола - 72. В 1756 году деревня еще не существовала. Сохранились копии метрических книг прихода села Беречина с 1802 г., а исповедные росписи - с 1829 года. Сведений о жителях с фамилией «Собин» среди из указанной деревни у автора не имеется.

Интерес представляет также деревня Собино Холмогорского района Архангельской области. Название деревни старинным не является, но в ней проживают представители старинной фамилии Собининых и их потомки. Корни Собининых относятся к Холмогорскому уезду. Собинины – это совершенно другой род, имеющий собственную, богатую историю. Современное Собино входит в состав Матигорского сельского поселения (муниципальное образование «Матигорское») и расположено на левом берегу реки Северная Двина. Ближайшие населённые пункты - деревни Берёзы и Шепицы, в радиусе полутора километров. Расстояние до административного центра сельского поселения, деревни Харлово, составляет 12 км, а до административного центра Холмогорского района, села Холмогоры - 17 км пути по автодороге. Как указано местными краеведами, в записи 1696 года «…Архирейский дом Холмогор снарядил три коча на новоземельский моржовый промысел. Быстрокурские кормщики Кирилко Романов сын Гурьев и Никифорко Евдокимов сын Собинин были подряжены…». Местные жители говорят, что до создания колхозов д. Собино называлась по-другому. Левая часть деревни (от автобусной остановки в сторону д. Берёзы) называлась Шумилово, а правая - Вахромеевка. В деревнях, в числе прочих, проживали Собинины и при советской власти деревня стала называться Собино. В частности, в 1939 году деревня двойного названия уже не имела. Считается, что у деревни есть свой день – Прокопьев, 21 июля.

На территории бывшей Чернослободской волости Вытегорского уезда Олонецкой губернии, близ границ с Новгородской губернией (современная территория Вологодской области), в конце 18-го века была еще одна деревня Собино, в которой было записано 3 двора и проживало 19 жителей. Деревня относилась к Кемезерскому Успенскому приходу (т.н. Кемозерский погост).

В Пермском уезде также существовала еще одна деревня Собина. Название деревни известно по фамилии жителей этой деревни – Трубиловых, а иных сведений о населенном пункте не имеется.

В документах РГИА (фонд 379 опись 1 дело 959, л.д. 1-7об) имеются сведения о переселении в 1828-1831 г.г.  казенных поселян Малоархангельского уезда Дровосеченской волости деревни Малой Сучей Плоты (л.д. 58-60), в которых указаны некие … 9. Илья, Казма, Савостьян, Григорей СОБИНы... Списки однодворцев были указаны в поданных в Департамент государственных имуществ от 12.02.1828 года № 633 от Орловской казенной палаты в увольнительных свидетельствах от 1827 года на переселение, данных Волостныя Голова и мирским обществом села Дровосечнаго о позволении им с семействами своими переселиться на жительство в Саратовскую губернию в Вольский уезд в Воскресенскую волость, где приисканы уже для жительства своего места…(л.д. 8-93). Вероятно, что, проживавшие в будущем государственные крестьяне в слободе Солодовка, Царёвского уезда (в 1866-1870 г.г.) некие СОБИН Гордей, СОБИН (Сабин) Яков (современная территория Волгоградской области) относятся к потомкам перечисленных Собиных и данная информация современникам данных Собиных пригодится.

Для Собиных будет интересной информация об акционерном банке «Содействие общественным инициативам» (Собинбанк) — бывшем российском коммерческом банке, существовавшем в 1990 - 2020 годах, присоединенному с 28 октября 2020 года к Генбанку. «Собинбанк» был создан в конце 1990 года в форме ТОО, затем был преобразован в ОАО, после вошёл в группу компаний «Газпром», а в 2010 году стал собственностью АКБ Банк «Россия». Председателем банка являлся Собин Артём Григорьевич, имеющий прямое отношение к роду Собиных. «Собинбанк» был представлен во всех федеральных округах Российской Федерации, но из-за событий на Украине попал под санкции. В Калининградском региональном представительстве «Собинбанк» автор, воспользовавшись сходством собственной фамилии с фамилией председателя и названием банка однажды совершил прогулку по его офису. Во время прогулки никто не пострадал.

Вот такие вот Собины - особинные. В заключение своего исследования сообщу, что потомкам Собиных, изъявившим желание выстроить собственное родовое древо, в случае с Собиными придется постараться, чтобы выстроить генеалогический мостик из будущего в прошлое, окунувшись в мир исторических документов и церковной письменности, а приведенная здесь информация о корнях Собиных подскажет направление для поисков. История Собиных продолжается и автор приглашает к сотрудничеству всех Собиных, интересующихся своим происхождением, а также всех неравнодушных, в руках которых окажется информация о Собиных.

Надеюсь, что данный рассказ позволит Собиным не запутаться и понять, кто же они есть на самом деле, откуда взялись, и дополнить новыми подробностями историю Собиных от профессионалов-родоведов, историков и краеведов.

 

Собин, февраль 2021 года.

Комментарии

Аватар пользователя skygrad

Собан или собанчи - на булгарском значит крестьянин, оседлый житель. В летописи 12 века упоминаются некие булгарские собакули, на карте Идриси той поры есть город Сабуни, примерно на верхней Чепце (Иднакар?). Вероятна связь с фамилией Собянин.

Очень хорошо поработал автор!