Акты Вятского Успенского Трифонова монастыря (в Трудах ВУАК)

6 сообщений / 0 новое
Последнее сообщение
Alexender
Аватар пользователя Alexender
Модератор, Модератор блогов и форума, Редактор раздела «Книжные издания»

Не в сети
Последнее посещение: 36 минут 22 секунды назад
Регистрация: 01.09.2014 - 18:06

Труды ВУАК 1906 г. Вып. 1-2 отд. 2

Историческiе материалы ГРАМОТЫ И АКТЫ Вятскаго Успенскаго Трифанова монастыря 1580-1764 г.

Собралъ и издалъ А. В—нъ.

/I/

Предисловiе издателя.    

      Начало собиранію грамотъ и актовъ Вятскаго Успенскаго Трифонова монастыря положено было еще въ 70-хъ годахъ прошлаго столѣтія. Нѣкоторые грамоты и акты незначительнаго размѣра доставлены были собирателю въ копіяхъ двумя-тремя священниками селъ, принадлежавшихъ нѣкогда монастырю. Затѣмъ собирателю удалось проникнуть въ Архивъ Вятской Казенной Палаты, гдѣ хранились списки, средины XVIII столѣтія, грамотъ и актовъ монастыря съ самаго его основанія до XVIII вѣка. Съ важнѣйшихъ изъ первоначальныхъ грамотъ были сняты копіи и напечатаны въ «Древнихъ Вятскихъ Актахъ» въ 1880 году.

    Но затѣмъ собирателю естественно представился вопросъ, насколько эти списки Казенной Палаты соотвѣтствуютъ подлинникамъ, и точно ли они передаютъ послѣдніе. Это побудило собирателя предпринять нѣсколько поѣздокъ въ Москву, для занятій въ Архивѣ Министерства Юстиціи, въ которомъ хранилось и хранится много грамотъ и актовъ монастыря между дѣлами Коллегіи Экономіи. Списки Казенной Палаты были при этомъ съ возможною аккуратностію свѣрены съ подлинниками Архива Юстиціи, и при этой свѣркѣ /II/ оказалось, что въ спискахъ Казенной Палаты вообще достаточно вѣрно передаются подлинники, и только въ нѣкоторыхъ спискахъ оказались описки переписчиковъ.

    Но въ то же время оказалось, что между подлинниками Архива Юстиціи есть не мало грамотъ и актовъ, какихъ не было въ спискахъ Казенной Палаты; равно и между списками Казенной Палаты оказались такіе, подлинниковъ которыхъ не значится въ описяхъ дѣлъ Коллегіи Экономіи.

    Собиратель нашелъ нужнымъ въ издаваемомъ теперь сборникѣ помѣстить какъ тѣ, такъ и другіе грамоты и акты, какіе оказались дефектными и въ Архивѣ Юстиціи и въ Архивѣ Казенной Палаты, обозначивъ это въ примѣчаніяхъ мелкимъ шрифтомъ при каждомъ печатаемомъ документѣ.

    Помимо этихъ грамотъ и актовъ оказалось еще нѣсколько грамотъ и актовъ, хотя и не особенно значительныхъ, въ Межевыхъ книгахъ Успенскаго монастыря. Эти Межевыя книги, собирателю случайно удалось видѣть у извѣстнаго на Вяткѣ книгопродавца и библіотекаря А. А. Красовскаго, сына бывшаго архимандрита монастыря Амвросія, отъ котораго Красовскій вѣроятно и получилъ эти книги. Собиратель, съ дозволенія Красовскаго, воспользовался этими книгами и извлекъ изъ нихъ въ копіяхъ грамоты и акты, какихъ не оказалось ни въ Архивѣ Казенной Палаты, ни въ Архивѣ Министерства Юстиціи, что также обозначается въ примѣчаніяхъ къ каждой такой грамотѣ.

    Наконецъ, собирателю довелось случайно получить нѣсколько грамотъ и актовъ отъ частнаго лица, именно - отъ священника (нынѣ уже умершаго) села Васильевскаго, Нолинскаго /III/ уѣзда, К. Н. Трапицына, касающихся бывшихъ владѣній монастыря въ Курчумѣ, Кырчанѣ и ближайшихъ къ нимъ селеніяхъ. Собиратель нашелъ возможнымъ пріобщить къ другимъ и эти грамоты и акты, такъ какъ не представлялось никакихъ поводовъ предполагать какую бы то ни было поддѣлку или фальсификацію этихъ документовъ, писанныхъ въ XVII вѣкѣ.

    Издаваемые грамоты и акты, по крайнему разумѣнію собирателя, имѣютъ весьма важное значеніе для исторіи Вятскаго края, особенно для исторіи его колонизаціи, а также и для ознакомленія съ бытомъ, какъ монастырей, такъ и крестьянъ, жившихъ во владѣніяхъ монастыря. Но объ этомъ умѣстнѣе будетъ сказать въ послѣсловіи къ сборнику всѣхъ грамотъ и актовъ, когда желающіе читать ихъ будутъ имѣть подъ руками уже всѣ акты и грамоты съ алфавитнымъ къ нимъ указателемъ, и когда будетъ въ концѣ Сборника напечатана опись всѣхъ владѣній монастыря, составленная въ 1764 г. поручикомъ Моховымъ.
    Что касается орѳографіи издаваемыхъ грамотъ и актовъ, то необходимо сдѣлать предварительное замѣчаніе, что какъ подлинные грамоты и акты, такъ и списки съ нихъ въ архивахъ не имѣютъ почти никакихъ знаковъ препинанія. Безъ знаковъ препинанія, близко къ подлинникамъ, издаются многіе старинные письменные памятники учеными въ послѣднее время; но имѣя въ виду главный контингентъ „потребителей" грамотъ въ лицѣ іереевъ и преподавателей начальныхъ и среднихъ школъ, издатель нашелъ необходимымъ, для облегченія ихъ, вездѣ разставить современные знаки /IV/ препинанія. Въ виду того, что во многихъ грамотахъ приводятся выдержки изъ болѣе древнихъ грамотъ, оказалось нужнымъ отдѣлить выдержки эти одну отъ другой знакомъ - , а нѣкоторыя выдержки изъ болѣе раннихъ писцовыхъ, переписныхъ, оброчныхъ книгъ и разныхъ актовъ оттѣнить и ковычками. Словъ подъ титлами какъ въ подлинникахъ, такъ и въ спискахъ, вообще не много; а надстрочныя буквы, писанныя поверхъ строки для скорости, встрѣчаются рѣже въ подлинникахъ и чаще въ спискахъ XVIII вѣка. Предлоги: отъ, в, к, с, под, пред (безъ ъ) обыкновенно писаны слитно съ зависящими отъ нихъ словами, какъ произносились, почему и находимъ какъ въ подлинникахъ, такъ и въ спискахъ слова: сыстоки (т. е. съ истоками), выныхъ (въ иныхъ), ксебѣ (къ себѣ), збратьею (съ братіей), отбору (отъ бору), подними (подъ ними) и т. п. Собственныя имена, иногда въ одной и той же грамотѣ писались различно: Андрей и Ондрей, Ѳедоръ и Федоръ, Анфимъ и Анѳимъ; точно также и буквы ѣ и е: велѣно и велено, свѣща и свеща.

    А. В-нъ.

/1/

    ГРАМОТЫ И АКТЫ ВЯТСКАГО ТРИФОНОВА МОНАСТЫРЯ.

    1. Грамота царя Ивана Васильевича въ Хлыновъ, о построеніи Успенскаго монастыря и надѣленіи его землями, 1580 г. іюня 2.

        Отъ царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русіи, на Вятку, въ городъ Хлыновъ, выборнымъ судьямъ Якову Носкову да Якову Телятникову съ товарыщи, и старостамъ и цѣловалникомъ и всѣмъ земскимъ людемъ. Прислали естя къ намъ ото всей земли челобитную, а въ челобитной написано, что Вяцкіе городы отъ Московскихъ городовъ удалѣли, а нашей деи богомольи мнишескаго монастыря у васъ во всей Вяцкой землѣ нѣтъ, а сверстнымъ и увѣчнымъ людемъ постригатися негдѣ, а у васъ деи многіе сверстные и увѣчные люди, а иные при смерти, постричися желаютъ; и намъ бы вамъ велѣти мнихомъ монастырь устроити на Вяткѣ, въ Хлыновѣ, у Успенья Пречистой; а излюбили естя въ строители Пискорского монастыря постриженика старца Трифана, и землицы бы намъ къ монастырю велѣти дати, а у васъ деи въ Хлыновѣ намѣстничи деревни стоятъ пусты и не пашетъ ихъ никто.—И мы старцу Трифану велѣли въ Хлыновѣ у Успенья Пречистой мнихомъ монастырь строити и священниковъ призвати, а земли есмя къ Успенію Пречистой велѣли дати въ Хлыновѣ подъ городомъ пустошь Семеновскую Филимонова, которая и въ писцовыхъ книгахъ къ Успенью написана, да пустошь Ярскую, пашни перелогомъ, /2/ по сказкѣ Хлыновцовъ Сенки Олександрова съ товарыщи, десять четьи въ полѣ, а въ дву по тому жъ; да къ той же пустоши пожня въ Нероновскомъ лугу, сѣна ставится семдесять копенъ, а не отдана деи та пустошь никому и не владѣетъ ею никто, а запустѣла до писцовъ, а въ писцовыхъ книгахъ не написана; да изъ намѣстничьихъ пустошей пустошь Семеновскую Прошлецова, перелогу худые земли двадцать двѣ четьи въ полѣ, а въ дву потому жъ. И вы бъ тѣхъ пустошей досмотрили и измѣрили въ десятины, и всякіе угодья смѣтили, и въ книги за Успенскимъ монастыремъ написали, да тѣ книги, за своими руками, прислали къ намъ къ Москвѣ въ четверть дьяка нашего Ондрея Щелкалова; а прочетъ бы естя сю грамоту и списавъ съ нее списокъ, слово въ слово, отдали ее назадъ Успенскому строителю Трифану, и онъ ее держитъ у себя для переду. Писанъ на Москвѣ лѣта 7088 іюня во 2 день.

            А позади подлинные грамоты писано тако: „Лѣта 7107 апрѣля въ 29 день, государь царь и великій князь Борисъ Ѳедоровичь всеа Русіи сее грамоты слушалъ, а выслушавъ сю грамоту, Успенья Пречистые Богородицы игумена Трифана съ братьею, или кто по немъ въ томъ монастырѣ иный игуменъ будетъ, пожаловалъ: велѣлъ имъ сю грамоту подписати на свое царево и великого князя Бориса Ѳедоровича всеа Русіи имя, и сее у нихъ грамоты рушити не велѣлъ никому ни въ чемъ, а велѣлъ у нихъ ходити о всемъ по тому, какъ въ сей грамотѣ писано. - А подписалъ государевъ царевъ и великого князя Бориса Ѳедоровича всеа Русіи діакъ Иванъ Нармацкой".

            „Лѣта 7116 апрѣля въ 27 день, государь царь и великій князь Василей Ивановичь всеа Русіи сее грамоты слушалъ, а выслушавъ сю грамоту, Успенскаго монастыря архимандрита Іону 1) съ братіею, или по немъ въ томъ монастырѣ /3/ иной архимандритъ будетъ, пожаловалъ: велѣлъ сю грамоту подписати на свое царево и великого князя Василья Ивановича всеа Русіи имя, и сее у нихъ грамоты рушити не велѣлъ ни кому ни въ чемъ, а, велѣлъ у нихъ ходити о всемъ по тому, какъ въ сей грамотѣ писано. - Діакъ Григорей Елизаровъ".

            1) У Шестакова (с. 133): „Трифона", несогласно съ подлинникомъ.

            „Лѣта 7122 декабря въ 20 день, государь царь и великій князь Михайло Ѳедоровичь всеа Русіи сее грамоты слушалъ, и выслушавъ Успенского монастыря архимандрита Iону съ братьею, или по немъ въ томъ монастырѣ иной архимандритъ будетъ, пожаловалъ: велѣлъ сю грамоту подписати на свое царево и великого князя Михайла Ѳедоровича всеа Русіи имя, и рушити ее не велѣлъ ни кому ни въ чемъ, а велѣлъ ходити о всемъ, какъ въ сей грамотѣ писано, - А подписалъ государевъ царевъ и великого князя Михайла Ѳедоровича всеа Русіи діакъ Ондрей Ивановъ".

            „Лѣта 7135 генваря въ 23 день, мы великій государь царь и великій князь Михайло Ѳедоровичь всеа Русіи и отецъ нашъ государевъ, великій государь святѣйшій патріархъ Филаретъ Никитичь Московскій и всеа Русіи, сее грамоты слушали, а выслушавъ пожаловали есмя архимандрита Іону съ братіею: велѣли имъ сю грамоту подписати на свое государьское имя и подписавъ указали отдати ему архимандриту съ братіею, впредь для спору вотчинныхъ земель и всякихъ крѣпостей; а о всемъ указали ходити по тому, какъ въ нашей жалованной новой грамотѣ 135 году, за приписью дьяка нашего Семена Бредихина, написано. - А подписалъ государевъ царевъ и великого князя Михайла Ѳедоровича всеа Русіи діякъ Семенъ Мануйловъ сынъ Бредихинъ“.

                Напечатана здѣсь по подлинной грамотѣ, хранящейся въ Московскомъ Архивѣ Министерства Юстиціи, въ дѣлахъ Коллегіи Экономіи подъ № 14164. - По копіи съ нея напечатана была въ „Актахъ Археографической Экспедиціи" (I,370), И. Д. Шестаковымъ при „Житіи преп. /4/ Трифона" (1868    г., 131-134), въ Древнихъ Вятскихъ Актахъ

(1880 г., 34-36).

    2. Грамота царя Ивана Васильевича жалованная Трифонову Успенскому монастырю на владѣніе пожнями и озерками въ Хлыновскомъ уѣздѣ, 1582 года іюня 7.

        Отъ царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русіи на Вятку, въ Хлыновъ, городовому прикащику Офонасью Лобанову. Прислали къ намъ Хлынова города выборные судьи и цѣловалники и всѣ земскіе люди челобитную за священническими руками; а въ челобитной ихъ написано, что есть блиско Хлынова города два озерка подъ монастыремъ, и намъ бы тѣ два озерка велѣть дати въ домъ къ Успенью Пречистые Богородицы. Да билъ намъ челомъ изъ Хлынова Успенья Пречистые Богородицы строитель Трифанъ съ братьею, а сказалъ: есть деи въ Хлыновскомъ уѣздѣ поженка Прошлецова, да поженка Загоскина подлѣ Плоского озерка, да поженка Осокоролевая за зарѣчнымъ посадомъ, да поженка въ Нероновѣ лугу два лоскута, да поженка по прудовому истоку Елкинская, да поженка по тому жъ истоку Лговская, да поженка на Шоломовѣ острову съ верхнево конца, да поженка по рѣчкѣ по Чахловкѣ, да поженка подъ буркомъ на лугу, да поженка въ Колуйномъ въ межахъ съ Меншикомъ Шепелевымъ; да далъ деи Хлыновецъ Ивашко Ивановъ сынъ Медвѣдевъ въ Хлыновскомъ же уѣздѣ, отъ города за тридцать верстъ, возлѣ Духовской истокъ, повыше старые рѣки Вятки, пожню въ домъ къ Пречистой Богородицѣ, а сѣна де на той пожнѣ ставитца на полтора ста копенъ, а оброку де съ тое пожни въ нашу казну идетъ по тридцать алтынъ и по десяти денегъ; и намъ бы строителя Трифана съ братьею пожаловати, велѣти тѣ поженки, кои въ сей нашей грамотѣ писаны, дати въ домъ къ Успенью Пречистые Богородицы для монастырьского обиходу безоброчно: /5/ а тѣ деи пожни въ писцовыхъ книгахъ Никиты Яхонтова съ товарыщи не написаны, а отдаютъ деи тѣ пожни земскіе люди охочимъ людемъ изъ оброку, а оброку съ нихъ емлютъ по полутретья рубля на годъ, а тѣ деи деньги идутъ у нихъ на земскіе харчи; а Иванка Медвѣдева пожня въ писцовыхъ книгахъ не написана жъ. И мы строителя Трифана съ братьею пожаловали, тѣ пожни, кои въ сей нашей грамотѣ писаны, и озерка строителю Трифану съ братьею, или хто по немъ въ строителехъ будутъ, велѣли дати въ домъ къ Успенью Пречистой Богородицы, и нашего оброку съ тѣхъ поженъ и съ озерокъ имать есмя не велѣлъ. И какъ къ тебѣ ся наша грамота придетъ, и ты бъ пожнею Прошлецовою, да пожнею Загоскиною, да пожнею Осокоревою, да пожнею что въ Нероновомъ лугу, да пожнею Елкинскою, да пожнею Лговскою и что на Шоломовѣ острову съ верхнево конца, да поженкою что по рѣчкѣ по Чахловкѣ, да поженкою что подъ буркомъ на лугу, да что поженка въ Холуномъ въ межахъ съ Меншикомъ Шепелевымъ, земскимъ людемъ владѣти ими не велѣлъ, и изъ оброку ихъ косить охочимъ людемъ не давалъ; а велѣли есмя тѣми пожнями и Ивановскою пожнею Медвѣдева и озерки владѣть строителю Трифану, съ братьею, или хто по немъ въ строителехъ будутъ, и нашего оброку съ тѣхъ пожень и съ озерокъ на строителѣ на Трифанѣ съ братьею имати есмя не велѣли; а что на тѣхъ пожняхъ, кои въ сей нашей грамотѣ писаны, сѣна ставится и что съ тѣхъ пожень и съ озерокъ въ нашу казну оброку идетъ, и ты бъ того дозрилъ и сыскалъ накрѣпко, да дозору своего и сыску писмо прислалъ къ намъ къ Москвѣ, въ четверть дьяка нашего Ондрѣя Щелкалова; а прочетъ сю нашу грамоту отдалъ бы еси строителю Трифану съ братьею, и они ее держатъ у себя для нашихъ посланниковъ, а съ нее списавъ противень слово въ слово держалъ въ нашей казнѣ. Писанъ на Москвѣ лѣта 7090 іюня въ 7 день. - Діакъ Ондрей Щелкаловъ.

/6/

                Напечатана здѣсь по подлинной грамотѣ, хранящейся въ Московскомъ Архивѣ Министерства Юстиціи, въ дѣлахъ Коллегіи Экономій подъ № 14165. - При ней находятся такія же подтвердительныя подписи отъ имени царей Бориса Ѳедоровича, Василія Ивановича Шуйскаго, Михаила Ѳедоровича и патріарха Филарета, какія при первой грамотѣ напечатаны выше на стр. 2-3.

    3. Грамота царя Ѳедора Ивановича въ Хлыновъ городовому прикащику Аф. И. Лобанову, о возвращеніи Трифонову монастырю во владѣніе деревеньки, 1588 г. іюля 18.

        Отъ царя и великого князя Ѳедора Ивановича всеа Русіи на Вятку, въ Хлыновъ, городовому прикащику Офонасью Лобанову да Хлыновскимъ посадскимъ лутчимъ людемъ, Якову Носк(ов)у, да Гаврилу Матвѣеву, да Федору Рязанцову, да Нечаю Севергину, да Офонасью Вагулскому, да Осипу Ременникову, и земскимъ и судецкимъ старостамъ и цѣловалникомъ. Били намъ челомъ съ Вятки Хлынова города нового монастыря Успенья Пречистые Богородицы Строитель старецъ Трифанъ съ братьею, а сказали: поставилъ де онъ новой монастырь въ Вятской землѣ для нашего богомолья вновѣ, а братьи деи у нихъ въ томъ ихъ монастырѣ 20 человѣкъ старцевъ и поповъ черныхъ, а вотчинки деи у нихъ и нашей хлѣбной руги въ ихъ манастырь ничего не шло; а въ прошломъ де 7094 году пожаловали мы ихъ, дали въ ихъ манастырь въ вотчину, на манастырьское строенье, на церковное сооруженье, и на свѣчи и на темьянъ и на ладанъ, и на церковное на служебное вино, и братіи на пропитанье, въ руги мѣсто, въ Хлыновскомъ уѣздѣ, въ Спенцынскомъ стану, три деревенки: а прилегли деи тѣ три деревенки блиско къ ихъ манастырю:    а прежде того даваны были тѣ три деревенки въ доходъ намѣстнику, а до намѣстниковъ бывали тѣ три деревенки Вятскихъ сведенцовъ, а послѣ сведенцовъ владѣли де тѣми деревенками волосные люди Дениско да Елизарко Балезины да Мартынко Костинъ; /7/ наша деи грамота, за приписью діака нашего Андрея Щелкалова, на тѣ три деревенки имъ въ манастырь дана, а велѣно тебѣ Офонасью и Якову Носку съ товарыщи, по той нашей грамотѣ, тѣ три деревенки у Дениска и Елизарка и Мартышка взять, и отдать и отвести со всѣми угодьи въ ихъ манастырь, и вы де имъ тѣ три деревенки въ 94 году въ ихъ манастырь отдали и отвели со всѣми угодьи; и въ прошломъ же де въ 95 году въ великой постъ билъ намъ челомъ изъ тѣхъ трехъ деревенекъ объ одной деревенкѣ Ѳедко Елизаровъ сынъ Балезинъ, которую деревенку отецъ Елизарко и самъ онъ Ѳедко пахали, и мы деи дали ему Ѳедкѣ по челобитью тое деревенку пахать на годъ, для сибирскіе службы, что возили деи отецъ его Елизарко запасъ нашъ хлѣбъ въ Сибирь; а нынѣ деи они Елизарко и Ѳедко не на службѣ и нашего запасу хлѣба въ Сибирь не возятъ, а возятъ въ Сибирь запасъ нашъ хлѣбъ землею всѣмъ міромъ, наймомъ, повытно съ сохъ; а тою деревенкою тотъ Елизарко и сынъ его Ѳедко владѣютъ нынѣ за посмѣхъ, сверхъ нашие грамоты, другой годъ, а свою де деревню тотъ Елизарко и сынъ его Ѳедко покинули пусту, не хотя нашие дани и всякихъ податей платити и волосныхъ розметовъ давати; а имъ де старцемъ въ монастырѣ прокормитися нечѣмъ; и намъ бы строителя старца Трифана зъ братьею или по немъ иныи строители или игумени и священницы въ томъ манастырѣ впередъ будутъ, пожаловать, велѣть имъ тое деревенку отдать въ ихъ манастырь назадъ, на манастырьское строенье и на церковное соруженье, и на свѣчи и на темьянъ и на ладанъ, и на церковное на служебное вино, и братьѣ на пропитанье, въ хлѣбной руги мѣсто. - И будетъ такъ, какъ намъ строитель старецъ Трифанъ зъ братьею били челомъ, и какъ къ вамъ ся наша грамота придетъ, и вы бъ про тое деревенку сыскали, а сыскавъ да тое деревенку у Елизарка и у Ѳедки у Балезиныхъ взяли /8/ и отдали ее, съ пашнею и съ дворомъ и съ овиномъ и со всякими угодьи, въ домъ Успенья Пречистые Богородицы, въ манастырь строителю Трифану съ братьею, или по немъ иной строитель и игуменъ и священницы въ томъ манастырѣ впредь будутъ, на монастырское строенье и на церковное соруженье, и на свѣчи и на темьянъ и на ладанъ, и на церковное служебное вино, и братьѣ на препитанье, въ руги мѣсто, впрокъ, и нашихъ никакихъ податей и оброковъ, и волосныхъ розметовъ, и подводъ подъ посланниковъ и подъ гонцовъ и подъ ратныхъ людей, и никакого нашего запасу въ Сибирь и нигдѣ съ тѣхъ ихъ со всѣхъ трехъ деревенекъ не имали бъ нихто ничего никоторыми дѣлы; а Елизарку и Ѳедкѣ велѣли бы естя владѣть своею деревнею и наши подати велѣли платити, и волостные розметы давати съ своей же деревни съ волостными людми ровно и вмѣстѣ; а прочетъ сю нашу грамоту и списавъ съ неѣ противень, слово въ слово, и отведчи имъ тѣ всѣ три деревенки въ манастырь, по прежней и по сей нашей грамотѣ, безволокитно, тотчасъ отдали бы естя ее Успенья Пречистые Богородицы въ манастырь строителю Трифану зъ братьею, или по немъ иные строители игумены и священници въ томъ манастырѣ впередъ будутъ, и они ее держатъ у себя въ манастырѣ впередъ для иныхъ всякихъ городовыхъ прикащиковъ и всякихъ приказныхъ людей, и земскихъ и судецкихъ старостъ и цѣловалниковъ, и нашихъ всякихъ посланниковъ. Писанъ на Москвѣ лѣта 7096 іюля въ 18 день.

                Подлинная грамота хранится въ Московскомъ Архивѣ Министерства Юстиціи, въ дѣлахъ Коллегіи Экономіи подъ № 14166. - При ней такія же подтвердительныя подписи отъ имени царей Бориса Ѳедоровича, Василья Ивановича, Михаила Ѳедоровича и патріарха Филарета, какія напечатаны при первой грамотѣ на стр. 2-3.

    4. Данная, по государевой грамотѣ, Хлыновскаго городоваго прикащика Аф. И. Лобанова строителю новаго Успенскаго /9/ монастыря въ Хлыновѣ Трифону, на деревню Елизарья Балезина, 1588 г. октября 14.

        Лѣта 7097 октября въ 14 день, по государевѣ Царевѣ и великого князя Ѳеодора Ивановича всеа Русіи грамотѣ, осматривали городовой прикащикъ Офонасей Ивановъ сынъ Лобановъ да Яковъ Носковъ, Нечай Севергинъ да Есипъ Ремениковъ, Офонасей Вогулской, государскою деревню, а живетъ въ ней Елизарей Болязинъ, и осмотря ту деревню и взяли у Елизарья Болязина и отдали, по государевѣ грамотѣ, въ новой манастырь, Успения Пречистые въ домъ, на церковное соруженье, на свѣчи и на ладанъ и на церковное вино, и братьѣ на препитанье, старцу строителю Трифану еже о Христѣ з братьею. А отдали деревню со всѣмъ дворомъ и с овиномъ и с мякинницею и сызгородою, со всею пашнею; а хоромъ на деревнѣ изба болшая на отмостьѣ, другая новая и не покрыта, толко знята, да сеница 1) на дву хлѣвахъ, да промежъ сеницею и избою синница въ столбахъ заплотомъ забрана, да посторонь сеници сеница жъ въ жердяхъ складена, да сѣникъ на подклѣти, а поклѣтъ съ перерубомъ, да другой сѣникъ на потклѣти, да двѣ клѣти наземные, да двѣ избы и телятникъ, да овинъ, да мякинница, да сѣникъ Елизарьева половника Василья Соловья, да баня Елизарьева. А грамота привезена сентября 27 дня. А на дачѣ были и на смотрѣ староста Прокопей Гладышевъ, цѣловалники Иванъ Распопинъ, Рудакъ Колпашникъ, Алексѣй Пурышкинъ, Семенъ Шишкинъ, Матвѣй Ждановъ, Семенъ Дурново, Гаврилъ Гавриловъ Юркинъ.

            1) Въ копіи Казенной Палаты вмѣсто „сеница“ (сѣнница) вездѣ: „селница“.

            Къ сей даной городовой прикащикъ Офонасей Лобановъ и въ товарищевъ своихъ мѣсто печать свою приложилъ. А дану писалъ земскій дьячекъ Никита Обабковъ.

            Къ сей даной грамотѣ Оѳонка Вогулского руку приложилъ.

/10/

            Къ сей даной грамотѣ земской цѣловалникъ Иванко Роспоповъ руку приложилъ.

                Напечатана здѣсь по подлиннику, хранящемуся въ Московскомъ Архивѣ Министерства Юстиціи, въ дѣлахъ Коллегіи Экономіи, за № 14167.

    5. Грамота царя Ѳедора Ивановича въ Хлыновъ городовому прикащику Аѳ. Зеленову, о безоброчной отдачѣ Успенскому монастырю озера Спенцына и курьи Парфеновой, - 1589 г. іюля 30.

        Отъ царя и великого князя Ѳеодора Ивановича всеа Росіи на Вятку, городовому прикащику Аѳонасью Зеленову да старостамъ и цѣловалникамъ, Матвѣю Гаврилову да Якову Носкову да Ѳедору Рязанцову да Аѳонасью Вогулскому, и всѣмъ земскимъ людямъ. Билъ намъ челомъ съ Вятки Успенья и Благовѣщенья Пречистой Богородицы строитель Трифанъ съ братьею, а сказалъ: было де на Вяткѣ на оброкѣ за Аѳонасьемъ за Лаченицынымъ рыбные ловли озеро Спенцыно да курья Парѳенова, а оброку онъ въ нашу казну платилъ по полутора рубля на годъ, и Аѳонасья деи не стало; и намъ бы строителя Трифана съ братьею пожаловати, велѣти дати тѣ озера Спенцыно да курья Парѳенова (не) на оброкъ; а оброку съ тѣхъ озеръ въ нашу казну платилъ по тому жъ по полутора рубли на годъ; и намъ бы ихъ пожаловати, велѣти имъ тѣ озера дати въ манастырь безоброчно, на пищу братьѣ. И будетъ такъ, какъ намъ строитель Трифанъ съ братьею билъ челомъ; и какъ къ вамъ ся наша грамота придетъ, и вы бъ озеро Спенцыно да курью Парѳенову взявъ отдали строителю Трифану съ братьею впрокъ безоброчно, и оброкъ съ нихъ сложили, то имъ на руги мѣсто, на пищу братьѣ; а прочетъ сю нашу грамоту и списавъ съ нее противень, слово въ слово, отдали сю нашу грамоту строителю Трифану съ братьею. Писанъ на Москвѣ лѣта 7097 июля въ 30 день.

/11/

                Напечатана здѣсь по подлинной грамотѣ, хранящейся въ дѣлахъ Коллегіи Экономіи подъ № 14168. - При ней тѣ же подтвердительныя подписи, какія напечатаны выше на стр. 2-3.

    6. Сотная грамота изъ писцовыхъ книгъ Богдана Григорьева 7098 (1590) г., данная строителю Успенскаго монастыря въ Хлыновѣ Трифону дьякомъ Андр. Щелкаловымъ, на пожалованныя монастырю земли, 1590 г. декабря 31.

        Лѣта 7099 декабря въ 31 день государевъ царевъ и великого князя діякъ Ондрей Щелкаловъ далъ Успенья Пречистой Богородицы строителю Трифону з братьею сотную грамоту съ писцовыхъ книгъ писма и дозору Богдана Григорьева да подъячего Савы Григорьева лѣта 7098 году, почему имъ манастырьская вотчина вѣдати и на манастырь доходъ збирати. А въ писцовыхъ книгахъ написано: „Въ Спенцынскомъ стану что были пустоши, а даны намѣсникомъ, а нынѣ за монастыремъ Успенья Пречистые Богородицы: Деревня, что была пустошь Семеновская Филимонова подъ манастыремъ, пашутъ ее наѣздомъ дѣтеныши изъ манастыря, пашни въ полѣ худые земли 20 чети, а въ дву потому жъ, а въ ней выть съ третью, и по Григорьеву письму Коробьина написано было за Хлыновскимъ намѣсникомъ, и Хлыновскіе городцкіе посадцкіе и селскіе люди Хлыновского уѣзда били челомъ, что во всемъ Хлыновскомъ уѣздѣ манастыря нѣтъ, постригатися негдѣ, а въ Хлыновѣ за посадомъ у нихъ церковь Успенье Пречистые Богородицы, а та пустошь блиско у тое церкви, и государю бъ Хлыновцовъ пожаловати, у церкви Успенья Пречистыя дать имъ устроити манастырь, а та бъ пустошь велѣти написати к церквѣ к Успенью Пречистой для манастырьского устроенья, а в то мѣсто Хлыновскому намѣснику в Спенцынскомъ же стану пустошь, что былъ погостъ Лаптевъ, а жили въ немъ вотяки Ворьянъ Сутинъ да Кия Ваминъ да Зой Бутдинъ, и та пустошь писана на намѣсничей доходъ а дана та пустошь /12/ противъ Семеновскіе пустоши Филимонова. Деревня, что была пустошь Колобова, во дворѣ манастырскіе половники Савка Котомцынъ да Васка да Ондрюшка, пашни въ полѣ худые земли 15 четей с осминою, а въ дву потому жъ, а въ ней выть и полполчети выти. Деревня, что была пустошь Костяевская Юрчакова, во дворѣ манастырскіе половники Васка Соловьевъ да Юдка Плашкинъ, пашни въ полѣ худые земли 60 чети, а въ дву по тому жъ, а въ ней четыре выти съ четью и полчетью выти. Деревня, что была пустошь Васильевская Юрчакова, пашни въ полѣ худые земли 32 чети с осминою, а въ дву потому жъ, а пашутъ ее наѣздомъ изъ монастыря, а въ ней двѣ выти. Деревня, что была пустошь Григорьевская, а пашню пашутъ наѣздомъ манастырскіе дѣтеныши, пашни в полѣ худые земли 22 чети, а въ дву потому жъ, лѣсу нѣтъ, а въ ней выть съ третью и полутретью выти. Деревня, что была пустошь Іюдинская, во дворѣ половники манастырскіе, пашни в іюлѣ худые земли 25 чети, а въ дву потому жъ. Пустошь Баклакинская пахана, пашутъ ее наѣздомъ манастырскіе дѣтеныши, пашни в полѣ худые земли 13 чети, а въ дву потому жъ. И всего монастырскихъ 7 деревень и съ пустошью; а въ ней три дворы, а во дворѣхъ шесть человѣкъ, пашни в полѣ худые земли 168 чети. Да у монастырскихъ деревень что были пожни намѣсничьихъ пустошей: пожня за рѣкою за Вяткою вверхъ Плоского озера, сѣна 40 копенъ; пожня за рѣкою за Вяткою вверхъ Плосково озера, сѣна 70 копенъ; пожня на Микулицкомъ лугу, сѣна 30 копенъ; пожня за рѣкою за Вяткою вверхъ Плосково озера, сѣна 30 копенъ. А тѣ пожни приписаны къ манастырскимъ деревнямъ, къ Успенью Пречистой Богородицѣ, строителю Трифану з братьею, сѣна у всѣхъ деревень 170 копенъ, а з Сырьянскимъ сѣномъ 230 копенъ. Да к манастырю жъ, по государя царя и великого князя жалованной грамотѣ лѣта 7090 іюня въ 7 день, /13/ даны подъ манастыремъ два озерка, да поженка Прошлецова, да поженка Загоскина подлѣ Плосково озера, да поженка, за рѣчнымъ посадомъ Осокаревая, да поженка в Нероновѣ лугу, два лоскутка, да поженка по Прудовому истоку Елкинская, да поженка по тому жъ истоку Лговская, да поженка на Шеломовѣ острову съ верхнево конца, да поженка по рѣчкѣ по Чахловкѣ, да поженка подъ буркомъ на лугу, да поженка въ Холуйной, да поженка данье Иевка Иванова сына Медвѣдева, Хлыновскаго посадцкого человѣка, в Хлыновскомъ уѣздѣ отъ города 30 верстъ, въ Духовскомъ истокѣ повыше старые рѣки Вятки, сѣна на ней полтора ста копенъ. А оброкъ съ тѣхъ деревень и съ поженъ с Хлыновцовъ и Слобожанъ и з деревень сложенъ. Да по государевѣ Царевѣ и великого князя Ѳедора Ивановича всеа Русіи жалованной грамотѣ лѣта 7097 іюня въ 30 день, за приписью дьяка Ондрея Щелкалова, дано въ Успенской манастырь озеро Спенцыно да Парѳенова курья, а было де то озеро Парѳенова курья на оброкѣ за Офонасьемъ за Лыченицынымъ, а оброку с того озера с Парѳеновы курьи Оѳонасей Лыченицынъ платилъ по полутора рубли на годъ, а впередъ того оброку съ того озера и съ курьи не имать. Да к Успенскому жъ манастырю въ Слободцкомъ уѣздѣ въ Чистянскомъ стану полдеревни Климовской, во дворѣ Тимошка Второво, пашни въ полѣ худые земли 10 четей, а въ дву по тому жъ, а въ ней выть безъ чети. Да подъ тою деревнею стала церковь Дмитрей Селунскій, а нынѣ стоить пуста безъ пѣнья. Да въ Слободскомъ уѣздѣ Вобловицкой волости починокъ Путятинъ, во дворѣ монастырской Пречистинской вкладчикъ Ѳедко Кошелевъ, пашни въ полѣ середніе земли 12 четей, а въ дву потому жъ, сѣна по рѣкѣ по Вяткѣ внизъ починка Путятина 15 копенъ, лѣсу пашенново 7 десятинъ а въ немъ выть“. - Діакъ Ондрей Щелкаловъ.

                По подлинной, хранящейся въ дѣлахъ Коллегіи Экономіи подъ № 14169.

/14/

    7. Данная Вятскаго воеводы Овцына Успенскому монастырю на пустоши и пожни въ Хлыновскомъ уѣздѣ, 1595 г. января 15.

        По государевѣ Царевѣ и великого князя Ѳеодора Ивановича всеа Русіи грамотѣ, Василей Афонасьевичъ Овцынъ отдалъ Успенья Пречистое Богородицы новаго монастыря игумену Трифону съ братьею, въ Хлыновскомъ уѣздѣ, въ Бобинскомъ стану пустошь Лопатинскую съ пожнями, пожни на рѣкѣ на Вяткѣ, пониже Плоскіе курьи, да промежъ рѣки Мѣдянки и Глушицы, а писана та пустошь въ дозорныхъ книгахъ 6 вытей безъ полутрети; да другую пустошь Никоновскую съ пожнями жъ, а пожни на рѣкѣ на Вяткѣ противъ Микулицына да противъ острова Розвертей, а писана та пустошь въ дозорныхъ книгахъ 3 выти съ полчетвертью; да выше города Хлынова по болшей дорогѣ болотцо Талица, подлѣ рѣчку Талицу, да на другой сторонѣ тое же рѣчки Талицы болотцо Крушицыно; а въ писцовыхъ де книгахъ Богдана да Савы Григорьевыхъ тѣ болотца не написаны, а таили ихъ бобыли; да пустое мѣстецо на рѣчкѣ на Салтановицѣ, пониже мелницы Юркины, внизъ къ Вяткѣ рѣкѣ; да въ Хлыновскомъ же уѣздѣ въ Быстрицкой волости, повыше погоста, по рѣкѣ по Быстрицѣ болотцо Казачье; а того болота писано за манастыремъ по дозорнымъ книгамъ Двѣсти пятдесятъ копенъ, да того жъ болотца писано Николы Быстритцкаго клирошаномъ на петдесятъ копенъ; да въ Волковскомъ стану отдалъ пустошь Оники Шишкина, а писана та пустошь въ дозорныхъ книгахъ земли двѣ выти; а въ государеву де казну съ тѣхъ пустошей и з болотецъ оброку нейдетъ ничего; и ему игумену Трифону съ братьею тѣ пустоши и болотца отданы на манастырское церковное строенье, чѣмъ имъ манастырь и церкви строити и самимъ питатись, что у нихъ на Вяткѣ во всѣхъ пяти городѣхъ устраиваетца манастырь вновѣ, и братья и слуги и дѣтеныши /15/ собираютца. Къ сей данной грамотѣ Василей Афонасьевичь Овцынъ печать свою приложилъ, а грамоту данную писалъ земской Хлыновской діячекъ Лука Ивановъ сынъ Поповъ. Лѣта 7103 генваря въ 17 день.

                Напечатана здѣсь по подлинной, хранящейся въ дѣлахъ Коллегіи Экономіи подъ № 14170. - При ней находится подтвердительная подпись отъ имени царя Михаила Ѳедоровича и патріарха Филарета, какая напечатана выше на стр. 3.

    8. Грамота царя Ѳедора Ивановича въ Хлыновъ городовому прикащику Ѳ. Рязанцову, объ отводѣ во владѣніе Успенскому монастырю Вобловицкой волости, 1595 г. января 31.

        Отъ царя и великого князя Ѳедора Ивановича всеа Русіи на Вятку, въ городъ Хлыновъ, городовому прикащику Ѳедору Рязанцову. Билъ намъ челомъ съ Вятки Хлынова города нового манастыря Успенья Пречистыя Богородицы игуменъ Трифанъ съ братіею: строитъ де онъ въ Хлыновѣ городѣ манастырь Успенья Пречистыя Богородицы, и нынѣ де въ томъ манастырѣ у него устроено сорокъ человѣкъ братовъ да манастырьскихъ трудниковъ 30 человѣкъ, а всѣ деи стригутся у него въ манастырѣ старые и увѣчные и убогіе люди; а какъ деи почался тотъ манастырь Успенья Пречистые Богородицы на Вятской землѣ строити, и дано деи къ тому манастырю Пречистой Богородицы всего четыре деревни, а въ нихъ 4 человѣка крестьянъ, да и тѣ пашутъ на манастырь ис полу; да въ нынѣшнемъ де во 103 году дано въ тотъ манастырь въ домъ, на строение, въ Хлыновскомъ уѣздѣ, въ Бобинскомъ стану пустошь Лопатинская да Николская 1), да повыше Хлынова города болотцо Талица подлѣ рѣчку Талицу, да на другой сторонѣ тое рѣчки Талицы болотцо Крушицино, а около тѣхъ болотецъ ставитца сѣна копенъ до 5 или до 6, да въ Быстрицкой волости по рѣкѣ
1) Въ копіи Казенной Палаты: „Никоновская".

/16/ по Быстрицѣ болотцо Казачье, да въ Слободцкомъ уѣздѣ въ Волковскомъ стану пустошца Оники Шенкина: а тѣ де пустошцы и болотца лежали впустѣ лѣтъ съ тритцать, и съ тѣхъ пустошей и болотецъ нейдетъ имъ въ манастырь ничего, и имъ де тѣмъ прокормитца нечѣмъ; а у нихъ де въ томъ манастырѣ прибыло пять поповъ да дьяконъ, а манастырь стоитъ въ сторонѣ, ни отъ кого милостины нѣтъ и имъ того манастыря строити и самимъ питатись нечѣмъ; и намъ бы его игумена Трифана з братьею пожаловати, велѣти дати въ манастырь въ домъ къ Успенью Пречистые Богородицы, на манастырское, строеніе и имъ на препитаніе, въ Слободцкомъ уѣздѣ, повыше Николы Сырьянского 10 верстъ, вверхъ по рѣкѣ по Вяткѣ, новое роспашье волосткою Вобловицею; а съ той де волости Вобловицы до Богданова писма Григорьева платили въ нашу казну оброку всего по 20 рублевъ на годъ, а въ Вятскихъ книгахъ писма и дозору Богдана Григорьева съ товарыщи, 98 году, написано: „Въ Слободцкомъ уѣздѣ надъ рѣкою надъ Вяткою волость Вобловичи, а въ ней погостъ, да двѣ деревни, да сорокъ семь починковъ, да четыре пустоши, да займищо, а дворовъ въ нихъ 64 двора, а людей въ нихъ 92 человѣка, пашни въ полѣ середние земли 333 чети съ осминою, да худые земли 7 четьи, а вытей въ живущемъ 28 вытей съ полутретью выти, а сошнаго писма въ живущемъ 3 сохи безъ полчети сохи; да въ той же волости Вобловичахъ на погостѣ сошного писма полсохи; и обоего въ той волости Вобловичахъ и съ погостомъ сошного писма 3 сохи съ полусохою без полчетверти сохи, а нялось по четвертной пашнѣ по 120 четей въ соху; а по нашему указу въ Московскихъ городѣхъ монастырскихъ земель добрые земли кладетца въ соху по шти сотъ чети; итого въ той волости Вобловичахъ по четвертной пашнѣ иметца и съ погостомъ противъ нашихъ Московскихъ городовъ соха без трети сохи". И будетъ такъ, /17/ какъ намъ игуменъ Трифанъ з братьею били челомъ, и съ нимъ будетъ сыгуменомъ въ томъ манастырѣ Успенья Пречистые Богородицы братьи и служебниковъ манастырскихъ 70 человѣкъ, и манастырь онъ строитъ, и братьи у него прибываетъ, а вотчинки къ тому манастырю, опричь того что въ сей нашей грамотѣ съ ихъ челобитной написано, нѣтъ, и имъ впередъ о томъ прожити не мочно, и мы игумена Трифана съ братьею пожаловали, велѣли въ манастырь къ Успенію Пречистыя въ домъ, на манастырское строенье и ему игумену Трифану съ братьею, или иной кто по немъ въ томъ манастырѣ игуменъ и братья будутъ, на препитание, дати ту волость Вобловичи со всѣмъ по книгамъ, что въ сей нашей грамотѣ съ книгъ написано. И какъ къ тебѣ ся наша грамота придетъ, и ты бъ, взявъ съ собою лутчихъ Хлыновскихъ и Слободцкихъ посадскихъ и волостныхъ поповъ и старостъ и цѣловалниковъ и лутчихъ посадцкихъ людей и волостныхъ крестьянъ, да съ ними въ ту волость Вобловичи ѣхавъ, переписалъ въ той волости села, и деревни и починки и займища и селища и пустоши, и въ нихъ дворы и во дворехъ людей по имяномъ, и сколко гдѣ чети пашни паханой и перелогу, и сѣна и лѣсу, и въ нихъ вытей, и что станетъ во всемъ сошного письма, и что рыбныхъ ловель и бобровыхъ гоновъ и иныхъ всякихъ угодей, и что съ той волости въ годъ сходитъ всякихъ нашихъ денежныхъ доходовъ за дань и за всякой оброкъ; а переписавъ то все, написалъ въ книгу подлинно по статьямъ и отказалъ ту волость Вобловичи со всѣмъ въ манастырь въ домъ къ Успенью Пречистыя Богородицы игумену Трифану с братьею, на манастырьское строенье и ему игумену съ братьею на пропитанье, и велѣлъ всѣмъ крестьяномъ той волости игумена Трифана съ братьею слушати и повиноватись имъ во всемъ; да тѣ книги переписи своей, переписавъ въ нихъ все подлинно въ той волости, пашню и сѣна и лѣса и всякіе угодья, /18/ и что съ той полости всякихъ доходовъ сходило въ годъ денгами и что хлѣба, прислалъ къ намъ къ Москвѣ въ Посолской и Четвертной приказъ къ діаку нашему къ Василью Щелкалову за своею рукою, чтобы намъ про ту волость было вѣдомо; а другіе книги, противъ тѣхъ же книгъ слово въ слово, за своею рукою далъ въ манастырь игумену Трифану с братьею, по чему имъ тою волостью Вобловичи и въ ней крестьяны впередъ владѣти. А переписалъ бы еси въ той волости Вобловичахъ, по сей нашей грамотѣ, села и деревни и починки и займища и селища и пустоши, и въ нихъ дворы и во дворѣхъ людей, и пашню и сѣна и лѣса и всякіе угодья, и что с ней шло намъ всякихъ доходовъ, вправду, по нашему крестному цѣлованью, и ничто въ твоихъ книгахъ не утаено было, и намъ бы то все было вѣдомо. А прочетъ сю нашу грамоту и списавъ съ нее противень, отдалъ бы еси ее назадъ игумену Трифану з братьею, по чему имъ тою волостью Вобловичи, или кто по немъ иные игуменъ и братья будутъ, къ манастырю владѣти. Писанъ на Москвѣ лѣта 7103 генваря въ 31 день. Дьякъ Василей Щелкаловъ.

                Подлинная въ дѣлахъ Коллегіи Экономіи подъ № 14171. При грамотѣ находятся подтвержденія отъ лица государей, буквально сходныя съ напечатанными при первой грамотѣ на стр. 3.

    9. Грамота оберегальная Успенскому монастырю, на имя Хлыновскаго городоваго прикащика Ѳ. Рязанцова, 1597 г. марта 12.

        По государеву цареву и великого князя Ѳедора Ивановича всеа Русіи слову, отъ боярина и дворецкаго Григорья Васильевича Годунова на Вятку городовому прикащику Ѳедору Рязанцеву. Билъ челомъ государю царю и великому князю Ѳедору Ивановичю всеа Русіи с Вятки нового манастыря Успенья Пречистые Богородицы игуменъ Трифанъ з братьею, а сказалъ, что де на Вяткѣ всякіе приказные люди и посланники, дворяне и дѣти боярскіе, которые пріѣзжаютъ /19/ на Вятку для государевыхъ сибирскихъ запасовъ, и патріаршескіе десятилники старцомъ и слугамъ въ манастырѣ чинятъ насилство великое, и крестьянъ де манастырскихъ продаютъ и сажаютъ въ желѣза, и убытки де имъ чинятъ великіе, и отъ оного де насилства многіе крестьяне розбрелись, а мѣсто де новое; да у нихъ же грамота святѣйшаго патріарха Iева Московскаго и всеа Русіи, что въ манастырь къ нимъ не въѣзжати никому, и до крестьянъ манастырскихъ дѣла нѣтъ, и подъ судъ не ходити, а судимы они на Москвѣ; и приказные де всякіе люди тое патріаршескія грамоты не слушаютъ; и государь царь и великій князь Ѳедоръ Ивановичь всеа Русіи пожаловалъ бы ихъ, велѣлъ ихъ беречь, чтобъ на Вяткѣ приказные люди и посланники и патріаршескіе десятилники въ манастырѣ старцомъ и слугамъ обиды и насилства никотораго не чинили, и крестьянъ манастырскихъ не продавали, и убытковъ имъ ни въ чемъ не чинили. И будетъ такъ, какъ государю царю и великому князю Ѳедору Ивановичу всеа Русіи игуменъ Трифанъ з братьею били челомъ, и какъ къ тебѣ ся грамота придетъ, и ты бъ впередъ того нового манастыря Успенья Пречистыя Богородицы игумена Трифана з братьею отъ приказныхъ ото всякихъ людей и отъ посланниковъ и патріаршескихъ десятилниковъ берегъ, чтобъ они въ манастырѣ старцомъ и слугамъ и манастырскимъ крестьяномъ обиды, насилства и продажи ни въ чемъ и убытковъ никакихъ не чинили; а прочетъ сю грамоту, отдалъ бы еси назадъ игумену Трифану з братьею, для иныхъ приказныхъ людей, которые на Вяткѣ впередъ будутъ. Лѣта 7105 марта въ 12 день. Діакъ Смирной Васильевъ.

                По списку XVIII в., хранящемуся въ архивѣ Казенной Палаты. Въ дѣлахъ Коллегіи Экономіи, въ Московскомъ Архивѣ Министерства Юстиціи, этой грамоты нами не найдено. Грамота подтверждена 1627 г. 23 января царемъ Михаиломъ Ѳедоровичемъ и патріархомъ Филаретомъ.

/20/

    10. Грамота данная Успенскому монастырю Казанскими дьяками Шульгинымъ и Дичковымъ, на владѣніе землею въ Полянахъ, самовольно занятою дворцовыми крестьянами, 1612 г. сентября 10.

        По указу Великоросійского Московского государства и всее земли бояръ, діаки Никоноръ Михайловичь Шулгинъ да Степанъ Яковличь Дичковъ велѣли дать Вяцкого Богородского манастыря архимандриту Іонѣ з братьею грамоту для того: въ прошломъ во 120 году августа въ 28 день билъ челомъ Великоросійского Московскаго государства всей земли бояромъ Вятцкого Успенского монастыря архимаритъ Іона з братьею, а сказалъ: въ прошломъ, же де во 120 году маия въ 25 день били де они челомъ на государевыхъ дворцовыхъ Полянскихъ крестьянъ, на Васку Посохина съ товарыщи, что въ прошломъ 119 году покосили де тѣ крестьяня насилствомъ ихъ манастырские покосы, на четыреста на пятдесятъ копенъ сѣна, да тотъ же де Васка Посохинъ съ товарыщи пахали насилствомъ ихъ манастырскую пашенную землю; и тѣ де ихъ сѣнные покосы по сыску въ манастырь отданы; а нынѣ де тѣ Полянские дворцовые всѣ крестьяне живутъ на манастырской землѣ, а по указу де велѣно тѣмъ крестьяномъ дворы свои ставити и пашня пахати за ключомъ за Дюдюмомъ; а нынѣ де ему архимариту Іонѣ з братьею призвати крестьянъ негдѣ, потому что тѣ крестьяня заняли ихъ манастырскую землю своими дворы и огороды, и ему де архимариту Іонѣ з братьею отъ тѣхъ крестьянъ утѣсненье великое: которые де они дворы ставили за ихъ манастырскими лготными записми, и тѣ де ихъ дворы обжигаютъ и пустошатъ; и Великоросійского Московского государства и всей земли бояре Вятцкого Успенскаго манастыря архимарита Іону з братьею пожаловали (бы), велѣли бъ тѣхъ дворцовыхъ крестьянъ съ ихъ манастырские земли свести за ключъ за Дюдюмъ. А въ дозорныхъ книгахъ и въ /21/ чертежю Савы Аристова 115 году написано: „Рѣка Ошторма впала въ Вятку рѣку, да островъ, на немъ лѣсъ; а за рѣкою за Вяткою, противъ острова и Полянокъ, сѣнныхъ покосовъ по смѣтѣ на тысячу копенъ, и тѣ сѣнные покосы косилъ старецъ Мисаило з братьею; да подъ тѣмъ островомъ пашня манастырская въ поляхъ, не разгорожена; а отъ пашни дворы крестьянские и бобылские старца Мисаила съ братьею; а отъ дворовъ крестьянскихъ подъ тѣмъ же островомъ горы да дорога зимняя къ государеву къ житничному двору, а въ немъ четыре житницы съ хлѣбомъ; да отъ житничного двора Божіе милосердие, храмы, и манастырские кельи, а отъ манастыря улицы; да ключъ изъ горъ впалъ въ Вятку рѣку внизу Вятки рѣки; да въ томъ же манастырѣ дворъ манастырской животинной да ворота и дорога подлѣ манастырские пашни прямо на Дюдюмъ врагъ, а з Дюдюма на Кушакъ рѣчку, съ Кушака на болшую на бортную сосну, а отъ сосны на Касмиръ врагъ, а съ Касмира на Люгу деревню; да къ тому же манастырю пустого мѣста подъ старческимъ усадищемъ, въ росчистяхъ, по смѣтѣ десятинъ з десять; да по ключю на Вяткѣ рѣкѣ, въ дву улицахъ, крестьянъ и бобылскихъ тридцать пять дворовъ, смѣшалися съ манастырскими дворы". И тѣ ихъ дворы, по Савинымъ книгамъ Аристова и по чертежу, имутца въ манастырской землѣ, а не въ той землѣ, на которой имъ землѣ велѣно дворы ставити и пашни пахати; и тѣ Полянскіе крестьяня, Игнашко Ивановъ съ товарыщи, на той землѣ, которая имъ дана по Савинымъ книгамъ Аристова и по чертежу, дворовъ ставити не хотятъ, а хотятъ жити въ тѣхъ дворѣхъ, которые они поставили на той манастырской землѣ, какъ ихъ старцы называли, и тое землю, на которой землѣ тѣ ихъ дворы стоятъ, называютъ государевою землею, а не манастырскою. — И по указу Великоросійского Московского государства и всее земли бояръ, діяки Никоноръ Михаиловичъ Шулгинъ да /22/ Степанъ Яковличъ Дичковъ велѣли тѣхъ Полянскихъ крестьянъ, которые нынѣ живутъ Вятцкого Богородского манастыря на манастырской землѣ, и дворы на той манастырской землѣ ставили сами, съ тое манастырской земли сослати, и дворы ихъ крестьянскіе, которые они на манастырской землѣ ставили, велѣли имъ свести, и велѣли имъ жити на той землѣ, которая имъ дана, по Савинымъ книгамъ Аристова, на другой сторонѣ рѣки Оштормы, отъ Дюдюма врага да по Кушакъ рѣчку; а на той манастырской землѣ, на которой они дворы ставили, впередъ имъ жити не велѣли, потому что они на той манастырской землѣ дворы свои ставили самоволствомъ, а не по дачѣ, гдѣ имъ велѣно жити по указу; а тѣмъ крестьяномъ, Игнашку Иванову съ товарыщи, которые нынѣ живутъ на той же манастырской землѣ и въ манастырскихъ дворѣхъ, и тѣхъ крестьянъ и съ тѣхъ манастырскихъ дворовъ потому жъ велѣли выслати, и велѣли имъ жити на той же землѣ, которая имъ дана, по Савинымъ книгамъ Аристова, по другой же сторонѣ рѣки Оштормы, отъ Дюдюма врага да по Кушакъ рѣчку. - Къ сей грамотѣ печать царства Казанскаго приложили діяки Никоноръ Михаиловичъ Шулгинъ да Степанъ Яковличъ Дичковъ, лѣта 7121 сентября въ 10 день. Діакъ Никоноръ Шулгинъ. Діакъ Степанъ Дичковъ. Справилъ подъячей Сурьянинко Торокановъ.

                Напечатана здѣсь по списку (XVIII в.), хранящемуся въ архивѣ Казенной Палаты. Въ дѣлахъ Коллегіи Экономіи этой грамоты нѣтъ.

    11. Грамота царя Михаила Ѳедоровича Казанскимъ воеводамъ кн. И. М. Воротынскому и кн. Ю. П. Ушатого, о безпошлинномъ пропускѣ монастырскихъ людей, проѣзжающихъ съ припасами изъ Успенскаго монастыря въ Полянскую вотчину, 1613 г. 22 декабря.

        Отъ царя и великого князя Михаила Ѳедоровича всеа Русіи, въ нашу отчину въ Казань, боярину и воеводамъ нашимъ князю Ивану Михаиловичю Воротынскому да князю /23/ Юрью Петровичю Ушатого, да дьяку нашему Ѳедору Лихачеву. Билъ намъ челомъ съ Вятки Успенского манастыря архимаритъ Iона з братьею, а сказалъ: въ прошломъ де во 109 году при царѣ Борисѣ дана де имъ, прежнему ихъ архимариту Трифану з братьею, проѣзжея грамота въ Казань, къ воеводѣ къ Василью Кузмину: которые де манастырские люди и старцы и служки и дѣтеныши ѣздятъ въ манастырскую вотчину для хлѣба, и пашни пахать, и для рыбной ловли на манастырской обиходъ, и съ нихъ де въ Казани и въ Казанскихъ пригородѣхъ въ Малмыжѣ и въ Уржюмѣ, воденымъ путемъ съ судовъ, а сухимъ съ возовъ, пошлинъ съ рыбныхъ ловель и съ манастырскихъ запасовъ, и съ нихъ головшинъ, имати не велѣно; и грамота де у нихъ проѣзжея, царя Бориса дачи, въ Казани есть. И въ приказѣ Казанскаго дворца передъ діяки нашими, передъ думнымъ передъ Олексѣемъ Шапиловымъ да передъ Петромъ Микулинымъ да передъ Офонасьемъ Овдокимовымъ, съ прежние царя Бориса съ проѣзжие грамоты положили списокъ, въ которомъ написано: въ прошломъ во 109 году декабря въ 1 день пожаловалъ ихъ прежнево архимарита Трифона з братьею, съ ихъ манастырскихъ служекъ и старцовъ и з дѣтенышей, которые учнутъ ѣздить изъ манастыря въ манастырскую вотчину на Полянки, пашни пахать и для манастырскихъ запасовъ и рыбной ловли, а не съ торгомъ, и съ нихъ пошлинъ и го(ло)вшины имати не велѣно. И намъ бы архимарита Іону з братьею пожаловати, съ ихъ манастырскихъ людей и старцовъ и служекъ и з дѣтенышей пошлинъ и головшины, что они учнутъ про манастырской обиходъ возить запасовъ и ловить рыбу про себя, а не на продажю, имати не велѣти. И какъ къ вамъ ся наша грамота (придетъ), и вы съ Вятцкого Успенского манастыря со архимарита Іоны з братьею, съ ихъ манастырскихъ людей и старцовъ и служекъ и з дѣтенышей, въ Казани и въ Казанскихъ пригородѣхъ въ Малмыжѣ /24/ и на Уржюмѣ, что они учнутъ про манастырской обиходъ да из запасовъ (возить) и ловить рыбу про себя, а не на продажю, водянымъ путемъ съ судовъ, а сухимъ съ возовъ, и которые ихъ манастырские служки ѣздятъ пахать пашни, пошлинъ съ нихъ и головшины имати не велѣли. А будетъ учнутъ ѣздити съ торгомъ торговать, и вы бъ велѣли съ нихъ пошлину имати, что и съ торговыхъ людей. А прочетъ сю нашу грамоту, велѣли бы съ нее списати списокъ, слово въ слово, и отдали бы есте подлинную нашу грамоту архимариту Іонѣ з братьею, и онъ ее у себя держитъ для нашихъ иныхъ, бояръ и воеводъ и приказныхъ людей. Писанъ на Москвѣ лѣта 7122 декабря въ 22 день. Діакъ Офонасей Овдокимовъ.

                Напечатана здѣсь по списку (XVIII в.), хранящемуся въ архивѣ Казенной Палаты. При ней подтвердительная подпись отъ имени царя Михаила Ѳедоровича и патріарха Филарета, какая напечатана на стр. 3.

    12. Грамота царя Михаила Ѳедоровича Казанскимъ воеводамъ кн. И. М. Воротынскому и Ю. П. Ушатого, съ повелѣніемъ предоставить Полянки во владѣніе Успенскому монастырю, согласно съ прежней государевой грамотой, 1615 г. марта 19.

        Отъ царя и великого князя Михаила Ѳедоровича всеа Русіи, въ нашу отчину въ Казань, боярину нашему и воеводамъ князю Ивану Михайловичю Воротынскому да князю Юрью Петровичу Ушатого, да дьяку нашему Ѳедору Лихачеву. Въ нынѣшнемъ во 123 году марта въ 11 день писали естя къ намъ, что въ прошломъ во 121 году писано къ вамъ въ нашихъ грамотахъ:    билъ намъ челомъ Вяцкого Успенского манастыря архимаритъ Іона з братьею, а сказалъ: велѣно де крестьянъ Васку Посохина съ товарыщи свести съ ихъ манастырское земли, съ Полянокъ, на ихъ даную землю за ключъ Дюдюмъ, а приказщикъ де тѣхъ крестьянъ /25/ и нынѣ живетъ на ихъ манастырской землѣ, и наши де житницы стоятъ на манастырской же землѣ третей годъ пусты, и вамъ велѣно съ ихъ манастырской земли приказщика свести ко крестьяномъ, гдѣ нынѣ тѣ крестьяня живутъ, и житницы велѣно перевести тѣми жъ крестьяны на ихъ крестьянскую землю и устроити гдѣ пригоже. И въ прошломъ же въ 122 году прислана къ вамъ наша другая грамота, по челобитью Вятцкого жъ Успенского манастыря архимарита Іоны з братьею, а велѣно вамъ нашихъ дворцовыхъ селъ крестьянъ и наши житницы и приказщиковъ дворъ, и старосту Васку Посохина с товарыщи перевести на старую ихъ даную землю, за ключъ за Дюдюмъ, что дана нашимъ дворцовымъ селамъ, и велѣно ихъ устроити по прежнему гдѣ пригоже, будетъ они по прежней нашей грамотѣ не сведены и дворы ихъ не переведены. Да въ прошломъ же во 122 году въ нашей грамотѣ писано къ вамъ: били намъ челомъ, Казанского уѣзду, нашего дворцоваго села Полянокъ крестьяня и бобыли Ондрюшка Степановъ съ товарыщи: жили де они въ томъ селѣ на Полянкахъ на пашнѣ, съ нижнюю сторону Воштормы рѣчки, по Вяткѣ рѣкѣ по берегу, по дозору и по отводу Савы Аристова; и для де Вотяцкого ясачного хлѣба въ томъ селѣ и житницы были поставлены, а наши де всякие пошлины съ торговыхъ и съ проѣзжихъ людей со всякихъ товаровъ въ томъ селѣ сбирали жъ, а было де въ томъ селѣ 5 вытей; и какъ де въ Казани Богдана Бѣлского не стало, и бояринъ де нашъ Василей Морозовъ изъ Казани пошелъ подъ Москву, и въ тѣ де поры, безъ бояръ, Никоноръ Шулгинъ, норовя Вятцкому архимариту Іонѣ Мамину, для своей корысти, ихъ съ того нашего дворцоваго села Полянокъ велѣлъ сослать за Дюдюмъ врагъ, и тое де землю ихъ, усады, гдѣ они жили, и отдалъ тому архимариту Іонѣ; а тому де архимариту Іонѣ, по жалованной грамотѣ блаженные памяти государя царя и великого /26/ князя Ѳедора Ивановича всеа Русіи, дана земля подъ усадъ за Оштормою рѣчкою, по верхнюю сторону, по Вяткѣ рѣкѣ, а не съ нижнюю; а имъ де за Дюдюмомъ врагомъ жити не мочно потому что ихъ старой усадъ и земли и сѣнные покосы отняты; а въ прошломъ де во 116 году дана была имъ грамота, за Никоноровою приписью Шулгина, что было имъ жити на старомъ усадѣ, на Полянкахъ, и тотъ де архимаритъ Іона билъ челомъ намъ въ томъ ихъ усадѣ ложно, а назвалъ тое ихъ усаду своею землею. И вамъ по нашей грамотѣ велѣно въ Казани сыскати дозорными и отводными книгами и дачами, какъ то село Полянки устроено, и въ которомъ году, и которая земля къ тому селу и всякіе угодья отведены, и почему то село Полянки Вятцкому архимариту Іонѣ дано, и сколь давно; а сыскавъ книгами и дачами, велѣно досмотрить у Вятцкого архимарита Іоны жаловалные грамоты, которая ему дана при царѣ Ѳедорѣ: да да будетъ то село Полянки Вятцкому архимариту Іонѣ въ монастырь не дано, и въ жаловалной грамотѣ, которая ему дана при царѣ Ѳедорѣ, не написано, а послѣ того и иныхъ государей жаловалныхъ грамотъ на то село Полянки будетъ онъ не положитъ, а владѣетъ будетъ тѣмъ селомъ по Никоноровѣ дачѣ Шулгина, и тѣмъ селомъ Полянками Вятцкому архимариту Іонѣ Мамину владѣти не велѣть, а велѣть то село Полянки отписать и вѣдатъ на насъ; а будетъ то село Полянки въ прежнихъ жаловалныхъ грамотахъ, каковы даваны Вятцкому архимариту Іонѣ, написаны, и владѣетъ онъ по жаловалнымъ грамотамъ, а не по Никоноровѣ дачѣ, и того села Полянокъ отнимати у него не велѣно. И сыскано въ Казани въ старыхъ дѣлѣхъ, прошлого 103 году, блаженные памяти въ государевѣ царевѣ и великого князя Ѳедора Ивановича всеа Русіи грамотѣ, писано въ Казань къ тебѣ, боярину нашему ко князю Ивану Михаиловичю Воротынскому, да ко князю Оѳонасью Вяземскому, да къ діаку къ Олексѣю /27/ Шипилову: билъ челомъ государю царю и великому князю Ѳедору Ивановичу всеа Русіи Вятцкого Успенскаго монастыря игуменъ Трифанъ, а сказалъ, въ монастырѣ де у него устроено 40 братовъ, да 5 человѣкъ поповъ да дьяконъ, да манастырскихъ всякихъ трудниковъ 30 человѣкъ, а всѣ де у него стригутца въ манастырѣ увѣчные и убогіе люди, а прокормить де въ томъ манастырѣ живучи нечѣмъ; а есть де въ Казанскомъ уѣздѣ, отъ Вятцкого устья, отъ рѣки отъ Камы вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ 60 верстъ, рѣчка Вошторма; пониже (?) рѣчки полянки, рыбная ловля на 5 верстъ, да отъ устья тое жъ рѣчки Воштормы рыбная ловля вверхъ на 10 верстъ, отъ Казанки рѣчки да по Вяткѣ жъ рѣкѣ, вверхъ 100 верстъ отъ рѣчки отъ Воштормы, промежъ рѣчки Чепочки да промежъ другіе рѣчки Буи, на 10 верстъ, да заводь Бахнутьевская да заводь Черневская; и около де тѣхъ рѣчекъ и озерковъ     по обѣ стороны на гари жъ полянки: и съ тѣхъ де со всѣхъ рѣчекъ и озеръ и съ заводей и съ полянъ въ нашу казну дани и оброку нейдетъ ничего и не владѣетъ нихто, лежатъ впустѣ; и его бы игумена Трифана пожаловати, велѣти ему тѣ пустые рыбные ловли въ рѣчкахъ и въ озеркахъ, и гдѣ къ тѣмъ рыбнымъ ловлямъ полянки, гдѣ мочно пашня пахати и сѣно косити, дати на монастырское строенье и чѣмъ будучи питатись. И по той грамотѣ велѣно послать изъ Казани сына боярскаго добра и про тѣ рыбныя ловли и про пашню, что подошла къ тѣмъ рыбнымъ ловлямъ, что въ грамотѣ написано, велѣно сыскать, какіе тѣ рыбные ловли и пашня, за кѣмъ на оброкѣ бывали ль, а нынѣ тѣми рыбными ловлями и полянками и сѣнными покосы кто владѣетъ ли, и сколь они далеко отъ манастыря; да будетъ по сыску тѣ рыбные ловли и пашни и сѣнные покосы лежатъ    пусты, и не владѣетъ ими никто, и оброку въ нашу казну съ нихъ нейдетъ ничего, и къ нашимъ ни къ которымъ городомъ и къ волостямъ не пришли, /28/ и тѣ рыбные ловли и что у тѣхъ рыбныхъ ловель пашни и сѣнныхъ покосовъ будетъ, которые въ нашей грамотѣ писаны, дати Хлынова города къ Успенью Пречистые Богородицы игумену Трифану з братьею, на манастырское строенье и чѣмъ имъ живучи питатись, толко будетъ имъ дати доведетца и смуты будетъ въ томъ въ Казанской землѣ не будетъ. И изъ Казани посыланъ сынъ боярской Меншикъ Мишаковъ да подъячей Родя Мелентьевъ, а велѣно имъ про тѣ рыбные ловли и про пашню всякими людми сыскати, всякими сыски, накрѣпко; и Меншикъ Мишаковъ про тѣ рыбные ловли и про полянки сыскивалъ, а въ сыску его написано: отъ Вятцкого устья, отъ Камы рѣки вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ 60 верстъ рѣчка Вошторма, а противъ рѣчки Воштормы на Полянской сторонѣ на Вяткѣ рѣкѣ лугъ, а на немъ ставитца по смѣтѣ 100 копенъ; а которые полянки, что за 10 верстъ отъ рѣчки отъ Воштормы, вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ, пашни и перелогу 30 десятинъ въ полѣ, а въ дву по тому жъ; да зарослей и дубровъ пашенныхъ въ длину на 2 версты, а поперегъ на версту; да сѣнныхъ покосовъ вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ на 500 копенъ; да заводь Бахнутьевская, да заводь Черневская; и около тѣхъ озерокъ гари; а по Меншикову дозору и стороннихъ людей по сказкѣ, лежатъ впустѣ. И тѣ рыбныя ловли и полянки ты бояринъ нашъ князь Иванъ Михаиловичь Воротынской дали Хлынова города игумену Трифану з братьею, и игуменъ Трифанъ съ братьею на томъ мѣстѣ, что имъ дано, поставили манастырь, а въ немъ 2 храма, на Вяткѣ рѣкѣ, по нижнюю сторону Воштормы рѣчки; и въ томъ манастырѣ нынѣ живутъ у него старцовъ 15 человѣкъ, а владѣютъ они тѣми мѣсты по дачѣ со 103 году. А какъ устроено наше дворцовое село, и тому сыскана записка: въ прошломъ во 115 году сказывалъ въ Казани боярину Степану Олександровичю Волоскому, да Богдану Бѣлскому, да дьякомъ Никонору Шулгину да Оѳонасью Овдокимову, Казанской /29/ жилецъ Михайло Онучинъ, что посыланъ де онъ въ Вотяки збирати нашего посотнаго хлѣба, ѣдучи въ Казань видѣлъ по Вяткѣ рѣкѣ порозжие земли, а охочие де волные люди на тѣ земли за нами во крестьянѣхъ жити будутъ многіе, мочно де устроити крестьянъ вытей до 100 и болши; да съ Михаиломъ же приѣхалъ попъ Пантелей Микитинъ да крестьяня Ивашко Кузминъ съ товарыщи, а сказывали: есть де на Вяткѣ рѣкѣ отъ монастырские пашни, отъ межника отъ врага Дюдюма, по рѣчкѣ по Воштормѣ вверхъ, по манастырской сторонѣ и за Кушакъ рѣчку, порозжие земли, чистаго мѣста и лѣсу и бору по смѣтѣ въ длину верстъ съ 5, а поперегъ столко жъ; да въ другомъ мѣстѣ, за рѣчкою Воштормою, на рѣчкѣ на Тоймѣ вверхъ до Черемискіе деревни, что стоитъ на вершинѣ Тоймы рѣчки, порозжие земли чистою мѣстаго мѣста и лѣсу по смѣтѣ въ длину верстъ съ 10, а поперегъ версты съ 4, отъ Черемискіе деревни Кукморы и отъ пашень верстъ съ 15; и билъ челомъ тотъ попъ и крестьяня, чтобы имъ на тѣхъ мѣстѣхъ селитца во крестьянѣхъ за нами; и бояринъ Степанъ Волоской съ товарыщи про тѣ де мѣста сыскивати и дозирати посылали Саву Аристова, и Сава Аристовъ тѣмъ мѣстомъ привезъ дозорные книги, и по дозору и по сыску, бояринъ Степанъ Волоской съ товарыщи тому попу и крестьяномъ на тѣхъ мѣстѣхъ за нами во крестьянѣхъ садитца велѣли, и грамоту имъ на тѣ мѣста дали за печатью царства Казанского, а лготы имъ дали на 6 лѣтъ; а вышли тѣ крестьяне изъ манастыря жъ съ манастырские земли, и записи де на нихъ у архимарита з братьею есть; а прежъ сего на томъ мѣстѣ нашего дворцового села не бывало, были тѣ полянки впустѣ. А про прежнюю жаловалную грамоту, какова имъ дана при царѣ Ѳедорѣ на тѣ рыбные ловли и на полянки, архимаритъ сказалъ, что та грамота у прежнего архимарита у Трифана утерялась при ростригѣ, на Москвѣ. И вы тѣми рыбными /30/ ловлями и полянками до нашего указу велѣли владѣти Вятцкому архимариту Іонѣ з братьею по прежней дачѣ, а нашимъ дворцовымъ крестьяномъ велѣли жить за нами на томъ мѣстѣ, что имъ дано по указу и по ихъ челобитью за Дюдюмомъ врагомъ. - И мы Вятцкого Успенского монастыря архимарита Іону з братьею пожаловали, велѣли имъ тѣми полянками, что имъ дано по нижнюю сторону Воштормы рѣчки, и рыбными ловлями и сѣнными покосы и всякими угодьи, владѣти по прежней дачѣ, и по сей нашей грамотѣ, и по сыску и по дозору сына боярского Меншика Мишакова да подьячего Роди Мелентьева. И какъ къ вамъ ся наша грамота придетъ, и вы бъ Вятцкого Успенского монастыря архимариту  Iонѣ з братьею, или кто по немъ въ томъ манастырѣ иные архимариты и братья будутъ, тѣми полянками, что имъ дано по нижнюю сторону Воштормы рѣчки и по Дюдюмъ врагъ, и рыбными ловлями по рѣкѣ по Вяткѣ, и съ заводми и озерками, и съ сѣнными покосы и всякими угодьи, чѣмъ владѣли по дачѣ и по грамотѣ, какова имъ дана была блаженные памяти при царѣ и великомъ князѣ Ѳедорѣ Ивановичѣ всеа Русіи во 103 году, и по сыску и по дозору Меншика Мишакова да подьячего Роди Мелентьева, и по сей нашей грамотѣ, велѣли владѣти, пашню пахати и сѣно косити и рыбу ловити; а нашего дворцового села крестьяномъ велѣли жити на томъ мѣстѣ, что имъ дано по нашему указу и по ихъ челобитью, за Дюдюмомъ врагомъ по прежнему. А прочетъ сю нашу грамоту и списавъ съ нее списокъ, велѣли тотъ списокъ держати въ нашей казнѣ, а сю нашу грамоту отдали бъ есте Успенского манастыря архимариту Iонѣ з братьею, потому что у нихъ прежняя жалованная грамота царя Ѳедора утерялась; и онѣ у себя тое нашу грамоту держатъ впредь для нашихъ бояръ и воеводъ и всякихъ приказныхъ людей и нашего дворцового села крестьянъ челобитья. Писанъ на Москвѣ лѣта 7123 марта въ 19 день. - 

/31/

            По склейкамъ столпцовъ на оборотѣ подпись:

            Діакъ Офонасей Овдокимовъ.

                Подлинная грамота хранится въ Московскомъ Архивѣ Министерства Юстиціи, въ дѣлахъ Коллегіи Экономіи, подъ № 14179. - При ней подтвердительная подпись отъ имени царя Михаила Ѳедоровича и патріарха Филарета, какая напечатана выше при первой грамотѣ на стр. 3. За ней слѣдуетъ слѣдующая подтвердительная подпись отъ имени царя Ѳедора Алексѣевича.

            184 году іюля въ 19 день великиі государь царь и великиі князь Ѳеодоръ Алексѣевичъ всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росиі самодержецъ пожаловалъ с Вятки Хлынова города Успения Пречистые Богородицы Трифонова манастыря архимандрита Иоиля, келаря старца Илию Семакина, казначея старца Нафанаила з братьею, или хто по нихъ въ томъ манастырѣ иные власти будутъ, велѣлъ сее жалованную грамоту подписати на свое великого государя царя и великого князя Ѳеодора Алексѣевича всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца имянование, и сее жалованные грамоты у нихъ рушити не велѣлъ никому ни въ чемъ, и велѣлъ у нихъ быти и владѣти во всемъ по тому, какъ въ сей жалованной грамотѣ писано. Диакъ Михаило Прокофьевъ.

    13. Оброчная грамота, данная воеводою кн. С. Г. Звенигородскимъ Успенскому архимандриту Іонѣ, на р. Кобру въ Вобловицкой волости, 1621 г. декабря 7.

        Лѣта 7130 декабря въ 7 день билъ челомъ государю царю и великому князю Михаилу Ѳедоровичю всеа Русиі Хлыновского Успенского манастыря архимаритъ Иона з братьею, а сказалъ: есть де вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ, въ Вобловицкой волости, рѣка Кобра, и съ падучими рѣчками и съ озерками и со всякими угодьи, на оброкѣ Вобловицкие волости за крестьяниномъ за Пронкою Панинымъ, срокомъ на три года, а нынѣ де срокъ проходитъ, а оброку де онъ /32/ платитъ по три рубли на годъ; и государю царю и великому князю Михаилу Ѳедоровичю всеа Русіи его архимарита пожаловати бы, велѣти тое рѣку Кобру, и съ озерки и съ рѣчками и съ угодьи, дать Хлыновского манастыря Успенью Пречистые Богородицы въ домъ, из того жъ оброку, из трехъ рублевъ. И въ приходной книгѣ 129 году написано: с рѣки с Кобры и с падучихъ рѣчекъ найму на 129 годъ взято три рубли. И по государеву цареву и великого князя Михаила Ѳедоровича всеа Русіи указу, воевода князь Семенъ Григорьевичъ Звенигородцкой далъ Успенскаго манастыря архимариту Ионѣ з братьею рѣку Кобру, и съ рѣчками и съ озеры и со всѣми угодьи, на оброкъ, покамѣстъ хто о той рѣкѣ Кобрѣ и съ угодьи учнетъ бить челомъ на оброкъ из наддачи; а оброку ему архимариту Ионѣ з братьею с тое рѣки Кобры и с падучихъ рѣчекъ и с озеръ и со всякихъ угодей въ государеву цареву и великого князя Михаила Ѳедоровича всеа Русиі казну платить по три рубли на годъ, да новые наддачи по гривнѣ на годъ, и обоего по три рубли з гривною на годъ.

            Къ сей оброчной грамотѣ воевода князь Семенъ Григорьевичъ Звенигородцкой печать свою приложилъ.

            Справилъ подьячей Сидорко Лаженицынъ.

                Подлинная хранится въ дѣлахъ Коллегіи Экономіи подъ № 14185.

    14. Оброчная грамота, данная Успенскому архимандриту Іонѣ съ братіей воеводою П. И. Мансуровымъ, на добываніе жерновнаго каменья по берегамъ рѣчки Утыпа, 1624 г. апрѣля 29.

        Лѣта 7132 апрѣля въ 29 день билъ челомъ государю царю и великому князю Михаилу Ѳедоровичю всеа Русиі Успенского манастыря архимаритъ Иона з братьею, а сказалъ: есть де вверхъ по Чепцѣ рѣкѣ рѣчка Жерновная, а Утынъ тожъ, а по той де рѣчкѣ Жерновной, по Утыну, в горахъ и в берегахъ, по обѣ стороны тое рѣчки Утыну, с /33/ устья и до верховины, отъ рѣчки въ гору, копаютъ де каменье жерновное, и чтобъ государь царь и великиі князь Михаилъ Ѳедоровичъ всеа Русиі ихъ архимарита Иону з братьею пожаловалъ, велѣлъ ему архимариту Ионѣ з братьею по рѣчкѣ по Жерновкѣ, по Утыну, по обѣ стороны береговъ въ горахъ, с устья и до верховины, отъ рѣчки въ гору, въ Успенской манастырь для жерновново каменья дати на оброкъ. И будетъ такъ, какъ государю Успенского манастыря архимаритъ Иона з братьею бьетъ челомъ, а то будетъ ни за кѣмъ не на оброкѣ и ни с кѣмъ не въ спорѣ, и по государеву цареву и великого князя Михаила Ѳедоровича всеа Русиі указу, воевода Петръ Ивановичъ Мансуровъ далъ на оброкъ Успенского манастыря архимариту Ионѣ з братьею, въ Успенской манастырь, вверхъ по Чепцѣ рѣкѣ рѣчку Жерновку, а Утынъ тожъ, и по той рѣчкѣ Жерновкѣ, по Утыну, въ горахъ и въ берегахъ, по обѣ стороны тое рѣчки Утыну, и съ устья и до верховины, отъ рѣчки въ гору копати имъ въ тѣхъ мѣстахъ каменье жерновное; а оброку ему архимариту з братьею платить съ того жерновово каменья въ государеву цареву и великого князя Михаила Ѳедоровича всеа Русиі казну по два рубли по осмнатцати алтынъ по двѣ денги на годъ, а впервые ему тотъ оброкъ заплатить въ нынѣшнемъ во 132 году, да и впредь имъ тотъ оброкъ платить ежегодь безпереводно.

            Къ сей оброчной грамотѣ воевода Петръ Ивановичъ Мансуровъ печать свою приложилъ.

                Подлинная хранится въ дѣлахъ Коллегіи Экономіи подъ № 14187.

    15. Отрывокъ изъ грамоты царя Михаила Ѳедоровича на Вятку, объ освобожденіи крестьянъ Успенскаго монастыря отъ взиманія годовщины, а монастырскихъ припасовъ отъ таможенныхъ пошлинъ въ Вятскихъ пригородкахъ, 1626 г. января 13.

        ... архимаритъ Иона з братьею сказали: ѣздятъ де въ манастырь /34/ ихъ манастырскіе крестьяне изъ деревень и с манастырскими запасы, а не съ торгомъ, мимо Вятскихъ пригородковъ, и въ тѣхъ де Вятскихъ пригородкахъ с ихъ манастырскихъ запасовъ таможенные головы емлютъ нашу пошлину, а со крестьянъ головшину, а преже де сего с тѣхъ ихъ крестьянъ, которые ѣздятъ в манастырь из деревень с манастырскими запасы, и с тѣхъ де ихъ манастырскихъ запасовъ нашихъ пошлинъ и с людей головшины не имали; а учали де съ тѣхъ манастырскихъ запасовъ нашу пошлину и с людей головшину имать, какъ учали быть на Вяткѣ наши таможенные головы; и намъ бы его архимарита Иону з братьею пожаловати, с ихъ манастырскихъ запасовъ, которые возятъ к нимъ в манастырь, пошлины и с людей головшины имать не велѣть. И будетъ такъ, какъ намъ с Вятки Хлынова города Успенья Пречистые Богородицы архимаритъ Иона з братьею билъ челомъ, и какъ къ вамъ ся наша грамота придетъ, а преже будетъ сего съ ихъ манастырскихъ крестьянъ, которые ѣздятъ съ ихъ манастырскими запасы, а не с торгомъ, и с того манастырского запасу и с людей головшины не имывали, и сыныхъ с такихъ же людей не емлютъ, и с нихъ по тому жъ имати не велѣли; а будетъ преже сего имывали, и нынѣ по тому жъ имать велѣли, а вновь бы ничего не вчинали. А прочетъ сю нашу грамоту и списавъ с нее списокъ, слово въ слово, оставили у себя, а подлинную сю нашу грамоту отдали бъ есте архимариту Ионѣ з братьею, и они ее держатъ у себя впередъ, для нашихъ иныхъ воеводъ и приказныхъ людей и таможенныхъ головъ и цѣловалниковъ. Писанъ на Москвѣ лѣта 7134 генваря въ 13 день.

            Діакъ Андрей Шиповъ.

                Начала грамоты „за ветхостію" не оказалось. Напечатана здѣсь по копіи, хранящейся въ архивѣ Вятской Казенной Палаты.

    16. Грамота царя Михаила Ѳедоровича воеводѣ С. И. Чемоданову, съ подтвержденіемъ объ отдачѣ на оброкъ Успенскому /35/ монастырю поломца у р. Лекмы, рыбной ловли и сѣнныхъ покосовъ по р. Лекмѣ, Жерновной, Рѣпихѣ и др., 1626 г. февраля 25.

        Отъ царя и великого князя Михаила Ѳедоровича всеа Русіи на Вятку воеводѣ нашему Семену Ивановичу Чемоданову да подьячему Игнатью Лукину. Билъ намъ челомъ с Вятки Хлынова города Успения Пречистые Богородицы архимаритъ Иона з братьею, а сказалъ: въ прошломъ де во, 130 году дано имъ на оброкъ, отъ Шестаковского уѣзда отъ Благовѣщенского стану за 15 верстъ, у Лекмы рѣки поломецъ, по обѣ стороны Лекмы рѣки черной раменной лѣсъ, да тутъ же рыбные ловли в рѣкѣ Лекмѣ, да в рѣчкѣ Жерновной, да в рѣчкѣ въ Рѣпихѣ, до рѣки Боровицы и до рѣчки Булатовы, да тутъ же въ Шестаковскомъ уѣздѣ, отъ того же пашеннаго мѣста версты съ три, порозжие безоброчные мѣста, старые заросли и черные лѣса, розчищать подъ сѣнные покосы; а межами де то мѣсто отъ тое рѣчки Рѣпихи да вверхъ по рѣкѣ по Леткѣ, по обѣ стороны рѣки Летки, и с рѣчкою Боровицею и со всѣми угодьи до рѣчки Булатовки; и даная де имъ игумену Ионѣ з братьею на тотъ поломецъ и съ угодьи, по нашему указу, дана за печатью воеводы князя Семена Звенигородцкого, а оброку де они с тѣхъ угодей платятъ въ нашу казну по рублю на годъ; и намъ бы его архимарита Иону з братьею пожаловати, велѣти имъ дати на тѣ угодья нашу грамоту, по чему имъ впредь тѣми угодьи владѣть и оброкъ въ нашу казну платить. И будетъ такъ, какъ намъ с Вятки Успения Пречистые Богородицы архимаритъ Иона з братьею билъ челомъ, и какъ къ вамъ ся наша грамота придетъ, и вы бъ про тѣ угодья, что отданы въ Успенской манастырь архимариту Ионѣ з братьею, досмотрили въ писцовыхъ и въ оброчныхъ книгахъ и въ даной, какова имъ даная дана на тѣ угодья в манастырь, да будетъ в оброчныхъ книгахъ и въ даной /36/ тѣ угодья написаны на оброкѣ за манастыремъ, и оброку въ нашу казну платятъ ежегодь, и вы бъ имъ тѣми угодьи владѣть и оброкъ въ нашу казну велѣли платить по прежнему по оборочнымъ книгамъ и по даной. А прочетъ сю нашу грамоту и списавъ съ нее списокъ, слово въ слово, оставили у себя, а подлинную сю нашу грамоту отдали бъ есте архимариту Ионѣ з братьею, и они ее держатъ у себя впредь для нашихъ иныхъ воеводъ и приказныхъ людей. Нисанъ на Москвѣ лѣта 7134 февраля въ 25 день.

            Діакъ Андрей Шиповъ.

                Напечатана по списку съ подлинной, хранящемуся въ архивѣ Вятской Казенной Палаты.

    17. Грамота царя Михаила Ѳедоровича воеводѣ С. И. Чемоданову, объ отдачѣ на оброкъ Успенскаго монастыря архимандриту Іонѣ съ братіей р. Кобры, 1626 г. марта 1.

        Отъ царя и великого князя Михаила Ѳедоровича всеа Русіи на Вятку, воеводѣ нашему Семену Ивановичу Чемоданову да подьячему Игнатью Лукину. Билъ намъ челомъ с Вятки Хлынова города Успенья Пречистые Богородицы архимаритъ Иона з братьею, а сказалъ: были де за ними на оброкѣ на Вяткѣ въ Шестаковскомъ городѣ и выше Воблоцкой волости рѣка Кобра и съ падучими рѣчками, и в прошломъ де во 133 году та рѣка Кобра и съ падучими рѣчками на 134 годъ отдана на оброкъ Вятцкому попу Митрофану из наддачи, и намъ бы его архимарита Иону з братьею пожаловати, тое рѣку Кобру и съ падучими рѣчками и съ сѣнными покосы велѣть впередъ на 135 годъ дати имъ на оброкъ. А въ Новгородцкой четверти в переоброчной книгѣ прошлого 133 году написано: во 133 году апрѣля въ 5 день дана, на оброкъ Вятцкому попу Митрофану Кошурникову в Вятцкомъ пригородѣ в Слободцкомъ уѣздѣ рѣка Кобра и падучие рѣчки на 134 годъ сентября съ 1 числа сентября жъ по 1 число 135 году, а оброку ему в нашу казну на Вяткѣ /37/ велѣно платить прежняго по три рубли по три алтына по двѣ денги, да новые наддачи по рублю по тритцати алтынъ, да пошлинъ съ наддачи по три алтына з денгою, и всего прежняго оброку и с новою наддачею и с пошлинами велѣно ему заплатить по пяти рублевъ по три алтына з денгою на годъ. И по нашему указу та рѣка Кобра нынѣ отдана на оброкъ изъ наддачи Успенсково манастыря архимариту Ионѣ з братьею, а оброку велѣли с тое рѣки Кобры имати у нихъ старово по пяти рублевъ по три алтына з денгою, да новые наддачи по шести алтынъ по четыре денги, да пошлинъ с новые наддачи три денги, и всего старово оброку и с новою наддачею и с пошлинами велѣли у нихъ имати в нашу казну по пяти рублевъ по десяти алтынъ по двѣ денги на годъ. И какъ къ вамъ ся наша, грамота придетъ, и вы бъ тое рѣку Кобру и с падучими рѣчками и со всякими угодьи, чѣмъ нынѣ и по которые мѣста и урочища из оброку владѣетъ Вятцкой попъ Митрофанъ Кошурниковъ, дали на оброкъ Успенского манастыря архимариту Ионѣ з братьею изъ наддачи впередъ со 135 году сентября с 1 числа сентября жъ по 1 число 136 году, а оброку бъ есте у нихъ велѣли в нашу казну имати на Вяткѣ прежнего по пяти рублевъ по три алтына с денгою, да новые наддачи по шти алтынъ по четыре денги, да пошлинъ с новые наддачи три денги, и всего прежнего оброку и с новою наддачею и с пошлинами велѣли бъ есте у нихъ имати в нашу казну по пяти рублевъ по десяти алтынъ по двѣ денги на годъ; да въ тѣхъ бы есте оброчныхъ денгахъ велѣли по немъ архимаритѣ Ионѣ з братьею взяти в нашу казну поручную запись, что имъ та рѣка Кобра со всѣми угодьи держати за собою на оброкѣ, и оброкъ в нашу казну платити ежегодь безпереводно. А прочетъ сю нашу грамоту и списавъ съ нее списокъ, оставили у себя, а подлинную нашу грамоту отдали бъ есте Успенского манастыря архимариту Ионѣ з братьею, по /38/ чему имъ та рѣка Кобра на оброкѣ за собою держати и оброкъ в нашу казну платити. Писанъ на Москвѣ лѣта 7134 марта въ 1 день.

            Діакъ Андрей Шиповъ.

                Подлинная хранится въ дѣлахъ Коллегіи Экономіи подъ № 14188.

    18. Царская жалованная грамота Успенскому монастырю, на владѣніе вотчинами по силѣ прежнихъ грамотъ и съ новыми преимуществами и льготами, 1627 г. января 23.

        Божиею милостию мы, великій государь царь и великій князь Михаило Ѳедоровичъ, всеа Русіи самодержецъ, пожаловали есмя съ Вятки Хлынова города Успенского манастыря архимарита Іону з братьею, или кто по немъ въ томъ манастырѣ ины архимаритъ и братія будутъ. Въ прошломъ во 134 году, по нашему указу, положили они передъ нами двѣ грамоты блаженные памяти дѣда нашего, государя царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русіи, 88 и 90 году, за приписью диака Андрея Щелкалова, на манастырскую вотчину, на пустошь Семеновскую Филимонова, да на пустошь Ямскую, да на пожню въ Нероновскомъ лугу, да на пустошь Семеновскую Прошлецова, да на пожню Загоскину, на пожню Осокореву, на пожню что въ Нероновѣ лугу два лоскута, да на пожню Елкинскую по прудовому истоку, да по тому жъ истоку на пожню Лговскую, на пожню что на Шоломовѣ острову съ верхнево конца, да на поженку что по рѣчкѣ Чехловкѣ подъ буркомъ на лугу, на поженку въ Холуномъ, на пожню Ивановскую Медвѣдева да на два озерка, да на поженку Прошлецова. Да они жъ положили три грамоты блаженные памяти дяди нашего, государя царя и великого князя Ѳедора Ивановича всеа Русіи, 97 и 103 году, за приписью дьяковъ Андрея да Василья Щелкаловыхъ, на рыбные ловли, на озеро Спенцыно да на курью Парфенова, да на три деревни манастырские, а даны имъ тѣ три деревни на манастырское и на церковное строение и на свѣчи /39/ и на ладонъ и на вино церковное; да въ Слободскомъ уѣздѣ на волость Вобловичи, з деревнями и с починки и пустошми, и на займище и на всякие угодья и что къ той волости написано по книгамъ; да даную Василья Овцына з грамоты дяди жъ нашего, блаженные памяти государя царя и великого князя Ѳедора Ивановича всеа Русіи, 103 году, на пустошь Лопатинскую да Никоновскую с пожнями, да на пожни, что на Вяткѣ, пониже Плоскіе курьи, да промежъ рѣчки Мѣдянки и Глушицы, да на болотцо Талицы, на болотцо Крушицино, да на пустое мѣсто на рѣкѣ на Салтановицѣ, да на болотцо Казачье, да на пустошь Оники Шишкина. Да положили грамоту дяди жъ нашего, царя и великого князя Ѳедора Ивановича всеа Русіи, 105 году, за приписью диака Смирного Васильева, оберегалную, велѣно городовому приказщику архимарита и братью и манастырскихъ людей и крестьянъ отъ приказныхъ людей и отъ посланниковъ беречи, чтобъ на Вяткѣ приказные люди и посланники в манастырѣ старцомъ и слугамъ и крестьяномъ обиды и насилства никоторого не чинили, и крестьянъ манастырскихъ не продавали. И во 107 году на царя Борисово имя, и во 116 году на царя Василья Ивановича всеа Русіи имя, и во 122 году на наше государево царево и великого князя Михаила Ѳедоровича всеа Русіи имя. И тѣ грамоты за дьячими приписми подписаны, рушити ихъ ни въ чемъ не велѣно. Да они жъ положили наши двѣ грамоты 122 и 123 году, за приписью діака нашего Офонасья Овдокимова; въ одной грамотѣ написано: „Успенского манастыря архимарита з братьею и ихъ манастырскихъ людей и служекъ и дѣтенышей в Казани и в Казанскихъ пригородехъ в Малмыжѣ и на Уржумѣ, что они учнутъ на манастырской обиходъ возити запасовъ и ловити рыбу про себя, а не на продажу, водянымъ путемъ с судовъ, а сухимъ путемъ с возовъ, и которые ихъ манастырские служки ѣздятъ пахати пашни, и с /40/ нихъ пошлинъ и головшины имать не велѣно, а будетъ учнутъ ѣздити съ торгомъ торговати, и с нихъ имати пошлина, какъ и с торговыхъ людей"; а в другой нашей грамотѣ написано: „манастырская вотчина в Казанскомъ уѣздѣ село Полянки, что имъ дано по нижную сторону рѣчки Воштормы и по Дюдюмъ врагъ, да рыбные ловли по рѣкѣ по Вяткѣ и озерко и заводи, заводь Бахнутьевская да заводь Чернявская, и около тѣхъ рѣчекъ и озерковъ по обѣ стороны на гари полянки и сѣнные покосы". И мы, великій государь царь и великій князь Михаило Ѳедоровичъ всеа Русіи и отецъ нашъ великій государь святѣйшій патріархъ Филаретъ Никитичь Московскій и всеа Русіи, съ Вятки Успенского манастыря архимарита Іону з братьею пожаловали, велѣли имъ тѣ прежние и наши грамоты переписати вновь на наше государское имя, по своему государскому по новому уложенью, и тѣми ихъ манастырскими вотчинами, волостью Вобловичи и селомъ Полянками, з деревнями и с починки и с пустошми, и пожнями и озерками и болотцами и рыбными ловлями и всякими угодьи, велѣли имъ владѣти по прежнему и по сей нашей государской жалованной грамотѣ. А по нашему государскому указу, с тое ихъ манастырские вотчины нашихъ никакихъ податей и денежныхъ поборовъ, и казачьихъ хлѣбныхъ запасовъ и кормовъ, с сошными людми не давати, опричь ямскихъ денегъ и стрѣлецкихъ хлѣбныхъ запасовъ и городоваго и острожново дѣла; а ямские имъ денги и стрѣлецкие запасы давати, городовое и острожное дѣло дѣлати, по писцовымъ и по дозорнымъ книгамъ, з живущего с сошными людми вмѣстѣ. Также есми архимарита Іону з братіею пожаловали: ево архимарита з братіею и ихъ манастырскихъ слугъ и крестьянъ бояре наши и воеводы и всякіе приказные люди не судятъ ни въ чемъ, опричь душегубства и розбоя и татбы с поличнымъ, и кормовъ своихъ и конскихъ у нихъ не емлютъ; а вѣдаетъ и судитъ своихъ манастырскихъ /41/ людей и крестьянъ архимаритъ з братіею сами во всемъ, или кому прикажутъ; а случитца судъ смѣсной ихъ манастырскимъ людемъ и крестьяномъ с городцкими людми или с волостными, и воеводы наши и приказные люди ихъ судятъ, а архимаритъ з братіею или ихъ приказщикъ с ними жъ судить; а правъ ли будетъ или виноватъ манастырской человѣкъ, и онъ въ правдѣ и въ винѣ архимариту з братіею или ихъ приказщику, а воеводы и приказные люди в ихъ манастырского человѣка не вступаютца, ни в правого ни въ виноватого. А кому будетъ чего искати на архимаритѣ з братіею и на ихъ манастырскихъ людехъ и на крестьянехъ, ино ихъ сужу я царь и великій князь Михаило Ѳедоровичъ всеа Русіи, или я кому прикажу ихъ судити; а по нашему государскому указу, въ судныхъ дѣлѣхъ ставитца имъ к отвѣту в году на три сроки, на Рожество Христово, да на Троицынъ день, да на Семеновъ день лѣтопроводца, а опричь тѣхъ нашихъ указныхъ трехъ сроковъ на иные сроки ихъ не судити и на поруки ихъ не давати; а хто на нихъ накинетъ срокъ силно, не по тѣмъ нашимъ указнымъ тремъ срокомъ, или хто зазывную или правую грамоту или пристава возметъ не по тѣмъ же срокомъ, и тѣ грамоты не в грамоты, а приставъ ѣзду лишенъ. Также есми ихъ пожаловали: въ ихъ манастырской вотчинѣ, в селехъ и деревняхъ и въ слоботкахъ, бояре наши и воеводы и дьяки и всякие разные и проѣзжие люди силно не ставитца, и подводъ и проводниковъ и кормовъ своихъ и конскихъ (у) манастырскихъ людей и у крестьянъ не емлютъ; а кому у нихъ лучитца стати, и они кормъ свой и конской купятъ у нихъ по цѣнѣ, какъ имъ продадутъ. Также есми ихъ пожаловали: коли учинитца у нихъ въ ихъ манастырскихъ вотчинахъ какое душегубство, а душегубца в лицахъ не будетъ, и они даютъ вѣры за голову четыре рубли, а больши того манастырскимъ людямъ и крестьянамъ в томъ вѣры и продажи нѣтъ; а будетъ /42/ душегубство в лицахъ, и они его отдаютъ воеводамъ и приказнымъ людемъ, а манастырскимъ людемъ и крестьяномъ в томъ вѣры и продажи нѣтъ же; а учинится у нихъ душегубство безъ хитрости, ково громъ убьетъ, или в водѣ утонетъ, или озябнетъ, или звѣрь съѣстъ, или в лѣсу древомъ убьетъ, или отъ своихъ рукъ утеряетца, или иною какою мѣрою смерть случитца, а обыщутъ про то вправду, что учинилось безхитростно, и манастырскимъ людемъ и крестьяномъ в томъ вѣры и продажи нѣтъ же. Также есми архимарита Іону з братіею пожаловали: къ ихъ манастырскимъ людемъ и ко крестьяномъ на пиры и на братчины нихто и никакие люди пити незваны не ходятъ, а хто к нимъ придетъ пити незванъ, и они того незванаго сошлютъ з двора безпенно; а не послушаетъ, з двора не пойдетъ и учнетъ пити силно, а учинитца в томъ пиру при томъ незваномъ какова гибель, и тому незваному та гибель платити вдвое, без суда и без правды. Также есми ихъ пожаловали: с него архимарита з братіею и съ манастырскихъ людей и съ дѣтенышевъ, въ Казани и въ Казанскихъ пригородехъ, въ Малмыжѣ и на Уржумѣ, что они учнутъ про манастырской обиходъ возити запасовъ и ловити рыбу про себя, а не на продажу, водянымъ путемъ с судовъ, а сухимъ путемъ о возовъ, и которые ихъ манастырские служки учнутъ ѣздити пахати пашни, пошлинъ с нихъ и годовщины не имати; а будетъ учнутъ ѣздить с торгомъ торговати и что повезутъ на продажу, и с нихъ имати пошлины, какъ и с торговыхъ со всякихъ людей. Также есми ихъ пожаловали: велѣли воеводамъ нашимъ и приказнымъ людемъ манастырскихъ людей отъ посланниковъ и ото всякихъ людей оберегати во всемъ, чтобъ манастырскимъ людемъ и крестьяномъ обидъ и продажъ и насилства не чинили; а коли поѣдетъ архимаритъ, а с нимъ старцовъ или слугъ человѣка два или три, к намъ к Москвѣ о каковѣ дѣлѣ бити челомъ, или с Москвы поѣдутъ /43/ на Вятку безъ товару, и с нихъ по мытамъ мытчикомъ, и по рѣкамъ перевозчикомъ, и вездѣ всякимъ пошлинникомъ нашихъ никакихъ пошлинъ с нихъ не имати и пропушати ихъ вездѣ безпошлинно. Также есми архимарита Іону з братіею пожаловали: велѣли имъ сю нашу государскую жаловалную грамоту держати в манастырѣ в казнѣ, а съ сее нашие государской жаловалной тарханной грамоты указали имъ дати списокъ, слово въ слово, за дьячьею приписью, и возити имъ тотъ списокъ по городомъ, для нашихъ бояръ и воеводъ и всякихъ приказныхъ и пошлинныхъ людей; а гдѣ они сю нашу государскую жаловалную грамоту и с сее нашей грамоты списокъ по городомъ воеводамъ нашимъ и дьякомъ и всякимъ приказнымъ и пошлиннымъ людемъ явятъ, и они с грамоты и списка явки не даютъ ничего. А хто черезъ сю нашу государскую жаловалную грамоту архимарита з братіею и ихъ манастырскихъ слугъ и крестьянъ чѣмъ изобидитъ, и тому отъ насъ великого государя царя и великого князя Михаила Ѳедоровича всеа Русіи быти въ опалѣ. Дана ся наша царская жаловалная грамота в нашемъ царствующемъ градѣ Москвѣ лѣта 7135 генваря въ 23 день.

            Царь и великій князь Михаилъ Ѳедоровичъ всеа Росіи самодержецъ.

            Лѣта 7154 марта въ день Божиею милостию мы великій государь царь и великиі князь Алексѣй Михаиловичъ, всеа Русіи самодержецъ, сее жалованные грамоты слушалъ, а выслушавъ с Вятки Успенского манастыря архимарита Александра з братіею, или хто по нихъ в томъ манастырѣ архимаритъ и братья впередъ будетъ, пожаловалъ, велѣлъ сее жаловалную грамоту подписать на свое государево царево и великого князя Алексѣя Михаиловича всеа Русіи имя, и сее жалованные грамоты рудити в нихъ не велѣлъ, а велѣлъ ходити о всемъ по тому, какъ в сей жалованной грамотѣ писано. А подписалъ государевъ царевъ и великого /44/ князя Алексѣя Михаиловича всеа Русіи діакъ Иванъ Федоровъ.

            Лѣта 7188 марта въ 8 день Божіею милостію мы великій государь царь и великій князь Ѳеодоръ Алексѣевичъ, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержецъ, сее жалованные грамоты дѣда своего государева, блаженные памяти великого государя царя и великого князя Михаила Ѳедоровича всеа Русіи самодержца, и на той жалованной грамотѣ отца своево государева, блаженные же памяти великого государя царя и великого князя Алексѣя Михаиловича, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, подписи слушавъ, на Вяткѣ в Хлыновѣ городѣ Успенія Пресвятые Богородицы Трифонова манастыря архимандрита Александра, келаря Илью Семакина, казначея Iсаия Злыгостева з братьею, или хто по нихъ в томъ манастырѣ иные архимандриты и братья впредь будутъ, пожаловалъ, велѣлъ на ней подписать свое великого государя царя и великого князя Ѳеодора Алексѣевича, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, повелѣніе, что быти ей впредь во всемъ противъ того жъ, какъ пожаловали дѣдъ ево государевъ, блаженныя памяти великій государь, и отецъ ево государевъ, блаженныя жъ памяти великій государь, без нарушения, опричь тѣхъ статей, которые в той грамотѣ противны ево великого государя указу и Соборному Уложенью, а тѣмъ статьямъ быть во всемъ противъ ево великого государя указу и Соборного Уложенья; а землями и всякими угодьи владѣть имъ по сей жалованной грамотѣ, по послѣднимъ писцовымъ книгамъ. А подписалъ государевъ царевъ и великого князя Михаила Ѳедоровича, всеа Русіи самодержца, діакъ Павелъ Симановъ.

            Лѣта 7191 іюля въ 30 день великіи государи цари и великіи князи Иванъ Алексѣевичъ, Петръ Алексѣевичъ, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцы, сее жалованные грамоты дѣда своего великихъ государей, блаженные /45/ памяти великого государя даря и великого князя Михаила Ѳедоровича, всеа Русіи самодержца, и подписей на той жалованной грамотѣ отца своего великихъ государей, блаженные памяти великого государя царя и великого князя Алексѣя Михаиловича, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, и брата своего государского, блаженныя памяти великого государя царя и великого князя Ѳеодора Алексѣевича, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, слушавъ, какова дана, с Вятки Хлынова города Успенія Пресвятыя Богородицы Трифонова манастыря архимандрита Александра, да келаря Илью Семакина и казначея Исайя Злыгостева з братьею, или кто по нихъ в томъ манастырѣ иные архимандриты и братия впредь будутъ, пожаловали, велѣли на ней подписать свое великихъ государей царей и великихъ князей Иоанна Алексѣевича, Петра Алексѣевича, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцевъ, повелѣніе, что быть ей впредь во всемъ противъ того, какъ пожаловали дѣдъ ихъ великихъ государей, блаженные памяти великій государь, и братъ ихъ великихъ государей, блаженные памяти великій государь, без нарушенія, опричь тѣхъ статей, которые ихъ великихъ государей указу и Соборному Уложенію противны; а землями и всякими угодьи владѣть имъ по сей жалованной грамотѣ, по послѣднимъ писцовымъ книгамъ. - Діакъ Семенъ Протопоповъ.

                Подлинная хранится въ дѣлахъ Коллегіи Экономіи подъ № 14189. - Она отличается отъ другихъ грамотъ: нисана не на столпцахъ, а па большомъ листѣ, подписана царемъ Михаиломъ Ѳедоровичемъ и снабжена большою печатью краснаго воска съ гербомъ.

    19. Оброчная выпись, данная Успенскаго монастыря архимандриту Іонѣ съ братіей воеводою С. И. Чемодановымъ, на взятыя монастыремъ на оброкъ разныя мѣста на Вяткѣ, 1627 г. мая 31.

        Лѣта 7135 маиа въ 31 день билъ челомъ государю царю и великому князю Михаилу Ѳедоровичу всеа Русіи /46/ Вятцкого Успенского манастыря архимаритъ Иона з братьею а сказали: на оброкѣ де за ними рыбные ловли в Хлыновскомъ уѣздѣ, озерко Плоское да озерко Боровое, песокъ на усть курьи Парфеновы, озерко Черное, песокъ коровей; а оброку де они в государеву казну с тѣхъ рыбныхъ ловель платятъ по 27 алтынъ на годъ. Да за ними же де на оброкѣ рыбные жъ ловли, вешніе проливы с луговъ на усть Ивановского истоку, логъ по Белтюковской пожнѣ и по Ашихминской пожнѣ, да озерко Пустынное, да озерко Зголовное сыстоки и с верхнимъ перевѣсьемъ; а оброку де они платятъ по 6 алтынъ по 4 денги на годъ. Да за ними жъ де на оброкѣ по Чепцѣ рѣкѣ рѣчка Жерновка, а Утынъ то жъ, и по той де рѣчкѣ Жерновкѣ, по Утыну, въ горахъ и въ берегахъ по обѣ стороны тое рѣчки Утыну, с устья и до верховины, отъ рѣчки въ гору копаютъ жерновной камень; а оброку они платятъ по 2 рубли по 18 алтынъ по 2 денги на годъ. Да за ними же де на оброкѣ прикладные пожни Кобылы, новая причисть на 6 копенъ; оброку они платятъ по гривнѣ на годъ. Да за ними жъ де на оброкѣ в Бобинскомъ стану пустошь Леонтьевская Толстоухова, что бывала на оброкѣ за Воскресенскимъ диакономъ за Герасимомъ, сѣнной покосъ; а оброку де они платятъ по 3 алтына на годъ. Да имъ же де дано на лготу в Спенцынскомъ стану на Быстрицѣ, на дикомъ лѣсу, на лычномъ раменьѣ, подъ пашню на полтреть и на полполполчети выти; а лготы имъ дано до 137 году, а какъ изо лготы выдетъ, и имъ де с тое пашни оброку платить по 10 алтынъ на годъ. И на тѣ де на всѣ оброчные мѣста даны были имъ оброчные грамоты, и въ нынѣшнемъ де во 135 году посылали они из манастыря к Москвѣ бити челомъ государю царю и великому князю Михаилу Ѳедоровичю всеа Русіи о монастырскихъ дѣлехъ монастырского слушку Ивашка Никитина, и на тѣ де мѣста оброчные грамоты послали они с нимъ Ивашкомъ; и /47/ въ нынѣшнемъ же де во 135 году генваря въ 6 день на Москвѣ бѣжалъ отъ него Ивашка крѣпосной ево человѣкъ Ивашко Козминъ и тѣ де оброчные грамоты у него унесъ. И государь бы ихъ архимарита Иону з братьею пожаловалъ, велѣлъ имъ на тѣ оброчные мѣста с оброчныхъ книгъ дати выпись, по чему имъ тѣми оброчными угодьи впредь владѣти. И в Хлыновѣ в съѣзжей избѣ в дозорныхъ оброчныхъ книгахъ князя Ѳедора Звенигородцкого с товарыщи 123 году написано: Успенского манастыря архимарита Ионы з братьею с рыбныхъ ловель, с озерка Плоскова, да с озерка Бороваго, да песку на усть курьи Парфеновы, да с озерка Черново, да с песку коровья, оброку и пошлинъ 27 алтынъ; да у нихъ же с рыбные ловли с вешнихъ проливовъ с луговъ на усть Ивановского истоку, с логу по Белтюковской пожнѣ и по Ашихминской пожнѣ, с логу по Заманойловской пожнѣ, да с озерка Пустынного, да съ озерка Зголовного и сыстоковъ, и с верхнимъ перевѣсьемъ, оброку и пошлинъ 6 алтынъ 4 денги. Да в новооброчныхъ книгахъ 132 году апрѣля въ 29 день написано: дано имъ в Успенской манастырь на оброкъ вверхъ по Чепцѣ рѣкѣ рѣчка Жерновка, а Утынъ тоже, и по той рѣчкѣ Жерновкѣ, по Утыну, в горахъ и в берегахъ, по обѣ стороны тое рѣчки Утыну, съ устья и до верховины, отъ рѣчки въ гору копать Жерновной камень; а оброку имъ въ государеву казну платить по 2 рубли по 18 алтынъ по 2 денги на годъ. Да в новооброчныхъ же книгахъ 132 году августа въ 31 день написано: дано имъ же на оброкъ прикладные пожни Кобылы, новая причисть на 6 копенъ; а оброку имъ въ государеву казну платить по гривнѣ на годъ. Да в переоброчной книгѣ 133 году октября въ 3 день написано: дано имъ же архимариту Ионѣ з братьею на оброкъ изъ наддачи в Бобинскомъ стану пустошь Леонтьевская Толстоухова, на сѣнной покосъ, что была та пустошь на оброкѣ за Воскресенскимъ диакономъ за Герасимомъ; /48/ а оброку имъ с тое пустоши, с сѣнного покосу, в государеву казну платить старого по дозорнымъ книгамъ по 2 алтына, да новые наддачи по 6 денегъ, и обоего по 3 алтына на годъ. Да в новооброчныхъ книгахъ 133 году маиа во 12 день написано: дано имъ же архимариту з братьею в Спенцынскомъ стану на Быстрицѣ, на дикомъ лѣсу, на лычномъ раменьѣ, на пашню на полтреть и на полполполчети выти; а лготы имъ дано до 137 году маиа по 12 число, а какъ лгота отойдетъ, и имъ с тое пашни в государеву казну платить оброку по 10 алтынъ на годъ. И по государеву цареву и великого князя Михаила Ѳедоровича всеа Русіи указу, архимариту Ионѣ з братьею тѣми всѣми оброчными угодьи, рыбными ловлями и сѣнными покосы и пашнею, владѣти по прежнему, и оброкъ в государеву казну платить по вся годы по оброчнымъ книгамъ.

            Къ сей выписи воевода Семенъ Ивановичъ Чемодановъ печать свою приложилъ.

            Приписалъ Игнатей Лукинъ.

                Подлинная хранится въ дѣлахъ Коллегіи Экономіи подъ № 14190.

    20. Грамота царя Михаила Ѳедоровича воеводѣ кн. П. А. Хилкову, о невзиманіи съ вотчины Успенского монастыря оброчныхъ денегъ, согласно съ данной 1627 г. монастырю тарханной грамотой, 1632 г. іюня 26.

        Отъ царя и великого князя Михаила Ѳедоровича всеа Русіи на Вятку, в Хлыновъ, воеводѣ нашему князю Петру Ондреевичу Хилъкову да подьячему Ивану Головкову. Билъ намъ челомъ с Вятки Успенъсково манастыря архимандритъ Герасимъ з братьею: в нынѣшнемъ де во 140 году велѣно съ ихъ манастырьские вотчины взять в нашу казну оброку на прошлой на 139 и на нынѣшней на 140 годъ по пятнадцати рублевъ на годъ; а у нихъ де есть наша жалованная тарханная грамота, что имъ с своей манастырьской вотчины /49/ никакихъ податей в нашу казну платить не велѣно, опричь ямскихъ денегъ и стрѣлецкихъ хлѣбныхъ запасовъ и городового острожного дѣла, и намъ бы ихъ пожаловать, с ихъ манастырьские вотчины оброчныхъ денегъ по нашей жалованной грамотѣ имати не велѣти. Да положилъ въ Новгородцкой четверти передъ дьяки нашими, передъ Баимомъ Болтинымъ да передъ Дементьемъ Обрасцовымъ, архимандритъ Герасимъ нашу жалованную грамоту 135 году, за приписью дьяка нашего Семена Бредихина; а по той нашей грамотѣ Успенсково манастыря с вотчины никакихъ податей и денежныхъ поборовъ и казачьихъ хлѣбныхъ запасовъ и кормовъ съ сошными людми имать не велѣно, опричь ямскихъ денегъ и стрѣлецкихъ хлѣбныхъ запасовъ и городового и острожного дѣла; а ямскіе денги и стрѣлецкіе хлѣбные запасы и городовое и острожное дѣло велѣно дѣлати по писцовымъ и дозорнымъ книгамъ з живущего съ сошными людми вмѣстѣ. А в перечневомъ списку писма и мѣры Оѳонасья Толочанова да подьячего Андрея Иевлева написано:    в Хлыновскомъ да в Слободскомъ уѣздѣхъ Успенсково манастыря в вотчинахъ сошного писма в живущемъ полсохи и полчети и полполчети сохи и пять (?) чети с осминою без четверика пашни. А по приправочнымъ и дозорнымъ книгамъ, каковы имъ Оѳанасью и Ондрею даны для приправки дозору князя Ѳедора Звенигородцкого с товарыщи, архимандритъ з братьею с вотчины, что в Хлыновскомъ уѣздѣ, и с Вобловитские волости в нашу казну платили оброку по 15 рублевъ, а для чего тотъ оброкъ с того Успенсково манастыря вотчины положенъ, и по чему с сохи, и того в книгахъ не написано. А в прежнихъ дозорныхъ книгахъ Хлыновского городового прикащика Ѳедора Рязанцова, Хлыновского и Слободцкого уѣзда с манастырскихъ вотчинъ нашихъ никакихъ доходовъ не написано. И нынѣ по писму и мѣрѣ Оѳанасья Толочанова и подьячево Ондрея Иевлева Успенсково манастыря и иныхъ /50/ манастырей с вотчинъ никакихъ податей не написано жъ. А в нынѣшнемъ во 140 году, по отпискѣ вашей и по росписи, взято в нашу казну на Москвѣ Успенсково манастыря с вотчины оброчныхъ денегъ на прошлой на 139 годъ 15 рублевъ 25 алтынъ. И мы Успенсково манастыря архимандрита Герасима з братьею пожаловали; съ ихъ Успенсково манастыря вотчины оброчныхъ денегъ, по нашей жалованной грамотѣ, на нынѣшней на 140 годъ и впредь имати не велѣли; а ямскіе денги и стрѣлецкіе хлѣбные запасы давати и городовое и острожное дѣло дѣлати имъ по писцовымъ книгамъ с сошными людми вмѣстѣ. И какъ к вамъ ся наша грамота придетъ, и вы бъ Успенсково манастыря с вотчины оброчныхъ денегъ 15 рублевъ 25 алтынъ на нынѣшней на 140 годъ и впередъ имати не велѣли, потому что по нашей жалованной грамотѣ Успенсково манастыря с вотчины нашихъ никакихъ денежныхъ доходовъ имать не велѣно; а ямскіе денги и стрѣлецкіе хлѣбные запасы велѣли имъ платить, городовое же и острожное дѣло дѣлать по писцовымъ книгамъ съ сошными людми вмѣстѣ. Писанъ на Москвѣ лѣта 7140 іюня въ 26 день.

            Діакъ Баимъ Болтинъ.

                По списку, хранящемуся въ архивѣ Вятской Казенной Палаты.

    21. Память воеводы Н. И. Виробского Успенскому архимандриту Іосифу, о доставленіи въ съѣзжую избу, по указу патріарха, росписи казенныхъ монастырскихъ денегъ, 1634 г. октября 9.

        Лѣта 7142 октября въ 9 день, по указу великого государя святѣйшаго Филарета Никитича, патриарха Московского и всеа Русіи, Успенскому архимандриту Іосифу з братьею. В нынѣшнемъ во 142 году сентября въ 6 день прислана на Вятку великого государя святѣйшаго Филарета Никитича, патриарха Московского и всеа Русіи, грамота к воеводѣ к /51/ Никифору Ивановичу Виробскому, а, въ государевѣ грамотѣ написано: государь царь и великій князь Михаило Ѳедоровичъ всеа Русіи и великій государь святѣйшій Филаретъ Никитичъ, патриархъ Московскій и всеа Русіи, указали Московского государства в городѣхъ во всѣхъ монастырехъ переписати манастырскіе казенные денги, сколко в которомъ манастырѣ в зборѣ есть казенныхъ денегъ, и отписать про то к великому государю святѣйшему Филарету Никитичу, патриарху Московскому и всеа Русіи, и велѣно Вятцкихъ манастырей Хлынова Успенского, Воздвиженского манастыря, что въ Чепецкомъ стану, Ивановского монастыря, что въ Котелничѣ за посадомъ, архимандритовъ и игуменовъ допросить, сколко у нихъ в монастырѣхъ в монастырской казнѣ в зборѣ казенныхъ денегъ есть, да что архимандриты и игумены в допросѣ скажутъ, и тѣ ихъ допросные рѣчи за архимандричьи и за игуменскими руками, и манастырскимъ казеннымъ денгамъ росписи за руками жъ, прислать к великому государю святѣйшему Филарету Никитичу, патриарху Московскому и всеа Русіи, къ Москвѣ. И Вятскому Успенскому архимандриту Иосифу манастырскимъ казеннымъ денгамъ, что у нихъ въ зборѣ есть, велѣть написать роспись, да тое роспись за своею и за братскими руками велѣть подать в съѣзжей избѣ воеводѣ Никифору Ивановичу Виробскому.

            Къ сей памяти воевода Микифоръ Ивановичъ Виробской печать свою приложилъ.

                По списку, хранящемуся въ архивѣ Казенной Палаты.

    22. Грамота царя Михаила Ѳедоровича воеводѣ Г. И. Волынскому, о ненарушеніи данной (1627 г.) Успенскому монастырю тарханной грамоты, 1636 г. апрѣля 9,

        Отъ царя и великого князя Михаила Ѳедоровича всеа Русіи, на Вятку, воеводѣ нашему Григорью Ивановичу Волынскому. Билъ челомъ намъ с Вятки Успенского манастыря /52/ архимаритъ Герасимъ з братьею, а сказалъ: дѣла де ихъ манастырские дѣлаютъ и сидятъ по всѣмъ городамъ, а на Москвѣ во всѣхъ приказехъ и в городѣхъ, воеводы, наши и всякие приказные люди, нашу де жаловалную тарханную грамоту у нево архимарита Герасима рудятъ, и мимо сроковъ ихъ на поруки даютъ и судятъ, и в томъ ихъ волочатъ, и манастырской казнѣ тѣмъ чинятъ убытки великие. Да положилъ в приказѣ Болшого Дворца, передъ бояриномъ нашимъ передъ княземъ Алексѣемъ Михаиловичемъ Лвовымъ, да передъ діаки нашими, передъ Григорьемъ Нечаевымъ да передъ Максимомъ Чирковымъ, с Вятки Успенского манастыря архимаритъ Герасимъ нашу жаловалную грамоту, за нашею красною печатью, 135 году, за приписью діака нашего Семена Бредихина, а въ нашей в жаловалной грамотѣ написано: с Вятки Успенского манастыря архимарита з братьею и ихъ манастырскихъ слугъ и крестьянъ бояре наши и воеводы и всякие приказные люди вездѣ по городамъ не судятъ, опричь душегубства и разбоя и татбы съ поличнымъ, и кормовъ своихъ и конскихъ не емлютъ, и не ссылаютъ къ нимъ ни по что, а вѣдаетъ и судитъ своихъ манастырскимъ людей и крестьянъ архимаритъ з братьею; а кому будетъ чего искати на архимаритѣ з братьею и на ихъ манастырскихъ людехъ и на крестьянехъ, в приказѣ Болшого Дворца судъ на нихъ в году на три сроки, на Рожество Христово, да на Троицынъ день, да на Семенъ день, а опричь тѣхъ указныхъ сроковъ на иные сроки ихъ не судятъ, и на поруки не даютъ, и приставовъ по нихъ не посылаютъ. И намъ бы ево архимарита Герасима з братьею пожаловати, велѣти бъ ему дати нашу послушную грамоту и не велѣти бъ у нихъ нашие тарханные грамоты рудити, а о всемъ ходити, какъ у нихъ в нашей жаловалной тарханной грамотѣ написано. И какъ к тебѣ ся наша грамота придетъ, и ты бъ Успенского манастыря архимарита Герасима з братьею, и хто по нихъ в /53/ томъ манастырѣ иные архимаритъ и братья будутъ, и служекъ и служебниковъ и вотчиныхъ крестьянъ, на Вяткѣ высковыхъ управныхъ дѣлахъ не судилъ; а кому будетъ какова дѣла искати Успенского манастыря на архимаритѣ Герасимѣ з братьею и на ихъ служкахъ и на служебникахъ и на вотчинныхъ крестьянехъ, и имъ искати и о всякихъ управныхъ дѣлахъ бити челомъ и приставливати и по нихъ наши грамоты имати изъ приказу Болшого Дворца; а в городѣхъ воеводы наши и всякие приказные люди, по нашимъ дворцовымъ грамотамъ, Успенского манастыря архимариту Герасиму з братьею и служкамъ и служебникомъ и вотчиннымъ крестьяномъ чинили имъ ихъ манастырские сроки, которые сроки учинены имъ в нашей государской жаловалной грамотѣ, на Рожество Христово, да на Троицынъ день, да на Семенъ день сентября въ 1 день; а опричь тѣхъ сроковъ на иные сроки ихъ к суду не высылалъ, такъ же и по инымъ грамотамъ, которые учнутъ приходить изыныхъ приказовъ мимо приказу Болшого Дворца, и по тѣмъ грамотамъ на поруки ихъ не давалъ, и къ отвѣту к Москвѣ не высылалъ, и иныхъ сроковъ на нихъ не наметывалъ, и ѣздить имъ не велѣлъ, и на Вяткѣ ихъ не судилъ ни въ чемъ, и приставовъ по нихъ без нашихъ дворцовыхъ грамотъ не посылалъ, и на поруки ихъ ни в какихъ исковыхъ искѣхъ без нашихъ дворцовыхъ грамотъ не давалъ, и убытку имъ не чинилъ; а кому будетъ на Вяткѣ учинитца Успенского манастыря манастырскимъ людемъ и крестьяномъ какая гибель или тадба или грабежъ или убойство, и учнутъ бити челомъ тебѣ о приставѣ, и ты бъ приставовъ наполно не давалъ, и велѣлъ тѣхъ людей давать на поруки, и присылать ихъ къ отвѣту и поручные по нихъ записи къ намъ, къ Москвѣ, и судъ на нихъ во всякихъ дѣлахъ в приказѣ Болшого Дворца на указные сроки, и о всемъ чинилъ такъ, какъ у нихъ в нашей жаловалной в тарханной грамотѣ 135 /54/ году написано и ни въ чемъ ее не рудилъ. А прочетъ сю нашу грамоту и списавъ с нее списокъ, слово въ слово, оставилъ у себя, а сю нашу подлинну грамоту отдалъ бы еси Успенского манастыря архимариту Герасиму з братьею, впредь для иныхъ нашихъ воеводъ и всякихъ приказныхъ людей. Писана на Москвѣ лѣта 7144 апрѣля въ 9 день.

            Діакъ Григорей Нечаевъ.

                По списку, хранящемуся въ архивѣ Вятской Казенной Палаты.

    23. Ловецкая оброчная грамота, данная Казанскими воеводами И. В. Морозовымъ и кн. Н. Н. Гагариныхъ митрополичу крестьянину Петрову, на рыбные ловли въ озерѣ Лубяномъ, Бызъ, противъ р. Пижмы и др., 1637 г. марта 29.

        По государеву цареву и великого князя Михаила Ѳедоровича всеа Русіи указу, бояринъ и воевода Иванъ Васильевичъ Морозовъ, князь Микита Микитинъ Гагаринъ, диаки Микифоръ Талызинъ, Левонтей Полуехтовъ, дали на оброкъ из наддачи митрополичю крестьянину села Полянокъ Полушкѣ Петрову рыбные ловли, озеро Лубяное, да верхней омутъ вверхъ по Вяткѣ, отъ Лубяныхъ горъ и около Шунского перевозу, озеро словетъ Бызъ, да противъ рѣчки Пижмы озерко, да вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ по обѣ стороны западные озерка, ловити ему в тѣхъ водахъ рыба, всякую мелкую, ловлею и с острогою, опричь стрежневыхъ неводовъ и частиковъ и связокъ плавныхъ и снастныхъ, марта съ 15 числа нынѣшнего 145 году до марта жъ по 15 число 146 году. А оброку ему в государеву казну дать на годъ старово 3 рубли 27 алтынъ полпяты денги и с пошлинами, да новые наддачи 3 рубли 22 алтына 4 денги, да пошлинъ с тое наддачи 6 алтынъ с полуденгою. А какъ годъ продержитъ, а перекупщиковъ не будетъ, и ему впередъ тѣми рыбными ловлями владѣть, и оброкъ в государеву казну платить до тѣхъ мѣстъ, покамѣстъ хто тѣ рыбные ловли из наддачи /55/ возметъ. А что у него будетъ языковъ бѣлужихъ и тешъ осетрыихъ межкостныхъ и пупковъ и молокъ осетръихъ же, и ему тѣ рыбные запасы привозити на государевъ обиходъ в Казань, а в Казани ему за тѣ рыбные запасы дадутъ из государевы казны по цѣнѣ денги. А будетъ онъ Полунка и ихъ рыбныхъ запасовъ утаитъ что нибудь, и продастъ стороннимъ людемъ, а на государевъ обиходъ не объявитъ, и послѣ про то сыщетца, и ему за то отъ государя царя и великого князя Михаила Ѳеодоровича всеа Русіи быть в великой опалѣ и в казни.

            Къ сей ловетцкой грамотѣ государеву цареву и великого князя Михаила Ѳедоровича всеа Русіи печать царства Казанскаго приложилъ бояринъ и воевода Иванъ Васильевичъ Морозовъ. Лѣта 7145 марта въ 29 день.

            Діакъ Леонтей Полуехтовъ.

                Подлинная хранится между дѣлами Коллегіи Экономіи подъ № 14196.

    24. Грамота царя Михаила Ѳеодоровича Казанскимъ воеводамъ кн. М. М. Темкину-Ростовскому и С. Л. Хрущову, объ ежегодной выдачѣ Успенскому монастырю взятыхъ съ монастырскихъ людей таможенныхъ пошлинъ, 1643 г. апрѣля 20.

        Отъ царя и великого князя Михаила Ѳедоровича всеа Русіи в нашу отчину, в Казань, столнику и воеводамъ нашимъ князю Михаилу Михаиловичу Темкину-Ростовскому да Степану Лукьяновичу Хрущову, да дьякомъ нашимъ Григорью Волкову да Калистрату Акинѳееву. В прошломъ во 146 году іюля въ 22 день, по нашему указу, послана наша грамота в Казань к боярину и воеводамъ нашимъ, к Ивану Васильевичу Морозову с товарыщи, и велѣно в Казани с тарханшиковъ со всѣхъ имати наши казанские таможенные пошлины таможеннымъ головамъ и цѣловалникомъ, противъ нашего наказу, по нашему указу, какъ указано наши пошлины имати съ нашего насаду и со всякихъ торговыхъ людей, чтобъ /56/ наша пошлина не пропадала, а тарханщикомъ, вмѣсто тѣхъ таможенныхъ пошлинъ, указали есми давати денги, противъ нашихъ жаловалныхъ грамотъ, из нашие казны на Москвѣ; а что с тарханшиковъ доведетца взяти нашихъ астарханскихъ всякихъ пошлинъ, с лишнихъ со всякихъ товаровъ и з запасовъ, что у нихъ будетъ товаровъ и запасовъ сверхъ нашихъ жалованныхъ тарханныхъ грамотъ, и тѣ пошлины с лишнихъ товаровъ и з запасовъ велѣно таможеннымъ головамъ и цѣловалникомъ имати по прежнему нашему указу, и писать тѣ пошлины в таможенные книги собою статьею; да и к таможенному Казанскому головѣ к Ѳедору Онтипину о томъ наша грамота послана. И нынѣ били намъ челомъ Вяцкого Успенского манастыря архимаритъ Александръ з братьею, а сказали: наше де жалованье ихъ манастырская вотчина в Казанскомъ уѣздѣ село Рожественное на Полянахъ, и которое де ихъ манастырское судно ходитъ на ихъ манастырскую рыбную ловлю для рыбного промыслу, братьѣ на пропитание, и с того де ихъ судна, по нашимъ жалованнымъ грамотамъ, прежъ сего нашихъ пошлинъ не имывали; а нынѣ де, по нашему указу, со всѣхъ тарханщиковъ пошлины велѣно имать по городомъ, и отдавать тѣ пошлины тарханомъ из нашие казны противъ жаловалныхъ грамотъ на Москвѣ; и намъ бы пожаловать ихъ, архимарита Александра з братьею, велѣть имъ тѣ пошлинные денги, которые взяты будутъ с ихъ манастырского рыбного промыслу, выдавати имъ из нашие казны, противъ нашей жаловалной грамоты, в Казани. А в нашей жаловалной тарханной грамотѣ, какова наша жалованная тарханная дана в Вяцкой Успенской манастырь в прошломъ во 135 году, за приписью дьяка Семена Бредихина, написано: Вятского Успенского манастыря вотчина в Казанскомъ уѣздѣ село Полянки, что имъ дано по нижнюю сторону рѣчки Воштормы и по Дюдюмъ врагъ, да рыбные ловли по рѣкѣ по Вяткѣ, и озерка и заводи заводь Вахнутьевская /57/ да заводъ Чернѣевская, и около тѣхъ рѣчекъ и озерковъ по обѣ стороны на гари жъ полянки и сѣнные покосы; и с архимарита з братьею и с манастырскихъ людей и с дѣтенышевъ в Казани и в Казанскихъ пригородехъ в Малмыжѣ и на Уржумѣ, что они учнутъ про манастырской обиходъ возить запасовъ и ловити рыбу про себя, а не на продажу, водянымъ путемъ с судовъ, а сухимъ путемъ с возовъ, и которые ихъ манастырьские служки учнутъ ѣздить пахати пашни, пошлинъ с нихъ и головшины не имати; а будетъ они учнутъ ѣздить с торгомъ торговати и что повезутъ на продажу, и с нихъ имати пошлины, какъ и съ торговыхъ со всякихъ людей; а коли поѣдетъ архимаритъ, а с нимъ старцовъ или слугъ человѣка два или три к намъ к Москвѣ о каковѣ дѣлѣ бити челомъ, или с Москвы поѣдутъ на Вятку безъ товару, и с нихъ по мытомъ мытчикомъ и по рѣкамъ перевощикомъ, вездѣ всякимъ пошлинникомъ нашихъ никакихъ пошлинъ с нихъ не имать и пропущати ихъ вездѣ безпошлинно. И какъ къ вамъ ся наша грамота придетъ, и вы бъ Казанскимъ таможнымъ головамъ и цѣловалникомъ велѣли в Казани и в Казанскихъ пригородехъ со всѣхъ тарханщиковъ наши Казанские таможенные пошлины имати по прежнему нашему указу, каковъ нашъ указъ о томъ посланъ в Казань прежъ сего к боярину нашему и воеводамъ к Ивану Васильевичу Морозову с товарыщи; а Вяцкого Успенского манастыря с архимарита з братьею и съ ихъ манастырскихъ людей и з дѣтенышевъ, и зъ запасовъ что они учнутъ возити водянымъ и сухимъ путемъ, по нашей жаловалной грамотѣ, про манастырской обиходъ и ловити рыбу про себя, а не на продажу, и которые ихъ манастырские служки учнутъ ѣздить пахати пашни, велѣли бъ есте, наши Казанские таможенные пошлины имая, писати в таможенные книги собою статьею, чтобъ про то было вѣдомо, сколко тѣхъ таможенныхъ пошлинъ в годъ зберетца; да сколко тѣхъ денегъ в /58/ годъ в зборѣ будетъ, и вы бъ тѣ таможенные пошлины, противъ нашей жаловалной грамоты, велѣли из нашие казны выдавати в Вяцкой Успенской манастырь архимариту з братьею, и в тѣхъ денгахъ велѣли бъ есте у нихъ имати в нашу казну отписи за ихъ руками; а что с нихъ таможенныхъ пошлинъ взято будетъ сверхъ нашие жаловалные грамоты, и вы бъ тѣ пошлины велѣли, с нихъ збирая, писати в таможенные книги собою жъ статьею, а изъ нашие казны тѣхъ пошлинъ выдавати имъ не велѣли. А прочетъ сю нашу грамоту и списавъ с нее списокъ, оставили бъ есте тотъ списокъ, вы дьяки, за своими приписми в нашей казнѣ въ съѣзжей палатѣ, а сю нашу грамоту отдали бъ есте Вяцкого Успенского манастыря архимариту Александру з братьею. Писанъ на Москвѣ лѣта 7151 апрѣля въ 20 день.

            Діакъ Пятой Спиридоновъ.

            Справилъ Ѳедка Грибоѣдовъ.

                По списку съ подлинной, хранящемуся въ архивѣ Вятской Казенной Палаты.

    25. Грамота царя Алексѣя Михаиловича воеводѣ И. Ѳ. Соковнину, объ отдачѣ Успенскому монастырю на оброкъ безъ перекупки дикаго раменья за Кырмыжемъ до устья р. Суны и по р. Лудянѣ, 1650 г. сентября 15.

        Отъ царя и великого князя Алексѣя Михаиловича всеа Русіи на Вятку, воеводѣ нашему Ивану Ѳедоровичу Соковнину да подьячему Ивану Уракову. Били намъ челомъ с Вятки Успенского манастыря архимаритъ Иоакимъ з братьею:    в прошломъ де во 137 году писцы Офонасей Толочановъ да подьячей Ондрей Иевлевъ дали на оброкъ Вятчаномъ Епифанку Ѳеденину да Игнатѣ Максимову да Васкѣ Буторину, в Березовскомъ стану, за Кырмыжомъ дикое раменье, отъ первова Кырмыжского соснового болота да вверхъ по Кырмыжу, по обѣ стороны рѣчки Кырмыжа, до верховины, и с верхъ /59/ рѣчекъ Ошети и Пили, по обѣ стороны, внизъ до рѣчки Суны, а по Сунѣ внизъ до устья Сунского, до рѣчки Вои, да по рѣчкѣ Лудянѣ от Ошланъ рѣчки до верховины, отъ бору по обѣ стороны тѣхъ рѣчекъ; и они де Епифанко с товарыщи с того дикого раменья оброку не платя, отдали ихъ в манастырь из того оброку, потому что то мѣсто отъ людей удалѣло верстъ со сто, и онъ де архимаритъ оброкъ платилъ за нихъ два годы; и в прошломъ де во 157 году дана имъ патриарша благословенная грамота, а велѣно на томъ мѣстѣ воздвигнути храмъ Вознесения Господня, а в предѣлѣ нашего ангела святаго праведнаго Алексѣя человѣка Божія да святаго великомученика Димитрия Селунскаго, и они де на томъ пустомъ мѣстѣ храма без нашего указу воздвигнути и крестьянъ поселить не смѣютъ для перекупки, а оброку с того мѣста платятъ по рублю по одинадцати алтынъ по четыре денги на годъ; и намъ бы ихъ архимарита Иоакима з братьею пожаловати, велѣти то пустое дикое раменье дать имъ под манастырскую пашню, братьѣ на пропитанье, из оброку без перекупки, и храмъ на томъ мѣстѣ воздвигнути и крестьянъ поселить. - А в Новгородцкой четверти в Вятцкихъ писцовыхъ в оброчныхъ книгахъ, писма и мѣры Офанасья Толочанова да подьячего Ондрея Иевлева 137 году, написано: въ Березовскомъ стану дано на льготу по 148 годъ Епифанку Ѳедянину да Игнашкѣ Максимову да Васкѣ Буторину за Кырмыжемъ дикое раменье, пашни на двѣнадцать четвертей, а послѣ лготы оброку платить с выти рубль 16 алтынъ 4 денги. И мы Успенского монастыря архимарита Иоакима з братьею пожаловали: будетъ тотъ лѣсъ к посаду не написанъ и спору будетъ ни с кѣмъ нѣтъ, велѣли имъ дать на оброкъ без перекупки, а оброку с нихъ имать по полутора рубли на годъ, и нашъ указъ о томъ на челобитной велѣли есми помѣтить думному нашему діаку Ѳедору Елизарову. И какъ к вамъ ся наша грамота придетъ, а тотъ /60/ лѣсъ, о которомъ намъ билъ челомъ архимаритъ Иоакимъ, к посаду и к инымъ нашимъ землямъ будетъ не написанъ и спору ни с кѣмъ не будетъ, и вы бъ тотъ лѣсъ дали Успенского манастыря архимариту Иоакиму з братьею на оброкъ безъ перекупки, а оброку съ нихъ велѣли имать в нашу казну на Вяткѣ по полутора рубли на годъ. А будетъ на тотъ лѣсъ оброку положено болши того, и вы бъ велѣли оброкъ имать и с тою наддачею, что на него положено сверхъ полутора рубли. А прочетъ сю нашу грамоту и списавъ с нее списокъ слово въ слово, оставили в нашей казнѣ в съѣзжей избѣ, а сю нашу грамоту отдали бъ есте Успенского манастыря архимариту Иоакиму з братьею впредь для иныхъ нашихъ воеводъ и приказныхъ людей. Писанъ на Москвѣ лѣта 7159 сентября въ 15 д. Діакъ Андрей Немировъ.

                Подлинная хранится между дѣлами Коллегіи Экономіи подъ № 14200.

    26. Грамота царя Алексѣя Михаиловича воеводѣ И. Ѳ. Соковнину, съ повелѣніемъ возвратить Успенскому монастырю земли, неправильно отписанныя къ Хлыновскому посаду сыщикомъ Супоневымъ, 1650 г. октября 28.

        Отъ царя и великого князя Алексѣя Михаиловича всеа Русіи на Вятку, воеводѣ нашему Ивану Ѳедоровичу Соковнину да подьячему Ивану Уракову. Билъ намъ челомъ с Вятки Успения Пречистые Богородицы Трифонова манастыря архимаритъ Иоакимъ с братьею, а сказалъ: въ прошломъ де во 156 году, по нашему указу, приѣзжалъ на Вятку сыщикъ Ѳедоръ Супоневъ и отписалъ у нихъ подманастырскую слободку в острогѣ к посаду, (съ) служками и с крестьяны и з бобыли; да к манастырскимъ же ихъ крестьяномъ к Баженку Стенину с братьею отписалъ и отмежевалъ, сверхъ ихъ огородовъ, манастырские ихъ огороды, что были построены къ манастырю для капусты, и съ колодеземъ, а тѣ огороды строилъ и колодезь копалъ началникъ того манастыря архимаритъ Трифанъ для манастырского обиходу; не оставилъ /61/ онъ Ѳедоръ к манастырю подъ капусту ни одной гряды; да сверхъ тѣхъ ихъ огородовъ, отвелъ онъ Ѳедоръ пахотной ихъ вотчинной полевой земли ему жъ Баженку с братьею да Мартыну Рублеву с братьею жъ, подъ огороды жъ; да ихъ же манастырской вотчинной полевой земли отписалъ онъ Ѳедоръ к посаду десятинъ с пять и болши и ихъ истѣснилъ; и для манастырские нужи капусты посадить имъ стало не гдѣ, и с манастырскою роботною животиною и с кормомъ и и с лѣсомъ и з дровы к манастырю приѣзду нѣтъ и положитца не гдѣ, проѣзду в поле не оставилъ; да онъ же Ѳедоръ отвелъ к посаду животинной ихъ выгонъ, за ихъ пашнею, у рѣчки Хлыновицы, и с манастырскими ихъ бобылями; а тотъ животинной выгонъ за ихъ манастырскою вотчинною пахотною землею, отъ посаду отшелъ, а лѣсъ сѣкли и росчищали тотъ животинной выгонъ они же; да онъ же Ѳедоръ отписалъ у нихъ к посаду на животинной выгонъ оброчную ихъ манастырскую деревню Митюшино, и (съ) старинными ихъ с тремя пашенными крестьяны; и земской цѣловалникъ Васка Коробовъ, не дождався нашего указу, тѣхъ ихъ отписныхъ крестьянъ и бобылей, да починка Луковца крестьянъ же, да Сенку Косолапова, обложилъ великимъ тягломъ, и многие денги с нихъ емлютъ, а с Митюшинской деревни, что отписана к посаду на скотцкой выгонъ, взяли оброкъ с него архимарита з братьею; и намъ бы ихъ пожаловати, велѣти о тѣхъ крестьянѣхъ и о землѣ нашъ указъ учинить. А въ приказѣ сыскныхъ дѣлъ в Вятцкихъ Ѳедоровыхъ книгахъ Супонева, прошлого 157 году написано: «Въ Хлыновѣ на посадѣ и острогѣ, с посадскими дворы врядъ, Успенского манастыря слобода отписана к посаду, а в той слободѣ: 3 человѣка братьевъ торгуютъ отъѣзжимъ торгомъ и в наемной в одной лавкѣ, дѣтей у нихъ четыре человѣка; 9 человѣкъ портныхъ мастеровъ, у нихъ сосѣдъ портной же мастеръ, сказался посацкого человѣка сынъ; 3 человѣка ремесленныхъ, дѣтей у /62/ нихъ четыре человѣка, одинъ человѣкъ дѣлаетъ рѣшета, два человѣка работу работаютъ; одинъ человѣкъ скоморохъ; 3 человѣка вдовъ, дѣтей у нихъ и сосѣдей четыре человѣка, работу работаютъ. Да того жъ Успенского монастыря, по сказкѣ посацкихъ людей, что завладѣлъ животиннымъ выгономъ подлѣ Хлыновицу рѣчку Успенской архимаритъ Иоакимъ з братьею и дворы поставилъ, и тѣ дворы отписаны к посаду, а во дворѣхъ: одинъ человѣкъ ходитъ на судахъ въ ярышкахъ, 2 человѣка работу работаютъ, одинъ человѣкъ винокуръ. И по сказкѣ жъ посацкихъ людей, Ѳедоръ Супоневъ, с тѣми жъ выборными людми, посацкую выгонную землю отмежевалъ Хлынова города къ посаду, и межа с Успенскимъ манастыремъ учинена: первая грань у гумна Успенского манастыря, подъ нею яма, отъ тое грани и ямы по гранемъ и по ямамъ до стоячие сосны двоеверховатые, на соснѣ грань, а подъ нею яма; и отъ первыя грани, что у гумна Успенского манастыря, до тое стоячие двоеверховатые сосны пять граней, а ямъ подъ ними то жъ; а отъ тое сосны и грани и отъ ямы по гранемъ на грань, а подъ нею яма, а та грань и яма на старинной межѣ; подлѣ огородъ тяглые деревни Замятни Кобылина три грани, а ямъ подъ ними то жъ; отъ первые грани, что у гумна Успенского монастыря, на другую сторону, идучи к Хлынову городу, подлѣ проѣзжей старинной болшей дороги на грань, а подъ нею яма, а с тое грани и ямы на грань, а подъ нею яма: учинена грань и яма на старинномъ острожномъ проѣзжемъ башенномъ мѣстѣ и подлѣ рва стариннаго; а с того острожного башенного мѣста грани и ямы около старинныхъ манастырскихъ огородовъ, по стариннымъ огороднымъ тынамъ, которые огороды отмежеваны Успенского манастыря с слободою к посаду, на столбъ, а подъ нимъ яма: а столбъ и яма учинена, идучи отъ Успенского манастыря к нижней поварнѣ, у сходной дороги с горы; отъ первыя грани, что у гумна Успенского /63/ манастыря, идучи по гранемъ к Хлынову городу до столба и до ямы, что столбъ и яма по конецъ сходной дороги, на лѣвѣ посацкая земля, а на правѣ земля Успенского манастыря. Да по сказкѣ жъ посацкихъ людей, Успенского манастыря деревня Митюшинская на животинномъ выгонѣ, и та деревня отмежевана к посаду на животинной выгонъ: первая грань пихта, стоитъ на старинной межѣ, а на ней грань, а подъ нею яма, а та межа с манастырскою деревнею Костина; а отъ того древа пихты на огородъ, прямо на старинную межу, на грань, а подъ нею яма, подлѣ огородъ, с Миколскою деревнею, что владѣетъ Ивашко Мылниковъ; а с тое грани на кустъ мозжеѣловой, а подъ кустомъ яма, на старинной же межѣ, а та межа: ѣдучи отъ Хлынова города на правой сторонѣ земля деревни Николские да деревни Богоявленские, а на лѣвой сторонѣ земля деревни Митюшинские; отъ мозжеѣловаго куста на огородъ на грань, а подъ нею яма, отъ тое грани и ямы на грань, а подъ нею яма, а с тое грани и ямы на елевой пень да на мозжеѣловой кустъ, а на томъ пни грань, а подъ нимъ яма; а отъ того пни и отъ куста и отъ грани и отъ ямы прямо на огородной уголъ, на грань, а подъ нею яма, на углу, подлѣ тяглую деревню Ѳедки Волкова; а съ тое грани и ямы по огороду, по старинной межѣ, на огородной вымолъ (?), впрямъ на гранъ, а подъ нею яма; отъ тое грани и ямы по огороду прямо по старинной межѣ на грань, а подъ нею яма, а съ тое грани и ямы по огороду же по старинной межѣ впрямъ до рѣчки Люличанки, а по рѣчкѣ Люличанкѣ вверхъ до болшие Московские дороги; отъ тое жъ пихты на другую сторону, по той же старинной межѣ, к Богоявленской деревнѣ, что Пескишево, на грань, а подъ нею яма, а с тое грани и ямы до рѣчки Люличанки. Да онъ же Ѳедоръ манастырские два огорода, которые огороды отписаны Успенского манастыря с слободою к посаду, досматривалъ и мѣрилъ: отдалъ огородъ отъ манастырские /64/ площеди, подлѣ дворъ брата Исачкова Баженка, мѣрою въ длину 20 саженъ, а поперегъ 18 саженъ, а другой огородъ ото рва мѣрою в длину 39 саженъ, поперегъ 20 саженъ; и тѣ огороды даны новоприписнымъ тяглецомъ Исачку Степанову с братьею, по стариннымъ тынамъ тѣхъ огородовъ, к прежнимъ ихъ дворамъ под дворы жъ и в огороды, что тѣ огороды съ ихъ дворами смежно, а подъ дворами ихъ были мѣста тѣсны. Да отписные жъ манастырские земли, что отписано того жъ манастыря к посаду и отдано Богдашку Рублеву з дѣтми, к прежнему двору под дворъ же и под огородъ, въ длину 20 саженъ, поперегъ 20 же саженъ, а подъ дворами ихъ прежнее мѣсто тѣсно». - И из приказу сыскныхъ дѣлъ в Новгороцкую четь, к писцовымъ и переписнымъ книгамъ, посылана память, и в памяти из Новгородцкие чети, за приписью дьяка нашего Ондрея Немирова, написано: въ Новгороцкой чети в Вяцкихъ писцовыхъ книгахъ, писма и мѣры Офонасья Толочанова да подьячего Ондрея Іевлева, 136 году, написано: «В Хлыновѣ за посадомъ в острогѣ манастырь Успения Пречистые Богородицы, да в манастырской слободкѣ, за манастыремъ во дворѣхъ, да на конюшенномъ и воловьѣ дворѣ, живутъ манастырские служки и служебники да манастырской кузнецъ». А по переписнымъ книгамъ Василья Отяева да подьячего Савы Ищеина, 154 году, написано: «Успенского манастыря два двора, конюшенной да скотской, да въ слободкѣ за манастыремъ крестьянскихъ 26 дворовъ, людей въ нихъ 95 человѣкъ, да в Хлыновскомъ уѣздѣ в деревнѣ Митюшинской 2 двора, людей въ нихъ 16 человѣкъ, да в Березовскомъ стану мелница Успенского манастыря, что на Хлыновицѣ, 2 двора, людей въ нихъ 5 человѣкъ». А (у) выписки Вятского Успенского манастыря архимаритъ Іоакимъ сказалъ: «к манастырскому де х конюшенному и к воловью двору былъ огородъ, и тотъ дворъ сломалъ, а на томъ дворовомъ мѣстѣ учинилъ огородъ же, и на /65/ тѣхъ огородѣхъ на манастырской обиходъ садити овощъ велѣно; и тѣ манастырские два огорода Ѳедоръ Супоневъ отъ манастыря отнялъ, невѣдомо почему, и отдалъ новоприписнымъ тяглецомъ, которые отписаны изъ ихъ манастырской слободки, к старымъ ихъ дворамъ и к огородамъ в прибавку; а у манастыря де нынѣ огорода нѣтъ, а конюшенной и воловей дворъ отъ манастыря поставленъ на другой сторонѣ манастыря; а деревня Митюшевская и дворы, что отписаны на рѣчкѣ на Хлыновицѣ, отъ посаду версты съ полторы». - А в нашемъ указѣ и в Соборномъ Уложеньѣ в печатной книгѣ к девятойнадесять главѣ въ восмой статьѣ написано: «Которые в городѣхъ, на посадѣхъ и около посадовъ, патриарши и властелинские и манастырские вотчины, и боярские и околничихъ и думныхъ и всякихъ чиновъ людей вотчины жъ и помѣстья, а владѣютъ они тѣми вотчинами и помѣстьями по дачамъ и по крѣпостямъ, а сошлися тѣ вотчины и помѣстья с посады, дворы з дворами, или близко посадовъ, и тѣ вотчины и помѣстья взять за насъ и устроить ихъ к посадомъ, и податми и службами; а противъ тѣхъ взятыхъ вотчинъ и помѣстей указали имъ дати в ыномъ мѣстѣ изъ нашихъ селъ». Да в той же главѣ в девятой статьѣ написано: «Будетъ в тѣхъ селѣхъ и в деревняхъ, которые отъ посадовъ не близко, крестьяне объявитца торговые, а у нихъ в тѣхъ городѣхъ будутъ лавки и всякие промыслы, а они напередъ сего в посацкихъ людехъ не бывали и тягла не платили, и тѣхъ крестьянъ указали мы дати на крѣпкие поруки, что (бъ) имъ впредь в лавкахъ и в погребахъ не сидѣть и не торговать, и варницъ и кабановъ не откупать, а тѣ лавки и погребы и варницы продати тяглымъ людемъ». Да и той же главѣ в седьмойнадесять статьѣ написано: «Чьи крестьяне учнутъ к Москвѣ и в городы приѣзжати из уѣздовъ со всякимъ товаромъ, и имъ тѣ товары продавать по волнымъ торгомъ безпенно, на гостинѣ дворѣ, с возовъ и с струговъ, а /66/ в рядехъ лавокъ не покупать и не наймывать». - А въ докладной выпискѣ прошлого 158 году, за помѣтою думнаго нашего дьяка Михаила Волощенинова, написано: «Богоявленского манастыря, что на Костромѣ, из подманастырьной слободы взять лутчихъ торговыхъ и ремесленыхъ людей и откупщиковъ в посадъ, а молотчихъ и работныхъ людей и манастырскихъ служебниковъ в посадъ не имать, потому что тотъ манастырь и у него слобода в посадѣ стоитъ; и которые слободы и села и деревни особно, а не врядъ с посады, и дворы з дворами не сошлись, и поселены на пашенныхъ, на помѣсныхъ и на вотчинныхъ земляхъ, а не на гороцкихъ выгонныхъ земляхъ, и тѣхъ слободъ и селъ и деревень, и с торговыми людми, за насъ не имати; а торговымъ людемъ, тѣхъ слободъ жильцомъ, в городѣхъ лавки свои и всякие торговые промыслы продавать тяглымъ вашимъ посацкимъ людемъ по прежнему нашему указу». - И въ нынѣшнемъ во 159 году сентября въ 21 день, по нашему указу и по приговору боярина нашего князя Юрья Алексѣевича Долгоруково, да дьяковъ нашихъ Глѣба да Ивана Патрекѣевыхъ да Богдана Обобурова, велѣно Вяцкого Успенского манастыря из слободы, которая в посадѣ около манастыря, а в ней три человѣка отъѣзжими торги торгуютъ, да изъ девяти человѣкъ портныхъ мастеровъ пять человѣкъ да скомароха взять въ посадъ, лутчихъ прожиточныхъ людей; а четыремъ человѣкомъ из портныхъ мастеровъ, которые молодчие люди, и рѣшетнику и ремесленнымъ и вдовамъ и четыремъ человѣкомъ работнымъ людемъ быть за Успенскимъ манастыремъ; а что, по сказкѣ посацкихъ людей, отписалъ сыщикъ подъ животинной выгонъ, подлѣ Хлыновицу рѣчку, и во дворѣхъ людей, и деревни Митюшевской, в которой деревнѣ два двора нашенные крестьяне, и той земли и с тѣми людми быть за манастыремъ же; а которые огороды и пашенную землю сыщикъ отписалъ у манастыря изъ ихъ манастырскихъ крѣпостей, и тѣмъ огородомъ /67/ и з землею быть к манастырю жъ; а новоприписныхъ посацкихъ людей селить на порозжихъ посацкихъ земляхъ, а землю манастырскую очистить, потому что, по нашему указу, изъ дачъ земли на выгонъ, по сказкамъ, отнимать не велѣно, а велѣно отнимать тѣ земли, которыми землями у посацкихъ людей ис крѣпостей завладѣли насильствомъ. - И какъ к вамъ ся наша грамота придетъ, и вы бъ Вяцкого Успенского манастыря, что въ Хлыновѣ на посадѣ, ис подманастырьной слободы, которые отъѣзжими торги торгуютъ, Баженка да Исачка да Васку Агаѳоновыхъ дѣтей Степанова, да изъ девяти человѣкъ ис портныхъ мастеровъ пять человѣкъ лутчихъ и прожиточныхъ людей, да скомороха Данилка Ларіон(ов)а, з дѣтми и с братьею и с племянники и со внучаты, велѣли взять в Хлыновъ на посадъ, и тѣхъ новоприписныхъ посацкихъ людей с манастырской земли, из дворовъ и с огородовъ, велѣли свесть и поселить на посацкихъ на порозжихъ земляхъ, а на манастырскихъ земляхъ жить имъ не велѣли; а это за Успенскимъ манастыремъ портныхъ мастеровъ, и тѣмъ портнымъ мастерамъ посланы к вамъ под сею нашею грамотою имена; досталнымъ тое слободы крестьяномъ, ис портныхъ мастеровъ из девяти человѣкъ, которые молотчие, да рѣшетнику Васкѣ Семенову сыну Загребину, да ремесленымъ Ивашку Иванову сыну Шагарову с братомъ Іевкомъ, Богдашку Осипову сыну Рублеву, да работнымъ Миткѣ да Микиткѣ Ларионовымъ дѣтемъ Молосниковымъ, что живутъ (у) вдовы Устиницы Панешевы, Ѳедотку Парфильеву сыну Семенишеву, да Олферку Сергѣеву сыну Вяземскому, Останкѣ Аникиеву, всѣмъ з дѣтми ихъ и з братьею и с племянники, и вдовамъ, Овдотицѣ Степановской женѣ Мухачева, да Марьицѣ Филиповской женѣ Пешкова, да Устиньицѣ Ѳедоровской женѣ Панешева, да Марьицѣ Степановской женѣ Савина, велѣли быть за Успенскимъ манастыремъ по прежнему; и тою слободкою и манастырскими огороды и колодеземъ и пашенною и полевою землею, /68/ что сыщикъ Ѳедоръ Супоненъ у нихъ отнялъ и отдалъ новоприписнымь тяглецомъ, Исачку Степанову з братьею да Богдашку Рублеву з дѣтми, к прежнимъ ихъ дворамъ и огородамъ, и что сыщикъ же Ѳедоръ отписалъ у нихъ ихъ манастырской вотчинной полевой земли к посаду десятинъ съ пять, и въ поле проѣзду не оставилъ, да у нихъ же отвелъ к посаду жъ животинной ихъ выгонъ, у рѣчки Хлыновицы, и тѣми землями и деревнею Митюшенскою, и с крестьяны и з бобыли, опричь тѣхъ крестьянъ, которые крестьяне по сему нашему указу довелись взять в посадъ, велѣли Успенского манастыря архимариту Іоакиму з братьею владѣть по прежнему; а в посадъ тѣхъ крестьянъ и бобылей, и земель пашенныхъ и полевыхъ, к посаду подъ выгонъ, и огородовъ у того манастыря не отнимали, и тое землю велѣли очистить к манастырю, потому что, по нашему указу, из дачъ земли на выгонъ отнимать по сказкамъ не велѣно, а велѣно отнимать тѣ земли, которыми землями у посацкихъ людей ис крѣпостей завладѣли насильствомъ; и столбы и грани, которые на ихъ манастырской землѣ Ѳедоръ Супоневъ поставилъ, велѣли выметать и ямы заровнять, а владѣть архимариту з братьею тою землею по старымъ межамъ; и поручные записи, которые записи Успенского манастыря по крестьянехъ и по бобыляхъ в земскую избу в житьѣ и в тяглѣ взяты, у Земского старосты и у всѣхъ посацкихъ людей взяли и отдали архимариту Іоакиму з братьею, и в тѣхъ записяхъ велѣли имъ межъ себя росписатца впредь для спору; а по тѣхъ крестьянехъ, которымъ по сему нашему указу довелось в посадѣ, велѣли взять новые поручные записи, противъ тѣхъ же записей, что имъ с манастырскихъ дворовъ и с огородовъ сойтить, а жити имъ на посацкихъ земляхъ и тягло тянуть и тяглые службы служить с посацкими людми врядъ; а которые того манастыря и иные помѣсные и вотчинные крестьяне живута въ Хлыновскомъ уѣздѣ, и тѣмъ крестьяномъ и бобылемъ

/69/ велѣли в Хлыновъ на посадъ проѣзжать со всякими товары и продавать по волнымъ торгомъ безпенно, на гостинѣ дворѣ, и с возовъ и с струговъ, а в рядѣхъ лавокъ имъ покупать и наймывать не велѣли; а ково именемъ ис портныхъ мастеровъ из девяти человѣкъ пять человѣкъ взяты будутъ в посадъ, а четыре человѣка останутца за манастыремъ, и вы бъ о томъ велѣли отписать к намъ к Москвѣ тотчасъ, не дожидаясь о томъ к себѣ иного нашего указу, а отписку и имена велѣли подать в приказѣ сыскныхъ дѣлъ боярину нашему князю Юрью Алексѣевичу Долгоруково, да дьякомъ нашимъ Глѣбу да Ивану Патрекѣевымъ да Богдану Обобурову. А прочетъ сю нашу грамоту и списавъ съ нее списокъ слово въ слово, оставили у себя; а сю нашу подлинную грамоту отдали архимариту Іоакиму с братьею, впредь для иныхъ нашихъ воеводъ и приказныхъ людей. Писанъ на Москвѣ лѣта 7159 октября въ 28 день.

            Имена портнымъ мастеромъ, которые живутъ на Вяткѣ за Успенскимъ манастыремъ:

            Васка Ондреевъ сынъ Сумороковъ.

            Баженко Панкратовъ сынъ Гуселниковъ.

            Левка Левонтьевъ сынъ Смычковъ.

            Офонка да Ивашка Ивановы дѣти Головина.

            Гришка Артемьевъ сынъ Евдокимовъ.

            Петрушка Кузминъ Глухово.

            Ермачко Григорьевъ сынъ Бердниковъ.

            Гарасимко Моисеевъ сынъ Кашкинъ з дѣтми и з братьею.

            На оборотѣ по склейкамъ столпцевъ:

            Діакъ Богданъ Обобуровъ.

            Справилъ Ивашка Семеновъ.

            159 году апрѣля въ 2 день подалъ государеву грамоту 1) Успенского манастыря келарь Павелъ Шишкинъ.
                1) Воеводѣ Соковнину.

/70/

                Подлинная грамота хранится въ Московскомъ Архивѣ Министерства Юстиціи, въ дѣлахъ Коллегіи Экономіи подъ № 14202.

    27. Ловецкая грамота, данная Успенского манастыря архим. Моисею Казанскими воеводами М. М. Салтыковымъ и И. Я. Котовскимъ, на рыбныя ловли въ озерахъ Лубяномъ, Бызъ, по пескамъ р. Вятки, по р. Лубянкѣ, 1654 г. іюня 28.

        По государеву цареву и великого князя Алексѣя Михаиловича всеа Русіи указу, бояринъ и воеводы Михаило Михаиловичъ Салтыковъ, столникъ Иванъ Яковлевичъ Колтовской, диаки Мина Грязевъ, Пятой Спиридоновъ, дали грамоту Вятцкого Успенского Трифонова манастыря архимариту Моисею з братьею на рыбные ловли, на озеро Лубяное и на иные разные урочища, для того: в нынѣшнемъ во 162 году марта въ 10 день были они челомъ государю царю и великому князю Алексѣю Михаиловичу всеа Русіи, а сказали: дано де имъ на оброкъ по Вяткѣ рѣкѣ рыбные ловли, озеро Лубяное да верхней омутъ вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ, отъ Лубяныхъ горъ, и около Шунского перевозу озеро, словетъ Бызъ, да противъ рѣчки Пижмана озерко, да вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ по обѣ стороны, и з западными озерки, до Полянокъ, и с вешними заливами и с ыстоки, а ловить де имъ велѣно всякою мелкою ловлею, а платятъ де они с тѣхъ рыбныхъ ловель в государеву казну на годъ по 8 рублевъ по 2 денги, да прибавошныхъ навалныхъ пошлинъ на годъ по рублю по 10 денегъ, а приволокою де имъ в Вяткѣ рѣкѣ по пескамъ ловити не указано, до Лубяныхъ горъ нижнего конца по рѣчкѣ Лубянкѣ, и они де безъ государева указу приволокою по пескамъ ловити не смѣютъ, а по озерами, де рыбы добывать про манастырской обиходъ не мочно, и государева оброку платить не в силу; а прежняя де государева грамота у нихъ згорѣла, и чтобъ государъ ихъ пожаловалъ, велѣлъ в тѣхъ рыбныхъ ловляхъ, по Вяткѣ рѣкѣ по обѣ стороны по пескамъ, ловить имъ приволокою. А въ Казани в приходной /71/ книгѣ вѣрного бранья нынѣшняго 162 году написано: «Рыбные ловли, озеро Лубяное да верхней омутъ вверхъ по Вяткѣ, отъ Лубяныхъ горъ, и около Шунского перевозу озеро, словетъ Бызъ, да противъ рѣчки Пижмана озерко, да вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ по обѣ стороны западные озерка, ловитъ в тѣхъ водахъ рыбу Вятцкого манастыря архимаритъ Александръ з братьею всякою мелкою ловлею, опричь стрежневыхъ неводовъ и частиковъ и связокъ плавныхъ и снастныхъ, по государеву указу, до перекупщика; оброку и пошлинъ восемь рублевъ двѣ денги, да на нихъ же, по Уложенной Книгѣ, печатныхъ пошлинъ по полуосмѣ денегъ с рубля, да с челобитья по 25 алтынъ на годъ». - И в нынѣшней челобитной архимарита Моисея з братьею написаны влишкѣ рыбные ловли вешние заливы и истоки, да имъ же бы ловить вновь в Вяткѣ рѣкѣ по пескамъ до Лубяныхъ горъ нижнего конца, по рѣкѣ Лубянкѣ, приволокою. А в прежнихъ своихъ межахъ и урочищахъ какою всякою мелкою ловлею и какую рыбу они ловятъ, и того в Казанѣ не вѣдомо. И Вяцкого Успенского манастыря старецъ Иосифъ в Казанѣ в допросѣ сказалъ: ловятъ де они в оброчныхъ своихъ водахъ, в прежнихъ межахъ и урочищахъ, стерляди и щуки и леща и язики и сороги и всякую мелкую рыбу приволокою да бредничишками. И бояринъ и воеводы Михаило Михаиловичь Салтыковъ, столникъ Иванъ Яковлевичъ Колтовской, дьяки Мина Грязевъ, Пятой Спиридоновъ, велѣли старцу Иосифу о новыхъ урочищахъ дать в приказной палатѣ торгъ; и старецъ Иосифъ на новые урочища договорился платить оброку двѣ гривны, и билъ челомъ государю, чтобъ государь его пожаловалъ, велѣлъ на тѣ на всѣ рыбные ловли, вмѣсто згорѣлые грамоты, дать ловецкую новую грамоту, и с тое де грамоты заплатитъ онъ в государеву казну с челобитья печатныхъ пошлинъ 25 алтынъ, а болши де того на тѣ рыбные ловли оброку ему дать невозможно. И по государеву цареву и великого князя Алексѣя /72/ Михаиловича всеа Русіи указу, Вятцкого Успенского и Трифанова манастыря архимариту Моисею з братьею прежними рыбными ловлями, озеромъ Лубянымъ да верхнимъ омутомъ вверхъ по Вяткѣ, отъ Лубяныхъ горъ, и около Шунского перевозу озеромъ, словетъ Бызъ, да противъ рѣчки Пижмана озеркомъ, да вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ по обѣ стороны западными озерками, и новыми рыбными ловлями, вешними залои и истоки, и в Вяткѣ рѣкѣ по пескамъ, до Лубяныхъ горъ нижнего конца, по рѣчкѣ Лубянкѣ, владѣть, и рыбы стерляди и щука и лещи и язи и сороги и всякая мелкая рыба, о причь красные рыбы, приволокою и бредниками ловить: а оброку и пошлинъ с тѣхъ рыбныхъ ловель платить в государеву казну в Казани, старого и с тѣмъ, что в нынѣшнемъ во 162 году договорился в Казани старецъ Иосифъ на новые урочища, по осми рублевъ по семи алтынъ, да печатныхъ пошлинъ, по государеву указу, по Уложенной Книгѣ, по полуосмѣ денгѣ с рубля, да с челобитья по 25 алтынъ, на годъ, до тѣхъ мѣстъ, какъ тѣ рыбные ловли возметъ кто на откупъ из наддачи. Къ сей грамотѣ государеву цареву и великого князя Алексѣя Михаиловича всеа Русіи печать царства Казанскаго приложилъ бояринъ и воевода Михаило Михаиловичъ Салтыковъ. Лѣта 7162 іюня въ 28 день.

            Діакъ Пятой Спиридоновъ.

            Справилъ Гришка Ивановъ.

                Подлинная хранится между дѣлами Коллегіи Экономіи подъ № 14200.

    28. Память Казанскаго воеводы Ѳ. В. Бутурлина Ѳ. С. Тютчеву, объ отводѣ, по сыску съ старожильцами, рыбныхъ ловель въ Казанскомъ уѣздѣ Успенского манастыря архимандриту Сергію, 1659 г. марта 23.

        Лѣта 7167 марта въ 23 день, по государеву цареву и великого князя Алексѣя Михаиловича всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца указу, память Ѳедору Степановичу /73/ Тютчеву. В нынѣшнемъ во 167 году марта въ 22 день били челомъ великому государю царю и великому князю Алексѣю Михаиловичу, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцу, Вятцкого Успенского и Трифановского манастыря архимаритъ Сергей з братіею, а сказали: по указу де великого государя, в селѣ на Полянкахъ даны на Вяткѣ рѣкѣ рыбные ловли, озера и истоки, а оброку де они с тѣхъ рыбныхъ ловель платятъ в Казани, великого государя в казну, по 9 рублевъ по 9 алтынъ на годъ, и имъ де тѣ воды рыбные ловли не отведены; и чтобъ великій государь пожаловалъ ихъ, велѣлъ про тѣ воды сыскать и отвести. А в Казанѣ в приходной книгѣ с рыбныхъ ловель нынѣшняго 167 году написано: «Рыбные ловли, озеро Лубяное да верхней омутъ вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ, отъ Лубяныхъ горъ нижнего конца, и около Шунского перевозу озеро, словетъ Бызъ, да противъ рѣчки Пижмана озерко, да вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ по обѣ стороны западные озерка и вешніе залои и истоки, и в Вяткѣ рѣкѣ по пескамъ до Лубяныхъ горъ нижнего конца, по рѣчкѣ Лубянкѣ, ловитъ в тѣхъ водахъ рыбу, стерляди и щуки и лещи и язи и сороги и всякую мелкую рыбу, опричь красные рыбы, Вяцкого Успенского манастыря архимаритъ Моисей з братьею приволокою и бредниками; а оброку 8 рублевъ 7 алтынъ; да на нихъ же по Уложенной Книгѣ печатныхъ пошлинъ по полуосмѣ денгѣ с рубля, итого 10 алтынъ 2 денги, да съ челобитья 25 алтынъ, обоево рубль два алтына». И какъ к тебѣ ся память придетъ, и ты бъ про тѣ воды сыскалъ, старцы по иноческому обѣщанію, а попы и дьяконы по священству, а всякихъ чиновъ русскими людми по государеву крестному цѣлованью, а Татары и Чювашею и Черемисою и Вотяки по ихъ вѣрѣ по шерти, и по сыску с старожилцы и противъ казанскихъ книгъ и грамоты тѣ воды отвелъ Вяцкого Успенского и Трифановского манастыря архимариту Сергію з братьею. А хто что в сыску обыскные люди /74/ скажутъ, и ты бъ тѣхъ людей имена и рѣчи велѣлъ написать на списокъ подлинно, порознь по статьямъ, и велѣлъ имъ к рѣчамъ своимъ руки свои приложить, а которые люди грамотѣ не умѣютъ, и в ихъ мѣсто велѣлъ руки приложить отцемъ ихъ духовнымъ или кому они вѣрятъ, а Татаромъ и Чювашѣ и Черемисѣ и Вотякомъ знамяна свои приложить, да тотъ сыскъ за своею и обыскныхъ людей за руками и за знамянами, и отводу своево статейную роспись, за своею жъ и за старожилцовыми руками, прислалъ в Казань, да о томъ отписалъ к околничему и воеводѣ к Ѳедору Васильевичу Буторлину, да к дьякомъ к Ивану Татаринову да к Ѳедору Михайлову. А однолично бъ ты про то сыскивалъ и воды с старожилцы отвелъ прямо в правду, по государеву крестному цѣлованью, и всякого обыскного человѣка роспрашивалъ с лица на лицо порознь, не наровя никому, и отъ того себѣ посулокъ и поминковъ ни у кого ничево не ималъ. А будетъ ты учнешь про то сыскивать и воды с старожилцы отведешь непрямо, и отъ того себѣ посулы и поминки имать, а послѣ про то сыщетца допряма, и тебѣ за то отъ великого государя быть в опалѣ и в большомъ наказаньѣ. Къ сей памяти великого государя царя и великого князя Алексѣя Михаиловича, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, печать царства Казанского приложилъ околничей и воевода Ѳедоръ Васильевичъ Бутурлинъ.

            Діакъ Ѳедоръ Михаиловъ.

            Справилъ Гришка Ивановъ.

                Подлинная хранится въ дѣлахъ Коллегіи Экономіи подъ № 14212.

    29. Грамота царя Алексѣя Михайловича на Вятку воеводѣ С. О. Хитрово, съ повелѣніемъ до указа не взыскивать съ Успенского манастыря „ недоплатныхъ “ денегъ за умершихъ отъ повѣтрія крестьянъ села Рождественскаго, 1660 г. мая 21.

        Отъ царя и великого князя Алексѣя Михаиловича, всеа /75/ Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, на Вятку, столнику нашему и воеводѣ Софрону Олферьевичу Хитрово. Въ прошломъ во 167 году апрѣля въ 23 день послана наша великого государя грамота в Казань к околничему нашему и воеводѣ к Ѳедору Васильевичу Бутурлину, да къ дьякомъ нашимъ к Ѳедору Михайлову да к Ивану Татаринову, по челобитью с Вятки Успенского Хлыновского манастыря архимарита Сергія з братьею, а велѣно имъ в Казанской уѣздъ послать сына боярского добра, которымъ у нихъ велѣно быть, или кого пригоже, и велѣно около вотчины ихъ Успенского Хлыновского манастыря селца Рожественного, Полянки тожъ, сыскать болшимъ повалнымъ обыскомъ накрѣпко, нашихъ великого государя дворцовыхъ селъ и деревень и окольныхъ всякихъ чиновъ людей помѣстей и с вотчинъ старосты и цѣловалники и крестьяны и всякими служилыми людми, по Христовѣ евангелской заповѣди, в Казанскомъ уѣздѣ, в вотчинѣ Успенского Хлыновского манастыря, въ селѣ Рожественномъ, Полянки тожъ, 78 дворовъ крестьянскихъ вымерли ль? и будетъ вымерли, и всѣ ли безъ остатку вымерли? и что нынѣ жилыхъ дворовъ? и въ прошломъ во 162 и во 163 и во 164 году крестьяне, ихъ степную валовую службу, с Казанскими манастыри вмѣстѣ, служили ль? Да и самому сыщику велѣно тѣхъ дворовъ жилыхъ и пустыхъ досмотрить, и в нихъ крестьянъ и бобылей и ихъ дѣтей и братью и сосѣдъ и подсосѣдниковъ по имяномъ, и чьи тѣ дворы, и отчево и сколь давно и в которомъ году запустѣли, и гдѣ тѣ люди подѣвались, и хто имяны померли, и всѣ ль безъ остатку з женами и з дѣтми, и дворы ихъ стоятъ пусты ль, или которые вывезены или выбѣжали, и кто имяны, и за кого имяны вотчинниковъ и помѣщиковъ, и в которомъ году и почему вывезены или выбѣжали, и за кѣмъ нынѣ живутъ, или в тѣхъ выморочныхъ дворехъ нынѣ жилцы живутъ, и будетъ живутъ, какие люди живутъ, того всего велѣно дозрить и розыскать /76/ всякими сыски накрѣпко, а досмотря и розысковъ накрѣпко, велѣно написать в дозорныя книги подлинно, порознь, по статьямъ: и велѣно имъ приказать сыщику, чтобъ онъ дозиралъ и розыскивалъ в правду, по нашему великого государя кресному цѣлованью, жилыхъ пустыми дворами не писалъ; да о томъ обо всемъ велѣно имъ отписать и обыски и досмотръ прислать к намъ великому государю к Москвѣ. И въ нынѣшнемъ во 168 году генваря въ 11 день писали к намъ великому государю ис Казани околничей нашъ и воеводы князь Дмитрей Алексѣевичъ Долгоруково да Яковъ Тимоѳеевичъ Хитрово, да дьяки наши Павелъ Симановской да Оѳонасей Ташлыковъ, и прислали Успенского манастыря обыски и обыщика Казанца Тимоѳея Михаилова дозорныя книги, за его обыщиковою рукою; а в обыскныхъ и в дозорныхъ книгахъ написано: 1 человѣкъ церковной дьячекъ, 1 человѣкъ пономарь, 1 человѣкъ староста, 9 человѣкъ крестьянъ, всего 12 человѣкъ, сказали, по Христовой евангелской заповѣди, Успенского Хлыновского манастыря вотчины про Вяцкие Поляны, про село Рожественное, что в Казанскомъ уѣздѣ, в прошломъ де во 164 году, какъ судомъ Божіимъ было моровое повѣтрие, и в томъ де селѣ Рожественскомъ моровое повѣтрие было, и многие дворы послѣ мороваго повѣтрия запустѣли, и в тѣхъ де выморочныхъ дворехъ никакихъ жилцовъ не оставливалось, вымерли до остатку, а осталось де в томъ селѣ живыхъ дворовъ неболшое мѣсто; а какъ де судомъ Божиимъ моровое повѣтрие утолилось, и то де село Рожественское впустѣ было неболшое мѣсто, а годъ ли стояло впустѣ или менши, того де они именно не сказали; а какъ де в прошлыхъ годѣхъ, по нашему великого государя указу, была наша великого государя степная валовая служба, и ис того де села Рожественского, с Казанскими монастыри вмѣстѣ, в степную валовую службу, сколко по нашему великого государя указу велѣно быть работныхъ людей с конми и с своими /77/ запасы, и ис того де села Рожественскаго крестьяна отпустили, и с тѣми де Казанскими манастыри всякую нашу великого государя службу да и подати давали; а послѣ де мороваго повѣтрия сколко в томъ селѣ Рожественскомъ, на Вятцкихъ Полянкахъ, прихожихъ людей и сколко семей и дворовъ поселилось, тово они не знаютъ; и тѣ люди, которые вновь пришли, и откуды поселились и какихъ чиновъ люди, того они не знаютъ же. В обыску жъ сказали Ясачная Черемиса, староста 1 человѣкъ, да редовая Черемиса 7 человѣкъ, по своей вѣрѣ и по шерти: какъ де судомъ Божиимъ было моровое повѣтрие в Казанскомъ уѣздѣ, и в томъ де селѣ Рожественскомъ, на Вяцкихъ Полянкахъ, моровое повѣтрие было, и многие дворы в моровое повѣтрие запустѣли, а кои жилцы в тѣхъ дворехъ были, и тѣ де в моровое повѣтрие померли без остатку до малаго младенца, и послѣ де морового повѣтрия в томъ Рожественскомъ селѣ осталось дворовъ только з десять, которые невыморочныхъ людей; а какъ де то село Рожественское, Вятския Полянки, стояли пусты или нѣть, того они не вѣдаютъ, потому что де они отъ морового повѣтрия в ту пору были по вотчинамъ и по Закамью, по сродичевъ своимъ, а на Вятския Поляны въ ту пору они не ѣздили; и какъ де моровое повѣтрие утолилось, и в то село к нимъ в выморочные дворы из околныхъ селъ и из деревень Руские люди з женами и з дѣтми селились, а откуда приѣзжа селились, того они не знаютъ; а какъ де, по нашему великого государя указу, была наша великого государя валовая служба по Закамской четверкѣ, и из того де села сколко, по нашему великого государя указу, велѣно быть на нашей великого государя службѣ, на валовомъ дѣлѣ, работныхъ людей, и из того де села Рожественского работные люди и крестьяне с ихъ братьею вмѣстѣ на валовомъ дѣлѣ были, а сколько человѣкъ, того имянно не написано. В обыску, жъ сказали Ясачная Черемиса, староста, и Черемисы /78/ 7 человѣкъ, по своей вѣрѣ и по шерти: какъ де судомъ Божиимъ в прошломъ во 164 году в Казани и в Казанскомъ уѣздѣ было моровое повѣтрие, и в томъ де селѣ Рожественскомъ моровое повѣтрие было; а много ли в томъ селѣ в моровое повѣтрие дворовъ вымерло, и они того не знаютъ; и сколько послѣ морового повѣтрия жилыхъ дворовъ осталось, того де именно не знаютъ же, и сколко то село послѣ морового повѣтрия стояло впустѣ, того они не сказали; а какъ, по нашему великого государя указу, была наша великого государя валовая служба, из того де села Рожественского на нашу великого государя службу работныхъ людей они с коими и с запасы, противъ нашего великого государя указу, на Закамскую черту давали, и с тѣми де ихъ Полянскими людми на нашу великого государя службу, к валовому дѣлу, в одномъ суднѣ на Бѣлый Яръ водою ѣхали, а конные люди тѣхъ Русскихъ людей и Ясачная Черемиса ѣхали сухимъ путемъ. В обыску жъ Ясачная Чуваша, староста, и Чуваше 28 человѣкъ сказали, по своей же вѣрѣ и шерти, Успенского Хлыновского манастыря вотчины про село Рожественское, Полянки тожъ: какъ судомъ Божиимъ и Казани и в Казанскомъ уѣздѣ въ прошломъ во 164 году было моровое повѣтрие, и в томъ де Рожественскомъ селѣ, на Вятцкихъ Полянкахъ, моровое повѣтрие было, и многие дворы в томъ селѣ вымерли без остатку; а сколко счетомъ в моровое повѣтрие Рускихъ людей померло и сколко дворовъ запустѣло, того они не знаютъ, а осталося в томъ селѣ жилыхъ дворовъ неболшое мѣсто, а счетомъ сколько в томъ селѣ осталось дворовъ, того они не знаютъ же; а какъ де моровое повѣтрие утолилось, и в томъ Рожественскомъ селѣ, в пустые дворы из ыныхъ мѣстъ пріѣзжая з женами и з дѣтми, в пустые дворы селились; а откуды приѣзжие люди селились и ис коихъ мѣстъ и какихъ чиновъ люди, того они не знаютъ; а о степной валовой службѣ Ясачная Чуваша 28 человѣкъ сказали, по /79/ своей вѣрѣ и по шерти: какъ де, по нашему великого государя указу в прошлыхъ годѣхъ была валовая служба, и ис того де села Рожественского сколко, по нашему великого государя указу, велѣно быть у валоваго дѣла работныхъ людей, и того де села Рожественского, с Полянокъ, с конми и своими запасы, у валоваго дѣла крестьяне ихъ были, с ними Ясачными людми и с Казанскими манастыри вмѣстѣ; а работали де тѣ Руские люди нашу великого государя валовую службу без жалованья, а сколко человѣкъ, того сыскные люди не сказали. Да и в воевоцкой отпискѣ ис Казани, околничаго нашего и воеводъ князя Дмитрея Алексѣевича Долгоруково с товарищи, Успенского Хлыновского манастыря про даточные работные люди, на нашей великого государя степной валовой службѣ сколко человѣкъ служило и по сколку на годъ, того именно не написано жъ. А в дозорныхъ книгахъ дозорщика Казанца Тимоѳея Михаилова написано: в селѣ Рожественскомъ, Полянки тожъ, жилыхъ крестьянскихъ 10 дворовъ, дѣтей и братьи 30 человѣкъ, да в живущемъ же 21 дворъ, дѣтей и братьи 37 человѣкъ, 1 дворъ отецъ и дѣти померли, а осталось въ томъ дворѣ вдова и та де нынѣ в просфирницахъ; да в выморочныхъ же 18 дворехъ поселились вновь во 166 году, изъ ихъ же манастырские вотчины, сынъ отъ отца, братъ отъ брата, а иные из иныхъ манастырскихъ вотчинъ и изъ-за татаръ, 18 человѣкъ, дѣтей и братьи 4 человѣка, да в 5 дворехъ поселились в прошломъ во 167 году 5 человѣкъ, дѣтей и братьи 2 человѣка да захребетникъ, да в 2 дворахъ поселились 2 человѣка, а в которомъ году, того въ дозорныхъ книгахъ имянно не написано; и всего въ живущемъ и съ просвирницынымъ 56 дворовъ, дѣтей и братьи 99 человѣкъ, да пустыхъ выморныхъ 35 дворовъ, дѣтей и братьи померло 92 человѣка. А Успенского Хлыновского манастыря старецъ Иасафъ подалъ сказку, а в сказкѣ его написано: въ прошломъ во 162 и во 103 году съ ихъ /80/ манастырской вотчины с села Рожественского, Полянки тожъ служили де нашу великого государя степную валовую службу по Казанской чертѣ, наемныхъ людей было на годъ по девяти человѣкъ безперемѣнно, и служили де семь лѣтъ с своими манастырскими запасы, и с конми и с телѣгами и с топоры и с кирки и з заступы; а поручныхъ де у нихъ записей по тѣхъ людей сыскалось толко на 163 годъ, а на иные де годы по тѣхъ наемныхъ людей поручныхъ записей не сыскано, потому что в прошломъ во 164 году судомъ Божиимъ было моровое повѣтрие, а въ 165 году то де ихъ село Рожественское было пусто, и сыскать де тѣхъ поручныхъ записей было не гдѣ. А в записяхъ написано, какову подалъ Успенского манастыря старецъ Иасафъ: въ прошломъ во 163 году маия въ 23 день Успенского Хлыновского манастыря староста Олферко Тихановъ со крестьяны нанели они Вятченъ работныхъ людей, Родионку с товарыщи, 9 человѣкъ, что идти имъ, съ ихъ вотчинъ девяносто с одного двора, на нашу великого государя службу, на Закамскую черту, и дѣлать степное валовое и острожное и городовое дѣло и рвы копать; а заступы де и топоры и кирки и лопаты и три лошади ихъ манастырские; а нанели де они тѣхъ работныхъ людей на полтретья мѣсяца, а найму де редили четыремъ человѣкомъ по 36 алтынъ по 4 денги человѣку, а двумъ человѣкомъ редили по 35 алтынъ человѣку, а тремъ человѣкомъ редили по рублю человѣку, а денги де имъ дали напередъ всѣ сполна за полтретья мѣсяца; да они жъ де Успенского манастыря крестьяне, староста Ивашко Тихоновъ со крестьяны, нанели Вятъчанъ же работныхъ людей, Офонку с товарыщи, 9 человѣкъ, августа со 12 числа 163 году на тое жъ нашу великого государя степную валовую службу, на перемѣну первымъ девяти человѣкомъ, на два мѣсяца, а найму де они имъ редили на мѣсяцъ по 35 алтынъ человѣку, а денги де имъ напередъ дали всѣ сполна, да три лошади с /81/ телѣги и с хомуты и с ужищи и с лопаты и с кирки и з заступы, ихъ манастырское; а сколко тѣ люди работали, Успенского Хлыновского манастыря старецъ Иасафъ отпуску не положилъ. И в нынѣшнемъ во 168 году били челомъ намъ великому государю Успенского Хлыновского манастыря архимаритъ Сергей з братьею: в прошломъ де во 167 году били они челомъ намъ великому государю о выморочномъ селѣ о Полянкахъ, что в Казанскомъ уѣздѣ, и о недоплатныхъ денгахъ на прошлые годы, со 162 году до 166 году, и за тѣ де годы правили на нихъ на Вяткѣ 444 рубли 30 алтынъ 2 денги; и намъ бы великому государю Успенского Хлыновского манастыря архимарита Сергия з братьею пожаловать, не велѣти бъ тѣхъ доимочныхъ денегъ на нихъ править, и велѣти имъ по обыскомъ нашъ великого государя указъ учинить, и о томъ дать нашу великого государя грамоту. И какъ к тебѣ ся наша великого государя грамота придетъ, и ты бъ Успенского Хлыновского манастыря на крестьянехъ с выморочныхъ с пустыхъ с 35 дворовъ, за прошлые годы и впредь, за даточныхъ людей и полоняникомъ на окупъ денегъ, до нашего великого государя указу, имать не велѣлъ, покамѣсто о выморочныхъ о пустыхъ дворехъ нашъ великого государя указъ будетъ; а которые съ нихъ люди были на нашей великого государя степной валовой службѣ, и противъ тѣхъ людей за даточныхъ, на прошлые на 162 и на 163 и на 164 и на 165 годы, до нашего великого государя указу, править на нихъ не велѣлъ, покамѣсто по выпискѣ нашъ великого государя указъ, будетъ. А прочетъ сю нашу великого государя грамоту и списавъ с нее списокъ слово въ слово, оставилъ у себя в съѣзжей избѣ; а сю нашу великого государя подлинную грамоту отдалъ Успенского Хлыновского манастыря архимариту Сергію съ братью, впредь для иныхъ нашихъ воеводъ и приказныхъ людей. Писанъ на Москвѣ лѣта 7168 мая въ 21 день.

/82/

            Діакъ Андріанъ Ероховъ.

                Напечатана здѣсь по списку (XVIII в.), хранящемуся въ архивѣ Вятской Казенной Палаты.

    30. Грамота царя Алексѣя Михайловича на Вятку воеводѣ С. О. Хитрово, о невзысканіи съ Успенского монастыря доимочныхъ денегъ, за 164 и 165 гг., за вымершихъ въ селѣ Полянкахъ крестьянъ, 1660 г. іюня 13.

        Отъ царя и великого князя Алексѣя Михаиловича, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, на Вятку, столнику нашему и воеводѣ Софрону Олферьевичу Хитрово. Въ нынѣшнемъ во 168 году маия 23 день били челомъ намъ великому государю с Вятки Успенского Хлыновского манастыря архимаритъ Сергей з братьею, а въ челобитной ихъ написано: в прошломъ де во 164 году в Казанскомъ уѣздѣ в селѣ Полянкахъ, Рожественное тожъ, было судомъ Божиимъ моровое повѣтрие, и в томъ селѣ вымерло крестьянскихъ и бобылскихъ 24 двора, а во 165 году тѣ дворы были впустѣ, а со 166 году с тѣхъ дворовъ всякие наши великого государя подати платили с пуста; а нынѣ де в тѣхъ выморочныхъ дворехъ поселились людишка, в прошломъ во 166 и во 167 годѣхъ, разныхъ волостей, а хто имяны в томъ селѣ умеръ, и хто имяны поселился, и в которомъ году, и то написано в дозорной книгѣ Казанца Тимоѳея Михаилова; и намъ бы великому государю ево архимарита Сергия з братьею пожаловать, не велѣти бъ на нихъ на прошлые на 164 и на 165 годъ доимочныхъ денегъ править, до нашего великого государя указу, покамѣста о тѣхъ выморочныхъ дворехъ нашъ великого государя указъ будетъ. И какъ к тебѣ ся наша великого государя грамота придетъ, и ты бъ Вяцкого Успенского Хлыновского манастыря вотчины, Казанского уѣзду села Полянокъ, Рожественное тожъ, даточныхъ денегъ с выморочныхъ з 24 дворовъ на прошлые на 164 и на 165 годъ /83/ править не велѣлъ, до нашего великого государя указу, покамѣста о тѣхъ выморочныхъ дворехъ нашъ великого государя указъ будетъ, потому что во 164 году в тѣхъ дворехъ крестьяне вымерли, а во 165 году тѣ дворы стояли впустѣ. А прочетъ сю нашу великого государя грамоту и списавъ с нее списокъ, слово въ слово, оставилъ у себя в съѣзжей избѣ, а сю нашу великого государя подлинную грамоту отдалъ бы еси ему архимариту Сергию з братьею, впредь для спору иныхъ нашихъ великого государя воеводъ и приказныхъ людей. Писанъ на Москвѣ, лѣта 7168 іюня въ 13 день.

            Діакъ Андреянъ Ероховъ.

                По списку, хранящемуся въ архивѣ Вятской Казенной Палаты.

    31. Ловецкая грамота, данная Успенского монастыря архим. Сергію Казанскими воеводами Д. А. Долгоруково и Я. Т. Хитрово, на бобровыя и рыбныя ловли и хмелевое щипанье въ Казанскомъ уѣздѣ, 1660 г. іюня 22.

        По государеву цареву и великого князя Алексѣя Михаиловича, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, указу, околничей и воеводы князь Дмитрей Алексѣевичъ Долгоруково, Яковъ Тимоѳеевичъ Хитрово, дьяки Павелъ Симановской, Аѳанасей Ташлыковъ дали грамоту Вятцкого Успенского и Трифонова манастыря архимариту Сергию з братьею, для того: в нынѣшнемъ во 168 году іюня въ 18 день били челомъ великому государю Вятцкого Успенского Трифонова манастыря онъ же архимаритъ Сергій з братьею, а въ челобитной ихъ написано: в нынѣшнемъ де во 168 году отданы имъ на оброкъ бобровые гоны и рыбные ловли и хмелевое щипанье, и чтобъ великій государь пожаловалъ ихъ, велѣлъ имъ на тѣ воды дать свою великого государя грамоту, по чему имъ в тѣхъ водахъ бобры и рыба ловить и хмель щипать, и великого государя в казну оброкъ платить. И в нынѣшнемъ во 168 году отданы на оброкъ из наддачи бобровые ловли в /84/ Шумѣ рѣкѣ, вышла из Вятки рѣки, да в озерѣ Безднѣ, да озерко Бызъ, да озерко Кердели, да ключь Асреяръ с вершины и до устья; и в тѣхъ озеркахъ рыбная ловля и хмель щипать, которые бобровые ловли в Казани в приходныхъ книгахъ написаны были на оброкѣ Зюрейские дороги деревни Уску на Чювашенинѣ на Шихъ-Дауткѣ Шихназимовѣ с товарыщи, Вятцкого Успенского Трифонова манастыря архимариту Сергию з братьею: а оброку с тѣхъ бобровыхъ гоновъ и с рыбныхъ ловель и с хмелевого щипанья, великого государя в казну, велѣно платить имъ в Казани старого по 22 алтына с полуденгою, да новые наддачи по 10 алтынъ, да с того со всего оброку пошлинъ по 10 денегъ на годъ. И по государеву указу, Вятцкого Успенского Трифонова манастыря архимариту Сергию з братьею в Шумѣ рѣкѣ, что вышла из Вятки рѣки, да в озерѣ Безднѣ, да в озерѣ Бызъ, да в озерѣ Кердели, да в ключѣ Асреяръ с вершины и до устья, бобры и рыба ловить и хмель щипать, а оброку с тѣхъ бобровыхъ гоновъ и с рыбныхъ ловель и хмелевого щипанья, великого государя в казну, платить въ Казани старого по 22 алтына с полуденгою, да новые наддачи по 10 алтынъ, да с того со всего оброку пошлинъ по 10 денегъ на годъ. А владѣть имъ тѣми быбровыми гонами и рыбными ловлями и Хмелевымъ щипаньемъ до перекупки Чювашской, или иные хто челобитчики будутъ о тѣхъ бобровыхъ гонахъ и о хмелевомъ щипаньѣ и о всѣхъ рыбныхъ ловляхъ, которые за архимандритомъ Сергіемъ з братьею на оброку, озеро Лубяное да верхней омутъ вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ и съ иными розными урочищи.

            К сей грамотѣ великого государя печать царства Казанского приложилъ околничей и воевода князь Дмитрей Алексѣевичъ Долгоруково. Лѣта 7168 іюня въ 22 день.

            Діакъ Павелъ Симановской. Справилъ Гришка Ивановъ.

                По списку, хранящемуся въ архивѣ Вятской Казенной Палаты.

/85/

    32. Память, данная изъ Казанской приказной палаты Успенского монастыря архимандриту Сергію о томъ, что, по указу государеву, сборщики казанскіе не должны взимать въ городѣ Казани никакихъ доходовъ съ монастырской Успенской вотчины - села Полянокъ въ Казанскомъ уѣздѣ, 1661 года января.

        Лѣта 7169 генваря въ день, по государеву цареву и великого князя Алексѣя Михаиловича всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца указу, память Вятцкого Успенского манастыря архимариту Сергію з братьею. Билъ челомъ великому государю царю и великому князю Алексѣю Михаиловичю, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцу, онъ архимаритъ Сергей з братьею: въ нынѣшнемъ де во 169 году: приѣхалъ в вотчину ихъ в село Рожественное, что на Полянахъ, казанецъ Трофимъ Глуховъ и проситъ с нихъ, с Успенские вотчины, великого государя на службу даточныхъ людей; а по указу де великого государя то село Поляны приписано к Вяткѣ в Успенской манастырь, и с того Рожественного села, Полянокъ, всякие великого государя службы служатъ и подати и даточныхъ даютъ Вятцкого Успенского манастыря с ыными вотчинами, и великій государь пожаловалъ бы ихъ, не велѣлъ с тое ихъ вотчины, села Полянокъ, даточныхъ имать вдвое. А в прошломъ во 166 году прислана в Казань великого государя грамота к околничему и воеводѣ к Ѳедору Васильевичу Буторлину с товарыщи: Успенского манастыря с Казанские вотчины з девяносто съ одного двора полоняничныхъ денегъ и с даточныхъ и в подводы впредь в Казани имать не велѣно, потомучто по указу великого государя велѣно с тѣхъ вотчинъ великого государя всякие доходы платить на Вяткѣ. И хто из Казани досланъ будетъ для збору всякихъ доходовъ, и Успенского манастыря с вотчины села Полянъ никакихъ доходовъ не имать, для того что платятъ они всякие /86/ доходы з болшего Успенского манастыря, что на Вяткѣ в Хлыновѣ городѣ.

            Діакъ Аѳонасей Ташлыковъ.

            Справилъ Ѳедка Шабалинъ.

                По списку, хранящемуся въ архивѣ Вятской Казенной Палаты.

    33. Грамота царя Алексѣя Михаиловича (изъ приказа Казанскаго Дворца) Казанскому воеводѣ кн. Д. А. Долгоруково, о розыскѣ, по челобитью Успенскаго архим. Сергія, о пожалованныхъ Успенскому монастырю рыбныхъ ловляхъ въ Казанскомъ уѣздѣ, 1661 г. іюня 30.

        Отъ царя и великого князя Алексѣя Михаиловича, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, в нашу отчину в Казань, околничему нашему и воеводѣ князю Дмитрею Алексѣевичу Долгоруково да дьяку нашему Аѳонасью Ташлыкову. Били челомъ намъ великому государя Вятцкого Хлынова Успенского манастыря архимаритъ Сергій з братьею: в прошломъ де во 123 году дана имъ отца нашего, блаженные памяти великого государя царя и великого князя Михаила Ѳедоровича всеа Русіи, жалованная грамота, за приписью діака Аѳанасья Овдокимова, на вотчину в Казанскомъ уѣздѣ, на село Рожественное, Полянки, да на рыбные ловли, что по рѣкѣ по Вяткѣ, отъ Полянокъ вверхъ по обѣ стороны Вятки, с озерками и с курейками до Бахмутьевскіе курьи; а нынѣ де в тѣ ихъ манастырские воды приѣзжаютъ Руские люди и Татаровя и Черемиса и Чюваща, и в тѣхъ де ихъ манастырскихъ ловляхъ рыбныхъ рыбу ловятъ насилствомъ, и называютъ тѣ ихъ манастырские воды, рыбные ловли, курейки и озерка, своими имянами: озерко Кадышево, да курейка Поползина, да озерко Подборное, да озерка Черновские, да озерко Казанское, да озерко Полянское, да рѣчка Казанка; а тѣ де озерка и курейки подлѣ Вятки рѣки, а в жалованной де грамотѣ тѣмъ озеркамъ и курейкамъ прозвищъ не написано, /87/ потому что де прежъ сего тѣмъ озеркамъ и курейкамъ они прозвишъ не вѣдали, для того, что де тѣ озерка и курейки до ихъ челобитья лежали впустѣ, и не владѣли ими нихто, и оброковъ и ясаковъ в нашу великого государя казну с тѣхъ рыбныхъ ловель не бывало; и намъ бы великому государю пожаловати ихъ, на тѣ ихъ жалованные воды, на рыбные ловли, на озерко Кадышево, да на курейку Поползину, да на озерко Подборное, да на озерка Черновские, да на озерко Казанское, да на озерко Полянское, да на рѣчку Казанку, велѣлъ имъ дать нашу великого государя грамоту, по чему имъ тѣми рыбными ловлями, озерками и курейками, впредь владѣть, чтобъ в тѣ ихъ воды, в рыбные ихъ ловли, Руские люди и Татаровя и Черемиса и Чюваша не вступались, и насилствомъ в тѣхъ ихъ водахъ рыбы не ловили. А в спискѣ з жалованной грамоты отца нашего, блаженные памяти великого государя царя и великого князя Михаила Ѳедоровича всеа Русіи 135 году, каковъ списокъ положилъ к дѣлу в приказѣ Казанского Дворца Вятцкого Успенского манастыря старецъ Давидъ Глушковъ, написано: Вятцкого Хлынова манастыря вотчина в Казанскомъ уѣздѣ село Полянки, что имъ дано по нижнюю сторону рѣчки Воштормы и по Дюдюмъ врагъ, да рыбные ловли по рѣкѣ по Вяткѣ и озерка и заводи, заводь Бахнутьевская, да заводь Чернеевская, и около тѣхъ рѣчекъ и озерокъ по обѣ стороны на гари же полянки и сѣнные покосы. И по нашему великого государя указу, велѣно про тѣ рыбные ловли, про озерка и курейки, о которыхъ нынѣ били челомъ намъ великому государю Вятцкого Хлыновского Успенского манастыря архимаритъ Сергій з братьею, сыскать многими людми Рускими и иновѣрцы, в прошлыхъ годѣхъ Успенского манастыря архимаритъ з братьею тѣми рыбными ловлями владѣли ль, и будетъ владѣли, и по той жалованной грамотѣ онѣ тѣми рыбными ловлями владѣли, с которой жалованной грамоты нынѣ в приказѣ Казанского /88/ Дворца положилъ списокъ того Успенского манастыря старецъ Давыдъ Глушковъ, да будетъ в сыску обыскные многие люди скажутъ, что в прошлыхъ годѣхъ тѣми рыбными ловлями Хлыновского Успенского манастыря архимариты з братьею владѣли издавна, и нынѣ владѣютъ по той жалованной грамотѣ, а нынѣ тѣ озерка и курейки Руские люди и иноземцы называютъ иными прозвищи и владѣютъ насильствомъ, а не по дачамъ, и ни по какимъ крѣпостямъ, и тѣмъ людямъ в тѣхъ угодьяхъ отказать, а владѣти тѣми угодьи к манастырю по прежнему. И какъ к вамъ ся наша великого государя грамота придетъ, и вы бъ про тѣ рыбные ловли, о которыхъ били челомъ намъ великому государю Хлыновского Успенского манастыря архимаритъ Сергій з братьею, велѣли сыскать, кому пригоже, многими людми Рускими по святой непорочной евангелской заповѣди, а мурзы и Татары и Чювашею и Черемисою и Вотяки по ихъ вѣрѣ по шерти, и по сыску о тѣхъ рыбныхъ ловляхъ указъ учинили по сему нашему великого государя указу, какъ о томъ в сей нашей великого государя грамотѣ написано, да о томъ к намъ великому государю отписали и велѣли отписку подать в приказѣ Казанского Дворца боярину нашему князю Алексѣю Никитичу Трубецкому, да дьякомъ нашимъ, думному Ларіону Лопухину, да Ѳедору Грибоѣдову, да Тимоѳею Безсонову. Писанъ на Москвѣ, лѣта 7169 іюня въ 30 день.

            Діакъ Ѳедоръ Грибоѣдовъ.

            Справилъ Бориско Александровъ.

                По списку, хранящемуся въ архивѣ Вятской Казенной Палаты.

    34. Выпись изъ переписныхъ книгъ Т. Ѳ. Бутурлина (1646 г.), данная Успенскому архимандриту Сергію Казанскимъ воеводой кн. Д А. Долгоруково, о крестьянскихъ и бобыльскихъ дворахъ въ монастырскомъ селѣ Полянкахъ, 1662 года апрѣля 30.

    Лѣта 7170 апрѣля въ 30 день, по государеву цареву и /89/ великого князя Алексѣя Михаиловича, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, указу, околничей и воевода князь Дмитрей Алексѣевичъ Долгоруково, дьяки Иванъ Татариновъ, Аѳанасей Ташлыковъ, дали выпись Вятцкого Успенского манастыря архимариту Сергію з братьею списка с переписныхъ книгъ околничего Тимоѳея Ѳедоровича Бутурлина да подъячего Алексѣя Грибоѣдова, для того: в нынѣшнемъ во 170 году били челомъ великому государю онъ архимаритъ Сергій з братьею: великого де государя жалованная вотчина за ними в Казанскомъ уѣздѣ село Полянки, и с тое де ихъ вотчины крестьяна и бобыли и вдовы крестьянские и бобылские выбѣжавъ, живутъ в розныхъ уѣздахъ, и тѣхъ де бѣглыхъ крестьянъ и бобылей и вдовъ крестьянскихъ и бобылскихъ из бѣговъ взять имъ не по чему, с переписныхъ книгъ выписи имъ не дано, и великій государь пожаловалъ бы ево архимарита з братьею, велѣлъ имъ на тѣхъ крестьянъ и бобылей с переписныхъ книгъ дать выпись. А в спискѣ с переписныхъ книгъ околничего Тимоѳея Ѳедоровича Бутурлина да подьячего Алексѣя Грибоѣдова прошлого 154 году, каковъ списокъ данъ на Москвѣ писцомъ Семену Волынскому с товарыщи, за приписью дьяка Пятова Спиридонова, написано:

        «Вятского Успенского манастыря в вотчинѣ в Казанскомъ уѣздѣ село Рожественное, Полянки тожъ:

        Дворъ манастырской, а в немъ старецъ Прокопей, да дѣтенышъ Филка Григорьевъ, да поваръ Ивашко Ивановъ.

        Во дворѣ попъ Петръ Ѳедоровъ з дѣтми, с Тимошкою да с Убакумкомъ да с Сенкою да с Логинкомъ да с Ывашкомъ.

        Во дворѣ просвирня Лукерица Савельева дочь з дѣтми, с Якушкою да с Васкою да с Ивашкомъ да Стенкою да с Пронкою, Ивановы дѣти Жукова; у Якунки дѣтей Митка да Ивашко да Васка да Ѳедка.

        Дворъ манастырской конюшей, а в немъ понамарь Гришка

/90/ Алексѣевъ сынъ Носковъ, да дворникъ Трофимко Филиповъ с сыномъ с Ивашкомъ.

    Дворы крестьянские:

        Во дворѣ Сенка Яковлевъ сынъ Тюринъ з дѣтми, с Кирюшкою да с Офонкою да с Купреянкомъ; у него жъ сосѣдъ Мишка Микитинъ сынъ Сорокинъ.

        Во дв. Оѳонка Терентьевъ сынъ Головизнинъ з дѣтми... 1)

        Во дв. Терешка Семеновъ сынъ, прозвище Первушка, Головизнинъ, с сыномъ да со внукомъ.

        Во дв. 2) Ивашко Григорьевъ с. Медвѣдевъ, з дѣтми, у него жъ сосѣдъ Якунка Ѳедоровъ Медвѣдевъ.

        Павелко Терентьевъ с. Головизнинъ з дѣтми.

        Ярофейко Онцыфоровъ с. Орѣховъ.

        Вдова Татьянка, Алексѣева дочь, Михаилова жена Хвостова.

        Васка Гавриловъ с., прозвище Королекъ, у него жъ подсосѣдникъ Тренка Семеновъ с. Черепановъ.

        Минка Васильевъ с. Соловьевъ, у него жъ сосѣда вдова Ѳеколка Матвѣева дочь.

        Епифанко Васильевъ с. Соловьевъ.

        Варламко Степановъ, прозвище Харлушка.

        Кузка Яковлевъ с., прозвище Опрыскъ.

        Пронка Даниловъ з братомъ, у него жъ сосѣда вдова Палагейка Юрьева дочь.

        Гришка Семеновъ с. Гора.

        Оѳонка Ѳедотьевъ с. Казариновъ.

        Олешка Петровъ с. Бутора, у него жъ въ другой избѣ сосѣдъ Васка Микифоровъ с. Корѣлинъ.

        Сенка Петровъ с. Кузнецъ.

        Дениско Ѳедоровъ с. Лыченицынъ.

        Тимошка Яковлевъ с. Шалашниковъ.

1) Далѣе имена дѣтей опускаются.

2) Далѣе слово: „во дворѣ“ опускается.

/91/

        Якунка Степановъ с. Кабатчикъ.

        Максимко Семеновъ с. Полосуха.

        Филка Карповъ с. Рѣшетниковъ.

        Вдова Марьица, Наумова дочь, Васильевская жена Подгонного.

        Лазарко Ивановъ с. Селезневъ.

        Оѳонка Оникѣевъ с. Шалинъ.

        Ивашко Аѳонасьевъ с. Шалимовъ.

        Гришка Ларіоновъ с. Онохинъ.

        Ѳедка Лукинъ с. Соловьевъ.

        Лучка Васильевъ с. Соловьевъ.

        Ивашко, прозвище Петрушка, Трифановъ с. Слонъ.         Левонтейко Терентьевъ с. Головизнинъ.

        Ѳедка Ѳедотовъ с. Казариновъ.

        Максимко Ивановъ с. Маминъ.

        Сенка Кузминъ с. Понамаревъ, у него жъ сосѣдъ Данилко Михайловъ с. Усковъ.

        Якунка Игнатьевъ.

        Ивашко Ивановъ с. Лыченицынъ.

        Якунка Димитріевъ с. Орѣховъ, у него жъ подсосѣдникъ Агѣйко Семеновъ.

        Якунка Епифановъ с. Соловьевъ.

        Максимко Герасимовъ с. Орѣховъ.

        Ондрюшка Васильевъ с. Медвѣдь.

        Микитка Пантелѣевъ с. Палкинъ, у него жъ сосѣдъ Васка Ивановъ с. Реткинъ.

        Оѳонка Яковлевъ с. Короваевъ.

        Елфимко Семеновъ с. Коновалъ, у него жъ подсосѣдникъ Илюшка Ивановъ Тюменецъ.

        Олферко Ефимовъ с. Коноваловъ.

        Ортюшка Алексѣевъ с. Фалалѣевъ.

        Микитка Филимоновъ с. Малцовъ, у него жъ подсосѣдникъ Антипка Васильевъ.

/92/

        Ѳедка Ивановъ с. Козловъ.

        Ивашко Харламовъ с. Козелъ.

        Кузка Епифановъ с. Соловьевъ.

        Вдова Ульянка Ѳедорова дочь Киселиха.

        Логинко Ивановъ с. Копалцовъ, у него жъ подсосѣдникъ Петрунка Тимоѳевъ с. Карапуля.

        Пантелейко Ивановъ с. Палкинъ, у него жъ подсосѣдникъ Калинка Ивановъ Рѣдкинъ.

        Пятунка Степановъ с. Ворона, у него жъ сосѣдъ Сенка Ѳадеевъ Козловъ.

        Полуехтко Александровъ с. Носковъ.

        Кузка Елфимовъ с. Коноваловъ.

        Елфимко Елфимовъ с. Коноваловъ, у него жъ сосѣдъ Баженко Варламовъ с. Соловьевъ.

        Антонко Ивановъ с. Агѣевъ.

        Сенка Андреевъ.

        Петрушка Пантелеевъ с. Палкинъ, у него жъ подсосѣдникъ Завьялко Кондратьевъ

    Въ томъ селѣ дворы бобылские:

        Вдова Лукерьина Анисимова дочь.

        Емелка Агафоновъ с. Мясникъ.

        Ѳедка Ивановъ с. Кошелевъ.

        Самоилко Клементьевъ с. Позолотинъ.

        Сидорко Михаиловъ Слѣпой.

        Ѳедка Максимовъ с. Медвѣдевъ.

        Якунка Ѳедоровъ, у него жъ подсосѣдники Меркушко Ивановъ да Гришка Савельевъ с. Хромцовъ.

        Ѳедка Кузминъ с. Понамаревъ, у него жъ сосѣда вдова Ульянка Сысоева дочь.

        Ѳомка Ивановъ Перешевинъ.

        Ортюшка Ѳедоровъ Слѣпой.

        Вдова Окулинка Ѳедорова.

        Сергунка Максимовъ с. Медвѣдевъ.

/93/

        Еранка Андреевъ с. Юдинъ.

        Якунка Васильевъ с. Земецъ.

        Гришка да Кондрашка Карповы.

        Оксенка Ильинъ.

        Ивашко Ѳедоровъ с. Кирысовъ.

        Жданко Мартемьяновъ с. Малцовъ, у него жъ въ другой избѣ сосѣдъ Тренка Исаковъ.

        Ортюшка Микифоровъ с. Шумихинъ.

        Васка Микифоровъ с. Шумихинъ, у него жъ сосѣдъ Петрушка Полуехтовъ с. Носковъ.

        Ивашко Петровъ с. Киселевъ.

        Вдова Олферовская жена Домница.

        Ѳедка, прозвище Дружинка, Ивановъ с. Кузнецовъ, у него жъ сосѣдъ Васка Ивановъ с. Глуховъ.

        Вдова Авдотьица Григорьева жена Соловьева.

        Ѳилка Микитинъ.

        Кузка Яковлевъ с. Тюринъ.

        Вдова Марьица, Денисова дочь, жена Подрѣзова.

        Антонко Офонасьевъ с. Поповъ.

        Мишка Антоновъ с. Поповъ.

        Ивашко Ананьинъ с. Кузнецъ.

            И всего въ селѣ Полянкахъ дворовъ крестьянскихъ да дворовъ бобылскихъ 91 дворъ.

            Къ сей выписи великого государя печать царства Казанского приложилъ околничей и воевода князь Дмитрей Алексѣевичъ Долгоруково. Діакъ Иванъ Татариновъ.

                Хранится въ дѣлахъ Коллегіи Экономіи подъ № 14199.

    35. Грамота царя Алексѣя Михаиловича на Вятку воеводѣ кн. Григорію Аѳ. Козловскому, о томъ, чтобы Хлыновскіе мірскіе люди лишняго въ подводахъ на Успенскій монастырь не наметывали, 1663 г. мая 11.

        Отъ царя и великого князя Алексѣя Михаиловича, всеа /94/ Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, на Вятку столнику нашему и воеводѣ князю Григорью Аѳанасьевичу Козловскому. Били челомъ намъ великому государю с Вятки Успения Пречистыя Богородицы Трифанова манастыря архимаритъ з братьею: въ нынѣшнемъ де во 171 году довелось имъ архимариту з братьею съ ихъ монастыря нашего оброчного и ямского хлѣба заплатить ржи и овса 33 четверти с осминою и с четверикомъ, да подъ тотъ хлѣбъ довелось имъ с манастыря отвесть за Лецкой волокъ на 13 подводахъ, противъ нашихъ оброковъ; а Хлынова города земской староста Гришка Рудинъ с мирскими людми накинулъ на нихъ архимарита з братьею подъ мирской оброчной хлѣбъ напрасно 38 подводъ; а они де архимаритъ з братьею платятъ всякие доходы и службы, рейтаровъ, и даточные конные служилые люди, платятъ и отпущаютъ с Успенского манастыря по писцовымъ книгамъ особо себѣ статьею, а не с ними мирскими людми; а земской де староста с мирскими людми имъ архимариту з братьею ни въ какие доходы и въ службы не подмогаютъ; и намъ великому государю пожаловалъ бъ ихъ архимарита з братьею, велѣти бъ имъ с Успенского манастыря, противъ нашихъ великого государя оброковъ, что за ихъ Успенскимъ манастыремъ написаны, отвозить свой оброчной и ямской хлѣбъ за Лецкой волокъ самимъ собою, потому что в писцовыхъ книгахъ с мирскими людми в сошномъ писмѣ не приписанъ нигдѣ, чтобъ имъ отъ мирскихъ людей насилства и большихъ наметовъ врознь не розбрестися и в конецъ не погинути, и о томъ на Вятку дать нашу великого государя грамоту. И какъ к тебѣ ся наша великого государя грамота придетъ, и ты бъ Хлыновскимъ мирскимъ людемъ Успенского манастыря с архимаритомъ з братьею в подводахъ велѣлъ счестись, и впередъ считатца по писцовымъ книгамъ, а лишнего на нихъ архимарита з братьею наметывать не велѣлъ. А прочетъ сее нашу великого государя грамоту, велѣлъ списать /95/ списокъ, да тотъ списокъ оставилъ в съѣзжей избѣ, а сее нашу великого государя грамоту отдалъ бы еси Успенского манастыря архимариту з братьею впередъ для иныхъ платежей. Писанъ на Москвѣ, лѣта 7171 маіа въ 11 день.

            Діакъ Дмитрей Шубинъ.

            Справилъ Кондрашко Мининъ.

                Напечатана по копіи, хранящейся въ архивѣ В. Казенной Палаты.

    36. Грамота царя Алексѣя Михаиловича Казанскимъ воеводамъ кн. Г. С. Куракину и М. П. Волынскому, о томъ, чтобы въ Казани съ Полянской вотчины Успенского монастыря податей не взимали, 1664 г. февраля 15.

        Отъ царя и великого князя Алексѣя Михаиловича, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, в нашу отчину в Казань боярину нашему и воеводамъ князю Григорью Семеновичу Куракину да Михаилу Петровичу Волынскому, да дьякомъ нашимъ Ивану Татаринову да Роману Табунцову. Въ прошломъ во 166 году послана наша великого государя грамота, к околничему нашему и воеводѣ к Ѳедору Васильевичу Бутурлину, да к дьякомъ нашимъ к Степану Чернышову да к Ѳедору Михайлову, по челобитью с Вятки Успенского Хлыновского манастыря архимарита Моисея з братьею, а по нашему великого государя указу, с вотчины ихъ, что в Казанскомъ уѣздѣ, с села Полянокъ, с крестьянскихъ и з бобылскихъ дворовъ, нашихъ великого государя податей и даточныхъ людей, которые вѣдомы в Манастырскомъ Приказѣ, в Казани имать не велѣно, а велѣно с той вотчины всякие наши великого государя подати платить и даточные конные давать на Вяткѣ, с Вятцкими ихъ манастырскими вотчины вмѣстѣ. И нынѣшнемъ во 172 году били челомъ намъ великому государю с Вятки Успенского Хлыновского манастыря архимандритъ Сергей з братьею, а въ челобитной ихъ написано: в прошломъ де во 166 году, по ихъ челобитью, послана /96/ в Казань наша великого государя грамота к околничему нашему и воеводѣ к Ѳедору Васильевичу Бутурлину с товарыщи, с Казанской ихъ вотчины, с села Полянокъ, о крестьянскихъ и з бобылскихъ дворовъ, всякие наши великого государя подати платить и даточныхъ давать на Вяткѣ, с Вятцкими ихъ манастырскими вотчины вмѣстѣ, а в Казани платить не велѣно, и они де с той вотчины на Вяткѣ всякие наши великого государя подати платятъ с Вяцкими ихъ манастырскими вотчины сполна, а в Казани с той же ихъ вотчины спрашиваютъ нашихъ великого государя податей за даточныхъ людей сполна жъ; и в нынѣшнемъ де во 172 года с той ихъ манастырской вотчины, с села Полянокъ, бояринъ нашъ и воевода князь Ѳедоръ Ѳедоровичъ Волконской взялъ на нашу великого государя службу даточныхъ конныхъ людей восмъ человѣкъ, с полною службою ихъ, с полнымъ запасомъ, и посланы де тѣ ихъ даточные на нашу великого государя службу противъ Башкирцевъ; и намъ бы великому государю пожаловать ихъ, велѣти бъ имъ дать нашу великого государя грамоту, чтобъ имъ с той манастырской вотчины нашихъ великого государя податей вдвое не платить. - И какъ к вамъ ся наша великого государя грамота придетъ, и вы бъ Успенского Хлыновского манастыря с Казанской ихъ вотчины, с села Полянокъ, с крестьянскихъ и з бобылскихъ з девяноста съ одного двора, нашихъ великого государя податей, которые вѣдомы, и даточныхъ конныхъ людей, которые збираютца в Манастырскомъ Приказѣ, в Казани имать не велѣли. А прочетъ сю нашу великого государя грамоту, велѣли списать с нее списокъ слово в слово и оставили у себя в приказной полатѣ, а сю нашу великого государя подлинную грамоту отдали бъ есте Вяцкого уѣзду Успенского Хлыновского манастыря архимариту Сергею з братьею впредь для иныхъ нашихъ бояръ и приказныхъ людей. Писанъ на Москвѣ, лѣта 7172 февраля въ 15 день.

/97/

            Діакъ Филипъ Артемьевъ. Справилъ Васка Михинъ.

                Напечатана по копіи, хранящейся въ архивѣ В. Казенной Палаты.

    37. Указная память, данная изъ Казанской приказной палаты посельскому старцу въ селѣ Полянкахъ Іоасафу, о томъ, что всякія подати платить съ Полянской вотчины велѣно государевой грамотой вмѣстѣ съ Вятскими вотчинами Успенского манастыря, 1665 г. іюня 12.

        Лѣта 7173 нюня в 12 день, по государеву цареву и великого князя Алексѣя Михаиловича, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, указу, память Вятцкого Успенского манастыря села Полянокъ поселскому старцу Иосифу. Въ нынѣшнемъ во 173 году били челомъ великому государю Вятцкого Успенского манастыря архимаритъ Сергей з братьею: вотчина де за ими в Казанскомъ уѣздѣ село Полянки, и та де ихъ вотчина приписана к ихъ же манастырскимъ Вятцкимъ вотчинамъ, и с той де вотчины всякие подати платятъ на Москвѣ и издѣлья дѣлаютъ на Вяткѣ с Вятцкими вотчинами вмѣстѣ, а с той де ихъ Казанской вотчины спрашивали другихъ всякихъ податей и издѣлей в Казани; и по указу де великого государя и по грамотѣ с тое ихъ вотчины в Казани всякихъ податей давать и издѣлей дѣлать не велѣно, потому что де они с тое своей вотчины всякие подати платятъ и издѣлья дѣлаютъ с Вятцкими вотчинами вмѣстѣ; да и въ Казани де приговоромъ боярина и воеводы князя Григория Семеновича Куракина, Михаила Петровича Волынского, дьяковъ Ивана Татаринова, Романа Табунцова, с тое ихъ Казанская вотчины всякихъ податей платить и издѣлей дѣлать в Казани не велѣно, а велѣно де, по грамотѣ великого государя, платить с Вятцкими вотчинами вмѣстѣ; и великій государь пожаловалъ бы ихъ, велѣлъ имъ в ту ихъ вотчину дать изъ Казани указную память, чтобъ с тѣхъ ихъ крестьянъ имъ архимариту з братьею в Казани всякихъ податей /98/ не платить и издѣлей не дѣлать, а платить всякие подати и издѣлья дѣлать с Вятскими ихъ вотчинами вмѣстѣ, по грамотѣ великого государя. А в нынѣшнемъ во 173 году Вятцкого Успенского манастыря вотчины с села Полянокъ крестьяномъ, для низоваго отпуска, велѣно здѣлать 53 чети с полполтретникомъ крупъ и толокна, да стрѣлецкихъ хлѣбныхъ запасовъ взять 8 чети с полтретчикомъ ржи, овса тожъ. А в прошломъ во 172 году іюня въ 15 день в грамотѣ великого государя царя и великого князя Алексѣя Михаиловича, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, писано в Казань к боярину и воеводамъ князю Григорью Семеновичу Куракину, к Михаилу Петровичу Волынскому, к дьякомъ к Ивану Татаринову, к Роману Табунцову, по челобитью Хлыновского манастыря архимарита Сергия з братьею, с манастырские ихъ вотчины, что в Казанскомъ уѣздѣ, с села Полянокъ с крестьянскихъ и з бобылскихъ з девяноста съ одного двора великого государя податей, которые вѣдомы, и даточныхъ людей, которые збираютца в Манастырьскомъ Приказѣ, въ Казани имать не велѣти бъ; и, по помѣтѣ на выпискѣ дьяка Ивана Татаринова, по грамотѣ великого государя, Вятцкого Успенского манастыря вотчины с села Полянокъ крестьяномъ издѣлей дѣлать и податей имать (в Казани) не велѣно. Да въ нынѣшнемъ же во 173 году того жъ Вятцкого Успенского манастыря вотчины с крестьянъ велѣно выслать в Казань к обрубному дѣлу дубовыхъ сорокъ одно бревно, по три и по четыре сажени, и по помѣтѣ жъ на выпискѣ дьяка Романа Табунцова, тое манастырьские вотчины крестьяномъ, по грамотѣ великого государя, подати платить велѣно на Вяткѣ или на Москвѣ. И по указу великого государя царя и великого князя Алексѣя Михаиловича, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, Вятцкого Успенского манастыря вотчины села Рожественского, Полянки тожъ, поселскому старцу Иосафу с тое вотчины всякие подати платить /99/ и издѣлья дѣлать с Вятцкими вотчинами вмѣстѣ, по грамотѣ великого государя.

            Діакъ Романъ Табунцовъ. Справилъ Савка Тютьчевъ.

                Напечатана по списку, хранящемуся въ архивѣ В. Казенной Палаты

    38. Ввозная грамота Казанскихъ воеводъ, данная Лудянскому церковному старостѣ Агаѳону Буйскому, на владѣніе землею по р. Лудянѣ и Сунѣ, 1666 г. августа 29.

        По государеву цареву и великого князя Алексѣя Михайловича, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, указу, бояринъ и воеводы князь Григорей Семеновичъ Куракинъ, столникъ Михаило Петровичъ Головинъ, дьяки Артемей Козловъ, Романъ Табунцовъ, дали сю грамоту крестьяномъ, Казанского уѣзду, Лудянской пустоши церковному старостѣ Агафонку Буйскому да Микифорку Рѣткину с товарыщи, на пашенную землю, подлѣ Черную рѣчку, на ключѣ Болшомъ у березы, от тово ключа пашенная земля и сѣнные покосы к Черной рѣчкѣ, внизъ по рѣчкѣ Лудяну, с Вяцкую сторону, на низъ по Черной рѣчкѣ по Мунаморской боръ, и вверхъ Суны рѣки и по Сунѣ рѣкѣ внизъ до Вятки рѣки, опричь бортныхъ и всякихъ Черемискихъ ухожей и угодей, для того: Въ прошломъ во 172 году июня въ 22 день въ грамотѣ великого государя писано в Казань к боярину и воеводамъ ко князю Григорию Семеновичу Куракину с товарыщи: били челомъ великому государю, Казанского уѣзду, новой Лудянской пустоши церковной староста Агаѳонко Буйской с товарыщи, в прошломъ де во 169 году, по указу великого государя и по грамотѣ, поселились они въ Казанскомъ уѣздѣ по рѣчкѣ Лудану, подлѣ рѣчку Черную, на порозжей пустой землѣ вновь, и по благословению де Лаврентія митрополита Казанского и Свияжского, на той землѣ церковь построили и освятили во имя преподобныхъ отецъ Зосимы и Саватѣи Соловецкихъ чудотворцовъ, а угодья де к той церкви, на пашню /100/ земли и сѣнныхъ покосовъ, ничего не указано; а есть де по рѣчкѣ Лудану, и подлѣ рѣчки Черной, и по Удеру, и по Сардину, и вверхъ рѣчки Суны и по Сунѣ рѣкѣ внизъ до Вятки рѣки, порозжие земли и сѣнные покосы пустѣютъ; и великому государю пожаловати бъ ихъ Агаѳонка с товарыщи, велѣти имъ около той церкви тое порозжую землю и сѣнные покосы дать на оброкъ и той церкви церковникомъ, и имъ Агаѳонку с товарыщи по тѣмъ межамъ, а они де съ тое земли и сѣнныхъ покосовъ учнутъ платить въ Казани по 10 ясаковъ на годъ. Да в нынѣшнемъ во 174 году били челомъ великому государю Казанского уѣзду, Алатские дороги волости Чюкъши, Ясачная Черемиса, Яшпахтка Кулъчюбаевъ съ товарыщи: въ прошломъ де во 169 году били челомъ великому государю они, Яшпахтка с товарыщи, в Казани, Казанского уѣзду села Лебяжья на крестьянъ на Огаѳонка Васильева с товарыщи, селятся де они крестьяне на ихъ ясачной землѣ и въ вотчинныхъ угодьяхъ, и учали де они Руские люди в тѣхъ ихъ урочищахъ строитца дворами, чтобъ имъ Черемису с тое ихъ земли согнать: а они де Черемиса, Яшпахтка с товарыщи, с той своей земли и с сѣнныхъ покосовъ и з бортного угодья платятъ великого государя в казну хлѣбного и денежною по 30 ясаковъ да по 30 батмановъ меду на годъ; и по приговору де боярина и воеводъ князя Григорья Семеновича Куракина с товарыщи, та ихъ пахотная земля и сѣнные покосы и угодья отданы имъ, Яшпахткѣ с товарыщи, по прежнему, а крестьянъ с той земли велѣно сослать и жить имъ на старыхъ своихъ тяглахъ, по прежнему, въ селѣ Лебяжьѣ; а тѣ де крестьяне, Агаѳонко с товарыщи, и по се число живутъ на той ихъ землѣ и владѣютъ насилствомъ; а имъ де Яшпахткѣ великого государя в казну оброку и ясаковъ платить стало не съ чево. А въ приходной хлѣбной книгѣ 171 году написано: «Волости Чюкши на Черемисѣ на Толбуйкѣ Когаевѣ, з бобровые ловли вверхъ /101/ по Вяткѣ рѣкѣ Лудяна рѣчка съ устья и до вершины, а та Лудяна в Уржумскихъ водахъ, да в той же Лудянѣ рѣчкѣ ловить мелкая рыбенка и выдры и норки, и хмѣлевые угодья; а оброку 30 алтынъ, пошлинъ 9 денегъ; и во 171 году, по приговору боярина и воеводъ князя Григорья Семеновича Куракина с товарыщи, пустошью въ Казанскомъ уѣздѣ, по Алацкой дорогѣ, по рѣчкѣ (Л)удану, да по рѣчкѣ Удерю, да по рѣчкѣ Сардану, по обѣ стороны, со всѣми угодьи, велѣно владѣть Черемисѣ Алатские дороги, волости Болшой Чюкши третьева усаду, Яшпахткѣ Кучюбаеву с товарыщи, а платить имъ сверхъ своихъ ясаковъ хлѣбныхъ и денежныхъ 8 ясаковъ». «А подлѣ рѣчку Черную на ключѣ Болшомъ у березы, от того ключа пашенная земля к Черной рѣчкѣ, внизъ по рѣчкѣ Лудяну, с Вяцкую сторону, на низъ по Черной рѣчкѣ, и по Сунѣ рѣкѣ внизъ до Вятки рѣки», за Черемисою волости Болшой Чукши за Яшбахткою Кулчубаевымъ с товарыщи и за иными на ясакѣхъ не написано. И въ прошломъ во 172 году августа въ 5 день, по приговору боярина и воеводы князя Григорья Семеновича Куракина с товарыщи, подлѣ Черную рѣчку, на ключѣ Болшомъ у березы, от того ключа пашенною землею, и сѣнными покосы к Черной рѣчкѣ, внизъ по рѣчкѣ Лудану, с Вятскую сторону, на низъ по Черной рѣчкѣ по Мунаморскрй боръ, и вверхъ Суны рѣки и по Сунѣ рѣкѣ до Вятки, велѣно владѣть новой Лудянской пустоши крестьяномъ Агаѳонку Буйскому с товарыщи. - И въ нынѣшнемъ во 174 году бояринъ и воеводы князь Григорей Семеновичъ Куракинъ, столникъ Михаило Петровичъ Головинъ, слушавъ дѣла, велѣли владѣть Рускимъ людемъ и Черемисѣ по прежнимъ дачамъ; и крестьяномъ новой Лудянской пустоши Агаѳонку Буйскому и Микифорку Рѣткину с товарыщи пашенною землею, по дачѣ по межамъ, противъ прежняго приговору 172 году, владѣть и хлѣбной и денежной ясакъ платить по вся годы, опричь Черемиского угодья, бортныхъ угожіевъ, /102/ до тѣхъ мѣстъ, какъ за нимъ Агаѳонкомъ Буйскимъ съ товарыщы тое пашенную землю и сѣнные покосы опишутъ и измѣряютъ болшіе писцы и мѣршики. Къ сей ввозной грамотѣ печать царства Казанского приложилъ бояринъ и воевода князь Григорей Семеновичъ Куракинъ лѣта 7174 году августа въ 29 день.

            Діакъ Романъ Табунцовъ. Справилъ Фетка Шабалинъ.

                Напечатана по копіи, доставленной свящ. К. Н. Трапицынымъ.

    39. Царская грамота въ Казань воеводамъ о розыскѣ крестьянъ, бѣжавшихъ изъ Сунской вотчины Успенскаго монастыря, 1669 г. января 18.

        Отъ царя и великого князя Алексѣя Михаиловича, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, в нашу отчину въ Казань столнику и воеводамъ нашимъ князю Юрью Петровичу Трубецкому да околничему Никитѣ Михаиловичу Боборыкину, да дьякомъ нашимъ Оѳонасью Ташлакову да Юрью Блудову. Били челомъ намъ великому государю с Вятки Хлыновского Успенского Трифанова манастыря архимаритъ Сергей з братьею: въ прошломъ де во 176 году, по нашему великого государя указу и по приговору бояръ нашихъ, а ис Приказу Казанского Дворца по нашей великого государя грамотѣ, столникъ нашъ Иванъ Алфимовъ прежнюю ихъ Вятцкую спорную землю, манастырскую вотчину, Сунскую волость со всякими угодьи, по прежнимъ нашимъ великого государя грамотамъ и по крѣпостямъ, что в Вятцкомъ уѣздѣ в Березовскомъ стану въ писцовыхъ книгахъ написано, и противъ нашихъ великого государя описныхъ межевыхъ отводныхъ книгъ и чертежу, во владѣнье отвелъ имъ архимариту з братьею по прежнему, и того де своего отводу книги онъ Иванъ прислалъ к намъ великому государю к Москвѣ в Приказъ Казанского Дворца, и по тому де ево отводу, по нашему великого государя указу и по приговору бояръ нашихъ велѣно той Вятцкой манастырской вотчинѣ, Сунской волости /103/ крестьянами, и всякими угодьями владѣть имъ архимариту з братьею по прежнему, потому что де та Сунская земля написана в нашихъ великого государя в писцовыхъ книгахъ в Вятцкомъ уѣздѣ, а не в Казанскомъ присудѣ; и послѣ де того ево Иванова розыску и отводу и межеванья и чертежу манастырской Сунской вотчины, из Вятцкого уѣзду крестьяне ихъ манастырские, з женами и з дѣтми и сродичи своими и з животы, разбрелись врознь в Казань и в Казанской присудъ, и въ разные города и в уѣзды, в села и в деревни и в починки, и живутъ за всякими чиновъ людми Агаѳонко Буйской з дѣтми, Микифорко Реткинъ, Данилко Шевринъ, Оничка Трубицынъ, Микитка Пѣтуховъ, Ѳедотко Колугинъ, Малоѳейко Максимовъ з дѣтми жъ, Ефтюшка Волковъ, Савка Вобловицкой, Сенка Снигиревъ, и из ыныхъ де ихъ Вятцкихъ манастырскихъ из розныхъ вотчинъ крестьяне жъ розбрелись в Казанской присудъ, в розные города и уѣзды, и тѣ де ихъ манастырские вотчины без тѣхъ крестьянъ запустѣли, и без тѣхъ де крестьянъ во всякие наши великого государя доходы платить стало некому; и намъ великому государю пожаловати бъ ихъ архимарита Сергия з братьею, велѣть тѣхъ ихъ Вятцкихъ манастырскихъ Сунскихъ крестьянъ, Агаѳонка Буйскова с товарыщи, изъ Казани и из Казанского присуду из розныхъ городовъ и из уѣздовъ, и из селъ и из деревень и из починковъ, по крѣпостямъ, выдать, и о томъ дать имъ к вамъ в Казань нашу великого государя грамоту съ прочетомъ. И какъ к вамъ ся наша великого государя грамота придетъ, и вы бъ тѣхъ ихъ крестьянъ велѣти сыскать и дали имъ архимариту Сергию з братьею на тѣхъ крестьянъ по крѣпостямъ судъ, и учинили имъ нашъ великого государя указъ, по нашему великого государя указу и по Соборному Уложенью. Писанъ на Москвѣ, лѣта 7177 генваря въ 18 день.

            Діакъ Петръ Самойловъ. Справилъ Ивашка Васильевъ.

                Напечатана по списку Вятской Казенной Палаты.

/104/

    40. Царская грамота Казанскимъ воеводамъ, съ повелѣніемъ предоставить во владѣніе Успенскому монастырю спорныя земли, отмежеванныя стольникомъ Иваномъ Алфимовымъ, 1669 января 18.

        Отъ царя и великого князя Алексѣя Михаиловича, всея Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, в нашу отчину в Казань, столнику и воеводамъ нашимъ князю Юрью Петровичю Трубецкому да околничему Никитѣ Михаиловичю Боборыкину, да дьяком нашимъ Оѳонасью Ташлыкову да Юрью Блудову. В прошломъ во 172 году апрѣля въ 28 день били челомъ намъ великому государю, Казанского уѣзду, Лудянской пустоши церковной староста Агаѳонко Буйской с товарыщи: во 169 году, по нашему великого государя указу, поселились они въ Казанскомъ уѣздѣ, по Лудянѣ рѣкѣ и подлѣ рѣчки Черные, на порозжей землѣ вновь, и церковь на той землѣ построили во имя преподобныхъ отецъ Зосимы и Саватѣи Соловецкихъ чудотворцевъ; а земли де подъ пашню и сѣнныхъ покосовъ к той церкви не указано, а есть де по рѣчкѣ Лудянѣ, и по рѣчкѣ Черной, и по Удеру, и по Сардану, и вверхъ рѣчки Суны и по Сунѣ внизъ до Вятки, порозжие земли и сѣнные покосы пустѣютъ; и намъ великому государю пожаловати бъ ихъ, велѣть около той церкви тое порозжую землю и сѣнные покосы дать к той церквѣ церковникомъ, и имъ селитца по тѣмъ межамъ; а они де с тое порозжие земли и с сѣнныхъ покосовъ станутъ, в нашу великого государя казну, платить в Казани по десяти ясаковъ на годъ. И по тому ихъ челобитью послана наша великого государя грамота в Казань к боярину нашему и воеводамъ князю Григорью Семеновичю Куракину с товарыщи, велѣно о той землѣ и о сѣнныхъ покосахъ и о ясашномъ оброкѣ учинить по сыску и по своему разсмотрѣнью. И въ прошломъ во 173 году маия въ 21 день писалъ к намъ великому государю ис Казани бояринъ нашъ и воеводы князь Григорей Семеновичъ /105/ с товарыщи, били де челомъ намъ великому государю, а имъ в приказной полатѣ подали челобитную ясачные крестьяне Лудянской пустоши Агаѳонко Буйской с товарыщи, а в челобитной де ихъ написано: по нашему великого государя указу и по грамотѣ, велѣно имъ жить в Казанскомъ уѣздѣ, в Лудянской пустоши, на порозжей землѣ подлѣ рѣчку Черную, на ключѣ Болшемъ у березы, а отъ того де ключа пашенная земля и сѣнные покосы к Черной рѣчкѣ по Мунаборской боръ, и вверхъ Суны рѣки и по Сунѣ рѣкѣ внизъ до Вятки, велѣно имъ владѣть из прибылыхъ из десяти ясаковъ; и по той же де Лудянѣ и по Сунѣ рѣкамъ и за Суною живутъ безъясашные крестьяне, дворовъ съ 50 и болши; и потому де челобитью они, бояринъ нашъ и воеводы князь Григорей Семеновичъ с товарыщи, для дозору и переписки посылали из Казани Казанца Гарасима Змѣева да подъячего Ѳедора Немирова и велѣли де имъ по Сунѣ рѣкѣ и за Суною рѣкою безъясашныхъ крестьянъ, которые в тѣхъ мѣстѣхъ живутъ, переписать и ихъ роспросить, хто откуды пришолъ, и что у нихъ пашни паханые, и дубровъ и лѣсу на сколко верстъ будетъ; и тотъ де Казанецъ Гарасимъ Змѣевъ да подъячей Ѳедоръ Немировъ писалъ к нимъ, что они в Казанскомъ уѣздѣ, по Алацкой дорогѣ, по Сунѣ рѣкѣ и за Суною рѣкою ѣздили и крестьянъ, которые в тѣхъ мѣстѣхъ живутъ, переписали, а ясаковъ на тѣхъ крестьянъ положить не смѣли, потому что де владѣютъ тѣми крестьяны Вятцкого Успенского манастыря, что в Хлыновѣ, архимаритъ Сергѣй з братьею, и тое де землю и крестьянъ оспорилъ, и далъ имъ сказку за своею рукою, почему онъ тою землею и крестьяны владѣетъ; и тое де ихъ сказку и переписные свои книги прислали они в Казань: а в сказкѣ де архимаритовѣ написано: та земля по Сунѣ рѣкѣ и за Суною до Лудяны рѣки, по писцовымъ книгамъ Оѳонасья Толочанова, в Вятцкомъ уѣздѣ, а не в Казанскомъ; а дана де имъ та земля в Успенской манастырь, /106/ по нашему великого государя указу и по грамотѣ, из оброку; а по ихъ де Гарасимову и Ѳедорову досмотру, на той землѣ крестьянскихъ дворовъ со сто и болши, а та де земля, что по Сунѣ и за Суною рѣкою, Казанского, уѣзду, а не Вятцкого; и они де, бояринъ нашъ и воеводы князь Григорей Семеновичъ с товарыщи, писали к нимъ, велѣли на тѣхъ крестьянъ, которые живутъ по Сунѣ рѣкѣ и за Суною, наложить ясаки, и Казанецъ де Гарасимъ Змѣетъ да подъячей Ѳедоръ Немировъ подали имъ в Казанн тѣмъ безъясашнымъ крестьяномъ переписные книги за своими руками, и тѣ ихъ переписные книги из Казани присланы к намъ великому государю, к Москвѣ, в Приказъ Казанского Дворца. А въ тѣхъ ихъ книгахъ написано хъ Казанскому уѣзду: внизъ Суною рѣкою по правой сторонѣ, по рѣчкѣ Напоновой, и отъ Суны рѣки вверхъ по рѣчкѣ по Ванчазу, и по рѣчкѣ по Вобловкѣ, и по рѣчкѣ Нерчмѣ, 24 двора крестьянскихъ и бобылскихъ, а в роспросѣ де тѣ крестьяне и бобыли сказались Вятцкого уѣзду нашихъ великого государя розныхъ городовъ и волостей крестьяне; да дворъ крестьянской села Лебяжья, да 20 дворовъ крестьянскихъ и бобылскихъ, а в роспросѣ тѣ крестьяне и бобыли сказались Вятцкого Успенского манастыря, что в Хлыновѣ, Вобловицкой волости розныхъ деревень, а в свои де мѣста в манастырской вотчинѣ посадили они садоковъ, всего 45 дворовъ; а по смѣтѣ де и по сказкѣ тѣхъ крестьянъ, по правой сторонѣ х Казанскому уѣзду внизъ по Сунѣ рѣкѣ поселились починки на 10 верстахъ, а по дорогѣ, которая дорога отъ села Лебяжья и отъ Ерыкаловского починка до Суны рѣки и до села Вознесенского, поселились починки на 10 жъ верстахъ, а къ, тѣмъ починкамъ пришли раменные болшие лѣса, елники; а тягла на нихъ Гарасимъ Змѣевъ да подъячей Ѳедоръ Немировъ наложили 17 ясаковъ съ четвертью, да бобылского денежного оброку 3 рубли 3 алтына 2 денги; да по другой сторонѣ Суны рѣки Хлыновского уѣзду село, а /107/ въ немъ церковь Вознесение Христово, да в предѣлѣ Алексѣя человѣка Божия, да другой предѣлъ великого мученика Димитрия Селунского, оказали строенье церковь Вятцкого Успенского манастыря, что въ Хлыновѣ, архимарита Іоакима з братьею, а в селѣ: дворъ манастырской, а въ немъ живетъ поселской старецъ, дворъ поповъ, дворъ пономаревъ, дворъ просвирницынъ, дворъ трапезниковъ, да крестьянскихъ и бобылскихъ 70 дворовъ; а в роспросѣ тѣ крестьяне и бобыли сказались Вятцкого уѣзду розныхъ городовъ и волостей крестьяне; 2 двора крестьянскихъ, а в роспросѣ сказались Вятцкого жъ уѣзду протопоповы крестьяне; ; да дворъ крестьянской, а въ роспросѣ тотъ крестьянинъ сказался Вятцкого уѣзду Троицкого манастыря Холуницкой пустыни; да дворъ же крестьянской, а в роспросѣ тотъ крестьянинъ сказался Уржумского Чепоцкого манастыря крестьянинъ; да 19 дворовъ крестьянскихъ и бобылскихъ, а въ роспросѣ тѣ крестьяне и бобыли сказались Вятцкого Успенского манастыря, что в Хлыновѣ, Вобловицкие волости розныхъ деревень, а въ свои де мѣста посадили они в манастырской вотчинѣ садоковъ; всего по другой сторонѣ Суны рѣки, Хлыновского уѣзду, внизъ по Сунѣ рѣкѣ, по лѣвой сторонѣ, село и деревни и починки поселились на 25 верстахъ, а по Хлыновской дорогѣ отъ села Вознесенского починки на 10 верстахъ, а в нихъ де 93 двора крестьянскихъ и бобылскихъ; а лѣса к тому селу и к деревнямъ и починкамъ пришли раменные болшие; а тягла на нихъ Гарасимъ Змѣевъ да подъячей наложили 38 ясаковъ, да бобылского денежного оброку 3 рубли 8 алтынъ 2 денги; а обоего по Сунѣ рѣкѣ и за Суною рѣкою на крестьянъ наложили 55 ясаковъ с четью, да бобылского оброку 6 рублевъ 11 алтынъ- 4 денги. - Да въ томъ же числѣ, маия въ 12 день, писали к намъ великому государю ис Казани бояринъ нашъ и воеводы князь Григорей Семеновичъ о товарыщи и прислали подъ отписками своими двѣ /108/ заручные челобитные Казанского уѣзду новоприписныхъ села Вознесенского крестьянъ, старосты Евтифейка Исупова с товарыщи, а въ челобитныхъ ихъ написано: по нашему де великого государя указу переписалъ ихъ и наложилъ на нихъ ясаки Казанецъ Гарасимъ Змѣевъ и указано де к нимъ в то село послать ис Казани приказного человѣка Казанца Ивана Бутлярова; а нынѣ де без нихъ в тое село Вознесенское приѣзжалъ с Вятки Успенского манастыря архимаритъ Сергѣй з братьею, да с ними манастырскихъ слугъ и крестьянъ человѣкъ съ 50 и болши, съ ружьемъ, и в томъ де селѣ ихъ крестьянъ били до полусмерти, и вязали и в желѣза ковали, и доправили на нихъ денегъ 200 рублевъ 10 алтынъ, а у ково де денегъ не было, и у тѣхъ де брали кафтаны шубные и сермяжные и овчины, а з женъ ихъ сарафаны и кресты, и из ушей серги; и увезли де на Вятку 6 человѣкъ, и на Вяткѣ де мучатъ ихъ в чепяхъ, и церковь де Божию пограбили, книги и казну взяли, и попа и церковныхъ причетниковъ увезли; и отъ того де ихъ архимаричья разоренья з братьею они в конецъ погибли и до основанія разорились; а нынѣ де в томъ селѣ оставлены 4 старца и живутъ на манастырскомъ дворѣ, и имъ чинятъ обиды и налоги болшие, и всячески ихъ стращаютъ и неволятъ, чтобъ они жили за манастыремъ и всякие подати платили к нимъ в манастырь; а они де отписаны на насъ великого государя на ясаки, и за манастыремъ жить не хотятъ, потому что де ничѣмъ имъ в манастырь не крѣпки, а владѣли де они ими своимъ насилствомъ; а которые де ихъ братья неболшие за манастыремъ и жили, и они де в свое мѣсто садоковъ посадили и деревни свои продали инымъ жилцамъ, а которые де ихъ братья в свое мѣсто садоковъ посадятъ и деревни свои продадутъ инымъ жилцамъ, и они де люди волные, и нынѣ де жилцы въ ихъ дворехъ и въ повытьяхъ есть; и намъ великому государю пожаловати бъ ихъ, велѣть с тѣми старцами /109/ въ ихъ крестьянскомъ розореньѣ и в грабежѣ и в бою нашъ великого государя указъ учинить, и велѣти бъ у нихъ быть приказному человѣку изъ Казани. - И по нашему великого государя указу, посылана ис Приказу Казанского Дворца в Новгородскую Четверть память, велѣно из Вятцкихъ из писцовыхъ и из межевыхъ книгъ писма и мѣры Оѳонасья Толочанова, с товарыщи, 137 году, выписать, за Вятскимъ Успенскимъ манастыремъ, что в Хлыновѣ, в Вятцкомъ уѣздѣ по Сунѣ рѣкѣ и за Суною рѣкою земля до Лудяны рѣки и село Вознесенское да пустошь Лудянская написаны ль, и будетъ написаны, и что в томъ селѣ и в приселкахъ и в деревняхъ четвертные пашни и всякихъ угодей, и крестьянъ и бобылей по имяномъ, и той землѣ межи и грани, да тое выписку за дьячею приписью велѣно прислать в Приказъ Казанского Дворца. - И в памяти изъ Новгородцкия Чети за приписью дьяка нашего Еѳима Юрьева написано: «Въ прошломъ де 173 году маия въ 24 день писалъ к намъ великому государю с Вятки столникъ нашъ и воевода князь Григорей Козловской, в прошломъ де во 172 году іюля въ 28 день били челомъ намъ великому государю, а на Вяткѣ въ съѣзжей избѣ ему князю Григорью извѣщалъ словесно Березовского стану крестьянинъ Трофимко Клековкинъ: в Вятскомъ, де уѣздѣ, в Березовскомъ стану, на рѣкѣ на Воѣ, подлѣ манастырские вотчины Суны, манастырские жъ крестьяне Данилко Шевринъ да Аничка Трубицынъ (а родиною де тѣ крестьяне тяглые Вятчаня жъ Чепецкого и Березовскаго становъ) заводятъ пашни на Вятцкой землѣ, ниже устья Сунского да на Кирчанѣ рѣчкѣ, по обѣ стороны Вои рѣки, и призываютъ де к себѣ Вятчанъ же тяглыхъ крестьянъ с тяглыхъ жеребьевъ, и сошло де к нимъ семей съ 60 и болши; а даютъ де имъ они лѣсъ под пашню на росчисть и сѣнные покосы и рыбные ловли, и емлютъ де себѣ с тѣхъ прихожихъ людей по рублю и по два и болши, и тѣ де пришлые люди дворы построили; да у нихъ же де /110/ живутъ бѣглые стрѣлцы и солдаты и всякие служилые люди; а нынѣ де присланъ ис Казани дворенинъ Гарасимъ Змѣевъ да подъячей Ѳедоръ Немировъ и с Вятки де Успенского манастыря, что в Хлыновѣ, манастырскую вотчину Сунскую волость с крестьяны отвели в Казанской уѣздъ, по ложному челобитью Вятчанъ Агаѳонка Буйскова да, Микифорка Рѣткина, которые, сбѣжавъ с Вятки, нынѣ живутъ в Казанскомъ уѣздѣ на Лебяжьѣ, и всѣхъ де ихъ крестьянъ до одного человѣка обложили въ ясашной окладъ невѣдомо почему; и онъ де князь Григорей писалъ въ Казань к боярину нашему и воеводамъ ко князю Григорью Семеновичу Куракину с товарыщи, чтобъ они, по нашему великого государя указу, тѣхъ Вятцкихъ земель и манастырской вотчины земель и крестьянъ, которые в Вятцкихъ писцовыхъ книгахъ написаны на Вяткѣ, описывать и отводить в Казанской уѣздъ не велѣли, а Вятчанъ бы, которые, бѣжавъ с Вятки, нынѣ живутъ на Лебяжьѣ, Агаѳонка Буйсково да Микифорка Рѣткина, велѣли прислать к нему на Вятку; и ис Казани де бояринъ нашъ и воеводы князь Григорей Семеновичъ с товарыщи писали к нему князю Григорью на Вятку, что они отписки приняли, а противъ де тѣхъ ево отписокъ о тѣхъ Вятцкихъ земляхъ и о бѣглыхъ крестьянахъ к нему на Вятку не писывали. И въ прошломъ же во 173 году маия въ 30 день били челомъ намъ великому государю с Вятки, Хлыновского уѣзду, Успения Пречистыя Богородицы Трифонова манастыря архимаритъ Сергій з братьею на Вятчанъ бѣглыхъ крестьянъ Чепецкого стану, которые, бѣжавъ с Вятки, живутъ нынѣ в Казанскомъ уѣздѣ: на Лебяжьѣ, на Агаѳонка Буйскова, на Микифорка Рѣткина: в прошломъ де въ 137 году писцы Оѳонасей Толочановъ да подьячей Ондрей Іевлевъ дали на оброкъ Вятчаномъ Епифанку Ѳедявину да Игнашкѣ Максимову да Васкѣ Буторину пашни на 12 четь в Вятцкомъ уѣздѣ, в Березовскомъ стану, за Кирмыжемъ дикое раменье, отъ первого Кирмыжского /111/ сосновного болота да вверхъ по Кирмыжу, по обѣ стороны рѣчки Кырмыжа, до верховины, и вверхъ рѣчекъ Ошети и Пили, по обѣ стороны, внизъ по Сунѣ до устья, до рѣчки Вой, да по рѣчкѣ Лудянѣ отъ Ошлань рѣчки до верховины, отъ бору по обѣ стороны тѣхъ рѣчекъ; и они де Епифанко с товарыщи, с тое земли не платя оброку, поступились имъ архимариту з братьею ис того жъ оброку для того, что де та земля отъ людей отдалѣла верстъ со сто; и въ прошломъ же де во 159 году, по челобитью Успенского Трифонова манастыря архимарита Іоакима з братьею, на тое землю, на дикое раменье, дана имъ наша великого государя грамота с прочетомъ, велѣно тою землею, дикимъ раменьемъ, на оброкѣ владѣть имъ архимариту Іоакиму з братьею без перекупки; и они де на той землѣ, дикомъ раменьѣ, воздвигнули церковь во имя Вознесение Господне, а в предѣлѣхъ тое церкви нашего великого государя ангела святаго праведнаго Алексия человѣка Божия и святаго великомученика Димитрей Селунского, и крестьянъ на томъ дикомъ раменьѣ поселили, переводя из ыныхъ своихъ манастырскихъ вотчинъ, которые крестьяне писаны за ними в писцовыхъ и переписныхъ книгахъ, и волныхъ не тяглыхъ людей; и тѣ де ихъ селеные крестьяне в томъ раменьѣ лѣсъ росчистили и пашни роспахали, и оброкъ с той земли в нашу великого государя казну и во всякие доходы платятъ болши 20 лѣтъ, и службы служатъ и даточныхъ людей отпущаютъ; и въ прошломъ де во 170 году, по нашему великого государя указу; сыщикъ Иванисъ Кайсаровъ в той ихъ манастырской вотчинѣ, в Сунской волости, дворы и во дворахъ людей писали всѣхъ имяны, и тѣ де ево переписные книги присланы к намъ великому государю к Москвѣ; и по тѣмъ де переписнымъ книгамъ тѣхъ крестьянъ дворы написаны на Вяткѣ в окладъ за Успенскимъ манастыремъ; а бѣглые де крестьяне Агаѳонко Буйской да Микифорко Рѣткинъ о той ихъ манастырской вотчинѣ, о Сунской волости, что отъ Лудяны рѣки /112/ по Сунѣ рѣкѣ, о владѣньѣ на ясаки, били челомъ намъ великому государю ложно, назвали тое землю пустою ясашною землею, и будто ею нихто не владѣетъ и в нашу великого государя казну не идетъ ничего; и в прошломъ де 173 году приѣзжалъ ис Казани дворенинъ Гарасимъ Змѣевъ да подъячей Ѳедоръ Немировъ в тое ихъ манастырскую вотчину, в Вознесенское село на Суну, и не явяся де на Вяткѣ столнику и воеводѣ князю Григорью Козловскому, по ихъ Агаѳонкову и Микифоркову ложному составному челобитью, тое ихъ манастырскую вотчину, Сунскую волость, отъ нихъ отписали х Казани, и всѣхъ крестьянъ до одного человѣка обложили в Казанской уѣздъ в ясашной окладъ, невѣдомо почему, не выслушавъ у нихъ нашие великого государя грамоты, какова имъ архимариту з братьею дана на тое землю из Новгороцкие Чети, и не казавъ де они, Гарасимъ и подъячей Ѳедоръ, имъ нашего великого государя указу, почему имъ велѣно тое ихъ землю и крестьянъ из манастыря из Вятцкого уѣзду приписывать х Казани, и в стрѣлецкихъ де хлѣбныхъ запасахъ взяли они ихъ манастырскихъ крестьянъ с собою в Казань для правежу, а церковь де Божию поставили безъ пѣнія, и около церкви по улицамъ тѣмъ манастырскимъ крестьяномъ велѣли стоять для караулу, и имъ де архимариту з братьею, для денежныхъ зборовъ во всякие наши великого государя подати и в платежи и в службы, в тое Сунскую волость въѣзжать и никого пропускать караулшикомъ не велятъ, и отъ крестьянъ имъ отказываютъ; а они де архимаритъ з братьею во всякихъ податехъ и в службахъ стоятъ на правежѣ; и намъ великому государю пожаловати бъ ихъ архимарита Сергія з братьею, велѣть на Москвѣ в Новгородцкой Чети в Вятцкихъ писцовыхъ книгахъ, писма и мѣры Оѳонасья Толочанова да подъячего Андрея Іевлева, что дано Епифанку Ѳедянину с товарыщи, того раменья досмотрить и отпускъ нашие великого государя грамоты, по которой то раменье /113/ дано имъ архимариту з братьею изъ оброку на пропитание, приискать, а велѣти бъ тѣмъ раменьемъ, по прежнему нашему великого государю указу и по грамотѣ и по писцовымъ книгамъ, владѣть имъ архимариту з братьею, и о томъ в Казань к боярину нашему и воеводамъ ко князю Григорью Семеновичу Куракину с товарыщи и на Вятку к столнику и воеводѣ ко князю Григорью Козловскому дать наши великого государя грамоты, что та земля Вятцкого уѣзду, а не Казанского, чтобъ имъ архимариту з братьею нашего великого государя богомолья не отбыть и голодною смертью не помереть и врознь не разоритись. А въ Новгороцкой Чети в Вятцкихъ писцовыхъ книгахъ писца Оѳонасья Толчанова да подьячего Андрея Іевлева, 137 году, написано: «в Вятцкомъ уѣздѣ, в Березовскомъ стану, дано на лготу по 148 годъ Епиѳанку Ѳедянину да Игнашкѣ Максимову да Васкѣ Буторину за Кирмыжемъ дикое раменье, пашни на 12 четей, а послѣ лготы оброку платить с выти рубль 16 алтынъ 4 денги». И из Приказу Казанского Дворца посылана в Новгородцкую Четь другая память, велѣно выписать из Вятцкихъ из писцовыхъ и из межевыхъ книгѣ Оѳонасья Толочанова да подьячего Андрея Іевлева, 137 году, Вятцкому уѣзду с Казанскимъ уѣздомъ межи и грани и всякие признаки, да тое выписку прислать в Приказъ Казанского Дворца, для вершенья въ земленомъ дѣлѣ Вятцкого Успенского манастыря с Казанскимъ уѣздомъ. И в памяти из Новгородцкие Чети за приписью дьяка нашего Димитрея Шубина написано: в Новгородцкой Чети в Вятцкихъ писцовыхъ книгахъ Оѳонасья Толочанова да подьячего Андрея Іевлева, 137 году, Вятцкому уѣзду с Казанскимъ уѣздомъ межъ и граней и всякихъ признакъ не написано. - А в Приказѣ Казанского Дворца челобитчикъ с Вятки Успенского манастыря старецъ Варламъ Сумороковъ подалъ нашу великого государя грамоту с прочетомъ, какова послана из Новгородцкой Чети на Вятку к воеводѣ к Ивану Соковнину да к /114/ подьячему Ивану Уракову в прошломъ въ 159 году, а въ той грамотѣ написано: били челомъ намъ великому государю Успенского манастыря архимаритъ Іоакимъ з братьею, в прошломъ де во 137 году писцы Оѳонасей Толочановъ да подьячей Андрей Іевлевъ дали на оброкъ Вятчаномъ Епифанку Ѳедянину да Игнашкѣ Максимову да Васкѣ Буторину в Березовскомъ стану за Кирмыжемъ дикое раменье; и они де Епифанко с товарыщи, с того дикого раменья оброку не платя, отдали имъ в манастырь из того жъ оброку; и въ прошломъ де во 157 году дана имъ Патріарша благословенная грамота, велѣно на томъ мѣстѣ воздвигнути церковь Вознесение Господне, а в предѣлѣхъ праведнаго Алексѣя человѣка Божия да святого великомученика Димитрея Селунского, и они де на томъ мѣстѣ церкви без нашего великого государя указу воздвигнути и крестьянъ поселить не смѣютъ для перекупки; и намъ великому государю пожаловати бъ ихъ архимарита Іоакима з братьею, велѣти то пустое и дикое раменье дать имъ подъ манастырскую пашню, братьѣ на пропитанье, из оброку без перекупки, и церковь на томъ мѣстѣ воздвигнути и крестьянъ поселить; и по нашему великого государя указу, велѣно Успенского манастыря архимариту Іоакиму з братьею, будетъ тотъ лѣсъ к посаду не написанъ и спору ни с кѣмъ нѣтъ, отдать на оброкъ без перекупки. - И в прошломъ во 174 году генваря въ 5 день, по нашему великого государя указу, а по приговору боярина нашего князя Юрья Алексѣевича Долгорукова да думною нашего дворенина Лариона Дмитриевича Лопухина, послана наша великого государя грамота в Казань к боярину нашему и воеводамъ ко князю Григорью Семеновичу Куракину с товарыщи: велѣно для розыску тое земли послать ис Казани дворенина да подьячего отъ мѣста добрыхъ, которыхъ бы съ такое дѣло стало, и велѣно имъ розыскать Казанского и Вятцкого уѣздовъ всякихъ чиновъ людми вправду, в которыхъ мѣстѣхъ и по которымъ урочищамъ /115/ рубежъ межъ Казанского и Вятского уѣздовъ, и по сыску и по сказкѣ старожилцовъ велѣно тѣмъ землямъ рубежъ Казанскому и Вятцкому уѣздомъ по урочищамъ описать имянно и на чертежъ начертить вправду, и велѣно съ тѣми старожилцы, которые будутъ у сыску, досмотрить селидбы тѣхъ крестьянъ, которые поселились по обѣ стороны рѣки Суны и по инымъ рѣчкамъ и живутъ за Вятцкимъ Успенскимъ манастыремъ, та земля Казанского уѣзду или та земля Вятцкого уѣзду, и та земля, что, по нашей великого государя грамотѣ, послѣ Вятчанъ Епифанка Ѳедянина да Игнашки Максимова да Васки Буторина, отдана на оброкъ Вятцкого Успенского манастыря властемъ, въ Березовскомъ стану за Кирмыжемъ дикое раменье, въ томъ же ли мѣстѣ или в ыномъ мѣстѣ, и сколко тое земли и всякихъ угодей по смѣтѣ будетъ; и тотъ сыскъ и с того сыску перечневую выписку, и Казанскому и Вятцкому уѣздомъ рубежу и урочищамъ роспись и чертежъ, и перепись, в которомъ уѣздѣ тѣ крестьяне поселились и сколко подъ ними земли по смѣтѣ, за ихъ сыщиковыми и обыскныхъ людей руками велѣно прислать к Москвѣ в Приказъ Казанского Дворца; а на Вятку къ Столнику и воеводѣ ко князю Григорью Козловскому послана наша великого государя грамота из Новгородцкие Чети, велѣно Вятцкого уѣзду обыскнымъ людямъ Казанскимъ сыщикомъ быть послушнымъ. - И въ прошломъ во 175 году декабря въ 14 день писали к намъ великому государю ис Казани бояринъ нашъ и воеводы князь Григорей Семеновичъ Куракинъ с товарыщи, и прислали сыскъ и ис того сыску перечневую выписку и дозорные книги и спорной землѣ чертежъ. А въ перечневой выпискѣ написано: «Въ сыску Казанского уѣзду розныхъ селъ и деревень 7 человѣкъ поповъ, 2 человѣка дьяконовъ, 5 человѣкъ дьячковъ, 4 человѣка пономарей, 5 человѣкъ старостъ, 5 человѣкъ цѣловалниковъ, 235 человѣкъ крестьянъ, 4 человѣка новокрещеновъ, 18 человѣкъ /116/ Черемискахъ сотниковъ, 2 человѣка старостъ, 13 человѣкъ десятниковъ, 651 человѣкъ Черемисъ, всего 951 человѣкъ сказали, в которыхъ де мѣстѣхъ и по которымъ урочищамъ рубежъ межъ Казанского и Вятцкого уѣздовъ, того де они не вѣдаютъ; да из тѣхъ же де людей 2 человѣка крестьянъ, 4 человѣка новокрещеновъ, 4 человѣка сотниковъ Черемискихъ, 1 человѣкъ староста, 5 человѣкъ десятниковъ, 278 человѣкъ Черемисъ, всего 294 человѣка въ рѣчахъ своихъ прибавили, которые де крестьяне поселились по Сунѣ рѣкѣ по обѣ стороны и около Суны рѣки по инымъ рѣчкамъ и живутъ за Вятцкимъ Успенскимъ манастыремъ, и та де земля Казанского, а не Вятцкого уѣзду; в сыску жъ 3 человѣка сотниковъ, 1 человѣкъ староста, 2 человѣка десятниковъ, 115 человѣкъ Черемисы, всего 121 человѣкъ сказали, которые де крестьяне поселились по Сунѣ рѣкѣ по обѣ стороны и около тое рѣки по инымъ рѣчкамъ и живутъ за Вятцкимъ Успенскимъ манастыремъ, и та де земля Казанского уѣзду, а не Вятцкого, а что де по нашей великого государя грамотѣ, послѣ Вятчанъ Епифанка Ѳедянина да Игнашко Максимова да Васки Буторина, отдано на оброкъ Вятцкого Успенского манастыря властемъ в Березовскомъ стану за Кирмыжемъ дикое раменье, и та де земля особь, а не в томъ мѣстѣ, что поселились крестьяне по Сунѣ рѣкѣ; в сыску жъ 2 человѣка сотниковъ, 14 человѣкъ Черемисы, всего 16 человѣкъ сказали, которое де отдано на оброкъ Вятцкого Успенского манастыря властемъ в Березовскомъ стану за Кирмыжемъ дикое раменье, и то де дикое раменье отъ Суны рѣки, гдѣ поселились крестьяне, верстъ съ сорокъ; в сыску жъ 1 человѣкъ сотникъ, 81 человѣкъ Черемисы сказали, по Сунѣ де рѣкѣ и за Суною рѣкою и около по инымъ рѣчкамъ, которые впади устьи своими в рѣки въ Вятку и в Вою и в Суну, с вершинъ и до устьевъ, гдѣ поселились крестьяне и живутъ за Вятцкимъ Успенскимъ манастыремъ, владѣли тою /117/ землею и всякими угодьи Черемиса Казанского уѣзду, волости Мелеть да деревни Килмезь, и в оброчныхъ де книгахъ в Казани за тою Черемисою та Сунская земля, и бобровые гоны и рыбные ловли и всякие угодья, написаны; в сыску жъ 1 человѣкъ крестьянинъ, 3 человѣка сотниковъ, 1 человѣкъ десятникъ, 70 человѣкъ Черемисы, всего 75 человѣкъ сказали, которые де крестьяне поселились по Сунѣ рѣкѣ по обѣ стороны и около той рѣки по инымъ рѣчкамъ и живутъ за Вятцкимъ Успенскимъ манастыремъ, и они де про то слухомъ слышали, что та земля Казанского уѣзду, а владѣли его Черемиса Казанского жъ уѣзду; в сыску жъ 7 человѣкъ поповъ, 2 человѣка дьяконовъ, 5 человѣкъ дьячковъ, 4 человѣка понамарей, 5 человѣкъ старостъ, 5 человѣкъ цѣловалниковъ, 232 человѣка крестьянъ, 3 человѣка Черемискихъ сотниковъ, 5 человѣкъ десятниковъ, 136 человѣкъ Черемисъ, всего 404 человѣка сказали, что они про то все ничего не вѣдаютъ; и всего в сыску Казанского уѣзда всякихъ чиновъ людей в розныхъ рѣчахъ сказали 1649 человѣкъ. Да в сыску жъ Вятцкого уѣзда розныхъ селъ и деревень 8 человѣкъ поповъ, 2 человѣка дьяконовъ, 5 человѣкъ дьячковъ, 6 человѣкъ пономарей, 1 человѣкъ сотникъ, 9 человѣкъ пятидесятниковъ, 2 человѣка десятниковъ, 1 человѣкъ староста, 2 человѣка цѣловалниковъ, 489 человѣкъ крестьянъ, 76 человѣкъ бобылей, всего 611 человѣкъ сказали, в которыхъ мѣстахъ и по которымъ урочищамъ рубежъ межъ Казанского и Вятцкого уѣздовъ, того де они не вѣдаютъ; да изъ тѣхъ же людей 1 человѣкъ цѣловалникъ, 67 человѣкъ крестьянъ сказали, которые де крестьяне поселились по Сунѣ рѣкѣ по обѣ стороны и около Суны рѣки по инымъ рѣчкамъ и живутъ за Вятцкимъ Успенскимъ манастыремъ, и та де земля Вятцкого уѣзду, а не Казанского, и въ Вятцкихъ де писцовыхъ книгахъ Оѳонасья Толочанова да подьячего Ондрея Іевлева, 137 году, та земля написана в Березовскомъ в оброчномъ стану, /118/ отъ перваго Кирмыжского сосноваго болота да вверхъ по Кирмыжу, по обѣ стороны рѣчки Кирмыжа, до верховины, и сверхъ рѣчекъ Ошети и Пили, по обѣ стороны, внизъ до рѣчки Суны, да по рѣчкѣ Лудянѣ отъ Ошлань рѣчки до верховины, отъ бору, по обѣ стороны тѣхъ рѣчекъ; а земля де, что послѣ Вятчанъ Епифанка Ѳедянина да Игнашки Максимова да Васки Буторина отдана на оброкъ Вятцкого Успенского манастыря властемъ, в Березовскомъ стану за Кирмыжемъ дикое раменье, въ тѣхъ же межахъ, которыя урочища в сказкѣ написаны, а не в ыныхъ, и с тово де мѣста, которымъ владѣютъ Вятцкого Успенского манастыря власти, платятъ во всякие нашего великого государя доходы оброчные денги, и за стрѣлецкие и сибирские хлѣбные запасы и на земские мирские расходы по писцовымъ книгамъ Оѳонасья Толочанова да подьячего Ондрея Іевлева, 137 году, с Березовскими оброчными крестьяны вмѣстѣ; в сыску жъ 14 человѣкъ крестьянъ сказали, которые де крестьяне поселились по Сунѣ рѣкѣ, по обѣ стороны, и около Суны рѣки по инымъ рѣчкамъ и живутъ за Вятцкимъ Успенскимъ манастыремъ, и та де земля Вятцкого уѣзду, а по которымъ урочищамъ, про то де они не вѣдаютъ, а что де отдано на оброкъ Вятцкого Успенского манастыря властемъ в Березовскомъ стану за Кирмыжемъ дикое раменье, и та де земля в тѣхъ урочищахъ; в сыску жъ 6 человѣкъ поповъ, 1 человѣкъ дьяконъ, 4 человѣка дьячковъ, 5 человѣкъ пономарей, 11 человѣкъ сотниковъ, 9 человѣкъ пятидесятниковъ, 2 человѣка десятниковъ, 1 человѣкъ староста, 1 человѣкъ цѣловалникъ, 408 человѣкъ крестьянъ, 79 человѣкъ бобылей, всего 527 человѣкъ сказали, что они про то про все ничего не вѣдаютъ; въ сыску жъ 1 человѣкъ крестьянинъ сказалъ, что де отдано на оброкъ Вятцкого Успенского манастыря властемъ въ Березовскомъ стану за Кирмыжемъ дикое ременье, и та де земля Вятцкого уѣзду, а была за отцомъ его Игнашкою /119/ Максимовымъ, а тою де землею владѣютъ нынѣ Вятцкого Успенского манастыря власти; въ сыску жъ 1 человѣкъ пономарь сказалъ, которая де земля отдана на оброкъ Вятцкого Успенского манастыря властемъ, въ Березовскомъ стану за Кирмыжемъ дикое раменье, и то де дикое раменье отъ рѣки Суны верстъ съ двадцать, а владѣютъ де тѣмъ дикимъ раменьемъ Вятцкого Успенского манастыря крестьяне; в сыску жъ 1 человѣкъ бобыль сказалъ, которые де крестьяне поселились по Сунѣ рѣкѣ и около тое рѣки по инымъ рѣчкамъ и живутъ за Вятцкимъ Успенскимъ манастыремъ, и та де земля Казанского ль уѣзду или та земля Вятцкого уѣзду, того де онъ не вѣдаетъ, а прежде, того, какъ по Сунѣ рѣкѣ крестьяне селились и лѣсъ росчищати, и по той де рѣкѣ и около по инымъ рѣчкамъ землею и бортными угодьи владѣли Черемиса Казанского уѣзду, отъ устья Суны рѣки и до вершины, по лѣвую сторону отъ Казани, а по правую сторону к Вяткѣ земля лежала впустѣ, а что отдана земля на оброкъ Вятцкого Успенского манастыря властемъ, в Березовскомъ стану за Кирмыжемъ дикое раменье, и та де земля не въ томъ мѣстѣ, что поселились по Сунѣ рѣкѣ крестьяне, а особь; и всего въ сыску Вятцкого уѣзду всякихъ чиновъ людей въ розныхъ рѣчахъ сказали 1155 человѣкъ». - А въ дозорныхъ книгахъ Казанца Григорья Соковнина да подьячего Никиты Кузмина написано: «Село Вознесенское на рѣкѣ на Сунѣ, а в немъ церковь во имя Вознесение Господа нашего Іисуса Христа, да в предѣлѣхъ святаго праведного Алексѣя человѣка Божия да великомученика Димитрея Селунского, да в томъ же селѣ дворъ прикащиковъ, дворъ поповъ, дворъ дьячковъ, дворъ пономаревъ, дворъ трепезниковъ, дворъ просфирницынъ, 13 дворовъ крестьянскихъ, пашенной церковной земли 4 десятины, крестьянские 16 десятинъ в полѣ, а в дву потому жъ, сѣнныхъ покосовъ по рѣкѣ Сунѣ на 250 копенъ. Да к тому жъ селу Вознесенскому приписано 5 деревень, 33 /120/ починка, а в нихъ 105 дворовъ крестьянскихъ и бобылскихъ пашенной земли 215 десятинъ безъ чети в полѣ, а в дву потому жъ, сѣнныхъ покосовъ на 1880 копенъ; да по другую сторону рѣки Суны х Казани, с вершины до рѣчки Ванчазу, 2 деревни да 14 починковъ, а в нихъ 60 дворовъ, пашенной земли 59 десятинъ в полѣ, а в дву потому жъ, сѣнныхъ покосовъ 785 копенъ. Да къ селу, что на рѣчкѣ Лудянѣ, 3 деревни, да 4 починка, а в нихъ 16 дворовъ, пашенные земли 10 десятинъ, сѣнныхъ покосовъ 1150 копенъ. Село на рѣчкѣ Лудянѣ, а въ немъ церковь во имя Зосимы и Саватѣя Соловецкихъ чудотворцовъ, а въ селѣ дворъ поповъ, дворъ пономаревъ; да к тому жъ селу деревня да починокъ, а в нихъ 4 двора, пашенныя земли 10 десятинъ в полѣ, а в дву потому жъ, сѣнныхъ покосовъ 1200 копенъ. Къ селу, что на рѣкѣ Кирчанѣ, 4 починка, а в нихъ 12 дворовъ, пашенные земли 8 десятинъ в полѣ, а в дву потому жъ. Село на рѣкѣ Кирчанѣ, а в немъ церковь во имя архистратига Михаила, да к тому селу 4 починка; а в селѣ и в починкахъ 9 дворовъ крестьянскихъ, дворъ трапезниковъ, дворъ просфирницынъ, пашенные земли 9 десятинъ в полѣ,а в дву потому жъ, сѣнныхъ покосовъ 55 копенъ. Да по рѣчкѣ Кирчанѣ и по Кирмыжу, у сосноваго болота, отъ Хлынова, в Березовскомъ стану, по обѣ стороны, и вверхъ по рѣчкѣ по Быстрицѣ до рѣчки Чернушки, крестьянские селитбы на 25 верстахъ, 2 деревни да 17 починковъ, а в нихъ 69 дворовъ, пашенной земли 149 десятинъ и полѣ, а в дву потому жъ, сѣнныхъ покосовъ 650 копенъ; а отъ села Вознесенского, что на рѣчкѣ Сунѣ, верстѣ съ 50, а владѣютъ тѣми крестьяны и землею Вятцкого Успенского манастыря архимаритъ Сергѣй з братьею». И всего, по тѣмъ дозорнымъ книгамъ, 3 села да 13 деревень, да 77 починковъ, а въ нихъ 10 дворовъ прикащиковыхъ и поповыхъ и дьячковыхъ и пономаревыхъ и трапезниковыхъ и просвирницыныхъ, 288 дворовъ крестьянскихъ и бобылскихъ, пашни паханыя /121/ 486 десятинъ безъ чети в полѣ, а в дву потому жъ, сѣнныхъ покосовъ 5970 копенъ. - И по той Казанской перепискѣ, сверхъ челобитья Успенского манастыря властей, объявились села, что на рѣкѣ Лудянѣ, да на рѣкѣ Кирчанѣ, и про тѣ села на Москвѣ, в Приказѣ Казанского Дворца, Вятцкого Успенского манастыря челобитчикъ старецъ Варламъ Сумороковъ сказалъ: Успенского де манастыря власти в челобитьѣ своемъ написали одно село Вознесенское для того, что де то село Вознесенское и в немъ церковь Вознесение Господне строили манастырскою казною; а что де по Казанской перепискѣ написаны два села, одно на рѣкѣ Лудянѣ, а другое на рѣкѣ Кирчанѣ, и они де ихъ въ челобитьѣ своемъ неписали для того, что де они к селу Вознесенскому приселки, а не особые села, и церкви де в тѣхъ приселкахъ крестьяня построили собою; а поставлены де тѣ два приселка и к нимъ деревни и починки поселились Вятцкого уѣзду на той же ихъ оброчной землѣ, что дана изъ Новгородцкие Чети, а не на Казанской землѣ, и о тѣхъ де приселкахъ, и которыя к нимъ деревни и починки, Успенского манастыря власти челобитчики жъ. - Да въ прошломъ во 175 году марта въ 10 день в Приказъ Казанского Дворца в памяти из Новгородцкие Чети написано: «Марта въ 10 день писалъ к намъ великому государю с Вятки столникъ нашъ и воевода князь Григорей Козловской, по нашему де великого государя указу и по грамотѣ, велѣно ему князю Григорью, на Вятцкихъ земскихъ старостахъ и на цѣловалникахъ и на посадскихъ и на уѣздныхъ крестьянѣхъ доправя, прислать к Москвѣ тотчасъ доимочныхъ стрѣлецкихъ денегъ прошлыхъ лѣтъ 1201 рубль 18 алтынъ полторы денги, да четвертныхъ 1203 рубли, и на Вятчаняхъ де на посадскихъ людѣхъ и на уѣздныхъ крестьянѣхъ по розвыткѣ доправлено стрѣлецкихъ денегъ 1064 рубли 14 алтынъ полтретьи денги, а въ досталныхъ стрѣлецкихъ денгахъ во 157 рубляхъ в 3 алтынахъ в 5 денгахъ, да в /122/ четвертныхъ в 1203 рубляхъ, стоятъ на правежѣ, и съ правежу де с Вятки многие посадские люди и уѣздные крестьяня сбѣжали з женами и з дѣтми в Казанской и Еранской и в Уржумской и в Вятцкой уѣзды, на Вою и на Лудяну и на Кирчанъ и в Сунскую волость, что были тѣ земли и всякие угодья Успенского манастыря за архимаритомъ Сергиемъ з братьею, а свои тяглые участки покинули впустѣ; и в прошломъ де въ 175 году февраля въ 1 день били челомъ намъ великому государю, а ему князю Григорью на Вяткѣ в съѣзжей избѣ подавали челобитную Вятцкие земские старосты Алешка Трухинъ с товарыщи, вмѣсто всѣхъ Вятчанъ осталныхъ посадцкихъ людей, на Вятцкихъ бѣглецовъ розныхъ волостей, Чепецкого оброчного стану на Микифорка Рѣткина с товарыщи, а в челобитной де ихъ написано: в прошлыхъ де годѣхъ сбѣжали они с Вятки, Микифорко с товарыщи, отъ нашихъ великого государя податей и служебъ, и поселилися в Казанскомъ уѣздѣ, в селѣ Лебяжьѣ, и живучи де на Лебяжьѣ, подсмотрили они за Вяткою рѣкою, в Вятцкомъ уѣздѣ, отъ Лудяны до Вои рѣки, роспашенные оброчные манастырские земли и лѣсу, и воровскимъ де своимъ умысломъ били челомъ намъ великому государю на Сунское раменье ложно, будто де то Сунское раменье в Казанскомъ уѣздѣ лежитъ впустѣ; а то де Сунское раменье въ писцовыхъ книгахъ Оѳонасья Толочанова с товарыщи 137 году написано в Вятцкомъ уѣздѣ, в Березовскомъ стану, за Кырмыжскою волостью, и отдано Хлыновскому посадцкому человѣку Епишкѣ Ѳедянину с товарыщи по урочищамъ изъ оброку, и онъ де Епишка с товарыщи с того Сунского раменья всякие доходы до 148 году на Вяткѣ платилъ сполна, а во 148 году, по челобитью Вятцкого Успенского манастыря архимарита з братьею, то Сунское раменье дано имъ в манастырь на пропитанье братьѣ из оброку, и на томъ де Сунскомъ раменьѣ, наймуючи они архимаритъ з братьею роботныхъ людей, лѣсъ росчищали и /123/ пашни, и церковь и дворы построили, и всякие доходы и оброчные денги с того Сунского раменья платили Березовского стану с оброчными крестьяны сполна; и какъ де они Микифорко с товарыщи намъ великому государю били челомъ, и по тому де ихъ ложному челобитью дана имъ наша великого государя грамота на то Сунское раменье и на росчистную землю, и для де отводу посыланъ былъ ис Казани дворенинъ, и на томъ де отводѣ Успенского манастыря у архимарита з братьею с нимъ Микифоркомъ с товарыщи учинился споръ; и живучи де онъ Микифорко с товарыщи призываетъ к себѣ в то Сунское раменье Вятчанъ, такихъ же бѣглецовъ, тяглыхъ людей и рейтаръ и салдатъ, и они де, нехотя намъ великому государю службы служить, а тяглые люди всякихъ доходовъ платить, у нихъ живутъ; и из того Сунского раменья многие крестьяне приходятъ воровски в тотъ Березовской станъ и в иные во многие волости, и крадутъ у нихъ лошадей и коровъ, и всякой скотъ уводятъ, и домы грабятъ и татбами крадутъ и разоряютъ до конца; а тѣхъ де воровъ из Сунского раменья не выдаютъ, называютъ Казанскимъ присудомъ, и на Вяткѣ де столнику и воеводѣ князю Григорью Козловскому в подсудъ не даются; и отъ ихъ де насилства и грабежу и воровской изгони жить на Вяткѣ стало не мочно, потому что де Сунское раменье з Березовскимъ станомъ вмѣстѣ, пашня худая; а до Казани де то Сунское раменье 400 верстъ, а промежъ де Казанскимъ уѣздомъ идетъ Вятка рѣка, и никакихъ пашенныхъ земель Казанского уѣзду за Вяткою рѣкою нѣтъ; а нынѣ де присылаетъ в Березовской станъ Казанецъ приказной человѣкъ Тимоѳей Давыдковъ, что присланъ на Сунское раменье, и кладетъ Вятчанъ Елфимка Козулина с товарыщи въ ясаки, не вѣдомо по какому нашему великого государя указу, а та де земля написана за Вятчанъ и тягло платятъ Березовского стану крестьяне; да они де же Вятчаня, за тѣхъ бѣглыхъ Вятчанъ, прошлыхъ доимочныхъ /124/ доходовъ, из большого немѣрного правежу, платили 927 рублевъ 18 алтынъ полпяты деньги, а в досталныхъ де стрѣлецкихъ и в оброчныхъ и в кабацкихъ откупныхъ в доимочныхъ денгахъ прошлыхъ лѣтъ въ 1495 рубляхъ в 32 алтынахъ стоятъ на правежѣ, в день бьютъ, а к ноче мечутъ в тюрму, и отъ того де немѣрнаго правежу за скудостью многие Вятченя с Вятки бѣжать на то Сунское раменье и в ыныя мѣста на лготныя пашни; да они же де осталные люди, за тѣхъ Вятцкихъ бѣглецовъ, за Микифорка Рѣткина с товарыщи, за Вятцкие за пустые жеребьи, окупаютъ всякие наши великого государя доходы сполна; да на нихъ же де на подрядчиковыхъ порутчикахъ, по нашимъ великого государя грамотамъ, правятъ на прошлые годы за подрядной хлѣбъ, и за Яранскихъ и Кайгородцкихъ откупщиковъ, откупныхъ денегъ в день бьютъ на правежѣ, а к ночи мечутъ в тюрму, а искупитца де имъ за скудостью не чѣмъ; и намъ великому государю пожаловати бъ ихъ Вятчанъ, послѣднихъ осталыхъ людей, велѣти тому Сунскому раменью быть к Вятцкому уѣзду по прежнему в Березовскомъ стану, чтобъ де имъ осталымъ людямъ и впредь отъ ихъ воровства и грабежу податей и служебъ не отбыть». - И мы великій государь, слушавъ о томъ докладные выписки, указали и бояре наши приговорили: Вятцкого Успенского манастыря архимариту Сергию з братьею землею, которою они по писцовымъ книгамъ владѣли, и дана имъ въ Вятцкомъ уѣздѣ, и впредь владѣть имъ к Вятцкому манастырю по прежнему, и которые крестьяня на той землѣ поселены, а имъ Вятцкому манастырю крѣпки, и имъ тѣми крестьяны владѣть по прежнему жъ; а которая земля Казанского уѣзду, а не Вятцкого уѣзду, и на которую землю Вятцкого уѣзду старцы крѣпостей не положили и та земля имъ не крѣпка и в дачахъ нѣтъ, и той Казанской землѣ быть по прежнему х Казани, а будетъ которая земля и Казанского уѣзду, а Вятцкому манастырю крѣпка, и той землѣ быть за /125/ Вятцкимъ манастыремъ; а в которой землѣ не розведено Казанскому и Вятцкому уѣздомъ межъ, а обыскные люди сказывали Казанские Казанского уѣзду земля, а Вятцкие Вятцкого уѣзду земля, и про ту землю указали мы великій государь сыскать и собрать всѣхъ старожилцовъ Казанского и Вятцкого уѣздовъ, роспросить, гдѣ Казанской уѣздъ с Вятцкимъ уѣздомъ и Вятцкой уѣздъ с Казанскимъ уѣздомъ сшелся, и розмежевать вправду. И по тому нашему великого государя указу, о всемъ о томъ наша великого государя грамота послана была к столнику нашему к Ивану Алфимову; а сколко которыя земли и крестьянъ онъ Иванъ к Вятцкому манастырю, по писцовымъ книгамъ и по дачамъ и по инымъ крѣпостямъ, откажетъ, и по сыску и по старожилцовымъ сказкамъ к Вятцкому Успенскому манастырю и к Казани размежуетъ, и той землѣ межи и грани и всякие признаки, и в селѣ и в деревняхъ и в починкахъ крестьянъ по имяномъ, в отказные книги велѣно написать имянно, и той всей землѣ и межамъ чертежъ начертить, да тотъ чертежъ и отказные книги за своею и обыскныхъ людей и за старожилцовыми руками велѣно прислать к намъ великому государю к Москвѣ в Приказъ Казанского Дворца, а другие таковы жъ книги послать въ Казань. - И въ нынѣшнемъ во 177 году сентября въ 14 день писалъ к намъ великому государю онъ Иванъ, что онъ, по нашему великого государя указу, въ прошломъ во 176 году на тое спорную землю Казанского и Вятцкого и Уржумского уѣздовъ, с старожилцами вмѣстѣ, ѣздилъ и тое спорную землю по своему досмотру и по старожилцовымъ сказкамъ розмежевалъ, и той землѣ и межамъ чертежъ и отказные книги за своею и за старожилцовыми руками прислалъ к намъ великому государю к Москвѣ в Приказъ Казанского Дворца, а другие таковы жъ книги за своею и за старожилцовыми руками послалъ онъ Иванъ в Казань, и о приемѣ де тѣхъ книгъ ис Казани вы к нему Ивану писали. А въ отказныхъ /126/ и в межевыхъ книгахъ, каковы онъ Иванъ прислалъ к Москвѣ в Приказъ Казанского Дворца, написано: «По нашему великого государя указу, онъ Иванъ на спорную землю ѣздилъ и досматривалъ, и ту спорную землю, что в прошломъ во 159 году, в нашей великого государя грамотѣ из Новгородцкие Четверти, за приписью дьяка Андрея Немирова, по челобитью Вятцкого Успенского манастыря архимарита Іоакима з братьею, противъ писцовыхъ книгъ писца Оѳонасья Толочанова да подьячего Андрея Іевлева 137 году, послѣ Вятчанъ Епифанка Ѳедянина да Игнашки Максимова да Васки Буторина, в Березовскомъ стану за Кирмыжемъ дикое раменье, отдана имъ в манастырь изъ оброку, отписалъ к Вятцкому Успенскому манастырю архимариту Сергию з братьею, по межамъ и по старожилцовымъ сказкамъ. А на той землѣ селъ и деревень и починковъ, и в селѣхъ и в деревняхъ и в починкахъ крестьянъ и бобылей: село Вознесенское на рѣчкѣ на Сунѣ, а в немъ церковь Вознесение Господне, а в предѣлѣхъ Алексѣя человѣка Божия да великомученика Димитрея Селунского; да приселокъ на рѣчкѣ Кирчанѣ, а в немъ церковь соборъ архистратига Михаила; а к селу и к приселкамъ написано 6 деревень, 51 починокъ; а в селѣ и в приселкахъ и в деревняхъ и в починкахъ: дворъ манастырской, 6 дворовъ церковныхъ причетниковъ, 188 дворовъ крестьянскихъ и бобылскихъ, 2 двора половниковъ поповыхъ, 3 двора крестьянскихъ пустыхъ. А въ сказкѣ де, какову ему Ивану про тѣхъ крестьянъ и про крѣпости, по чему они манастырю крѣпки, Вятцкого Успенского манастыря челобитчикъ старецъ Варламъ Сумароковъ подалъ за своею рукою, написано: в Вятцкомъ уѣздѣ, в Березовскомъ стану, в Сунской волости, в селѣ Вознесенскомъ и в деревняхъ и в починкахъ, поселились из старинной ихъ Вятцкого Успенского манастыря вотчины, Вобловитцкой волости и Березовского стану, крестьяне и крестьянские дѣти и братья и племянники, отдѣляся отъ отцовъ /127/ своихъ и братьи; и тѣ старинные крестьяне в манастырской вотчинѣ, в Вобловицкой волости и в Березовскомъ стану, крѣпки по писцовымъ да переписнымъ Иванисовымъ книгамъ Кайсарова, и тѣ де переписныя книги на Москвѣ в Новгородцкой Чети; а досталные де крестьяне поселились на той Сунской волости Вятцкого уѣзду из розныхъ волостей гулящие люди и половники, и тѣ де крестьяне в переписныхъ книгахъ Иваниса Кайсарова написаны жъ. А для де подлинного розыску и межеванья межъ Казанского и Вятцкого уѣздовъ, присланы к нему Ивану выборные старожилцы: Казанского уѣзду Кукарской слободы 9 человѣкъ, да Лебяжья села 5 человѣкъ, да Вятцкого уѣзду Березовского стану 5 человѣкъ, да Чепецкого стану 8 человѣкъ, да Березовского жъ стану Николской вотчины 4 человѣка, да Каринские волости Отяки Ашмаметко Баимовъ сынъ Зеналеевъ, Шудечко (Шидабечко) Ондрѣевъ сынъ Сизевъ, Терешка Худяковъ сынъ Покчимортовъ, Ондрюшка Поцашевъ сынъ Зелбаицынъ, Келдычко Исуповъ сынъ Семеновъ, да Уржумского уѣзду 5 человѣкъ, да Черемисы Сабацкой деревни Пайгилечко Пиварысовъ, Давыдко Таукаловъ, Келдыкизячко Окбаевъ (Албаевъ), Челмычко Енаевъ, да деревни Штиринской Тинбайко Тотаевъ да Танибечко Тотаевъ; и онъ де Иванъ Алфимовъ тѣхъ выборныхъ старожилцовъ про межи допрашивалъ по святой Христовѣ евангелской заповѣди, еже ей-ей, и тѣ де старожилцы ему Ивану подали тѣмъ межамъ сказки за своими руками, а в сказкахъ ихъ написано, Казанской де уѣздъ с Вятцкимъ уѣздомъ и Вятцкой уѣздъ с Казанскимъ уѣздомъ на спорной землѣ сшелся: отъ Казани ѣдучи, за селомъ Лудяною, поперегъ Вятцкой дороги, отъ востоку, по правую сторону чернымъ лѣсомъ идетъ рѣчка Черная, а впала та Черная рѣчка в рѣчку Лудяну, а по той Черной рѣчкѣ до рѣчки Лудяны, и вверхъ по рѣчкѣ Лудянѣ до устья рѣчки Сардана, и по рѣчкѣ Сардану вверхъ же до устья рѣчки Удери, и вверхъ по рѣчкѣ Удери, поперегъ Вятцкие /128/ жъ дороги, и до заворотного мысу, и с той рѣчки Удери, противъ того заворотнаго мысу, на логъ по ключу до вершины, и с вершины того ключа на вершину жъ рѣчки Малые Ноли, и по той рѣчкѣ Малой Нолѣ на низъ до устья, до рѣки Вои, и вверхъ по рѣкѣ Воѣ до устья рѣчки Ошлани, по правую сторону земля Черемисская Казанского уѣзду, и на той землѣ, межъ Черной рѣчки и Удери, стоитъ деревня Черемисская Казанского жъ уѣзду пуста, Черемисы в ней нихто не живетъ; а противъ той Черемисской деревни, за рѣчкою Лудяною, с лѣвую сторону, впала в рѣчку в Лудяну жъ рѣчка Юнукъ, и с устья той рѣчки Юнука, гдѣ она впала в рѣчку Лудяну, вверхъ по рѣчкѣ Лудянѣ на устье рѣчки Сардани, и с устья рѣчки Сардани вверхъ по рѣчкѣ Сардани, на устье рѣчки Удери, и с устья рѣчки Удери вверхъ по рѣчкѣ Удери до заворотного мысу, да с рѣчки жъ Удери, противъ заворотново жъ мысу, по логу, вверхъ по ключу до вершины, а с вершины того ключа на вершину жъ рѣчки Малые Ноли, и по той рѣчкѣ Малой Нолѣ на низъ до устья, до рѣки Вои, и с устья рѣчки Малой Ноли вверхъ по Воѣ рѣкѣ до устья рѣчки Ошлани, по лѣвую сторону, да с устья рѣчки Юнука вверхъ по рѣчкѣ Юнуку до вершины, а съ вершины рѣчки Юнука поперегъ на рѣчку Болшую Ситму, и по той рѣчкѣ Ситмѣ до вершины, а с вершины той рѣчки Ситмы на вершину жъ рѣчки Ивкины, по правую сторону земля Вятцкого уѣзду Успенского манастыря архимарита Сергия з братьею, а на лѣвой сторонѣ рѣчки Юнука и Болшие Ситмы и с вершины Ивкины рѣчки земля Казанского уѣзду; а отъ Черной рѣчки село Лудяна и внизъ по рѣчкѣ Лудянѣ селитба ясашныхъ крестьянъ Казанского жъ уѣзду; а рѣчка Суна и рѣчка Кирчанъ и рѣчка Курчумъ и рѣчка Опань, что устьями впали въ рѣку Вою, в той же округѣ в Вятцкомъ уѣздѣ в манастырской землѣ. И онъ де Иванъ, по тѣмъ ихъ сказкамъ, с ними со всѣми выборными старожилцы вмѣстѣ, по межамъ /129/ межъ Казанского и Вятцкого уѣздовъ ѣздилъ и досматривалъ, и по досмотру своему и по старожилцовымъ сказкамъ розмежевалъ, а на межѣ учинилъ грани. А за межеваньемъ, в Казанскомъ уѣздѣ межъ рѣчки Удери и Черной рѣчки в Черемисской пустой деревнѣ 9 дворовъ, и в тѣхъ дворехъ жилцовъ Черемисы никого нѣтъ; а отъ Черной рѣчки на низъ по рѣчкѣ Лудянѣ надъ ключами село Лудяна; а в немъ церковь преподобныхъ отецъ Зосимы и Саватѣя Соловецкихъ чудотворцевъ, а к тому селу деревня да 5 починковъ, а в селѣ и в деревнѣ и в починкахъ 3 двора церковныхъ причетниковъ, дворъ пустъ пономаревъ, 11 дворовъ крестьянскихъ, 2 двора пустыхъ: и онъ де Иванъ Вятцкого Успенского манастыря челобитчика старца Варлама Суморокова про крѣпости на тое Черемисскую пустую деревню, и на село Лудяну с деревнею и с починки и на крестьянъ, и за рѣкою Воею на крестьянъ же, допрашивалъ, потому что то село Лудяна и с починки в челобитьѣ ихъ написано; и челобитчикъ старецъ Варламъ на тое Черемисскую деревню, и на село и на починки и на крестьянъ, и за рѣкою Воею на починки и на крестьянъ же, крѣпостей не положилъ; и онъ Иванъ тое Черемисскую деревню, и село Лудяну и деревню и починки, что внизъ по рѣчкѣ Лудянѣ, и в томъ селѣ и в деревняхъ и в починкахъ крестьянъ, и за рѣкою Воею починки и в тѣхъ починкахъ крестьянъ же, отписалъ на насъ великого государя на ясаки х Казани по прежнему. Да в той же де нашей великого государя оброчной грамотѣ изъ Новгородские Чети написана межа той же спорной землѣ, в Березовскомъ стану, за Кирмыжемъ дикое раменье: отъ первого Кирмыжского соснового болота да вверхъ по Кирмыжу, по обѣ стороны рѣчки Кирмыжа, до вершины; и онъ Иванъ около той межи собралъ Вятцкого уѣзду розныхъ становъ старожилцовъ, Березовского стану крестьянъ 9 человѣкъ, да Чепецкого оброчного стану 6 человѣкъ, и тѣхъ старожилцовъ про тое межу допрашивалъ /130/ по святой Христовѣ евангелской заповѣди, еже ей-ей, вправду, и тѣ старожилцы ему Ивану подали сказку за своими руками, а в сказкѣ де ихъ написано: в Вятцкомъ уѣздѣ за Кирмыжемъ, отъ перваго Кирмыжского соснового болота и вверхъ по рѣчкѣ по Кирмыжу до верховины, по обѣ стороны, земля, по писцовымъ книгамъ и по поступнымъ крѣпостямъ Епифанка Ѳедянина с товарыщи, Вятцкого Успенского манастыря, и деревни и починки на той землѣ ставили крестьяне по манастырскимъ данымъ, и в тѣхъ деревняхъ и в починкахъ крестьяне селились Вятцкого уѣзду за Успенскимъ манастыремъ, и оброкъ и всякия подати тѣ крестьяне платятъ в Успенской же манастырь; а взялося то первое сосновое болото повыше Кирмыжского устья съ одну версту, и пошло то болото вверхъ по рѣчкѣ по Кирмыжу до деревни Козловки, да вверхъ же по рѣчкѣ по Быстрицѣ до рѣчки Лебедки, а отъ рѣчки Лебедки, отъ болота, подлѣ рѣки Быстрицы вверхъ же по рѣчку Чернушку, и вверхъ по Быстрицѣ ѣдучи по правую сторону по рѣчку Чернушку, землею владѣютъ Вятцкого Успенского манастыря, а которые де на той землѣ деревни жъ и починки крестьяне селились, и тѣ де крестьяне имали на землю даные жъ из манастыря у архимаритовъ; а по лѣвую сторону Быстрицы рѣки земля и крестьяне Вятцкого Хлыновского Николского собору, а того Вятцкого Хлыновского Николского собору за Кирмыжемъ и за рѣкою Быстрицею вверхъ по правую сторону пахатной земли и селитбы Николскихъ крестьянъ никого нѣтъ, а толко владѣютъ тѣ Николские крестьяне с устья Кирмыжского вверхъ по рѣчкѣ Быстрицѣ, по обѣ стороны, сѣнными покосы. И онъ Иванъ, по той ихъ старожилцовѣ сказкѣ, на той землѣ деревни и починки и в нихъ крестьянъ переписалъ, а по перепискѣ на той землѣ 23 починка, а в нихъ 80 дворовъ крестьянскихъ; и онъ де Иванъ про крѣпости на тѣхъ крестьянъ Вятцкого Успенского манастыря архимарита Сергия и келаря старца Варсонофия Алгина /131/ и казначея старца Макарія Сивкова з братьею допрашивалъ, и архимаритъ де Сергий и келарь и казначей з братьею про крѣпости на тѣхъ крестьянъ подали ему Ивану сказку за своими руками, а въ сказкѣ де ихъ написано: в Вятцкомъ уѣздѣ, в Березовскомъ в оброчномъ стану, за Кирмыжемъ, на манастырской ихъ землѣ в починкахъ поселилися волные нетяглые крестьянские дѣти и братья и племянники; отдѣляся отъ отцовъ своихъ и отъ братей, Вятцкого жъ уѣзду из розныхъ волостей, и гулящие люди и половники, и тѣ де крестьяне в переписныхъ Иванисовыхъ книгахъ Кайсарова за Вятцкимъ Успенскимъ манастыремъ написаны, потому де тѣ крестьяне к Успенскому манастырю и крѣпки, и тѣ де переписныя книги на Москвѣ в Новгородцкой Чети». - И нынѣ били челомъ намъ великому государю Вятцкого Успенского Трифанова манастыря архимаритъ Сергий з братьею: въ прошломъ де во 176 году, по нашему великого государя указу и по приговору бояръ нашихъ, из Приказу Казанского Дворца, а по ихъ архимаричью челобитью, велѣно столнику Ивану Алфимову спорную ихъ манастырскую вотчинную землю, Вознесенское село и приселки, отписать и отмежевать по писцовымъ книгамъ и по крѣпостямъ к Успенскому манастырю по прежнему, которая земля в прошлыхъ годѣхъ отписана была, по составному ложному челобитью вѣдомыхъ воровъ Вятчанъ бѣглецовъ Агаѳонка Буйского да Микифорка Рѣткина, на ясаки; и в прошломъ же де во 176 году февраля въ 20 числѣ, по отпискѣ Сунского приказного Михайла Сосѣдова, приѣзжалъ ис Казани в ту ихъ вотчину, в Сунскую волость в Вознесенское село, стрѣлецкой сотникъ Юрья Бреховъ со стрѣлцамъ да с ними тѣ вѣдомые воры и составшики Агаѳонко Буйской да Микифорко Рѣткинъ и Сунские бунтовшики Сенка Снѣгиревъ с товарыщи, человѣкъ 50 и болши, и приѣдучи де крестьянъ ихъ били и грабили, и из ружья вогненного по тѣхъ ихъ крестьянехъ стрѣляли, и бердыши сѣкли и кололи, /132/ и дву старцовъ да слугу также били на смерть, и тѣмъ де они своимъ боемъ многихъ крестьянъ ихъ и старцевъ и слугъ обранили и изувѣчили на вѣкъ; и церковь де Божію обрудили, потому что де крестьяне ихъ, бояся того ихъ смертного убойства, уходили в церковь и в трапезу и в паперть, и они де стрѣлцы, не бояся страха Божія, и в церквѣ и в трапезѣ и в папертѣ крестьянъ ихъ бердыши сѣкли и кололи, и старцевъ ихъ и слугу с крестьяны в Казань свозили и мучили в Казани въ крѣпи многое время; а посланы де были тѣ старцы на Суну, по челобитью Сунскихъ ихъ крестьянъ, с ихъ архимаричьею и братцкою сказкою, что они в сказкѣ своей написали нашъ великого государя указъ и грамоту, что ту ихъ вотчину велѣно отписать и отмежевать, по писцовымъ книгамъ и по крѣпостямъ, к Успенскому Трифанову манастырю по прежнему столнику Ивану Алфимову, а про него Ивана сказали, что онъ за сыскными дѣлами въ Цывилскѣ; и тое де сказку подали Сунскому Казанскому приказному Михаилу Сосѣдову для того, что де онъ Михайло правилъ на тѣхъ ихъ Сунскихъ крестьянехъ ясашной сборъ, с ясаку по полтретья рубли, а послѣ де того бою онъ же Михайло доправилъ с ясаку противъ того вдвое; и били де челомъ тѣ старцы с Сунскими крестьяны ему Михайлу словесно, чтобъ онъ Михайло в тѣхъ ясашныхъ сборѣхъ далъ сроку до нашего великого государя указу, покамѣсто той манастырской вотчинѣ отводъ учинитца, и тотъ де Михайло рняся для того и стрѣлцовъ по отпискѣ своей навелъ в тое ихъ манастырскую вотчину на Суну; и в прошломъ же де во 176 году въ іюлѣ мѣсяцѣ, по нашему великого государя указу и по грамотѣ, столникъ Иванъ Алфимовъ тое ихъ манастырскую вотчину, Вознесенское село и с Кирчанскимъ приселкомъ, по сыску своему и по старожилцовымъ сказкамъ, отписалъ и отмежевалъ к Успенскому Трифанову манастырю по прежнему, и тѣ межевые книги послалъ, за своею и за старожилцовыми руками, /133/ однѣ с чертежемъ к намъ великому государю к Москвѣ, другие книги таковы жъ послалъ в Казань, а третие книги далъ имъ в манастырь; и въ прошломъ же де во 176 году августа въ 11 день, по отпискамъ того жъ Сунского приказного Михаила Сосѣдова, приѣхалъ ис Казани в тое ихъ манастырскую вотчину, в Сунскою волость в Вознесенское село, стрѣлцовъ человѣкъ 40 и болши, и крестьянъ де ихъ и бобылей били, и дворы ломали, и животы ихъ пограбили, и домы ихъ безчестили, и коней у нихъ поотнимали, и старца де ихъ и слугу, что оставлены были в той ихъ вотчинѣ, послѣ того сыску и отводу и межеванья, для всякой бережи, схватавши с ыными крестьяны, свезли в Казань; а досталные де ихъ крестьяне отъ того ихъ мученья и смертного убойства разбрелись и живутъ по лѣсамъ, а дворы отъ ихъ стрѣлецкого разоренья стоятъ пусты, и работать де тѣмъ ихъ крестьянамъ они стрѣлцы не даютъ, хлѣбъ на кореню сталъ оброненъ, потому что де тѣ стрѣлцы живутъ и нынѣ в той ихъ манастырской вотчинѣ в починкахъ и в деревняхъ безотступно; и живучи де крестьяне ихъ по лѣсамъ помираютъ голодною смертию, и отъ той де Казанской безпрестанной изгони и отъ насилства тѣхъ стрѣлцовъ чинятъ имъ обиды и налоги болшие, и хотятъ и нынѣ, по прежнему насильствомъ своимъ, тое ихъ манастырскую вотчину приверстать х Казани; и намъ великому государю пожаловати бъ ихъ, велѣть, по межевымъ и отказнымъ книгамъ столника Ивана Алфимова, дати имъ нашу великого государя ввозную грамоту с прочетомъ, по чему имъ тою Сунскою волостью, Вознесенскимъ селомъ и с Кирчанскимъ приселкомъ, и землею и крестьяны, противъ тѣхъ межевыхъ и отказныхъ книгъ, впредь владѣть, и велѣти бъ ту землю и крестьянъ из Казанскихъ ясашныхъ книгъ, которая земля и крестьяны отведены имъ в Успенской манастырь, нынѣ выписать и послать нашу великого государя грамоту к вамъ в Казань, чтобъ тѣмъ Казанскимъ служилымъ /134/ людямъ стрѣлцамъ в тое ихъ манастырскую вотчину, в Вятцкой уѣздъ, в Сунскую волость, в Вознесенское село и с Кирчанскимъ приселкомъ, ясаками впредь не вѣдать и не въѣзжать, чтобъ имъ архимариту з братьею наши великого государя всякие доходы платить было не вдоевытно, и отъ тѣхъ Казанскихъ стрѣлцовъ отъ приѣздовъ, и отъ многого ихъ наружного и непомѣрного насилства и мучения и налоговъ и продажъ и убытковъ, и отъ позору и грабежу и увѣчья и безчестья крестьяномъ ихъ и досталь въ разореніе не быть. - И мы великій государь Вятцкого Успенского манастыря архимарита з братьею, или кто по нихъ в томъ манастырѣ иные власти будутъ, пожаловали, велѣли тою землею, которую по нашему великого государя указу и по розыску столникъ нашъ Иванъ Алфимовъ отгранилъ и отмежевалъ к Вятцкому Успенскому манастырю, владѣть имъ властемъ и дати имъ на ту землю сю нашу великого государя грамоту с прочетомъ; а крестьяны на той землѣ велѣли владѣть имъ архимариту Сергию з братьею тѣми, которые за тѣмъ манастыремъ написаны в писцовыхъ и в переписныхъ книгахъ. И какъ к вамъ ся наша великого государя грамота придетъ, а которую землю, по нашему великого государя указу и по розыску, столникъ нашъ Иванъ Алфимовъ отгранилъ и отмежевалъ к Вятцкому Успенскому манастырю, и вы бъ тою землею велѣли владѣть того манастыря архимариту Сергию з братьею, или хто по нихъ в томъ манастырѣ будетъ; а которую землю онъ же Иванъ Алфимовъ отмежевалъ х Казанскому уѣзду, и вы бъ ту землю велѣли вѣдать х Казани. А прочетъ сю нашу великого государя грамоту, велѣли съ нее списать списокъ слово въ слово, да тотъ списокъ оставили бъ есте в Казани въ приказной полатѣ, а сю нашу великого государя подлинную грамоту велѣли отдать Вятцкого Успенского манастыря архимариту Сергию з братьею, по чему имъ тою землею впредъ владѣть. Писанъ на Москвѣ лѣта 7177 генваря въ 18 день.

/135/

            Діакъ Петръ Самойловъ. Справилъ Ивашка Васильевъ.

            184 года іюля въ 19 день великій государь царь и великій князь Федоръ Алексѣевичъ, всеа Великія и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержецъ, пожаловалъ с Вятки Хлынова города Успения Пречистые Богородицы Трифанова манастыря архимарита Іоиля, келаря старца Илію Семакина, казначея старца жъ Наѳанаила Багина з братьею, или кто по нихъ в томъ манастырѣ иные власти будутъ, велѣлъ имъ сее жалованную грамоту подписати на свое, великого государя царя и великого князя Феодора Алексѣевича, имянованіе, и сее у нихъ жалованные грамоты рудити не велѣлъ никому ни в чемъ, и велѣлъ у нихъ быти и владѣти во всемъ по тому, какъ в сей жалованной грамотѣ писано. Діакъ Михайло Прокофьевъ.

                Напечатана по списку конца XVII вѣка, доставленному свящ. К. Н. Трапицынымъ. - Есть копія этой грамоты (XVII вѣка) и въ архивѣ Вятской Казенной Палаты.

    41. Память изъ Казанской Приказной Палаты поселенному старцу въ селѣ Полянкихъ Исаіи Хаустову, о томъ, что всякіе доходы государевы съ крестьянъ Полянскихъ слѣдуетъ платить не въ Казани, а на Вяткѣ, 1669 г. марта 15.

        Лѣта 7177 марта въ 15 день, по государеву цареву и великого князя Алексѣя Михаиловича, всея Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, указу, память Вятцкого Успенского манастыря в село Рожественное, что на Полянкахъ, поселенному старцу Исаію Хаустову. В нынѣшнемъ во 177 году били челомъ великому государю Вятцкого Успенскго Трифанова манастыря архимаритъ Сергий з братьею: в прошломъ де во 172 году били челомъ великому государю царю они в Казани, чтобъ с ихъ манастырской вотчины, что в Казанскомъ уѣздѣ, всякие подати платить и издѣлья дѣлать с Вятцкими вотчинами вмѣстѣ, и по ихъ де челобитью о томъ дана имъ память, велѣно села Полянокъ крестьяномъ всякие /136/ подати платить и издѣлья дѣлать с Вятцкими вотчинами вмѣстѣ на Вяткѣ; а нынѣ де с тое вотчины всякихъ доходовъ спрашиваютъ на нихъ в Казани, и великій государь пожаловалъ бы ихъ, велѣлъ по своей великого государя грамотѣ указъ учинить. И в прошломъ во 172 году июля въ 15 день в грамотѣ великого государя писано в Казань, к боярину и воеводамъ ко князю Григорью Семеновичу Куракину с товарыщи, по челобитью Хлыновского манастыря архимарита Сергия з братьею, съ ихъ манастырской вотчины, что в Казанскомъ уѣздѣ, села Полянокъ с крестьянскихъ и з бобылскихъ з девяноста съ одного двора великого государя податей, которые вѣдомы и которые збираютца в Манастырскомъ Приказѣ, в Казани имати не велѣти. И по помѣтѣ на выпискѣ дьяка Ивана Татаринова, по грамотѣ великого государя, Вятцкого Успенского манастыря вотчины села Полянокъ крестьяномъ издѣлей дѣлать и податей платить не велѣно, и в нынѣшнемъ во 177 году марта въ 15 день велѣно того села крестьяномъ всякие доходы, противъ государевы грамоты, платить на Вяткѣ, и о томъ на Вятку велѣно имъ дать отписку, и на Вятку к думному дворянину и воеводѣ к Богдану Ивановичу Ордину Нащокину отписка о томъ послана.

            Діакъ Юрья Блудовъ. Справилъ Ѳедка Шабалинъ.

                По списку, хранящемуся въ архивѣ Вятской Казенной Палаты.

    42. Грамота, данная Казанскоми воеводами кн. Ю. П. Трубецкимъ и Н. М. Боборыкинымъ крестьянамъ Кырчанской волости села Архангельскаго, „ сберегательная “ отъ монастырскихъ служекъ и крестьянъ села Вознесенскаго, 1669 г. въ іюлѣ.

        По государеву цареву и великого князя Алексѣя Михаилевича, всеа Великая и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, указу, столникъ и воеводы князь Юрьи Петровичъ Трубецкой, околничей Никита Михаиловичъ Боборыкинъ, дьяки Аѳанасей Ташлыковъ, Юрьи Блудовъ, дали сберегательную грамоту Казанского /137/ уѣзду ясачнымъ крестьяномъ, Кырчанской волости села Архангельского, Данилу Шиврину с товарыщи для того: били челомъ они великому государю, что платятъ они великого государя хлѣбные и денежные ясаки в Казань, а нынѣ де ихъ Вятцкого Успенского манастыря старцы и слушки манастырские, села Вознесенского с крестьяны, приѣзжая разоряютъ всячески, и животы грабятъ и скотъ отымаютъ и отгоняютъ в село Вознесенское, и присылаютъ де к нимъ для манастырскихъ податей памяти. И имъ Данилу с товарыщи, хто ихъ впредь станетъ изобижать или грабить, имая и привозить ихъ в Казань, для того, что они великого государя хлѣбными и денежными и всякими доходы вѣдомы в Казани, а к Вятцкому Успенскому манастырю не отписаны. Къ сей грамотѣ великого государя царя и великого князя Алексѣя Михаиловича, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодерца, печать царства Казанского приложилъ столникъ и воевода князь Юрьи Трубецкой. Лѣта 7177 іюля въ день.

            Діакъ Юрья Блудовъ. Справилъ Ѳедка Шибановъ.

            Приписка: «Грамота великого государя, что съ Вятскихъ манастырей даточныхъ и денгами за сей не имать, 179 году марта въ 2 день послана на Вятку къ преосвященному Александру епископу».

                Напечатана по списку, хранящемуся въ архивѣ В. Казенной Палаты.

    43. Ввозная грамота, данная Казанскими воеводами кн. Ю. П. Трубецкимъ и Н. М. Боборыкинымъ Вятскаго Успенскаго монастыря архимандриту Сергію съ бр., на вотчинную землю - Сунскую волость, съ с. Вознесенскимъ, Кырчанскимъ приселкомъ и Лудянскою пустошью, 1669 г. сентября 20.

        По государеву цареву и великого князя Алексѣя Михаиловича, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодерца, указу, столникъ и воеводы князь Юрьи Петровичъ Трубецкой, околничей Никита Михаиловичъ Боборыкинъ, дьяки Аѳанасей /138/ Ташлыковъ, Юрьи Блудовъ, дали грамоту Вяцкого Успенского Трифонова монастыря архимадриту Сергію да келарю старцу Варзоноѳью да казначею старцу Боголѣпу з братьею, или хто по нихъ иные архимаритъ и келарь и казначеи и братья будутъ, на вотчинную ихъ землю, для того: в нынѣшнемъ во 178 году били челомъ великому государю того Вятцкого манастыря архимаритъ Сергій з братьею: по указу великого государя и по грамотѣ и по отводнымъ книгамъ столника Ивана Алфимова, велѣно имъ архимариту з братьею владѣть селомъ Вознесенскимъ, Сунскою волостью, и Кирчанскимъ приселкомъ, и Лудянскою пустошью, с починки; а великого государя ввозные грамоты имъ архимариту з братьею на тое ихъ вотчинную землю не дано, и великій государь пожаловалъ бы ихъ, велѣлъ имъ на ту ихъ землю дать свою великого государя ввозную грамоту, почему имъ архимариту з братьею тою землею впредь владѣть. А въ отказныхъ и межевыхъ книгахъ столника Iвана Алфимова прошлого 176 году написано: по старожилцовымъ скаскамъ Казанской уѣздъ с Вятцкимъ уѣздомъ и Вятцкой уѣздъ с Казанскимъ уѣздомъ сшелся на спорной землѣ, отъ Казани ѣдучи за селомъ Лудяною, поперегъ Вятцкой дороги, отъ востоку по правую сторону чернымъ лѣсомъ идетъ рѣчка Черная, а пала та Черная рѣчка в рѣчку Лудяну, а по той Черной рѣчкѣ до рѣчки Лудяны, и вверхъ по рѣчкѣ Лудянѣ до устья рѣчки Сардану, и по рѣчкѣ Сардану вверхъ же до устья рѣчки Удери, и вверхъ по рѣчкѣ Удерѣ поперегъ Вятцкие дороги и до заворотного мысу, и с той рѣчки Удери противъ того заворотного мысу на логъ по ключю до вершины, и с вершины того ключа на вершину жъ рѣчки Малой Ноли, и по той рѣчкѣ Малой Нолѣ на низъ до устья до рѣки Вои и до устья рѣчки Ошлани, по правую сторону земля Черемиская Казанского уѣзда, и на той землѣ межъ Черной рѣчки и Удери стоитъ деревня Черемиская Казанского уѣзду /139/ пуста, Черемисы в ней нихто не живетъ; а противъ той Черемиской деревни, за рѣчкою Лудяною, с лѣвую сторону пала в рѣчку Лудяну жъ рѣчка Юнукъ, и с устья той рѣчки Юнука, гдѣ она пала в рѣчку Лудяну, вверхъ по рѣчкѣ Лудянѣ на устье рѣчки Сардана, а с устья рѣчки Сардани, вверхъ по рѣчкѣ Сардани на устье рѣчки Удери, и с устья рѣчки Удери вверхъ по рѣчкѣ Удери до заворотного мысу, да с рѣчки жъ Удери противъ заворотного мысу по логу вверхъ по ключу до вершины, а с вершины того ключа на вершину жъ рѣчки Малые Ноли, и по той рѣчкѣ Малой Нолѣ на низъ (до рѣки) до устья, до рѣки Вои, и с устья рѣчки Малой Ноли вверхъ по Воѣ рѣкѣ до устья рѣчки Ошлани, по лѣвую сторону, до устья жъ рѣчки Юнука до вершины, а с вершины рѣчки Юнука поперегъ на рѣчку Болшую Ситму, а по той рѣчкѣ Ситмѣ до вершины, а с вершины той рѣчки Ситмы на вершину жъ рѣчки Ивкины, по правую сторону земля Вятцкого уѣзду Успенского монастыря архимарита Сергія з братьею, а на лѣвой сторонѣ рѣчки Юнука и Болшие Ситмы и вершины Ивкины рѣчки земля Казанского уѣзду; а отъ Черной рѣчки село Лудяна и внизъ по рѣчкѣ Лудянѣ селитба ясачныхъ крестьянъ Казанского жъ уѣзду; а рѣчка Суна и рѣчка Кирчанъ и рѣчка Курчумъ и рѣчка Опанъ, что устьями пали в рѣку Вою, в той же округѣ в Вятцкомъ уѣздѣ в манастырской землѣ. И столникъ Иванъ Алфимовъ по тѣмъ ихъ скаскамъ, с ними с выборными старожилцы вмѣстѣ, по межамъ межъ Казанского и Вятцкого уѣздовъ ѣздилъ и досматривалъ, и по досмотру своему и по старожилцовымъ скаскамъ розмежевалъ, за рѣчкою Лудяною на монастырской землѣ и на межахъ учинилъ грани: на устьѣ рѣчки Юнука, гдѣ пала в рѣчку Лудяну, стоитъ ель и на той ели положены двѣ грани, одна грань указываетъ вверхъ по рѣчкѣ Лудянѣ на усть рѣчки Сардани, а на усть рѣчки Сардану, на стрѣлкѣ отъ Черемиской /140/ земли, на другой сторонѣ стоитъ олха на полдень покляпа, а на ней положены двѣ грани, одна указываетъ снизу по рѣчкѣ Лудянѣ, а другая грань указываетъ вверхъ по рѣкѣ Сарданѣ; на усть рѣчки Удери стоитъ береза с струею и на ней положены двѣ грани, одна грань указываетъ снизу по рѣчкѣ Сардани, а другая указываетъ вверхъ по рѣчкѣ Удери; да у той же рѣчки Удери на Вятцкой Болшой дорогѣ, съ Лудяны ѣдучи, по правую сторону, в угорѣ противъ мосту, стоятъ отъ    одного корени три березы,     и на     одной березѣ положены двѣ грани, одна грань указываетъ снизу по рѣчкѣ Удерю, а другая грань указываетъ вверхъ по рѣчкѣ Удери до заворотного мысу; да с рѣчки жъ Удери, противъ заворотного мысу, на правой сторонѣ логу на Черемиской землѣ стоитъ ель, и на ней положены двѣ грани, одна указываетъ снизу рѣчки Удери на лѣвую сторону на грань манастырские земли, а другая грань указываетъ по логу, вверхъ по ключу до вершины, а с вершины того ключа на вершину жъ рѣчки Малые Ноли, и по той рѣчкѣ Малой Нолѣ на низъ до устья до рѣки Вои; и на устьѣ рѣчки Малой Ноли стоитъ дубъ виловатой, вилами на рѣку Вою, с струею, а на немъ положены двѣ грани, одна грань указываетъ с вершины рѣчки Малой Ноли, а другая грань указываетъ вверхъ по рѣкѣ Воѣ до устья рѣчки Ошлани, по правую сторону земля Казанского уѣзду, а по лѣвую сторону земля Вятцкого уѣзду Успенского манастыря... до устья рѣчки Юнука; а другая грань указываетъ вверхъ по рѣчкѣ Юнукъ до вершины, а съ вершины рѣчки Юнука поперегъ на рѣчку Болшую Ситму, а по той рѣчкѣ Ситмѣ до вершины, а с вершины той рѣчки Ситмы на вершину жъ рѣчки Ивкины; и по тѣмъ межамъ тѣхъ рѣчекъ по лѣвую сторону земля Казанского уѣзду, а по правую сторону земля Вятцкого жъ уѣзду Успенского манастыря. А за межеваньемъ, в Казанскомъ уѣздѣ, межъ рѣчки Удери /141/ и Черной рѣчки, в Черемиской пустой деревнѣ 9 дворовъ, и в тѣхъ дворѣхъ жилцовъ Черемисы никого нѣтъ; а отъ Черной рѣчки на низъ по рѣчкѣ Лудянѣ, надъ ключами, село Лудяна, да к тому селу деревня да 5 починковъ, и челобитчикъ старецъ Варламъ на тое Черемискую деревню, и на село Лудяну, и на деревню и на починки, и на крестьянъ, и за рѣкою Воею на починки и на крестьянъ же крѣпостей не положилъ. И столникъ Иванъ Алфимовъ тое Черемискую деревню, и село Лудяну, и деревню и починки, что внизъ по рѣчкѣ, и в томъ селѣ и деревнѣ и в починкахъ крестьянъ, и за рѣкою Воею починки, и в тѣхъ починкахъ крестьянъ же отписалъ на ясаки в Казани попрежнему. Да столнику жъ Ивану Алфимову старожилцы Вятцкого уѣзду розныхъ становъ крестьяне подали скаску за своими руками, а въ скаскѣ де ихъ написано: в Вятцкомъ уѣздѣ, в Березовскомъ стану, за Кырмыжемъ, отъ первого отъ Кырмыжского отъ соснового болота и вверхъ по рѣчкѣ по Кырмыжу до верховины, по обѣ стороны, земля, по писцовымъ книгамъ и по поступнымъ крѣпостямъ Епиѳанка Ѳедянина с товарыщи, Вятского Успенского монастыря, деревни и починки на той землѣ ставили крестьяне по манастырскимъ данымъ, и в тѣхъ деревняхъ и в починкахъ крестьяне селилися Вятцкого уѣзду за Успенскимъ монастыремъ, и оброкъ и всякие подати тѣ крестьяне платятъ в Успенской же манастырь, и взялось де то первое сосновое болото повыше Кырмышского устья с одну версту, и пошло то болото вверхъ по рѣчкѣ по Кырмыжу до деревни Козловы, да вверхъ же по рѣкѣ Быстрицѣ до рѣки Лебедки, а отъ рѣчки Лебедки, отъ болота подлѣ рѣки Быстрицы, вверхъ же по рѣчку Чернушку, и вверхъ по Быстрицѣ ѣдучи, по правую сторону, по рѣчку Чернушку, землею владѣютъ Вятцкого Успенского манастыря, а по лѣвую сторону Быстрицы рѣки земля и крестьяне Вятцкого Хлыновского Николского собору, а того Вятцкого /142/ Хлыновского Николского собору за Кырмыжемъ и за рѣкою Быстрицею, вверхъ по правую сторону, пахотной земли и селитбы Николскихъ крестьянъ никого нѣтъ, а толко владѣютъ тѣ Николские крестьяне с устья Кырмыжского вверхъ по рѣкѣ Быстрицѣ, по обѣ стороны, сѣнными покосы. И по перепискѣ столника Ивана Алфимова на той землѣ 23 починка, а по скаскѣ де архимарита Сергия и келаря старца Варсанофия Алгина и казначея старца Макария Сивкова з братьею, на той де ихъ манастырской землѣ в починкахъ поселилися волные не тяглые крестьянские дѣти и братья и племянники, и в переписныхъ де в Иванисовыхъ книгахъ Кайсарова за Вятцкимъ манастыремъ написаны. И въ прошломъ во 177 году в грамотѣ великого государя царя и великого князя Алексѣя Михаиловича, всеа Великия и Малыя Бѣлыя Россіи самодержца, писано в Казань к столнику и воеводамъ ко князю Юрью Петровичу Трубецкому, к околничему к Никитѣ Михаиловичу Боборыкину, к дьякомъ къ Оѳанасью Ташлыкову, къ Юрью Блудову, по челобитью Вятцкого Успенского манастыря архимарита Сергия з братьею, а велѣно, которую землю, по указу великого государя и по розыску, столникъ Иванъ Алфимовъ отгранилъ и отмежевалъ къ Вятцкому Успенскому манастырю, и тою землею велѣно владѣть того монастыря архимариту Сергию з братьею, или хто по нихъ в томъ монастырѣ будетъ; а которую землю онъ же Иванъ Алфимовъ отмежевалъ х Казанскому уѣзду, и тое землю велѣно вѣдать х Казани; и которые крестьяне в тѣхъ въ селѣхъ и деревняхъ и в починкахъ, которые, по отводнымъ книгамъ столника Ивана Алфимова, в Вятцкомъ уѣздѣ в монастырской округѣ и межахъ и граняхъ нынѣ живутъ и впредь учнутъ жити, Вятского Успенского Трифонова манастыря архимарита Сергия да келаря старца Варсанофія да казначея старца Боголѣпа з братьею слушати, пашню на нихъ пахати и доходъ имъ в манастырь платити, /143/ чѣмъ они кого пооброчатъ. К сей грамотѣ великого государя царя и великого князя Алексѣя Михаиловича, всеа Росіи самодержца, печать царства Казанского приложилъ столникъ и воевода князь Юрьи Петровичъ Трубецкой. Лѣта 7178 сентября въ 20 день.

            Діакъ Аѳанасей Ташлыковъ. Справилъ Савка Тютчевъ.

            184 году июля въ 19 день великій государь царь и великій князь Ѳеодоръ Алексѣевичъ, всеа Великие и Малыя и Бѣлыя Россіи самодержецъ, пожаловалъ с Вятки Хлынова города Успения Пречистыя Богородицы Трифонова манастыря архимарита Иоиля, келаря старца Илію Семакина, казначея старца Нафанаила з братиею, или хто по нихъ в томъ манастырѣ иныя власти будутъ, велѣлъ сее жалованную грамоту подписать на свое великого государя именование и сее у нихъ жалованные грамоты рудити не велѣлъ никому ни в чемъ и велѣлъ у нихъ быти и владѣти во всемъ по тому, какъ в сей жалованной грамотѣ писано.

            Діакъ Михаило Прокофьевъ.

                Напечатана по подлинной, хранящейся въ Московскомъ Архивѣ Министерства Юстиціи, между дѣлами Коллегіи Экономіи подъ № 14224.

    44. Память, данная Успенскому архимандриту Іову съ братіей Аг. В. Буйскимъ и Н. Т. Рѣдкинымъ, на ихъ ввозную грамоту, на владѣніе землей у р. Черной и Лудяны, 1673 г. марта 5.

        Се азъ Вятцкого Хлынова города Успения Пресвятыя Богородицы Трифонова манастыря крестьяня Лудянской волости Агафонъ Васильевъ сынъ Буйскихъ, да язъ Никифоръ Тимоѳеевъ сынъ Реткинъ, дали есми свою даную, за своими руками, того жъ манастыря Успения Пресвятыя Богородицы архимариту Іеву да киларю старцу Боголѣпу Рукавишникову да казначею старцу Іосифу Вахлыщеву з братьею, или хто по нихъ в томъ манастырѣ будутъ впредь иныи архимаритъ и киларь и казначей и братія, на государеву ввозную грамоту, /144/ что намъ Агафону да Никифору дана ис Казани отъ боярина и воеводы князь Григорья Семеновича Куракина и столника Михаила Петровича Головина и дьяковъ Артемья Козлова и Романа Табунцова. А в той государевой ввозной жалованной грамотѣ написано во владѣнии намъ Агафону да Никифору пашенная земля по урочищамъ и с сѣнными покосы, а межи той землѣ в той государевой ввозной жалованной грамотѣ, по нашему Агафонову да Никифорову прикладу, подлѣ Черную рѣчку на ключѣ Болшомъ у березы, а отъ того ключа пашенная земля и сѣнныя покосы к Черной рѣчкѣ внизъ по рѣчку Лудяну, с Вятскую сторону, на низъ по Черной рѣчкѣ по Мунаморской боръ, а по тѣмъ урочищамъ та чистая земля и пустая и лѣсъ и всякие угодья и сѣнныя покосы в Казанскомъ уѣздѣ и вверхъ Суны рѣки и по Сунѣ внизъ до Вятки рѣки. И по тѣмъ межамъ во владѣньѣ, по указу великого государя и по жалованной грамотѣ и по отводнымъ книгамъ столника Ивана Алфимова, за тѣмъ же Вятцкимъ Успенскимъ Трифоновымъ манастыремъ, за архимаритомъ з братьею, в Вятцкомъ уѣздѣ, у нихъ во владѣньѣ, и сверхъ тѣхъ урочищъ и угодей, что дано имъ Агафону да Никифору по той государевой ввозной грамотѣ в дачю, какия ни есть урочища и угодьи пахотные и пустыя земли и лѣсъ и займища и сѣнные покосы, по сей нашей прикладной даной памяти владѣть вѣчно, безповоротно, и противъ нашей прикладной и воззной великого государя грамоты имъ властямъ, архимариту и келарю и казначею з братіею, бить челомъ великому государю самимъ собою мимо насъ, Агафона и Никифора. А что в тѣхъ межахъ на той землѣ, по благословению Казанского митрополита Лаврентія, по нашему Огафонову и Никифорову челобитью, поставлена церковь нашего Агафонова и Никифорова строенья, во имя преподобныхъ отецъ Зосимы и Саватѣя Соловецкихъ чудотворцовъ, и в той церкви иконы и книги и ризы и колокола /145/ и всякая церковная утварь нашего Агафонова и Никифорова строенья. Да той же нашей росчисти той же земли в Казанскомъ уѣздѣ Ямленское поле, пашенной чистой земли и сѣнныхъ покосовъ, отдали мы в продажу, по своимъ купчимъ, Агафонъ да Никифоръ, Василью Катаеву да Бажену Скрябину, на два ясака хлѣбного и денежного, по межамъ с верхнево конца по сухому логу отъ церкви, а с нижнево конца по рѣчку Ямленку; и в ту отдаточную нашу землю, по нашимъ письмянымъ крѣпостямъ, имъ архимариту и киларю и казначею з братьею у тѣхъ крестьянъ, у Василья да у Бажена, той земли, до государева указу, не отнимать и ничѣмъ ихъ не изгонять, и никакихъ государевыхъ податей и монастырскихъ своихъ издѣлей не наметывать. А какъ ихъ архимарита и киларя и казначея з братіею великій государь пожалуетъ, и грамоту имъ владѣлную дадутъ, на той землѣ, противъ той государевой ввозной Казанской нашей дачи и грамоты, что намъ дана, и в тое нашу отдаточную землю, что мы отдали Василью да Бажену, имъ архимариту з братьею не отнимать безденежно и убытка в томъ намъ Огафону и Никифору ни учинить никоторого. Да з другую с нижную сторону Емануелки рѣчки вверхъ, а повыше тѣхъ дворовъ Васильева Катаева да Баженка Скрябина, живутъ в пяти дворѣхъ Вятчана жъ, приѣзжие люди Никита Суботинъ с товарыщи, в Казанскомъ уѣздѣ, и онѣ Никита Субботинъ с товарыщи поселились в прошлыхъ лѣтахъ в тѣхъ же нашихъ Агафоновыхъ и Никифоровыхъ урочищахъ, в межахъ на нашей пустой землѣ, и они Никита Суботинъ с товарыщи у насъ Огафона и Никифора в дачю себѣ во владѣнье той нашей пустой земли не просили, и владѣлныхъ даныхъ памятей на тѣ свои земли мы Огафонъ и Микифоръ имъ не давывали, и гдѣ они Никита Суботинъ с товарыщи о той нашей пустой землѣ и о сѣнныхъ покосахъ били челомъ себѣ во владѣнье на тѣ свои пять дворовъ, в Казани или /146/ в селѣ Лебяжьѣ, и про то мы Огафонъ и Никифоро отнють не вѣдаемъ. А тѣ земли с мѣстами тѣми и пятью дворами, ихъ пашни и сѣнные покосы и угодья у насъ Огафона и Никифора, по нашему челобитью, в дачю отданы намъ в прошлыхъ лѣтахъ до ихъ владѣнья, по указу великого государя и по отводной государевой грамотѣ. И о тѣхъ крестьянахъ, о Никитѣ Суботинѣ с товарыщи, и о ихъ владѣньѣ земли и всякихъ угодей и сѣнныхъ покосовъ, имъ архимариту Іеву и киларю Боголѣпу и казначею Іосифу з братиею бить челомъ великому государю, о грамотѣ во владѣнье в Успенской Трифановъ манастырь тѣхъ ихъ крестьянъ, Никиту Суботина с товарыщи, мимо насъ Огафона и Никифора, по нашей прикладной государевѣ ввозной Казанской грамотѣ, противъ сей нашей даной заручной памяти, какову мы Агафонъ и Никифоръ дали имъ архимариту з братиею за своими руками, во владѣнье вѣчно, безповоротно. Въ томъ и даную память дали. На то послуси Хлыновские подъячие Иванъ Михѣевъ, Павелъ Бобровниковъ, Василей Окишевъ, Трофимъ Катаринъ. Даную писалъ Гришка Огородниковъ, лѣта 7181 году марта въ 5 день.

            181 году марта в 12 день в Хлыновѣ в приказной избѣ воеводѣ Василью Поликарповичу Нарышкину ся даная память явлена и в книгу написана, и пошлины три алтына двѣ денги взяты и в приходъ написаны сего жъ числа.

            К сей даной памяти Хлыновской площади подьячей Васка Лаженицынъ, вмѣсто Огафона Буйскихъ, по его велѣнию (руку приложилъ). К сей даной, вмѣсто Никифора Реткина, по его велѣнью, Федотко Рублевъ руку приложилъ. В послусѣхъ Ивашко Михѣевъ руку приложилъ. Послухъ Пашка Бобровниковъ руку приложилъ. Послухъ Васка Окишевъ руку приложилъ. Послухъ Трофимко Катаринъ руку приложилъ. - 

            Справилъ Стенка Рязанцовъ.

                Подлинная память хранится въ дѣлахъ Коллегіи Экономіи подъ № 14235.

/147/

    45. Грамота изъ Монастырскаго Приказа Успенскаго монастыря архимандриту Іову съ братіей о томъ, чтобы они учинили указъ безволокитно по челобитью Вятчанина С. Урванцова на монастырского бобыля М. Костина, 1673 г. сентября 27.

        Отъ царя и великого князя Алексѣя Михаиловича всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, на Вятку в Хлыновской Успенской Трифоновъ манастырь архимариту Иеву з братьею. Билъ челомъ намъ великому государю Вятчанинъ Хлынова города Стенка Урванцовъ на Вятчанина жъ Хлыновского Успенского Трифонова манастыря на бобыля на Максимка Агѣева сына Костина: в прошлыхъ де годѣхъ судомъ Божіимъ около того манастыря дворы погорѣли многие, и с тѣми дворами згорѣлъ и ево Стенкинъ дворъ, и в томъ де году с того погорѣлого мѣста онъ Стенка оброкъ в монастырь и полоненикомъ на откупъ платилъ, и в томъ платежу есть у него отпись и в книгу записано, и онъ де Максимко своимъ насилствомъ на томъ дворовомъ мѣстѣ построилъ себѣ дворъ того жъ году, которого онъ Стенка оброкъ платилъ, и тѣмъ дворовымъ мѣстомъ и огородомъ и городбою и двоими вороты и погребнымъ обрубомъ завладѣлъ напрасно; а у которыхъ де ихъ братии на той манастырской землѣ дворы погорѣли, и на тѣхъ дворовыхъ мѣстѣхъ ставились прежние жители, а не с стороны; а с того де огороду схаживало овощу на всякой годъ в продажѣ цѣною по три рубли с полтиною; и тѣмъ де дворовымъ мѣстомъ и огородною землею владѣетъ и посе число, и намъ великому государю пожаловать бы ево велѣть о томъ дать нашу великого государя грамоту. И какъ к вамъ ся наша великого государя грамота придетъ, и вы бъ в томъ иску указъ учинили вправду, безволокитно, по нашему великого государя указу и по Соборному Уложенью, чтобъ впредь о томъ намъ великому государю челобитья не было; а что межъ ими учините, о томъ к намъ великому государю отписали вскорѣ, а /148/ отписку велѣли подать в Манастырскомъ Приказѣ думному нашему дворянину Семену Ивановичу Заборовскому, да дьякомъ нашимъ Филипу Артемьеву да Борису Ертусланову. А буде въ чемъ учинитца споръ и вершить вамъ того дѣла за чѣмъ нелзя, и вы бъ все подлинное дѣло с поручными записми прислали, и исца и отвѣтчика выслали потомужъ в Манастырской Приказъ. Писанъ на Москвѣ, лѣта 7182 сентября въ 27 день.

            Діакъ Филипъ Артемьевъ.

            Справилъ Васка Григорьевъ.

                Напечатана по списку въ архивѣ Вятской Казенной Палаты.

    46. Грамота царя Ѳеодора Алексѣевича Уржумскому воеводѣ И. С. Дашкову, о высылкѣ на Вятку съ приставомъ бѣглаго крестьянина Сырьянской волости Ф. Бабайлова, 1677 г. апрѣля 7.

        Отъ царя и великого князя Ѳеодора Алексѣевича, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, на Уржумъ, воеводѣ нашему Ивану Семеновичу Дашкову. Били челомъ намъ великому государю с Вятки Хлыновского Успенскаго Трифанова манастыря архимаритъ Іоиль, келарь старецъ Илия Семакинъ, казначей старецъ Нафанаилъ Багинъ з братьею, на прежнево бунтовшика, на Вятчанина бѣглово тяглово крестьянина Слобоцкого города Сырьянские волости на Филку Бабайлова, а сказали: нынѣ де онъ Филка в бѣгахъ живетъ в Уржумскомъ уѣздѣ в селѣ Петровскомъ, а с Вятки де онъ бѣжалъ в прошлыхъ годѣхъ отъ нашего великого государя дѣла, какъ отбылъ в Слоботцкомъ городѣ на кружечномъ дворѣ в выборныхъ ларещныхъ цѣловалникахъ, по выбору мирскихъ людей Сырьянского стану, в то время какъ Слободской городъ згорѣлъ, а бѣжалъ де онъ не давъ в нашей великого государя денежной и питейной казнѣ и ни в чемъ отчету; да онъ же Филка съ товарыщи своими, с такими жъ бунтовшики, /149/ безъ нашего великого государя указу, были в ихъ Вятцкой домовой манастырской вотчинѣ, в Кирчанскомъ Богоявленскомъ приселкѣ, судьею многое время своимъ самоволствомъ, и всякие де ихъ манастырские дѣла судилъ и расправу чинили, какъ имъ годно, и приказного ихъ старца Иякова Новикова и манастырскихъ ихъ слугъ и служебниковъ и крестьянъ все держали скованыхъ, и били и мучили на смерть по многое время, и животы ихъ грабили безъ остатку; и намъ великимъ государемъ пожаловать бы ихъ, велѣть о высылкѣ с Уржума на Вятку того Вяцкаго бѣглово крестьянина Филки Бабайлова дать имъ к тебѣ на Уржумъ нашу великого государя грамоту. И какъ к тебѣ ся наша великого государя грамота придетъ, и ты бъ Вятцкого Слободцкого города Сырьянские волости бѣглова крестьянина Филку Бабайлова з женой и з дѣтми, которой на Уржумѣ сидитъ в тюрмѣ, по ихъ архимаричью з братьею челобитью, велѣлъ отослать с приставомъ на Вятку; а будетъ которые и ихъ манастырские бѣглые жъ крестьяне на Уржумѣ и в Уржумскомъ уѣздѣ объявитца впредь, и ты бъ тѣхъ ихъ бѣглыхъ крестьянъ велѣлъ сыскивать и роспрашивать, а по сыску и по распросамъ и по крѣпостямъ отдавать въ Вятцкой Успенской Трифоновъ манастырь, противъ сего нашего великого государя указу, чтобъ впредь о томъ намъ великому государю отъ нихъ архимарита з братьею челобитья не было. А в которомъ числѣ и с кѣмъ именемъ с приставомъ того Филку з женою и з дѣтми с Уржума на Вятку пошлешь, и ты бъ о томъ намъ великому государю писалъ с ыными нашими великого государя дѣлы, а сю нашу великого государя грамоту велѣлъ бы еси отдать челобитчикомъ, а на Уржумѣ в приказной избѣ оставилъ списокъ слово въ слово за своею рукою. А по скаскѣ в Приказѣ Казанского Дворца Вятцкого Успенского Трифонова манастыря келаря старца Илии Семакина, что имъ дана была наша великого /150/ государя грамота изъ Приказу Казанскаго Дворца на Уржумъ в нынѣшнемъ 185 году декабря въ 30 день, противъ ихъ челобитья, какова ся наша великого государя грамота слово въ слово, и тое де нашу великого государя грамоту послалъ онъ на Уржумъ того жъ манастыря с служкою с Стенкой Осиповымъ, и не доѣзжая де Кузмодемьянска, на Волгѣ рѣкѣ, воровские люди тое нашу великого государя грамоту у того ихъ служки Стенки отбили, и ево де Стенку убили до полусмерти, и о томъ к намъ великому государю въ Приказѣ Казанскаго Дворца изъ Кузьмодемьянка воевода Василій Волжинской да подъячей Евтропъ Соболевъ писали. Писанъ на Москвѣ, лѣта 7185 апрѣля въ 7 день.

            Діакъ Петръ Самойловъ.

            Справилъ Сенка Малцовъ.

                По списку, хранящемуся въ архивѣ Вятской Казенной Палаты.

    47. Царская грамота Казанскимъ воеводамъ И. Б. Милославскому и Г. С. Караулову, съ повелѣніемъ отдать Кирчанчанскую вотчину во владѣніе Успенскому монастырю по прежнему, а монастырскихъ „бунтовщиковъ“ сыскать и бить кнутомъ, 1677 г. мая 11.

        Отъ царя и великого князя Ѳеодора Алексѣевича, всея Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, в нашу отчину в Казань, боярину нашему и воеводамъ Ивану Богдановичю Милославскому да думному нашему дьяку Григорью Степановичю Караулову, да дьякомъ нашимъ Авраму Кощѣеву да Ивану Ярославцеву. Въ прошломъ во 184 году били челомъ намъ великому государю, с Вятки, Хлыновского Успенского Трифанова манастыря архимаритъ Іоилъ, келарь старецъ Илья Семакинъ, казначей старецъ Наѳанаилъ Багинъ з братьею, да того жъ Вятцкого Успенского Трифонова манастыря домовые ихъ манастырские вотчины, села Вознесенского Кирчанского Богоявленского приселка, староста Ивашка Тарараевъ, и /151/ вмѣсто всѣхъ того приселка крестьянъ и бобылей, на манастырскихъ своихъ крестьянъ, на прежнихъ бунтовщиковъ, воровъ и мятежниковъ, на ложныхъ челобитчиковъ, на Илюшку Рохина и на сына его Ѳедку, да на Никифорка Первунина и на сына его Игнашку, с товарыщи ихъ и с заговорщики с невеликими людми, да Казанского уѣзду на жилцовъ, на бѣглово салдата выборного Агеева полку Шепелева, на Вятчанина жъ Слободцкого города Холунитского стану на Ганку Пислигина и на сына его Тимошку (а сбѣжалъ де онъ в Казанской уѣздъ к инымъ Вятцкимъ бѣглецамъ, к стрѣльцомъ и к салдатомъ, в заимочные починки, отбываючи нашихъ великого государя службъ, за рѣку за Вою, в далные мѣста), да на бунтовщика жъ на бѣглово Вятчанина, на тяглово крестьянина Слободцкого жъ города Сырьянской волости, на Филку Бабайлова (а нынѣ де онъ живетъ в бѣгахъ в Уржумскомъ уѣздѣ в селѣ Петровскомъ, а съ Вятки де онъ бѣжалъ в прошлыхъ годѣхъ отъ нашего великого государя дѣла, какъ онъ былъ Филка в Слободцкомъ городѣ на кружечномъ дворѣ в выборныхъ ларешныхъ цѣловалникахъ, по выбору мирскихъ людей Сырьянского стану, в то время, какъ Слободцкой городъ сгорѣлъ, а сбѣжалъ де онъ, не давъ отчету в нашей великого государя денежной и питейной казнѣ и ни в чемъ): в прошломъ де во 172 году тѣ бунтовщики Илюшка Рохинъ с товарыщи били челомъ воровски на ихъ манастырскую вотчину, Сунскую волость, на село Вознесенское с Кирчанскимъ приселкомъ и с Лудянскою пустошью, и с деревнями и с починками и с займищами, в Казанской уѣздъ на ясаки, назвавъ ихъ тое манастырскую вотчину Казанскомъ уѣздомъ, а та де ихъ манастырская вотчина Вятцкого уѣзду, а не Казанского, и в Вятцкихъ де писцовыхъ книгахъ, писцовъ Афанасья Толочанова да подьячего Андрея Иевлева прошлого 137 году написана в Хлыновскомъ уѣздѣ, в Березовскомъ оброчномъ стану; и по тому де ихъ воровскому /152/ ложному челобитью та ихъ манастырская вотчина из Вятцкого уѣзду в Казаньской уѣздъ на ясаки отписана была и отнята; и в прошломъ де во 177 году, по указу отца нашего государева, блаженныя памяти великого государя, и по грамотѣ, столникъ Иванъ Алфимовъ про тое ихъ манастырскую вотчину, Сунскую волость, село Вознесенское с приселки, противъ писцовыхъ книгъ и крѣпостей и грамотъ, Казанского и Вятцкого уѣздовъ старожилцовыми сказками, всякихъ чиновъ людми, сыскивалъ, и по сыску своему Казанской уѣздъ с Вятцкимъ уѣздомъ розмежевалъ по Вою рѣку и по инымъ урочищамъ, и тое де ихъ манастырскую вотчину имъ отказалъ по прежнему во владѣнье, и на межахъ учинилъ грани и чертежъ, и сыскные свои книги прислалъ к Москвѣ в Приказъ Казанского Дворца, а другие книги таковы жъ послалъ в Казань, а имъ архимариту з братьею далъ третие книги за своею и обыскныхъ людей за руками, и с тѣхъ де ихъ сыскныхъ книгъ столника Ивана Алфимова дана имъ жалованная грамота, а велѣно той манастырской вотчинѣ быть по прежнему за ними, архимаритомъ з братьею, в Вятцкомъ уѣздѣ, а не в Казанскомъ; и в прошломъ де во 178 году тѣ жъ бунтовщики били челомъ отцу нашему государеву, блаженные памяти великому государю, в Казани ложно, будто они в манастырь не отписаны, и по тому ихъ ложному челобитью бояринъ нашъ и воеводы князь Юрьи Петровичъ Трубецкой с товарыщи, по приговору и по досмотру того ихъ манастырского дѣла, посылали ис Казани дворянина Григорья Соковнина да ис полаты подъячего Ѳедора Немирова для подлинного розыску и отводу, и Григорей де Соковнинъ да Ѳедоръ Немировъ, по досмотру своему, ту ихъ манастырскую домовую вотчину, Кирчанской приселокъ, по прежнему отводу столника Ивана Алфимова, во владѣнье имъ архимариту з братьею отказали, и бунтовщиковъ ложныхъ челобитчиковъ Илюшку Рохина с товарыщи во крестьянство /153/ отдали имъ же архимариту з братьею головами, в тое жъ Кирчанскую волость, и, по доѣзду де ихъ Григорьеву и Ѳедорову ис Казани, даны имъ на тое ихъ манастырскую вотчину и на крестьянъ отказные книги и грамота, какова имъ дана в Казани сверхъ Московскихъ грамотъ и столника Ивана Алфимова отводныхъ книгъ, и ис Казани де в тѣ ихъ манастырские вотчины въѣзжать и вѣдать не велѣно, а велѣно вѣдать на Вяткѣ воеводамъ; и в прошломъ де во 183 году февраля в 28 день они жъ бунтовщики, Илюшка Рохинъ с сыномъ Ѳедкою да Микифорко Первунинъ с сыномъ Игнашкою, и с товарыщи своими с невеликими людми и з заговорщики, ис Казанского уѣзду изъ-за межи, изъ-за Вои рѣки, с бѣглыми салдаты и с Московскими стрѣлцы выборного Агеева полку Шепелева, с солдатомъ с Ганкою Пислигинымъ и с сыномъ его Тимошкою и с Филкою Бабайловымъ с товарыщи, собрався скопомъ и заговоромъ болшимъ, учинили бунтъ и мятежъ великой в той ихъ манастырской вотчинѣ, в Кирчанскомъ Богоявленскомъ приселкѣ: у приказные манастырские кельи у сѣней задние двери розломали и разсѣкли, и приказъного старца Иякова Новикова и манастырскихъ ихъ служку Петрушку Слободина и служебника Никитку Овчинникова и крестьянъ, которые в тотъ бунтъ с ними не пристали, ковали и вязали и мучили всячески и били на смерть, скованыхъ и вязаныхъ многое время держали, и в той де ихъ манастырской приказной кельѣ они бунтовщики Ганкинъ сынъ Тимошка и Филка Бабайловъ были судьею многое жъ время, безъ нашего великого государя указу, своимъ самоволствомъ, и всякие дѣла судили и росправу чинили, какъ имъ годно, и старца де ихъ приказного все держали скована, и тотъ де ихъ старецъ ис приселка ушелъ в манастырь; а какъ де тотъ старецъ у нихъ ушелъ, и они де воры в Кирчанскомъ приселкѣ, воровскимъ своимъ умысломъ и заговоромъ, по дорогамъ караулы поставили с ружьемъ и с лыжамм, и, запася великие груды ослопья и /154/ колья, и в трапезу Михаила архангела такихъ же ослопья и колья запасли великие жъ груды, и в то де время с Вятки отъ воеводы приказнымъ людемъ и из манастыря отъ нихъ слугамъ и служебникомъ для манастырского дѣла, для того ихъ бунту, ѣздить было нелзѣ, и опасались смертного ихъ убойства отъ нихъ бунтовщиковъ; да они жъ де бунтовщики, Илюшка с товарыщи, крестьянъ ихъ, которые к нимъ ворамъ в то ихъ воровство не пристали и, опасавшись нашего великого государя жестоково наказанья, по прежнему за ними архимаритомъ з братьею жить радѣли, и тѣхъ де крестьянъ держали связаныхъ и скованыхъ и мучили многое время, а безъ нихъ де, ѣздя по дворамъ ихъ, животы грабили и разоряли вконецъ; а иные де многие крестьяне, видя ихъ наглой грабежъ и разорение, что они ѣздятъ по всей полости, изъ деревень своихъ и ис починковъ, покиня животы свои, з женами и з дѣтми уходили въ далние лѣса, боясь ихъ мучения и смертного убойства, и жили многое время до нашего великого государя указу, и вновь до отводу; и в прошломъ де во 184 году октября въ 29 день, по указу отца нашего государева, бояринъ нашъ и воевода Юрьи Ивановичъ Ромодановской с товарыщи, по ихъ манастырскому челобитью, присылали ис Казани в тое ихъ манастырскую вотчину, в Кирчанскую волость, в Богоявленской приселокъ, что Михаила архангела, Казанца Григорья Соковнина да приказные полаты подьячего Максима Бочкова, и тое де ихъ манастырскую вотчину, Кирчанскую волость, с деревнями и с починками и с займищами и со всѣми крестьяны и з бобылями, во владѣнье имъ отказали по прежнему в Вятцкой уѣздъ, а не в Казанской; а с тѣхъ бунтовщиковъ, с Илюшки Рохина с сыномъ Ѳедкою, и с Никифорка Первунина и с сыномъ Игнашкою, и с товарищей, ихъ и з заговорщиковъ, нашихъ великого государя никакихъ доходовъ и в манастырь ничего не имывано, для ихъ бунту, с прошлого 183 году февраля з 28 числа да /155/ по 184 годъ февраля по 29 число, и послѣ де отводу Казанца Григорья Соковнина и подъячего Максима Бочкова, они бунтовщики Илюшка и Ѳедка Рохины с товарыщи ис той ихъ манастырской вотчины, из Кирчанской волости, бѣжали в Казанской уѣздъ, боясь нашего великого государя жестокова наказанья и ихъ архимаричья з братьею Московского челобитья, за свое наружное воровство, и живутъ они нынѣ в бѣгахъ в томъ Казанскомъ уѣздѣ и по се число, и тѣмъ своимъ бунтовствомъ они, Илюшка с товарыщи, тое ихъ манастырскую домовую вотчину разорили без остатку; да они жъ де бунтовщики, забывъ Божий страхъ, к церкви Божии в Богоявленской приселокъ, во время церковного пѣния, и к отцу своему духовному в великой и успенской посты з женами и з дѣтми на покаяніе не приходятъ, и в домъ своей ни с какою церковною потребою отца духовного никогда не призываютъ же и живутъ аки отметники христианские православные вѣры, и епископли памяти и ихъ архимаричьи з братьею манастырские памяти, для поученія тѣмъ бунтовщикомъ, о церковномъ преданіи и утверженіи православные христианские вѣры и о приходѣ к церкви Божіи и о послушаніи отца ихъ духовного, ни в чемъ не слушаютъ; да и тѣмъ де ихъ бунтовщикомъ в Богоявленской приселокъ, что Михаила архангела, посылана была из Успенского манастыря отъ нихъ архимарита Іова с братьею икона Спасова образа и манастырские братские хлѣбы, для обращения и прощения злаго и составного воровского ихъ бунту, началные ихъ и нынѣшние вины, и они де бунтовщики на встрѣтении иконы Спасова образа и к молебному пѣнию в церковь Божию не пошли, учинились противны, и ихъ манастырскихъ хлѣбовъ не приняли, а сказали имъ: «лучше бы де они тѣмъ хлѣбомъ велѣли свой манастырской скотъ кормить»; а которые де того жъ Богоявленского приселка церковной и мирской старосты и всѣ крестьяне, кромѣ ихъ бунтовщиковъ, помня Бога и смертной /156/ часъ, имъ властемъ во всемъ послушны, и на встрѣтение тоя иконы Спасова образа и к молебному пѣнию в церковь з женами и з дѣтми приходили, и манастырские ихъ хлѣбы принимали с великою честію, и епископли памяти и манастырские ихъ памяти жъ во всемъ слушали, и тѣ де старосты и всѣ крестьяне того жъ приселка на тѣхъ бунтовщиковъ нынѣ челобитчики жъ; да тѣ жъ бунтовщики, Кирчанские крестьяне Ѳедка Рохинъ и Микифорко Первунинъ с товарыщи, отца своего духовного и церковныхъ причетниковъ били и грабили и с домами ихъ всячески наругались и отъ церкви Божии отлучали ихъ по многое время, и тотъ де отецъ ихъ духовной попъ Василей з женою и з дѣтми и с церковными своими причетниками отъ тѣхъ бунтовщиковъ и отъ ихъ всякаго наругателства, покиня домъ и всякие свои пожитки, бѣгали въ далные мѣста, в ыныя волости; да тѣ жъ бунтовщики, Ѳедка Рохинъ да Микифорко Первунинъ с сыномъ и с товарыщи, тое жъ ихъ манастырской Кирчанской волости старинного ихъ манастырского крестьянина Васку Бурова били и мучили многое время и замучили до смерти, и послѣ де Васкины смерти, пришедъ на Васкинъ дворъ, к женѣ его Васкинѣ, скопомъ и с заговоромъ, со многими людми с такими жъ ворами и бунтовщиками, животы и денги, и всякую домашнюю посуду мѣдную и оловянную, и хлѣбъ и всякую скотину и сѣно пограбили все безъ остатку, а дѣти де ево Ваксины отъ ихъ же воровства всѣ были в бѣгахъ; да тѣ жъ бунтовщики, Ѳедка и Микифорко з дѣтми и с товарыщи, Васкиныхъ племянниковъ Аѳонку Бурова з братьею, з женами и з дѣтми, потому жъ били и мучили и ковали и всячески наругались по многое жъ время, и въ домахъ ихъ всякие пожитки пограбили все безъ остатку и разорили вконецъ, и отъ того де ихъ многова разоренья тяглые ихъ жеребьи многие запустѣли; да отъ тѣхъ же де бунтовщиковъ и иныхъ ихъ манастырскихъ вотчинъ крестьянамъ чинятся обиды /157/ и налоги и всякое разоренье болшое, и отъ того де многова разоренья многие ихъ манастырские крестьяне бредутъ врознь, и тѣ ихъ манастырские вотчины, отъ ихъ многова составного ложного Московского и Казанского челобитья, разорились безъ остатку; и намъ великому государю пожаловати б ихъ, велѣть имъ дать к вамъ в Казань нашу великого государя сыскную грамоту, чтобъ тѣхъ ихъ манастырскихъ крестьянъ, воровъ и бунтовщиковъ и ложныхъ челобитчиковъ, Илюшку Рохина с сыномъ Ѳедкою з дѣтми и з заговорщики ихъ, гдѣ они в Казанскомъ уѣздѣ объявятся в бѣгахъ, ис Казани и ис Казанского уѣзду отдать имъ архимариту з братьею по прежнему во крестьянство; а что де живутъ в Казанскомъ уѣздѣ Вятцкихъ бѣглыхъ салдатъ и стрѣлцовъ Московскихъ разныхъ полковъ и выборною Агеева полку Шепелева, Ганку Пислигина и сына ею Тимошку с товарыщи, и ис Казани воровъ же и бунтовщиковъ, Илюшкиныхъ и Ѳедкиныхъ Рохина товарищей, тѣхъ, которые Вятцкие стрѣлцы и салдаты збѣжали с Москвы из розныхъ полковъ с нашихъ великого государя служебъ в Казанской уѣздъ на роспашные новые мѣста, а живутъ де в далнихъ дикихъ лѣсахъ, отбываючи нашихъ великого государя служебъ, и чинятъ де обиды, находя воровски, утайкой и разбоемъ и всякими воровствами, всѣмъ Вятчаномъ пяти городовъ и всякимъ жилецкимъ людемъ безпрестанно, велѣти бъ ис Казанского уѣзда всѣхъ сыскать до одного человѣка и прислать ис Казани к намъ великому государю к Москвѣ, в нашу великого государя службу, з женами и з дѣтми и з братьями, по прежнему; а за тотъ ихъ бунтъ и воровство, и за всякое ложное и составное ихъ челобитье, и за мятежъ, и за всякое мучение ихъ манастырскихъ и Кирчанскихъ приказныхъ старца и слугъ и служебниковъ, и за крестьянское и за всякое ихъ манастырское разоренье и за грабежъ и за всякую обиду, велѣти бъ указъ учинить противъ нашего великого государя /158/ указу и Соборного Уложенья и новоуставныхъ статей; а на Вяткѣ воеводамъ тѣхъ манастырскихъ и Кирчанскихъ крестьянъ бунтовщиковъ, прежнихъ и нынѣшнихъ мятежниковъ, воровъ и ложныхъ челобитчиковъ, Илюшку Рохина и сына его Ѳедку з дѣтми, и Оѳонку Кайсихина з дѣтми, Іевка Мурина з братьею, Никифорка Первунина с сыномъ Игнашкою, и Аѳонку Ушакова, Терешку Судокова з братьями и з дѣтми и съ ихъ мятежники, сыскать и велѣти бъ тѣмъ всѣмъ бунтовщикомъ, для прежняго ихъ многова составного воровского и ложного Московского и Казанского и нынѣшняго челобитья, в Казани Казанскимъ, а на Вяткѣ Вятцкимъ (воеводамъ?) нашъ великого государя указъ всѣмъ имъ учинить противъ нашего великого государя указу и Соборного Уложенья и новоуставныхъ же статей; да чтобъ и впредь в тѣ ихъ Вятцкие домовые манастырские вотчины ис Казани Казанцомъ дворяномъ и дѣтемъ боярскимъ и всякимъ посылщикомъ ни для какихъ дѣлъ въѣзжать и судомъ и всякою расправою ни въ чемъ вѣдать ихъ не велѣли, да Казанскимъ же и Казанского уѣзду таможенныхъ и кружечныхъ дворовъ головамъ и цѣловалникомъ со всякимъ питьемъ и ни для какихъ сборовъ въѣзжать и вѣдать не велѣть же, и в Казани бояромъ и воеводамъ нашимъ и Казанскимъ дворяномъ и головамъ, и в Казанскихъ пригородкахъ и в уѣздахъ всякимъ приказнымъ людемъ, тѣхъ же бѣглыхъ и иныхъ крестьянъ и бунтовщиковъ и иныхъ же манастырскихъ крестьянъ в Казанскомъ уѣздѣ впредь держать и никакихъ у нихъ челобитенъ принимать не велѣти жъ, чтобъ отъ ихъ ложного многова челобитья впредь межъ Казанскимъ и Вятцкимъ уѣздами со властми никакой ссоры не было, и отъ, того бъ имъ, архимариту з братьею и крестьяномъ ихъ, вконецъ не разоритца и врознь не розбрестись, а вотчинамъ ихъ и досталь в запустѣние не быть; а велѣти бъ тѣ ихъ домовые манастырские вотчины и крестьянъ во всякихъ нашихъ великого государя дѣлахъ судомъ и росправою /159/ вѣдать на Вяткѣ воеводамъ по прежнему. - Да въ нынѣшнемъ въ 185 году сентября въ 28 день били челомъ намъ великому государю они жъ архимаритъ Іоиль съ братьею: в прошломъ де во 184 году приѣзжалъ на Вятку столникъ Иванъ Колычевъ приводить Вятчанъ ко Христову цѣлованию и чтобъ они за наше великого государя многолѣтнее здоровье Бога молили, и онъ де Иванъ прислалъ к нимъ в манастырь наказную память для кресного жъ цѣлованія и о сборѣ ихъ манастырскихъ крестьянъ и бобылей и всякихъ ихъ жилецкихъ людей изо всѣхъ ихъ манастырскихъ вотчинъ, и они де архимаритъ з братьею, по той наказной памяти, с своими манастырскими слугами изо всѣхъ своихъ манастырскихъ вотчинъ всѣхъ крестьянъ собрали и у кресного цѣлования были, а только де у кресного цѣлованія не были тѣ жъ воры и бунтовщики и мятежники, и прежние и нынѣшние, ихъ же манастырские вотчины, Кирчанские волости, Богоявленского приселка, что Михаила архангела, крестьяне Илюшка Рохинъ с сыномъ Ѳедкою, да Игнашка Первушинъ, Аѳонка Ушаковъ, Андрюшка Кайсихинъ с товарыщи и з заговорщики; и какъ де, сыскавъ ихъ в далномъ починкѣ, в той же Кирчанской волости, ихъ манастырской служка Аѳонка Ворончихинъ с товарыщи своими и со крестьяны, хотѣли де ихъ из того починка выслать х кресному цѣлованию в городъ, и они де бунтовщики нашему великого государя указу учинились непослушны и х кресному цѣлованию не пошли, и хотѣли того ихъ служку и крестьянъ побить ослопьемъ; и послѣ де того они жъ архимаритъ з братьею с невеликими людми приѣзжали в тое свою манастырскую вотчину, в Кирчанской Богоявленской приселокъ, для манастырской своей всякой исправы и для уговору тѣхъ бунтовщиковъ, чтобъ они престали отъ злобъ своихъ и отъ всякого своего мятежа и воровства и отъ ложного своего Казанского челобитья, и толко бъ де не Казанского уѣзду села Лебяжья приказной Михайло Скориковъ /160/ да подьячей Калина Кондратьевъ ихъ архимарита з братьею отъ тѣхъ бунтовщиковъ не оборонили, и они де воры и бунтовщики, Илюшка и Ѳедка Рохины с товарыщи, хотѣли ихъ побить кольемъ; а приказныхъ де ихъ поселскихъ старца и слугъ и служебниковъ ис того Кирчанского Богоявленского приселка выслали с безчестиемъ, а иные де убѣгомъ ушли ночью, и у того де приказного старца и у слугъ всякой заводъ пограбили безъ остатку, а крестьянъ де ихъ и нынѣ бьютъ и мучатъ и всячески наругаются, и животы де ихъ и всякой заводъ грабятъ же, и отъ того де ихъ наружного наругателства крестьяне ихъ всѣ розбрелись врознь, а иные де, боясь ихъ всякого мученія и смертного убойства, нынѣ живутъ в дикихъ далнихъ лѣсахъ, и быть де имъ архимариту и крестьяномъ ихъ отъ тѣхъ бунтовщиковъ стало невозможно; и намъ великому государю пожаловати бъ ихъ, противъ ихъ челобитья, велѣть про тѣхъ бунтовщиковъ, про Илюшку и Ѳедку Рохиныхъ с товарыщи, розыскать, что они нашего великого государя указу учинились не послушны и х красному цѣлованию не пошли, да про ихъ архимаричье з братьею и приказныхъ старца и слугъ и служебниковъ безчестье и грабежъ и про бунтъ сыскати бъ и допросить села Лебяжья приказного Михаила Скорикова и подъячего, а по розыску велѣти бъ нашъ великого государя указъ учинить, по нашему великого государя указу и по Соборному Уложенью и по новоуставнымъ статьямъ, на Вяткѣ воеводѣ. - И какъ к вамъ ся наша великого государя грамота придетъ, и вы бъ, противъ заручного челобитья Вятцкого Успенского Трифанова манастыря архимарита Іоиля з братьею, тѣми ихъ манастырскими домовыми вотчинами, землями и крестьяны, и деревнями и займищами и пустошми и сѣнными покосы и рыбными ловлями и всякими угодьи, имъ властемъ велѣли, по прежнимъ дѣда и отца нашего великихъ государей указомъ, и по писцовымъ и по переписнымъ и по отводнымъ книгамъ /161/ столника Ивана Алфимова, и по дачамъ и по прежнимъ жалованнымъ грамотамъ, каковы даны в прошлыхъ годѣхъ, и по отказнымъ книгамъ и по ихъ манастырскимъ крѣпостямъ и по чертежу, и какъ нынѣ, по нашему великого государя указу, в Приказѣ жъ Казанского Дворца на тѣхъ дѣда и отца нашего великихъ государей грамотахъ объ тѣхъ ихъ манастырскихъ Вятцкихъ вотчинахъ и о крестьянахъ и о всякихъ угодьяхъ подписано, по межамъ и по рѣкамъ и по рѣчкамъ и по урочищамъ, владѣть по прежнему; да велѣли ихъ Вятцкихъ бѣглыхъ крестьянъ, которые в Казанскомъ уѣздѣ в городахъ и пригородкахъ и слободахъ и в селѣхъ и в деревняхъ живутъ, сыскать и, розспрося по крѣпостямъ, ис тѣхъ изо всѣхъ мѣстъ отослать на Вятку с кѣмъ пригожъ, да манастырские жъ домовые вотчины крестьянъ, которые в челобитьяхъ по имяномъ написаны, по тому жъ по Вятцкимъ писцовымъ и по переписнымъ и по отводнымъ книгамъ столника Ивана Алфимова и по отказнымъ книгамъ Казанцовъ дворянъ сыскать, и пущимъ заводчикомъ и бунтовщикомъ, Кирчанскіе манастырские вотчины крестьяномъ и ихъ товарыщемъ, и всѣмъ заговорщикомъ, которые и иныхъ ихъ манастырскихъ вотчинъ в совѣтѣ с тѣми ворами в одномъ были, всѣмъ, розыскавъ про нихъ вправду противъ челобитья, сколкимъ человѣкамъ доведется, за ихъ многие прежние ложные и за нынѣшние многие составные воровства и за челобитья, какъ били челомъ на Москвѣ и в Казани, и за всѣ ихъ воровства, учинить имъ наказанье, которые объявятца Казанского уѣзду, и тѣмъ в Казани, а которые объявятца в Вятцкомъ, и тѣмъ на Вяткѣ, и выныхъ мѣстахъ, гдѣ кто сущимъ, бить кнутомъ нещадно и дать на поруки з записью, и объ отдачѣ ихъ учинили по тому жъ по нашему великого государя указу, да и впредь бы такимъ ворамъ и бунтовщикомъ и составщикомъ и ложнымъ челобитчикомъ не повадно было такъ дѣлать, и манастырские вотчины разорятъ и отбиватца /162/ не дѣломъ, и манастырю бъ ихъ запустѣние не чинить, и выные уѣзды не бѣгать, чтобъ на то смотря и инымъ ихъ манастырскимъ крестьяномъ и бобылямъ впредь такъ не повадно было воровать и ложно бить челомъ, и челобитью ихъ ложному не вѣрить, потому что они воры и бунтовщики; да и по инымъ ихъ манастырскимъ дѣламъ нашъ великого государя указъ учинили в Казани, а о бѣглыхъ Вятцкихъ и иныхъ розныхъ городовъ и уѣздовъ и о Московскихъ стрѣлкахъ и о салдатахъ Вятцкихъ же розныхъ городовъ и волостей, что сбѣжали с Москвы и изыныхъ многихъ городовъ и изъ розныхъ полковъ и живутъ в Казанскомъ уѣздѣ, з женами и з дѣтми и з братьями, многие годы тайно, а манастырю и ихъ вотчинамъ и крестьяномъ и бобылемъ и Вятцкимъ всякимъ жилецкимъ людемъ чинять великие обиды и разоренье многое и налоги болшие, и о томъ, противъ ихъ челобитья, нашъ великого государя указъ в Стрѣлецкой Приказъ посланъ, чтобъ тѣмъ стрѣлцамъ и салдатомъ учинить на Москвѣ по розыску наказанье; да чтобъ и Казанцомъ дворяномъ и дѣтемъ боярскимъ и всякихъ чиновъ людемъ в Вятцкой уѣздъ, въ ихъ манастырские вотчины, ѣздить не велѣли, и никакого насилства и разорения и убытковъ манастырю, и старцомъ и служкамъ и служебникомъ, и всякимъ жилецкимъ людемъ и манастырскимъ крестьяномъ и бобылямъ, и никакихъ обидъ и налогъ и озорничества ни в чемъ чинить не велѣли жъ; да и впредь бы из Вятцкого уѣзду и из Вятцкихъ ихъ домовыхъ манастырскихъ вотчинъ бѣглыхъ же ихъ крестьянъ и всякихъ жилецкихъ людей в Казани, и в пригородкахъ и в селехъ и в слободахъ и въ уѣздехъ, никакихъ чиновъ людей принимать не велѣли жъ; а будетъ доведетца из Казани в Вятцкой уѣздъ въ ихъ манастырские вотчины о чемъ послать, и вы бъ велѣли о томъ писать ис Казани и ис Казанскихъ пригородковъ на Вятку к воеводамъ, а судомъ и расправою тѣхъ ихъ манастырскихъ вотчинъ /163/ Вятцкого уѣзду в Казани и в Казанскихъ пригородкахъ вѣдать не велѣли, чтобъ ни в чемъ ссоры ни отъ ково не было; такъ же и Казанскихъ цѣловалниковъ и откупщиковъ с продажнымъ питьемъ в Вятцкой уѣздъ в манастырские ихъ вотчины не посылали; а буде и впредь ихъ же манастырскихъ из домовыхъ вотчинъ крестьяна и бобыли з женами и з дѣтми в Казани и в Казанскихъ пригородкахъ и в уѣздехъ объявятца в бѣгахъ, и ихъ велѣли, противъ челобитья того манастыря властей, изо всѣхъ тѣхъ мѣстъ сыскать, а сыскавъ на Вятку к воеводамъ или имъ властемъ велѣли отдавать по ихъ крѣпостямъ; а о кресномъ цѣлованьѣ и объ немъ архимаритѣ, что хотѣли тѣ жъ воры и бунтовщики кольемъ прибить до смерти, розыскать на Вяткѣ воеводѣ, и о томъ в Новгородцкой Приказъ нашъ великого государя указъ посланъ; а прочетъ сю нашу великого государя грамоту и, списавъ с нее списокъ, оставили бъ есте в Приказной Полатѣ, впредъ для иныхъ нашихъ бояръ и воеводъ и приказныхъ людей, а сю нашу великого государя грамоту отдали бъ есте имъ архимариту з братьею впредь для спору. - А по сказкѣ в Приказѣ Казанского Дворца Вятцкого Успенского Трифанова манастыря келаря старца Ильи Семакина, что имъ дана была наша великого государя грамота с прочетомъ из Приказу Казанского Дворца в Казань в нынѣшнемъ во 185 году генваря въ 18 день, противъ ихъ челобитья, какова ся наша великого государя грамота слово в слово, и тое де великого государя грамоту послалъ онъ в Казань того жъ манастыря с служкою Стенкою Осиповымъ, и не доѣзжая де до Козьмодемьянска, на Волгѣ рѣкѣ, воровскіе люди тое нашу великого государя грамоту у того ихъ служки Стенки отбили и его де Стенку убили до полусмерти, и о томъ к намъ великому государю в Приказъ Казанского Дворца изъ Кузьмодемьянска воевода Василей Возжинской да подъячей Аврамъ Соболевъ писали. Писанъ на Москвѣ лѣта 7185 маія въ 11 день.

/164/

            Дьякъ Петръ Самойловъ. Справилъ Сенка Малцовъ.

                Подлинная хранится въ Московскомъ архивѣ Министерства Юстиціи, между дѣлами Коллегіи Экономіи подъ № 14250. - Есть списки въ архивѣ Вятской Казенной Палаты и въ межевыхъ книгахъ Успенскаго монастыря.

    48. Грамота царя Ѳеодора Алексѣевича Казанскимъ воеводамъ кн. М. А. Черкасскому и А. М. Коркодинову, о томъ, чтобы Полянскую вотчину Успенскаго монастыря въ Казани въ книгахъ Приказной палаты очистили и доходовъ съ нея не собирали, 1680 мая 17.

        Отъ царя и великого князя Ѳедора Алексѣевича, всеа Великія и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, в нашу отчину в Казань, боярину нашему и воеводамъ князю Михаилу Алегуковичю Черкаскому да столнику нашему князю Андрею Михайловичю Коркодинову, да дьякомъ нашимъ Александру Алексѣеву, Ивану Ляпунову. Билъ челомъ намъ великому государю с Вятки Хлынова города Успенія Пресвятыя Богородицы Трифонова манастыря архимандритъ Александръ, келарь старецъ Илия Семакинъ з братьею: в прошлыхъ де годѣхъ, по указу отца, нашего государева и по грамотамъ и по указнымъ казанскимъ паметямъ Приказной Палаты, платятъ они з домовые свои Казанскіе манастырскіе вотчины, что надъ Вяткою рѣкою и на усть Воштормы рѣчки, с Рожественского ихъ манастыря, что словутъ Вятскіе Поляны, с тѣхъ ихъ крестьянскихъ и з бобылскихъ з 91 двора, во всякіе наши великого государя в хлѣбные и в денежные доходы и в службы жъ, и полоненикомъ на окупъ, и в поворотные в болшіе подымные денги, и во всякіе поборы и въ издѣлья, платятъ из давныхъ лѣтъ сполна на Вяткѣ сыными Вятскими ихъ манастырскими вотчины вмѣстѣ, с полнова окладу, с перечню, гдѣ Хлыновской Успенской манастырь стоитъ (?); а в Казани с тоя жъ ихъ з домовой манастырской вотчины, с Рожественского /165/ ихъ манастыря, что словутъ Вятскіе Поляны, нашихъ великого государя податей спрашиваютъ всякихъ, с тѣхъ ихъ Полянскихъ с крестьянскихъ и з бобылскихъ з 91 двора, в Казани в Приказной Палатѣ, по нынѣшнимъ переписнымъ книгамъ переписи столника Матѳея Супонева 186 году, потому что с тѣхъ новыхъ с переписныхъ с Супоневыхъ книгъ нашіе великого государя грамоты, съ отдачею имъ о томъ, в Казань не дано, и в тѣхъ переписныхъ Супоневыхъ книгахъ в Приказѣ Казанского Дворца, въ помѣстномъ столѣ, подъ тою ихъ Полянскою вотчиною потому жъ и не очищено; и намъ великому государю пожаловати бъ ихъ, с тое ихъ Казанской с манастырской вотчины велѣть бы по прежнему быть на Вяткѣ всякимъ тягломъ и службами и всякими подымными и поворотными денгами, и велѣти бъ тое ихъ Казанскую вотчину Вятскіе Поляны, крестьянъ и бобылей и всекихъ жилецкихъ людей дворы, по перепискѣ столника Матвея Супонева, в Казанѣ в Приказной Палатѣ и на Москвѣ в Приказѣ Казанскаго Дворца, в помѣстномъ столѣ, изъ тѣхъ переписныхъ книгъ выписать и подъ статьями очистить, и дать к вамъ нашу великого государя грамоту в Казань с отдачею, чтобы тотъ Вятской Успенской Трифоновъ манастырь, отъ двоевытного платежа и службъ и издѣлей, и отъ всякихъ и болшихъ напрасныхъ убытковъ, и отъ Казанской всякой вѣдомости и досталь бы в запустѣніи не былъ, и братству и тое Полянской вотчины крестьяномъ и бобылемъ отъ того бы врознь не розбрестись и до основанія не разорится и в конецъ не погинуть. А по указу отца нашего государева, блаженные памяти великого государя, и по грамотамъ 166 и 172 году, и по Казанскимъ Приказные Палаты паметямъ 169 и 173 и 174 годовъ, Вятского Успенского Трифонова манастыря с Казанской ихъ вотчины, села Рожественского, что словутъ Вятскіе Поляны, в Казани и в Казанскихъ пригородкахъ и податей и хлѣбныхъ и денежныхъ /166/ доходовъ и служебъ и даточныхъ людей и подымныхъ и поворотныхъ и полоненичныхъ денегъ и никакихъ податей с крестьянъ и бобылей з 91 двора имать не велѣно, а велѣно с той ихъ манастырской с Казанской вотчины, с Рожественского ихъ манастыря, с села Полянокъ, с крестьянъ и бобылей ихъ з 91 двора, всякіе подати платить и службы служить и издѣлья дѣлать и поворотные и полоненичные и подымные денги и даточныхъ людей давать на Вяткѣ, с Вятскими ихъ манастырскими вотчины вмѣстѣ. А въ переписныхъ книгахъ переписи столника Матвея Супонева прошлаго 186 году, Вятского Успенского Трифонова манастыря в Казанской ихъ вотчинѣ, в селѣ Рожественскомъ, что на Полянахъ, написано крестьянскихъ и бобылскихъ 91 дворъ. Да в тѣхъ же переписныхъ книгахъ о ихъ старинной домовой вотчинѣ написано: въ нынѣшнемъ во 188 году февраля в 16 день въ нашемъ великого государя указѣ, за приписью дьяка нашего Ивана Шалкина, написано: по челобитью Вятского Успенского Трифонова манастыря, велѣно с ясачнымъ крестьяниномъ с Матюшкою Бабушкинымъ, и по челобитью тогожъ манастыря и Черемисъ деревни Кукморы и Слудки, и по выпискѣ о спорной землѣ противъ грамотъ прошлыхъ 123 и 135 году, и по дачѣ 103 году, и по книгамъ Меншика Мишакова, и по описи и по чертежу прошлого 186 году Михаила Кашкадамова, владѣть землею, гдѣ поселились ясачные крестьяне Матюшка Бабушкинъ с товарыщи и Черемиса, отъ Воштормы рѣчки вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ на 10 верстъ, Вятского Успенского Трифанова манастыря архимандриту Александру да келарю Ильѣ Семакину с братіею. Да по Михайловымъ же книгамъ написано: Воштормы рѣчки вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ межъ лугу, что противъ Воштормы рѣчки и Полянокъ, что на 10 верстъ, дворы построены и пашню пашутъ на горахъ ясачные крестьяне Матюшка Бабушкинъ с товарыщи, что имъ дано на ясаки, а по мѣрѣ отъ тое деревни /167/ до Вятки рѣки 495 саженъ, а у досмотру ево Черемиса волости Оштормы Кукморы Анбулатко Панеяровъ с товарыщи сказали, поселились де они на рѣчкѣ Слудкѣ, а по татарскіе Борекъ, вышедъ изъ волости Воштормы Кукморы тому 11 лѣтъ для того, что землю Грязной Головачевъ отнялъ у старцовъ Вятского Успенского Трифанова манастыря и отдалъ тое землю и сѣнные покосы, что вверхъ по Вяткѣ и на Черномъ озерѣ, старой ихъ волости Черемисѣ Чюричеку Янибекову с товарыщи, и по тѣмъ книгамъ Грязнова Головачева, по Черемисѣ ту манастырскую землю Черемиса написали изъ дачъ ихъ во 111 и во 115 годѣхъ мимо дѣла, и тѣхъ Черемису и иныхъ пришлыхъ людей, которые поселились на той ихъ манастырской землѣ, велѣно с той ихъ земли и с сѣнныхъ покосовъ и с рыбныхъ ловель и со всякихъ манастырскихъ угодей свести съ ясаки на прежніе ихъ житья и ясаки и тягла, гдѣ они напередъ сего жили. И по нашему великого государя указу и по грамотѣ, ясачные крестьяне Матюшка Бабушкинъ с товарыщи и Черемиса Янбулатка Панеяровъ с товарыщи с манастырской земли и с сѣнныхъ покосовъ и рыбныхъ ловель и со всякихъ угодей и с ясаки сосланы на прежніе свои житья, или гдѣ они в ясачныхъ деревняхъ мѣста пріищутъ. И какъ к вамъ ся наша великого государя грамота придетъ и вы бъ, противъ челобитья архимандрита Александра да келаря старца Иліи Семакина з братьею, с Казанской ихъ манастырской вотчины, с Рожественского ихъ манастыря, что словутъ Вятскіе Поляны, съ крестьянъ и з бобылей ихъ, з 91 двора, по прежнимъ указомъ, хлѣбныхъ и денежныхъ доходовъ и всякихъ податей и полоненичныхъ и поворотныхъ и подымныхъ денегъ и служебъ и издѣлей в Казани и в Казанскихъ пригородкахъ имать не велѣли, и всякими ихъ манастырскими дѣлами в Казани и в Казанскихъ пригородкахъ вѣдать не велѣли жъ, и ис Казани и ис Казанскихъ пригородковъ дворяномъ /168/ и дѣтемъ боярскимъ и всякимъ приказымъ людемъ в тое ихъ манастырскую в домовую в Полянскую вотчину, в Рожественской ихъ манастырь, ни для какихъ нашихъ великаго государя всякихъ хлѣбныхъ и денежныхъ доходовъ и платежей и поборовъ и издѣлей и служебъ и подымныхъ и поворотныхъ и полоненичныхъ денегъ, и для всякихъ ихъ монастырскихъ дѣлъ, ѣздить не велѣли жъ, и никакова насилства и разоренія и убытковъ и налогъ имъ властямъ, архимариту и келарю з братьею, и ихъ приказнымъ Полянскимъ старцамъ и служкамъ и служебникамъ, и ихъ манастырскимъ Полянскимъ крестьяномъ и бобылемъ и всякимъ жилецкимъ ихъ людемъ, никакихъ обидъ и налогъ ничѣмъ чинить не велѣли, а в Казани въ Приказной Палатѣ тое ихъ манастырскую Казанскую вотчину, Вятскіе Поляны, в книгахъ велѣли очистить, и велѣли тое ихъ Казанской манастырской вотчины, Рожественскаго манастыря, Вятскихъ Полянъ, крестьяномъ и бобылямъ всякие наши великого государя хлѣбные и денежные доходы и службы и полоненикомъ на окупъ и поворотные и подымные денги и всякіе поборы платить и издѣлья дѣлать, и всякими ихъ дѣлами вѣдать с ихъ манастырскими вотчинами вмѣстѣ на Вяткѣ, гдѣ тотъ ихъ Хлыновской Успенской Трифановъ манастырь стоитъ, и о томъ ис Казани на Вятку писали; а прочетъ сю нашу великого государя грамоту и, списавъ с нее списокъ слово въ слово, оставили у себя в Казани въ Приказной Палатѣ для справы, а подлинную сю нашу великого государя грамоту отдали бъ есте имъ, архимандриту Александру да келарю старцу Ильѣ Семакину з братьею, къ нимъ на Вятку в манастырь, впредь для иныхъ нашихъ бояръ и воеводъ и для всякихъ приказныхъ людей для подкрѣпленія. Писанъ на Москвѣ, лѣта 7188 мая въ 17 день.

            Діакъ Василей Посниковъ.

            Смотрѣлъ Першка Ксенифонтовъ.

/169/

            Лѣта 7191 іюля въ 27 день Божіею милостію мы, великіе государи цари и великіе князи, Іоанъ Алексѣевичъ, Петръ Алексѣевичъ, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцы, сее жалованные грамоты слушавъ, пожаловали с Вятки Хлынова города Успения Пресвятыя Богородицы Трифонова манастыря властей, архимандрита Александра, келаря старца Илью Семакина, казначея старца Сергія Юферева з братьею, или кто по нихъ в томъ манастырѣ впредь иные власти и братья будутъ, велѣли имъ сее жалованную грамоту подписати на свое великихъ государей именованіе, и сее у нихъ жалованные грамоты рушити не велѣли никому ни в чемъ, и велѣли у нихъ быти во всемъ потому, какъ въ сей въ жалованной грамотѣ писано.

            Діакъ Иванъ Кучезкой.

                Напечатана по списку, сохранившемуся въ Межевыхъ книгахъ Успенскаго монастыря.

    49. Грамота царя Ѳеодора Алексѣевича Вятскому воеводѣ Алексѣю Ивановичу Ржевскому, о предоставленіи самому архимандриту Успенскаго монастыря Александру съ братіей прислать въ Ямской Приказъ полтинныя недоплатныя деньги, 1680 года іюля 8.

        Отъ царя и великого князя Ѳеодора Алексѣевича, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, на Вятку, думному нашему дворянину и воеводѣ Алексѣю Ивановичю Ржевскому да подьячему Степану Рязанцову. Въ нынѣшнемъ во 188 году іюля въ 8 день писали вы к намъ, великому государю, к Москвѣ, и прислали Вятскаго Успенского Трифанова манастыря с слушкою с Родкою Короваевымъ того манастыря с вотчинъ на прошлый на 187 годъ полтинныхъ денегъ 250 рублевъ, и по нашему великого государя указу тѣ денги 250 рублевъ у того служки у Родки Короваева въ Ямской Приказъ приняты. И нынѣ били челомъ намъ великому /170/ государю того манастыря архимандритъ Александръ з братьею, чтобъ намъ великому государю пожаловать ихъ, для пожарнаго ихъ разоренія, досталныхъ доходовъ 187 и нынѣшняго 188 годовъ, которые вѣдомы в Ямскомъ Приказѣ, на Вяткѣ править не велѣть, а велѣть бы имъ тѣ денги собравъ привести самимъ. И какъ к вамъ ся наша, великого государя грамота придетъ, и вы бъ того Успенского манастыря с вотчинъ, с крестьянскихъ и з бобылскихъ дворовъ, тѣхъ вышеписанныхъ зборовъ недоплатныхъ денегъ на Вяткѣ изъ Съѣзжей избы править не велѣли, а велѣли тѣ денги, противъ нашего великого государя указу, собравъ прислать къ намъ великому государю к Москвѣ незамотчавъ того манастыря архимандриту з братьею. А прочетъ сю нашу великого государя грамоту и взявъ с нее в Приказную избу списокъ за рукою, отдали того манастыря архимандриту з братьею, впредь для справки в платежѣ полтинныхъ денегъ прошлаго 187 году. Писанъ на Москвѣ, лѣта 7188 іюля въ 8 день.

            Діакъ Филипъ Артемьевичъ.

            Справилъ Ефимко Зотовъ.

                Напечатана по списку, хранящемуся въ архивѣ В. Казенной Палаты.

    50. Грамота царя Ѳеодора Алексѣевича Вятскому воеводѣ К. О. Грушецкому, съ потвержденіемъ прежнихъ владѣнныхъ актовъ Успенского монастыря на рр. Кобру, Лекму, покосы по р. Люличанкѣ и у Спенцынскаго озера, на Кырмыжскую вотчину и др. земли, 1680 г. сентября 26.

        Отъ царя и великого князя Ѳеодора Алексѣевича, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, на Вятку, столнику нашему и воеводѣ Кузьмѣ Осиповичю Грушецкому да дьяку нашему Ивану Лобкову. Въ прошломъ во 188 году іюня въ 2 день били челомъ намъ великому государю с Вятки Хлынова города Успенья Пресвятыя Богородицы Трифанова манастыря архимандритъ Александръ да келарь старецъ Илья /171/ Семакинъ з братьею и положили передъ нами дѣда нашего государева, блаженныя памяти великого государя царя и великого князя Михаила Ѳедоровича всеа Росіи самодержца, грамоту 134 году, за приписью дьяка Андрея Шипова, а по той нашей великого государя грамотѣ велѣно имъ, Успенского Трифанова манастыря бывшему архимандриту Ионѣ з братьею, в Шестаковскомъ уѣздѣ, выше Обловицкой волости, рѣку Кобру и с падучими рѣчками и всякими угодьи, чѣмъ владѣлъ изъ оброку Вятской попъ Митрофанъ Кошурниковъ, отдать на оброкъ ему архимандриту з братьею изъ оброку жъ со 135 году сентября 1 числа до сентября жъ по 1 число 136 году, а оброку с тое рѣки Кобры и со всякихъ угодей велѣно имъ архимандриту з братьею в нашу великого государя казну платить по 5 рублевъ по 10 алтынъ по 2 денги на годъ. Да они жъ архимандритъ Александръ и келарь Илья Семакинъ положили выпись 132 году воеводы Петра Мансурова, а по той выписи и по судному дѣлу того жъ Трифанова манастыря архимандриту Ионѣ з братьею отдано на оброкъ в Спенцынскомъ стану подлѣ рѣчку Люличанку наволочки, отъ броду до броду, да подлѣ Спенцынское озеро берегъ до красные сосны с сѣнными покосцы, а оброку с тѣхъ сѣнныхъ покосцевъ, с торгу и по новосыскнымъ книгамъ, велѣно имъ архимандриту в нашу великого государя казну платить по 6 алтынъ по 4 денги на годъ. Да они жъ архимандритъ Александръ положили выпись Вятцкие Съѣзжие избы воеводы Петра Мансурова 132 году, а по той выписи дана ихъ манастырю у Плоскова озера прикладные пожни Кобылы новая причисть, на 6 копенъ, изъ оброку жъ, а с той новой причисти оброку велѣно платить со 132 году, по гривнѣ на годъ, и впредь тотъ оброкъ платить имъ ежегодь безпереводно. Да они жъ архимандритъ и келарь положили предъ нами дѣда нашего государева, блаженные памяти великого государя, грамоту 134 году, за приписью дьяка Андрея /172/ Шипова, а по той великого государя грамотѣ велѣно того жъ Успенского манастыря архимандриту Ионѣ з братьею отъ Шестаковского уѣзду отъ Благовѣщенского стану за 15 верстъ, у Лекмы рѣки, поломцемъ по обѣ стороны Лекмы рѣки, чернымъ раменьемъ, лѣсомъ, и рыбными ловлями в рѣкѣ Лекмѣ, да въ рѣкѣ Жерновкѣ, да в рѣчкѣ Рѣпихѣ, до рѣки Боровицы и до рѣки Булатовы, да в Шестаковскомъ же уѣздѣ пашеннымъ мѣстомъ версты съ три, старыми заросли, порозжими безоброчными мѣстами и черными лѣсами, для росчистки подъ сѣнные покосы, а межа отъ рѣчки Рѣпихи да вверхъ по рѣкѣ Леткѣ, по обѣ стороны рѣки Летки, и с рѣчкою Боровицею, и со всѣми угодьи до рѣчки Булатовки, по данной воеводы Семена Звенигородскаго, владѣть тому Успенскому манастырю изъ оброку, а оброку в нашу великого государя казну платить по рублю на годъ. Да они жъ архимандритъ и келарь положили передъ нами отца нашего государева, блаженныя памяти великого государя царя и великого князя Алексѣя Михаиловича, всеа Росіи самодержца, грамоту 159 году, за приписью дьяка Андрея Немирова, а по той нашей великого государя грамотѣ велѣно въ Березовскомъ стану, за Кырмыжемъ, дикое раменье, отъ перваго Кырмыжского соснового болота да вверхъ по Кирмыжу, по обѣ стороны рѣчки Кирмыжа, до верховины, и сверхъ рѣчекъ Ошети и Пили, по обѣ стороны, внизъ до рѣчки Суны, а по Сунѣ внизъ до устья Сунского, до рѣчки Вои, да по рѣчкѣ Лудянѣ, отъ Ошлань рѣчки до верховины, отъ бору, по обѣ стороны тѣхъ рѣчекъ, что было на оброкѣ за Вятчаны за Епифанкомъ Ѳедянинымъ с товарыщи, отдать Успенского Трифонова манастыря архимандриту Ионѣ изъ оброку безъ перекупки, а оброку с нихъ имать по рублю по 16 алтынъ по 4 денги на годъ. Да они жъ архимандритъ и келарь положили передъ нами отца жъ нашего государева, блаженныя памяти великого государя, грамоту 159 году, а по той нашей великого государя /173/ грамотѣ ихъ манастырскими землями, подъ манастырскою слободкою, что в Хлыновѣ на посадѣ, и той слободы крестьяня ис портныхъ мастеровыхъ изъ девяти человѣкъ, изъ молотчихъ... и рѣшетнику Васкѣ Семенову сыну Загребину, да ремесленнымъ Ивашку Иванову сыну Шадрину з братомъ Иевкомъ, Богдашку Осипову сыну Рублеву, да работнымъ Миткѣ да Микиткѣ Ларіоновымъ дѣтемъ Молосниковымъ, что жили у вдовы Устинницы Панешевы, Ѳедотку Парфенову сыну Семенищову, Олферку Сергѣеву сыну Вяземскому, Останкѣ Оникѣеву, и вдовамъ Овдотицѣ Степановской женѣ Мухачева, Марфицѣ Филиповской женѣ Чешкова, Устинницѣ Ѳедоровской женѣ Панешова, Марфицѣ Степановской женѣ Сонина, и манастырскими огороды и колодеземъ и пашенною полевою землею, которыхъ крестьянъ и земли сыщикъ Ѳедоръ Супоневъ у нихъ отнялъ и отдалъ было ихъ же монастырскимъ приписнымъ крестьяномъ, которые по торгомъ взяты в Хлыновъ на посадъ, Исачку Степанову з братьею и Богдашку Рублеву з дѣтми, к прежнимъ ихъ дворамъ и огородамъ, и что онъ же сыщикъ Ѳедоръ Супоневъ отписалъ у нихъ ихъ же манастырской вотчинной полевой земли к посаду десятинъ съ пять, и что отвелъ к посаду жъ животинной ихъ манастырской выгонъ у рѣки у Хлыновицы, и тѣми землями и з деревнею Митюшинскою, и с крестьяны и з бобыли, опричь тѣхъ крестьянъ, которые по нашему великого государя указу довелись взять въ посадъ, велѣно владѣть Успенского Трифанова манастыря архимандриту Иоакиму з братьею по прежнему; а которые того Успенского манастыря иные помѣстные и вотчинные крестьяне живутъ в Хлыновскомъ уѣздѣ, и тѣмъ крестьяномъ и бобылемъ велѣно в Хлыновъ на посадъ пріѣзжать со всякими своими товары и продавать по воднымъ торгомъ безпенно, на гостинѣ дворѣ, и с возовъ и с струговъ, а въ рядѣхъ лавокъ имъ покупать и наймовать не велѣно. И чтобъ намъ великому государю пожаловать ихъ архимандрита /174/ Александра и келаря Илью Семакина з братьею, велѣть, противъ тѣхъ нашихъ великого государя прежнихъ старинныхъ грамотъ и даныхъ воеводцкихъ памятей на старинные ихъ манастырские вотчины и съ угодьи, дать имъ вновь нашу великого государя грамоту , почему имъ тѣми вотчинами впредь владѣть, потому что тѣ наши великого государя грамоты отъ многихъ лѣтъ полежали и изветчали. А по смѣтному списку прошлого 186 году Успенского Трифонова монастыря архимандритъ з братьею Слободцкого уѣзду с манастырской земли и съ рѣки Кобры и с падучихъ рѣчекъ оброку и пошлинъ в нашу великого государя казну платятъ 5 рублевъ по 27 алтынъ по 5 денегъ; да с Шестаковского уѣзду с оброчныхъ земель з дву вытей с третью и с сѣна и с рыбныхъ ловель оброку и с пошлинами по 3 рубли по 31 алтыну по полуторѣ денгѣ на годъ, обоево по 9 рублевъ по 25 алтынъ по полпяты денги, и сверхъ нашихъ великого государя грамотъ с тѣхъ вотчинъ платятъ они оброку влишкѣ рубль 23 алтына полпяты денги. А по скаскѣ Успенского Трифанова манастыря келаря старца Ильи Семакина, тѣ де оброчные денги платятъ они сверхъ нашихъ великого государя грамотъ с новоросчистныхъ оброчныхъ земель тѣхъ же ихъ угодей. И по нашему великого государя указу тѣми манастырскими домовыми вотчинами и всякими угодьи, которые в тѣхъ нашихъ великого государя жалованныхъ грамотахъ и в воеводцкихъ даныхъ памятяхъ и выписяхъ выше сего писаны, велѣно владѣть имъ Успенского Трифанова манастыря архимандриту Александру и келарю старцу Ильѣ Семакину з братьею, по прежнимъ нашимъ великого государя грамотамъ и по воеводцкимъ данымъ памятямъ и выписямъ, изъ оброку жъ, и оброку с тѣхъ вотчинъ и со всякихъ угодей имъ архимандриту з братьею в нашу великого государя казну платить по Вятцкимъ смѣтнымъ спискамъ и по приходнымъ книгамъ. И какъ къ вамъ ся наша /175/ великого государя грамота придетъ, и вы бъ Вятцкого Успенского Трифанова манастыря архимандриту Александру и келарю старцу Ильѣ Семакину з братьею манастырскими ихъ домовыми вотчинами и всякими угодьи, которые в сей нашей великого государя грамотѣ писаны выше сего, велѣли владѣть по прежнему, по прежнимъ и по сей нашимъ великого государя грамотамъ и по воеводцкимъ даной памяти и по выписи, а оброкъ с тѣхъ ихъ манастырскихъ вотчинъ и со всякихъ угодей велѣли имъ архимандриту;з братьею платить по Вятцкимъ смѣтнымъ спискамъ и по приходнымъ книгамъ. А прочетъ сю нашу великого государя грамоту, и списавъ с нее списокъ слово въ слово оставили в Съѣзжей избѣ, ты Иванъ, за своею рукою, а подлинную сю нашу великого государя грамоту отдали имъ архимандриту з братьею, впредь для иныхъ нашихъ воеводъ и приказныхъ людей. Писанъ на Москвѣ, лѣта 7189 сентября в 26 день.

            Діакъ Сидоръ Скворцовъ.

            Справилъ Ивашко Левкѣевъ.

            Лѣта 7191 августа въ 1 день великіе государи цари и великіе князи Иоанъ Алексіевичъ, Петръ Алексѣевичъ, всеа Великія и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцы, сее грамоту брата своего великихъ государей, блаженныя памяти великого государя царя и великого князя Ѳеодора Алексѣевича, всеа Росіи самодержца, слушавъ, пожаловали с Вятки Хлынова города Успенія Пресвятыя Богородицы Трифонова манастыря архимандрита Александра да келаря старца Илью Семакина да казначея старца Сергія Юферева з братьею, или хто по нихъ в томъ манастырѣ иные архимандриты и братья впредь будутъ, велѣли на ней подписать свое великихъ государей повелѣнье, что быть и впредь противъ того, какъ о томъ в сей грамотѣ брата ихъ великихъ государей, блаженныя памяти великого государя, написано безъ нарушенія.

            Подписалъ діакъ Семенъ Протопоповъ.

/176/

                Напечатана по списку, сохранившемуся въ Межевыхъ книгахъ Успенскаго монастыря. Есть списокъ въ архивѣ Вятской Казенной Палаты.

    51. Грамота царя Ѳеодора Алексѣевича Вятскому воеводѣ К. О. Грушецкому, объ освобожденіи вотчинъ Успенскаго Трифанова монастыря отъ сбора на Сибирскіе хлѣбные запасы, 1680 г. сентября 28.

        Отъ царя и великого князя Ѳеодора Алексѣевича, всеа Великія и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, на Вятку столнику нашему и воеводѣ Козьмѣ Осиповичу Грушецкому да дьяку нашему Ивану Лобкову. Били челомъ намъ великому государю с Вятки Успенского Трифанова манастыря архимандритъ Александръ з братьею. Въ прошлыхъ де годѣхъ платили они с манастырскихъ своихъ вотчинъ въ ямскіе отпуски в подмогу въ 500 рублевъ по сошному письму, а в казачьи де Сибирскіе хлѣбные запасы, по указу дѣда нашего государева, блаженныя памяти великого государя царя и великого князя Михаила Ѳеодоровича, всеа Росіи самодержца, и по жалованной грамотѣ, с ихъ манастырскихъ вотчинъ имать не велѣно, и по се де время не имывано, и на наше великого государя имя та грамота подписана, рушить ее ни въ чемъ не велѣно. А нынѣ де Вяцкіе земскіе старосты, Сенка Левашевъ с товарыщи, самоволствомъ своимъ наложили на нихъ тѣхъ ямскихъ денегъ и в Сибирской хлѣбной запасъ, за прошлые свои недоимки на 184 и на 185 и на 186 и на 187 и на 188 годъ, по переписнымъ книгамъ прошлого 183 году переписчика Михаила Воейкова, да по дворовому числу, 335 рублевъ 9 алтынъ, и правятъ на нихъ, архимандритѣ з братьею, и на крестьянехъ ихъ смертнымъ правежемъ безъ пощады, и отъ того де ихъ крестьяне бредутъ врознь, и жить ихъ крестьяномъ в манастырскихъ вотчинахъ отъ нихъ, земскихъ старостъ, невозможно; а нашему де великого государя указу учинились они земскіе старосты ослушны и все нарушили. /177/ Да въ прошломъ же де во 187 году тотъ ихъ Успенской монастырь и подмонастырская слободка и всякіе письмянные крѣпости, какъ горѣлъ Хлыновъ городъ, все погорѣло безъ остатку, и отъ того де они оскудѣли и раззорились въ конецъ; и намъ великому государю пожаловать бы ихъ, нашего великого государя указу и жалованной грамоты нарушать и по разводнымъ памятемъ земскихъ старостъ въ Сибирской хлѣбной запасъ на нихъ править не велѣть, а въ ямскіе отпуски в подмогу 500 рублевъ велѣть с нихъ имать по сошному писму по прежнему, да и впредь бы имъ земскимъ старостамъ по розводнымъ и ни в какіе монастырскіе расходы съ ихъ вотчинъ имать не велѣть же, и ни въ чемъ ихъ не вѣдать; а на прошлые годы и впредь всякіе доходы с тѣхъ ихъ монастырскихъ вотчинъ збирати имъ архимандриту з братьею, и платить самимъ на Москвѣ мимо Вяцкой Приказной избы и земскихъ людей, и о томъ дать имъ нашу великого государя грамоту съ прочетомъ. А въ жалованной дѣда нашего государева, блаженные памяти великого государя царя и великого князя Михаила Ѳеодоровича, всеа Россіи самодержца, грамотѣ, какова дана изъ Новгородского Приказу во 135 году за приписью дьяка Семена Бредихина, написано: Успенского Трифонова монастыря с вотчинъ, с волости Обловичи (Вобловицы) и с села Полянокъ з деревнями, и с починковъ и с пустошей и с рыбныхъ ловель и со всякихъ угодей, никакихъ податей и нашихъ великого государя денежныхъ поборовъ и казачьихъ хлѣбныхъ запасовъ и кормовъ с сошными людми имать не велѣно, опричь ямскихъ денегъ и стрѣлецкихъ хлѣбныхъ запасовъ и городового и острожного дѣла, а ямскіе денги, стрѣлецкіе хлѣбные запасы и городовое и острожное дѣло велѣно дѣлать по писцовымъ и по дозорнымъ книгамъ з живущаго с сошными людьми вмѣстѣ; и та жалованная грамота на имя отца нашего государева, блаженныя памяти великого государя, и наше /178/ великого государя имя жъ подписана, и ни в чемъ рудить ее не велѣно. Да въ прошломъ во 140 году послана дѣда нашего государева, блаженныя памяти великого государя, грамота на Вятку к воеводѣ ко князю Петру Хилкову: Успенского Трифонова монастыря с вотчинъ за Сибирские хлѣбные запасы денегъ имать не велѣно. И какъ къ вамъ ся наша великого государя грамота придетъ, и вы бъ, по прежнимъ дѣда нашего государева, блаженныя памяти великого государя, жалованной 135 и 140 годовъ, и по сей нашей великого государя грамотамъ, Хлынова города Успенского Трифонова монастыря, с тѣхъ ихъ домовыхъ вотчинъ, за Сибирские хлѣбные запасы на прошлые годы и впредь имать не велѣли, потому что, по жалованной дѣда нашего государева, блаженныя памяти великого государя, грамотѣ 135 году, того Успенского Трифонова монастыря с вотчинъ за Сибирские хлѣбные запасы и никакихъ поборовъ, какъ о томъ писано в сей нашей великого государя грамотѣ выше сего, опричь ямскихъ денегъ и стрѣлецкаго хлѣба и городового и острожного дѣла, имать не велѣно. А прочетъ сю нашу великого государя грамоту отдали бъ Успенского Трифонова монастыря архимандриту Александру з братьею, впредь для иныхъ нашихъ воеводъ и приказныхъ людей. Писанъ на Москвѣ, лѣта 7189 сентября въ 28 день.

            Дьякъ Сидоръ Скворцовъ.

            Справилъ Ивашко Левкѣевъ.

            При грамотѣ находится такое же подтвержденіе отъ имени царей Іоанна и Петра Алексѣевичей 1 августа 7191 (1683) г., какое и при напечатанной выше грамотѣ (отъ 26 сент. 7189 г.)

                Напечатана по списку, хранящемуся въ архивѣ Вятской Казенной Палаты.
____________________________________________________

Отредактировано: Alexender 08.01.2021 - 13:51
Alexender
Аватар пользователя Alexender
Модератор, Модератор блогов и форума, Редактор раздела «Книжные издания»

Не в сети
Последнее посещение: 36 минут 22 секунды назад
Регистрация: 01.09.2014 - 18:06

Труды ВУАК 1906 г. Вып. 3-4 отд. 2

/179/
    52. Грамота царя Ѳеодора Алексѣевича Казанскому воеводѣ Петру Вас. Меньшому-Шереметеву, о посылкѣ добрыхъ дворянина и подьячего для отмежеванія Успенскому монастырю вотчинной земли, что словетъ Вятскія Нижнія Поляны, 1681 г. іюня 18.
        Отъ царя и великого князя Ѳеодора Алексѣевича, всеа Великія и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, въ нашу отчину в Казань боярину нашему и воеводамъ Петру Васильевичю Меншому-Шереметеву с товарыщи. Въ нынѣшнемъ во 189 году сентября въ 16 день послана наша великого государя грамота в Казань к боярину нашему и воеводамъ, ко князю Михаилу Алегуковичу Черкасскому с товарыщи, по челобитью с Вятки Успенского Трифонова монастыря архимандрита Александра да келаря старца Иліи Семакина з братьею, а велѣно обо всемъ великого государя по указу учинить в Казани, безъ отсрочныхъ памятей и безъ помѣстныхъ казанскихъ челобитенъ, какъ у нихъ архимандрита и келаря з братьею въ ихъ челобитьѣ написано, и велѣно ис Казани в Казанской уѣздъ, по Арской дорогѣ, что надъ Вяткою рѣкою и на устъ Воштормы рѣчки, на вотчинную землю Вятского Успенского Трифонова монастыря, в Рожественской ихъ манастырь, что словутъ Вятскіе Поляны, на землю и на сѣнные покосы и на рыбные ловли и на всякія угодья, в тѣ урочища, кои писаны в прежнихъ нашихъ великого государя грамотахъ, послать дворянина да с нимъ Казанской Приказной Палаты подъячего отъ мѣста, добрыхъ, да по старымъ жалованнымъ грамотамъ прадѣда и дѣда нашихъ, великихъ государей, и по отводнымъ межевымъ книгамъ Меншика Мишакова, и по сыскнымъ дозорнымъ книгамъ Истомы Хвостова, и по казанской приказной даной выписи, и по дачамъ, и по инымъ книгамъ и крѣпостямъ, и по переписнымъ казанскимъ книгамъ перепищика столника Матвѣя Супонева, и по прежнему отводу, /180/ вновь велѣно отмежевать и отгранить к тому ихъ Вятцкому манастырю земли и сѣнныя покосы и рыбныя ловли и всякія угодья и дубровы и всякія лѣса, при околныхъ русскихъ людяхъ и при старожилцахъ, а Казанскія Приказныя Палаты подьячего Макара Суетина ево крестьянъ, да приѣзжихъ бѣглыхъ крестьянъ же, Матюшку Бабушкина и сына ево Андрюшку, и Баженка Чертищева, Ивашка Васильева, со всѣми ихъ товарыщи, что они поселились на ихъ манастырскихъ земляхъ, на 10 верстахъ, что съ усть Воштормы рѣчки, съ верхнюю сторону, вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ до Слутки рѣчки, а по татарски Бурекъ, да и по Дюдюмъ врагъ, по ключъ, съ устья, ево прямо в гору в лѣсъ, и по обѣ стороны съ усть рѣчекъ Воштормы и Тоймы и вверхъ по нихъ по Кушакъ рѣчку и до Люги деревни, да иныхъ пришлыхъ же крестьянъ и всякихъ чиновъ Русскихъ людей и иновѣрцовъ Черемису, Янбулатка Яналова с товарыщи ихъ, что поселились на ихъ же манастырскихъ земляхъ по Тоймѣ рѣчкѣ деревнями, да и на Слуткѣ рѣчкѣ жъ деревнею поселились, а по татарски словетъ Бурекъ, по обѣ стороны тѣхъ рѣчекъ, и на Черномъ озеркѣ и на Чернѣевскомъ лугу и на Чернѣевской заводи, велѣно всѣхъ до одного человѣка с тѣхъ ихъ манастырскихъ земель и угодей сослать, и тѣ всѣ мѣста очистить, и отъ всякихъ угодей отъ рускихъ и иновѣрцовъ, по ихъ манастырскимъ стариннымъ урочищамъ и по межамъ, велѣно тѣ ихъ манастырскіе старинные всѣ земли и всякіе ихъ угодья, по старому и по прежнему ихъ владѣнью, какъ истари владѣли, все кругомъ обмежевать, межи и грани и всякие признаки подлинно учинить в правду, да и кругомъ тое ихъ же манастырскую жалованную вотчину, пашенныя и непашенныя земли и всякия росчисти и дикия лѣса, Матюшкино и Свиньино рамешки, и сѣнныя покосы и рыбные ловли и всякія угодьи, отъ нижнія ихъ манастырскіе старинные межи по рѣчку Лѣсную и по ключъ, мѣрою на 5 верстъ, съ усть Воштормы рѣчки /181/ съ верхнюю сторону, вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ, всего на 10 верстъ, до ихъ монастырскіе рѣчки Слутки, а по татарски словетъ Бурекъ, и тое рѣчки Слутки съ устья и до вершины, по обѣ стороны, да и рыбныя ихъ манастырскія ловли, Чернѣевское озеро и Чернѣевская заводь, да на усть ихъ тое рѣчки Слутки и Черного озерка и Чернѣевския заводи, подлѣ Вятку рѣку, сѣнной монастырской покосъ, что словетъ Чернѣевской лугъ, да отъ того же Чернѣевского луга отъ верхнево конца вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ берегомъ манастырския земли на 20 верстъ, со всѣми ихъ угодьи и рыбною ихъ манастырскою ловлею, что словетъ Бахнутьевская заводь, и около ея Бахнутьевская заводи и сѣнными покосы и з Буею и с Казанкою и с ыными мелкими малыми рѣчками, съ устья и до вершины, по обѣ стороны тѣхъ рѣчекъ; да и по другую зарѣчную сторону Вятки рѣки отъ той ихъ нижней манастырской межи, что внизъ Вятки рѣки противъ рѣчки Лѣсные и того ключа, что палъ въ Вятку рѣку ниже ихъ Рожественного монастыря, 5 верстъ, вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ по зарѣчной сторонѣ Вятки рѣки, да и промежъ Вятки рѣки пересыпные островки, и по зарѣчной же сторонѣ Вятки жъ рѣки вверхъ ихъ же манастырской весь берегъ, до ихъ старинныя верхніе межи, что по зарѣчной сторонѣ Вятки рѣки, и до урочищъ ихъ верхнихъ противъ Буи и Казанки рѣчекъ, противъ ихъ старинныхъ жалованныхъ грамотъ и Казанской даной, какъ имъ дано изстари во владѣнье, по отводу первоначалному создателю тоя Вяцкия святыя обители Успения Пресвятыя Богородицы, преподобному отцу архимандриту Трифону Вятцкому чюдотворцу, и тѣ всѣ мѣста властемъ Вятцкого Хлыновского Успенского Трифонова манастыря, архимандриту Александру да келарю старцу Илиѣ Семакину з братьею, велѣно во владѣнье отмежевать и отказать, и однѣ отводные межевые книги архимандриту Александру з братьею, для владѣния и вѣчного ради подкрѣпления, велѣно имъ отдать /182/ на Вятку в манастырь, и другія таковы жъ книги за тѣми жъ руками велѣно оставитъ в Казани в Приказной Палатѣ к ихъ манастырскому крестьянскому и къ черемискому к судному дѣлу, а третіе межевые отказные книги таковы жъ за тѣми жъ руками велѣно послать къ намъ, великому государю, къ Москвѣ и подать въ Приказѣ Казанского Дворца. - И нынѣ били челомъ великому государю с Вятки Успенского Трифонова манастыря архимандритъ Александръ, келарь старецъ Илия Семакинъ з братьею: в прошломъ де во 187 и в нынѣшнемъ де во 189 годѣхъ даны были отводные межевые двѣ наши великого государя грамоты изъ Приказу Казанского Дворца в Казань объ ихъ манастырскихъ старинныхъ домовыхъ жалованныхъ вотчинахъ, что в Казанскомъ уѣздѣ по Арской дорогѣ около ихъ Рожественного монастыря, что словутъ Вятцкие Нижние Поляны, и в прошлыхъ де годѣхъ завладѣли у нихъ напрасно всякихъ чиновъ люди Рускіе да Казанские Приказные Палаты подьячей Макаръ Суетинъ, да бѣглые пришлые съѣзжие ото всякихъ чиновъ людей крестьяне, Матюшка да сынъ его Андрюшка Бабушкины, да Баженко Чертищевъ, да Ивашко Васильевъ с товарыщи; да Тойминскихъ деревень и со Слутки рѣчки живутъ Черемиса, Янбулатко Яналовъ с товарыщи, по Тоймѣ и по Слуткѣ рѣчкамъ и по инымъ рѣчкамъ и по урочищамъ Тотара и Отяки и Чюваша и Мордва, да иные многие бѣглые приѣзжие жъ люди, отъ разныхъ всякихъ чиновъ, из розныхъ верховыхъ городовъ и из уѣздовъ збѣгли, и из деревень своихъ тяглыхъ, и на ихъ манастырскихъ домовыхъ старинныхъ жалованныхъ земляхъ и на сѣнныхъ покосахъ и на рыбныхъ ловляхъ и на всякихъ угодьяхъ поселились жильемъ, на новые ясаки; да и по Дюдюму врагу поселились Русскіе жъ люди села Верхнихъ Полянъ жильемъ же, мимо своей даной земли, за межею, по обѣ стороны поселились деревнями на ихъ манастырской старинной землѣ, да по Оштормѣ и по /183/ Тоймѣ рѣкамъ, и на горахъ, и на Слуткѣ рѣчкѣ поселились деревнями жъ на 10 верстъ, до Слутки рѣчки берегомъ, и около Чернѣевскаго озерка и около Чернѣевския заводи, и Чернѣевскимъ лугомъ, и около Бахнутьевская курьи и кругомъ около тѣхъ всѣхъ мѣстъ, и по обѣ стороны Вятки рѣки, отъ нижніе старинные и до верхніе межи, в тѣхъ въ ихъ в старинныхъ урочищахъ, и завладѣли сильно тѣми ихъ манастырскими жалованными старинными землями, покиня свои прежнія житья, и хотятъ де быть въ избылыхъ отъ всякихъ прежнихъ нашихъ великого государя и своего всякаго тягла и податей и службъ, и отъ тѣхъ де всѣхъ владѣлшиковъ манастырь ихъ нынѣ запустѣлъ отъ хлѣбной и отъ всякой манастырской скудости; и въ нынѣшнемъ де во 189 году дана была отводная межевая другая наша великого государя грамота со всего с подлиннаго з дѣла имъ въ Казань о межеваньѣ и о отводѣ, и по той нашей великого государя грамотѣ въ Казани межеванье и отводъ учинить стало для зимняго времени нелзя; а та де наша великого государя грамота дана была в Казань к боярину нашему и воеводамъ ко князю Михаилу Алегуковичу Черкаскому с товарыщи, а нынѣ де, имъ учинилась из Казани всѣмъ перемѣна, а тебѣ де боярину нашему и воеводамъ, Петру Васильевичу с товарыщи, по той нашей великого государя грамотѣ межеванья и отводу чинить имъ нынѣ нелзя, и тому бы де ихъ межеванью и отводу тѣмъ ихъ всѣмъ вотчинамъ манастырскимъ остановки и задержанія бы нынѣ да и впредь не учинилось, а имъ во многихъ в проѣстяхъ и в далныхъ московскихъ и в казанскихъ безпрестанныхъ волокитахъ и досталъ бы не разоритца, и намъ великому государю пожаловати бъ ихъ, велѣть о прежнихъ отпусковъ, что были даваны межевые отводные двѣ наши великого государя грамоты, и имъ дать третьюю межевую отводную прочетную нашу великого государя грамоту, для вѣдома обо всемъ, и какъ изстари владѣли первоначалникъ /184/ ихъ преподобный чудотворецъ архимандритъ Трифонъ Вятскій и строитель ево старецъ Мисаило з братьею тѣми своими манастырскими вотчинами, всѣми жалованными землями и всякими угодьи по Дюдюму врагу, и съ усть рѣчекъ по обѣ стороны Воштормы рѣчки и по Тоймѣ рѣчкѣ и горами, что на 10 верстъ, до Слутки рѣчки и съ устья Слутки рѣчки по обѣ стороны вверхъ и до вершины, и около Чернѣевскаго озера и около Чернѣевскія заводи и Чернѣевскимъ лугомъ, и отъ той земли до ихъ же вотчины манастырския до Бахнутьевския заводи на 20 верстъ, и около ея Бахнутьевския заводи и по Казанкѣ и по инымъ рѣчкамъ, да и кругомъ около тѣхъ всѣхъ мѣстъ и по обѣ стороны Вятки рѣки, отъ нижния межи, что ниже ихъ Рожественного монастыря 5 верстъ, и вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ до той ихъ вотчины Бахнутьевския заводи, да и по инымъ рѣчкамъ по обѣ жъ стороны Вятки рѣки, з берегами, с пашнями и с лѣсы и з дубравы и з гари и с поляны и з горками, что на 10 верстъ, до рѣчки Слутки, и росчисти и сѣнныя покосы, с рѣчками и сысточки и с озерки и с островки, что промежъ Вяткою рѣкою, и з Бахнутьевскою заводью, отвесть и отмежевать и отказать к нимъ в монастырь по прежнему и вновь по отводу и по межамъ и по старымъ ихъ урочищамъ во владѣнье отдать, а всѣмъ владѣлшикамъ отъ всякаго ихъ манастырского старинного владѣнья отказать, изо всѣхъ мѣстъ всѣхъ ихъ сослать до одного человѣка, и в отказные книги в трои написать, однѣ к Москвѣ, а другия в Казань, а третьи имъ дать на Вятку в манастырь; а по тѣмъ всѣмъ владѣлшикамъ, сколко ихъ объявитца в житьяхъ на ихъ манастырскихъ земляхъ и на всякихъ угодьяхъ, и по нихъ всѣхъ поруки собрать з записью, и у всѣхъ у нихъ владѣлшиковъ ихъ житья всѣ и всякой домовой заводъ и хлѣбъ сухой и не молоченой, что и на пашняхъ у кого сколко хлѣба сѣяно к нынѣшнему ко 189 г. послѣ того отводу и межеванья, тому жъ отводчику и межевшику /185/ и всякой заводъ ихъ все переписать и всѣхъ на лицо именно в росписную особую книгу, и всякого порознь по статьямъ, и переписавъ запечатать до нашего великого государя указу и до ихъ манастырского челобитья, для ихъ напраснаго всякаго владѣнья; да и в проѣстяхъ и во всякихъ манастырскихъ издержкахъ и в московскихъ и в казанскихъ во многихъ волокитахъ и в убыткахъ впредь они манастырскіе власти в Казани, и гдѣ кто судимъ, на тѣхъ всѣхъ владѣлшиковъ за ихъ многое владѣніе станутъ намъ великому государю бить челомъ во всемъ, и противъ сего ихъ челобитья в нашу великого государя в межевую грамоту имянно написать, чтобъ имъ отъ тѣхъ многихъ владѣлшиковъ всѣхъ и досталь бы в конецъ не погинуть и отъ многихъ проѣстей и волокитъ московскихъ и казанскихъ и отъ всякихъ убытковъ впустѣ не быть, и братьѣ и всякихъ чиновъ людемъ з голоду не помереть, и нашихъ великого государя доходовъ всякихъ и службъ впредь бы не отбыть и всѣмъ бы врознь не розбрестись. - И какъ к вамъ ся наша великого государя грамота придетъ, и ты бъ бояринъ нашъ и воеводы Петръ Васильевичъ с товарыщи, противъ челобитья архимандрита Александра, келаря старца Илии Семакина з братьею, учинили указъ по прежнимъ и по нынѣшнимъ великого государя указомъ, и в Казанской уѣздъ по Арской дорогѣ, что надъ Вяткою рѣкою и на усть Воштормы рѣчки, на вотчинную землю Вятского Успенского ихъ манастыря въ Рожественной ихъ манастырь, что словутъ Вятские Нижние Поляны, послалъ на землю и на сѣнныя покосы и на рыбныя ловли и на всякия угодья, въ тѣ урочища, кои писаны в прежнихъ и в сей нашихъ великого государя грамотахъ выше сего, дворянина да с нимъ Приказной Полаты подьячего, добрыхъ, а велѣли имъ взять с собою тутошнихъ и стороннихъ людей старостъ и цѣловалниковъ и крестьянъ, сколко человѣкъ пригожь, да тѣ ихъ манастырские старинные земли и сѣнные покосы и /186/ рыбные ловли и всякия угодья велѣли отмежевать противъ прежнихъ нашихъ великого государя указныхъ грамотъ, по крѣпостямъ, и написать в межевые книги в трои все имянно, да о томъ к намъ великому государю писали и межевые книги, за межевшиковою и стороннихъ людей руками, прислали и велѣли подать в Приказѣ Казанского Дворца боярину нашему князю Якову Никитичю Одоевскому с товарыщи. Писанъ на Москвѣ лѣта 7189 іюня въ 18 день.
            Діакъ Тимофей Литвиновъ.
            Смотрилъ Першка Ксенифонтовъ.
                Напечатана по списку въ Межевыхъ книгахъ Успенскаго монастыря.
    53. Владѣльная правая грамота, выданная Успенскаго монастыря архимандриту Александру съ бр., на Полянскую вотчину, послѣ ея отмежеванія къ монастырю казанскимъ дворяниномъ Писемскимъ, 1682 г. февраля 9.
        Лѣта 7190 февраля въ 9 день били челомъ великому государю царю и великому князю Ѳеодору Алексѣевичю, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцу, с Вятки Хлынова города Успенія Пресвятыя Богородицы Трифонова монастыря власти, архимандритъ Александръ, келарь старецъ Илия Семакинъ, з братьею: в прошлыхъ де во 187 и во 189 годѣхъ посыланы были ис Казанского Приказу в Казань великого государя межевые отводные три грамоты, по ихъ властелинскому челобитью, объ ихъ жалованной старинной домовой манастырской вотчинѣ, что в Казанскомъ уѣздѣ, надъ Вяткою рѣкою, на устъ Воштормы рѣчки, Рожественного ихъ манастыря, что словутъ Вятцкие Поляны: а велѣно, по указу великого государя и по тѣмъ отводнымъ межевымъ грамотамъ, по ихъ властелинскому челобитью, та ихъ манастырская жалованная старинная домовая вотчинная земля в Казанскомъ уѣздѣ, по Арской дорогѣ, что надъ Вяткою, рѣкою на усть Воштормы рѣчки, к Рожественному ихъ манастырю, /187/ что словутъ Вятцкіе Поляны, отъ всякихъ чиновъ отъ рускихъ людей и отъ иновѣрцовъ отмежевать, и тому де ихъ межеванью и отводу в нынѣшнемъ во 190 году декабря въ 8 день отводныя ихъ межевыя книги и отписка ис Казани к великому государю к Москвѣ присланы въ Казанской Приказъ, и великій государь пожаловалъ бы ихъ, властей, с тѣхъ ихъ межевыхъ отводныхъ книгъ велѣлъ имъ дать свою великого государя жалованную владѣлную правую грамоту, да с тѣхъ межевыхъ отводныхъ книгъ списки, за дьячьею приписью, впредь ради подкрѣпленія и ради нынѣшнихъ валовыхъ писцовъ, чтобъ в нынѣшнія въ писцовыя книги во владѣнье за ними властми з братьею написать, и тѣмъ спискамъ быть у нихъ в казнѣ в той ихъ вотчинѣ. А в прошломъ во 187 году августа въ 9 день, по ихъ властелинскому з братьею челобитью, послана великого государя отводная межевая грамота в Казань к столнику и воеводѣ к Михаилу Плещѣеву съ товарыщи. Да в прошломъ во 189 году генваря въ 2 день, по ихъ же властелинскому челобитью, послана великого государя межевая отводная другая грамота в Казань же, к боярину и воеводамъ ко князю Михаилу Алегуковичу Черкаскому с товарыщи, с прежнево отпуску со всего ихъ манастырскаго дѣла. Да во 189 году іюня въ 18 день, по ихъ же властелинскому челобитью, послана великого государя третья межевая отводная грамота с прежнихъ отпусковъ в Казань же, къ боярину и воеводамъ, къ Петру Васильевичу Меншому-Шереметеву съ товарыщи, а велѣно по тѣмъ великого государя межевымъ отводнымъ тремъ грамотамъ послать ис Казани в Казанской уѣздъ, по Арской дорогѣ, что надъ Вяткою рѣкою на усть Воштормы рѣчки, на вотчину Вятского Успенского Трифонова манастыря, на тое ихъ жалованную домовую старинную вотчину Рожественного ихъ манастыря, дворянина да с нимъ Казанской Приказной Палаты подьячего, /188/ отъ мѣста, добрыхъ, и взявъ съ собою стороннихъ Рускихъ людей старожилцовъ, а не иновѣрцовъ, и тѣ ихъ монастырскіе земли, сѣнные покосы и рыбные ловли и всякіе угодья, велѣно отвесть и отмежевать к ихъ манастырской жалованной вотчинѣ, к Рожественному ихъ манастырю, и грани и межи и ямы учинить по старымъ межамъ и гранямъ, и вновь по мѣрѣ по урочищамъ и по признакамъ, противъ стариннаго владѣнія, какъ они прежъ сего изстари владѣли; а бѣглыхъ крестьянъ Матюшку Бабушкина и сына ево Андрюшку и Баженка Чертищева, со всѣми ихъ товарыщи, что поселились на манастырскихъ земляхъ, на 10 верстахъ, что с усть Воштормы рѣчки, с верхнюю сторону, вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ, и Черемису Янбулатка Яналова с товарыщи, что поселились на ихъ же манастырскихъ земляхъ на Тоймѣ рѣчкѣ, да и на Слуткѣ рѣчкѣ жъ, а по татарски словетъ Бурекъ, по обѣ стороны тѣхъ рѣчекъ, с тѣхъ ихъ манастырскихъ со всѣхъ старинныхъ с мѣстъ и со всякихъ угодей всѣхъ до одного человѣка, всякаго чину, сослать и с ясаки ихъ, на прежнія ихъ житья и тягла и ясаки, и отъ всего ихъ владѣнья отказать и впредъ вступаться никому не велѣть, и о томъ обо всемъ велѣно написать имянно порознь по статьямъ в отводныя межевыя в отказныя книги, и учинить трои книги за отводчиковыми и стороннихъ русскихъ людей и за старожилцовыми за руками, и однѣ межевыя и отводныя книги отдать того Вяцкого манастыря архимандриту Александру, а другие таковы жъ книги за тѣми жъ руками оставить в Казани в Приказной Палатѣ, а третьия межевыя и отводныя книги таковы жъ прислать к великому государю к Москвѣ. И в нынѣшнемъ во 190 году декабря въ 8 день писали к великому государю къ Москвѣ ис Казани бояринъ и воеводы Петръ Васильевичъ Меншой-Шереметевъ с товарыщи и присланы отводные межевые книги, а в отводныхъ /189/ и въ межевыхъ книгахъ, отводу и межеванья Казанца Михаила Писемскаго да Казанские Приказные Палаты подьячего Володимера Степанова 189 году февраля въ 15 день написано: Михаило Писемской да Приказной Полаты подьячей Володимеръ Степановъ, по указу великого государя и по наказу боярина и воеводы князя Михаила Алегуковича Черкаского да дьяка Ивана Ляпунова, приѣхавъ они в Казанской уѣздъ, по Арской дорогѣ, что надъ Вяткою рѣкою на усть Воштормы рѣчки, на вотчину Вяцкого Хлынова города Успения Пресвятыя Богородицы Трифонова манастыря въ Рожественной ихъ манастырь, что словутъ Вяцкие Поляны, на землю, на сѣнные покосы и на рыбные ловли и на всякія угодьи, и по дачѣ 103 года и по жалованнымъ прежнихъ 123 и 135 годовъ, и по стариннымъ межевымъ отводнымъ книгамъ Меншика Мишакова 104 году, и по дозорнымъ сыскнымъ книгамъ Истомы Хвостова 114 году, и по переписнымъ Казанскимъ книгамъ столника Матвѣя Супонева 186 году, и по дозорнымъ описнымъ книгамъ и по чертежу Казанца Михаила Кашкадамова 186 жъ году, и по казанской приказной владѣлной даной выписи 188 году, и по указнымъ великого государя отводнымъ межевымъ тремъ грамотамъ, та ихъ манастырская Вятцкая жалованная домовая вотчина, Рожественной ихъ манастырь, тѣ ихъ вотчинные старинные земли, и рыбные ловли и сѣнные покосы и всякие угодьи, к тому ихъ Рожественному манастырю отъ всякихъ чиновъ рускихъ людей и отъ иновѣрцовъ отвели и отмежевали, и грани и ямы учинили по старымъ ихъ манастырскимъ межамъ и гранямъ, и вновь по отводу и по урочищамъ ихъ и по признакамъ, противъ ихъ манастырского стариннаго владѣнья, какъ они власти з братьею прежде сего изстари владѣли тѣми землями, и сѣнными покосы и дубровами и зарослми и рыбными ловлями и пашнями и горами и полянками и пустошами и лѣсами и всякими /190/ угодьи, при околнихъ рускихъ людяхъ и при старожилцахъ и туточныхъ Рожественного ихъ манастыря Вятцкихъ Полянъ крестьянахъ; а приѣзжихъ бѣглыхъ крестьянъ Матюшку Бабушкина и сына ево Андрюшку и Баженка Чертищева, и со всѣми ихъ товарыщи, которые поселились на ихъ манастырскихъ старинныхъ вотчинныхъ земляхъ, да и Черемису Янбулатка Яналова с товарыщи, что они поселились на ихъ же жалованныхъ манастырскихъ земляхъ по той же рѣчкѣ, да на Слуткѣ рѣчкѣ, по обѣ стороны тѣхъ рѣчекъ Воштормы и Тоймы и Слутки, вверхъ дикимъ лѣсомъ, и с тѣхъ со всѣхъ урочищъ на прежния ихъ житья и съ ясаки ихъ сосланы, гдѣ кто прежъ сего жили или гдѣ кто себѣ вновь мѣсто приищутъ, и тѣхъ всѣхъ до одного человѣка сослали. А подьячего Макара Суетина людей и крестьянъ на той ихъ манастырской вотчинѣ на землѣ нѣтъ, а по скаскѣ стороннихъ людей и туточныхъ манастыркихъ крестьянъ, подьячей де Макаръ Суетинъ людей своихъ и крестьянъ с вотчинной ихъ манастырской жалованной земли, что поселены были за Воштормою рѣчкою, свелъ и землю де имъ властемъ з братьею очистилъ тому де годы за два. А тѣ ихъ всѣ манастырскіе жалованные мѣста, земли пашенные и не пашенные, и дубровы и заросли и лѣсъ и сѣнные покосы и рыбные ловли и всякія угодья, къ тому ихъ Рожественному манастырю очистили и во владѣнье имъ властемъ, архимандриту Александру, келарю старцу Ильѣ Семакину з братьею, по прежнему во владѣніе отдали, какъ они прежде сего изстари владѣли по прежнимъ стариннымъ межамъ и по урочищамъ и по отводомъ. А тѣмъ всѣмъ владѣлшикомъ, рускимъ пришлымъ и Черемисамъ Яналову Янбулатку с товарыщи жъ, отъ тѣхъ всѣхъ ихъ манастырскихъ жалованныхъ земель, отъ всего ихъ владѣнія, во всемъ отказали и впредь вступатца имъ и никому не велѣно. Да и кругомъ тое ихъ же манастырскую жалованную домовую /191/ вотчинную землю, и Матюшкино и Свиньино рамешки, росчисти с островки и со всякими угодьи, отъ нижніе ихъ старинные манастырские межи по рѣчку Лѣсную и по ключь отъ ихъ Рожественного манастыря, и до той нижней межи внизъ по рѣкѣ по Вяткѣ мѣрою на 5 верстъ; да отъ того жъ Рожественного манастыря с усть Воштормы рѣчки съ верхнюю сторону, вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ, ихъ манастырскимъ лугомъ, что на сто копенъ, и тѣми манастырскими горами и росчистными пашенными землями, и дубровами и полянками и заросли и дикимъ лѣсомъ, берегомъ тое ихъ манастырские жалованные земли, что вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ, всего на 10 верстъ, до ихъ манастырской старинной жалованной домовой вотчины рѣчки Слутки, и с тое рѣчки Слутки, с усть и до вершины, и съ лѣсомъ по обѣ стороны тое рѣчки вверхъ, пашни и поляны и пустоши и дубровы и заросли и гари и лѣса, мѣрою и верстами и четвертные ихъ пашни земли, и рыбные ловли ихъ манастырские, Чернѣговское озерко и Чернѣевская заводь, на усть ихъ той вотчины рѣчки Слутки, подлѣ Вятку рѣку вверхъ, и сѣнной ихъ же покосъ манастырской весь, что словетъ Чернѣевской лугъ; да и по другую зарѣчную сторону Вятки рѣки, отъ той ихъ нижней манастырской старинной межи, что внизъ Вятки рѣки, противъ рѣчки Лѣсные и ключа, прямо за Вятку рѣку на Гагариновъ истокъ, по зарѣчной сторонѣ Вятки жъ рѣки ихъ же манастырской весь берегъ, с тѣми зарѣчными землями, до ихъ старинные верхние межи, и лѣсомъ пашеннымъ и не пашеннымъ, что по зарѣчной сторонѣ тое Вятки рѣки, и до урочищъ ихъ верхнихъ межъ манастырскихъ, до Казанки ихъ рѣчки, и по инымъ ихъ манастырскимъ урочищамъ; да и промежъ Вятки рѣки островы, и на нихъ лѣса и сѣнные покосы и рыбные ловли, озерки, противъ ихъ старинныхъ всякихъ крѣпостей, какъ изстари имъ властемъ дано з братьею во /192/ владѣнье, по старинному отводу тое Вятцкие обители первоначалному чудотворцу Вятцкому архимандриту Трифону з братьею, вѣчно, безповоротно; и тѣ мѣста всѣ описали по стариннымъ урочищамъ тѣмъ, и по поверстнымъ межамъ, и вновь верстами, межи и грани и ямы и всякіе признаки учинили имъ властемъ з братьею. А по нынѣшнимъ же межевымъ отводнымъ книгамъ 189 году, и межа учинена села Рожественного той ихъ землѣ, съ нижние ихъ манастырские старинные поверстные межи, противъ жалованныхъ государевыхъ грамотъ и по всѣмъ ихъ крѣпостямъ, по прежнимъ урочищамъ: с ключа, что внизъ по Вяткѣ рѣкѣ отъ ихъ Рожественного манастыря снизу Вятки рѣки, а тотъ ключъ палъ из лѣсу недошедъ Вятки рѣки в болото и в ржавчину у Вятки рѣки; повыше того ключа у ржавщины на лугу подлѣ лѣсъ стоятъ два дуба, и на одномъ дубу, которой стоитъ х ключю, учинены двѣ грани вновь: одна указываетъ к Вяткѣ рѣкѣ прямо и на зарѣчную сторону Вятки рѣки, на источекъ, который идетъ подлѣ боръ и палъ в Вятку рѣку, а словетъ тотъ истокъ Гагаринъ, а на усть того источка по верхнюю сторону таловые кусты, а отъ тѣхъ дву дубовъ до рѣки Вятки мѣрою 27 саженъ, а ниже того ключа и дву дубовъ по Вяткѣ рѣкѣ внизъ по берегу лугъ, и по скаскѣ стороннихъ людей и тутошнихъ села Полянокъ крестьянъ, на томъ лугу сѣнные покосы преосвященного Іоасафа митрополита Казанского и Свіяжского села Усаду, а отъ тѣхъ дубовъ противъ грани выкопана яма, отъ дуба отмѣрена сажень, а въ ямѣ уголья, а отъ ямы и отъ дву дубовъ прямо к горѣ, по ключу, въ черной лѣсъ бояракомъ, а съ того ключа до вершины мѣрою 170 саженъ, а отъ вершины того ключа прямо на липу, которая стоитъ в вершинѣ того ключа, а на той липѣ учинены двѣ грани, а с тое липы прямо к горѣ в черной лѣсъ, а отъ того ключа вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ горами до манастыря и до Оштормы рѣчки 5 верстъ, /193/ а в тѣхъ поверстныхъ межахъ по горамъ отъ манастыря в дву и в трехъ верстахъ великого государя руда, мѣдное дѣло, учинена межа отъ земли преосвященного Іоасафа митрополита Казанского и Свіяжского села Усадъ, Вяцкого Успенского Трифонова манастыря с вотчинною землею отъ рѣчки отъ Воштормы на низъ Вятки рѣки, по старой межѣ и по гранямъ писцовъ Семена Волынского с товарищи, у рѣчки Воштормы на лугу писцовой столбъ, а на томъ столбу три старые грани: одна грань указываетъ подлѣ усадбы того села Усаду впредь по гранямъ по полю к горѣ, а другая внизъ по Воштормѣ рѣчкѣ, а третьяя вверхъ по Воштормѣ рѣчкѣ накось, черезъ рѣчку Вошторму, вверхъ на Черемискіе поля деревни Тоймы, а с того столба на столбъ же и на яму, а на немъ двѣ грани, а с того столба и с ямы в черной лѣсъ на болшой дубъ, на немъ одна грань, а грань указываетъ назадъ по гранямъ: направѣ земля вверхъ по Воштормѣ рѣчкѣ преосвященного Іоасафа митрополита Казанского и Свіяжского, а на лѣвѣ пашенная земля и лѣсъ до Вятки рѣки и внизъ отъ Воштормы по Вяткѣ рѣкѣ по ключь, до первыхъ новыхъ граней, что вновь учинены, да отъ дву дубовъ на 5 верстъ, Вятцкого Успенского Трифонова манастыря села Рожественного, да въ тѣхъ же поверсныхъ межахъ пашенные и не пашенные дубровы и заросли и гари и полянки и Матюшкино и Свиньино рамешки, росчисти, отведены к тому ихъ Рожественному манастырю к селу Полянамъ, а за тѣми за Матюшкинымъ и Свиньинымъ рамешки и за росчисти лѣсъ и дубровы к тому манастырю, с ясашными Татары, розныхъ деревень Шуней нерозводно, учинена межа за Оштормою рѣчкою противъ устья Дюдюма врага, на лугу, что владѣли Черемиса деревни Тоймы Янбулатко Яналовъ с товарыщи, поставленъ вновь столбъ, а на немъ грань, а подъ нимъ положено уголье, а отъ рѣчки отъ Воштормы до того столба мѣрою 98 /194/ саженъ, а с того столба на дубъ, на немъ двѣ грани, а с того дуба на столбъ, что стоитъ у Тойминской болшой дороги, а с того столба на столбъ же, что поставленъ у Тоймы рѣчки, подъ нимъ уголье, а на немъ двѣ грани: одна грань указываетъ назадъ по тѣмъ же гранямъ, а другая грань указываетъ прямо черезъ рѣчку Тойму на ключь, который вышелъ изъ черного лѣсу, повыше оброчной меленки мутовки митрополича крестьянина села Усаду Петрушки Короваева с товарыщи; ѣдучи по тѣмъ гранямъ на правѣ земля и сѣнные покосы и лугъ, что на сто копенъ, до Вятки рѣки, которымъ лугомъ владѣли самоволствомъ руские бѣглые деревни Горокъ Матюшка и сынъ ево Андрюшка Бабушкины с товарыщи и Черемиса деревни Тоймы Янбулатко Яналовъ с товарищи жъ, Вятцкого Успенского манастыря села Полянъ; а налѣвѣ земля вверхъ по тѣмъ же гранямъ, по Оштормѣ и по Тоймѣ рѣчкамъ, Черемиская деревни Тоймы Янбулатка Яналова с товарыщи, а отъ тѣхъ граней до Вятки рѣки по смѣтѣ верста, а по рѣчкѣ Воштормѣ в той поверстной верстѣ на манастырской вотчинной землѣ оброчная мелница крестьянина Матюшки Бабушкина с товарыщи, да по Тоймѣ рѣчкѣ пониже граней оброчная меленка мутовка митрополича крестьянина села Усаду Петрушки Короваева, а съ столба, которой поставленъ у Тоймы рѣчки, прямо в гору, в лѣсъ ко ключу и до вершины, а с вершины того ключа логомъ и впрямь чернымъ лѣсомъ, горами, до Слутки рѣчки, а потатарские Бурекъ, что на 10 верстахъ, а по тѣмъ горамъ, что отъ Воштормы рѣчки, пашня и гари и заросли и полянки и черной лѣсъ поперегъ к Вяткѣ рѣкѣ манастырской, что сведены с тѣхъ мѣстъ пришлые крестьяне Матюшка и сынъ ево Андрюшка Бабушкины с товарыщи; а отъ Вятки рѣки по рѣчкѣ Слуткѣ, по обѣ стороны, пашенной земли и перелогу и зарослей и дубровъ пашенныхъ и непашенныхъ и полянокъ и гарей в /195/ длину, до черного лѣсу, по смѣтѣ на двѣ версты; а отъ поверстныхъ дачъ в черной лѣсъ, черного лѣсу, вверхъ по рѣчкѣ Слуткѣ и по вершинѣ, и з дикимъ лѣсомъ, з землею и с угодьи, скаскѣ по стороннихъ людей, на 15 верстъ, а с тѣхъ пашенныхъ земель и з зарослей сведены Черемиса Янбулатко Яналовъ с товарыщи; и в тѣхъ межахъ на рѣчкѣ Слуткѣ в манастырскихъ земляхъ двѣ мѣленки мутовки, оброчные, Черемисы деревни Слутки Тонатмышка Янабасова да Тенгибейка Табытьева, да рыбные ихъ манастырскіе ловли, Чернѣевское озеро и Чернѣевское озерко, с озерки, и Чернѣевская заводь на усть тое ихъ рѣчки Слутки, подлѣ Вятку рѣку, и сѣнной ихъ же покосъ манастырской весь, что словетъ Чернѣевской лугъ, по описи и по чертежу казанца Михаила Кашкадамова; на томъ лугу сѣнныхъ покосовъ около Черного озера и Чернѣевской заводи на 2000 копенъ; отъ верхнева конца на низъ Вятки рѣки учинена межа вновь: сверху Чернѣевского лугу, подлѣ рѣки Вятки, на вязу грань а указываетъ та грань внизъ Вятки рѣки подлѣ горъ, а отъ того вязу до Вятки рѣки мѣрою 12 саженъ, а с того вязу на дубъ развиловатой, а съ того дуба подлѣ горъ и по пряслу и подлѣ болота на березу суховерховатую, а с тое березы грань указываетъ прямо черезъ воротца Татарские деревни Дюдюмъ и черезъ бакалдицу, что в ней дубнякъ и ивовые кусты, в черной лѣсъ, и налѣвѣ дубровы и заросли и полянки к Вяткѣ рѣкѣ с верхние изголови Чернѣевского лугу манастырские, а направѣ по горамъ до того дуба земля и лѣсъ ясашныхъ Татаръ деревни Дюдюмъ, а с того дуба и грани прямо на липу и в черной лѣсъ по правую сторону земля и лѣсъ ясашныхъ Татаръ тое деревни Дюдюмъ, а по лѣвую сторону по той же межѣ в черной лѣсъ земля к деревнѣ Слуткѣ, потатарски словетъ Бурекъ, изъ которые деревни сведены Черемиса Янбулатко Яналовъ с товарыщи, Вяцкого Успенского Трифонова /196/ манастыря села Рожественного Полянъ. А по другую зарѣчную сторону Вятки рѣки межа учинена манастырской землѣ и рыбнымъ ловлямъ и сѣннымъ покосамъ и всякимъ угодьямъ с нижние ихъ манастырские межи старинные поверстные, снизу Вятки рѣки с устья з Гагарина источку, которой идетъ подлѣ боръ и палъ в Вятку рѣку, а на усть того источка по верхнюю сторону таловые кусты, а нанизъ Вятки рѣки, за Гагариномъ источкомъ, земля ясашныхъ крестьянъ деревни Верхнихъ Заструговъ, а вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ, подлѣ боръ и с Гагарина истоку, по зарѣчной сторонѣ Вятки рѣки манастырские земли и сѣнные покосы и рыбные ловли до ихъ старые верхние межи, тое Вятки рѣки, вверхъ горами до урочищъ ихъ верхнихъ, до Казанки рѣчки, по смѣтѣ верстъ съ 15, и в тѣхъ поверстныхъ манастырскихъ урочищахъ сѣнныхъ покосовъ до неводные бокалдины, гдѣ у нихъ сходитца коса с косою, по смѣтѣ тысячи на двѣ; а по верхную сторону тое жъ неводные бокалдины, в тѣхъ же манастырскихъ поверстныхъ межахъ, на Короткой истокъ и по дубовой гривѣ на конецъ Казанского озера, до частого осокорника, что по гривкѣ, и до Гнилой волошки, до Сушинского мысу, сѣнные покосы деревни Сушей ясачныхъ крестьянъ и Вотяцкіе оброчные, а по смѣтѣ тѣхъ сѣнныхъ покосовъ в длину версты на двѣ, а поперегъ на версту; а по лѣвую сторону к Вяткѣ рѣкѣ, с тое жъ неводные бокалдины по Гнилую волошку, оброчные Черемиские сѣнные покосы дву деревень Оштормы Кукморы, а Тоймы тожъ, Верхнихъ и Нижнихъ, а по смѣтѣ тѣхъ сѣнныхъ покосовъ будетъ в длину на полторы версты, а поперегъ на полверсты, и в тѣхъ покосѣхъ рыбные ловли, озеро Казанское и истоки манастырские жъ, а по Вяткѣ рѣкѣ, отъ нижніе межи и до Казанки рѣчки, четыре острова, и на тѣхъ островахъ сѣнные покосы и рыбные ловли манастырскіе села Полянъ. А рѣчки Чепочки /197/ и другие рѣчки Буи, которые к тому манастырю написаны в жалованныхъ грамотахъ, в тѣхъ мѣстахъ нѣтъ; тѣ де рѣчки в Уржумскомъ уѣздѣ; а Бахнутьевская заводь отъ Чернѣевского лугу по Вяткѣ рѣкѣ вверхъ верстъ з десять, за помѣщиковыми и ясашными землями. И Вяцкого Успенского Трифонова манастыря архимандритъ Александръ, будучи у межеванья вотчинныхъ земель, сказалъ; тѣми де рѣчками Буею и Чепочкою и Бахнутьевскою заводью с сѣнными покосы владѣетъ онъ по прежнимъ жалованнымъ грамотамъ, а спору ни с кѣмъ у него нѣтъ. А таковы жъ книги, за руками Михаила Писемского и подьячаго Володимера Степанова и за руками стороннихъ людей и старожиловъ, на вотчинную ихъ манастырскую землю властемъ, архимандриту Александру да келарю старцу Ильѣ Семакину з братьею, межевые отводные книги отданы на Вятку в манастырь для владѣнія. И въ нынѣшнемъ во 190 году декабря въ 28 день, по указу великого государя, велѣно имъ властемъ з братьею на ихъ жалованную старинную домовую манастырскую вотчину, Казанского уѣзду, надъ Вяткою рѣкою, Рожественного ихъ манастыря, на Вяцкіе Поляны, дать с межевыхъ и отводныхъ книгъ великого государя жалованную владѣлную правую грамоту противъ ихъ челобитья, а для валовыхъ писцовъ дать с тѣхъ с межевыхъ отводныхъ книгъ списки, и по сей великого государя правой жалованной владѣлной грамотѣ, и по нынѣшнимъ отводнымъ межевымъ книгамъ Казанца Михайла Писемского да Казанской Приказной Палаты подьячего Володимера Степанова 189 году, тое ихъ вотчины землями, дубровами и зарослми и полянками и горами, и с Матюшкинымъ и Свиньинымъ с рамешки и с росчистными мѣстами, и с лѣсомъ, и по Дюдюму врагу по ключь пашенною и не пашенною землею и лѣсомъ и лугомъ, что на сто копенъ, усть Воштормы рѣчки с верхнюю сторону до ихъ манастырскихъ /198/ горокъ, по обѣ стороны тое Воштормы рѣчки, и по Тоймѣ рѣчкѣ вверхъ по обѣ жъ стороны, а отъ ихъ манастырскихъ горъ на 10 верстъ, полянками и лѣсомъ и гарми и дубровами, и росчистными пашенными ихъ землями и сѣнными покосы, до ихъ старинной жалованной домовой прежней вотчины, что подлѣ Вятку рѣку, вверхъ до Слутки рѣчки, а по татарски словетъ Бурекъ, и съ усть тое рѣчки Слутки, по обѣ стороны, вверхъ тое рѣчки и по вершинѣ, по обѣ стороны, всѣми мѣстами и рыбными ловлями в Слуткѣ и в Воштормѣ и Тоймѣ рѣчкахъ, вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ, что близь устья Слутки рѣчки, рыбными ловлями, Чернымъ озеромъ и Чернѣевскою заводью, и с иными озерки и с источки, и что подлѣ Вятку рѣку вверхъ около Черного озерка и Чернѣевские заводи, по обѣ стороны, и с сѣнными покосы, что словетъ Чернѣевской лугъ, и отъ того Чернѣевского лугу вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ рыбною старинною жалованною вотчинною Бахнутьевскою заводью, и около ее сѣнными покосы и с островки и с озерки и с источки и с лѣсы, и отъ того ихъ Рожественного манастыря внизъ по Вяткѣ рѣкѣ горами и пашенными землями и полянками и лѣсомъ, до ихъ старинные нижніе межи по Лѣсную рѣчку и по ключь, на 5 верстъ, а отъ Лѣсные рѣчки и отъ ключа и отъ граней прямо за Вятку рѣку на Гагариновъ истокъ, а з Гагаринова истоку вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ землями и сѣнными покосы и рыбными ловлями и всякими угодьи, отъ ихъ нижней межи до ихъ старинной верхней межи, вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ, до ихъ старинныхъ урочищъ, Казанки рѣчки, по обѣ стороны Вятки рѣки, землями всѣми и сѣнными покосы и рыбными ловлями и лѣсами и всякими угодьи. А Чепочка рѣчка и Буя рѣчка жъ, что пала в Вятку рѣку, в Уржумскомъ уѣздѣ, и промежъ тѣми рѣчками Чепочкою и Буею, да и по обоимъ сторонамъ тѣхъ рѣчекъ, мѣрныхъ на 10 верстъ, и съ устья /199/ тѣхъ рѣчекъ Чепочки и Буи, отъ Вятки рѣки вверхъ по ключю по Ошки всѣми мѣстами, пашенными и непашенными, и сѣнными покосы и рыбными ловлями в Буѣ рѣчкѣ, с устья и вверхъ, и озерками и источками и заливы и со всякими угодьи, написаны той ихъ обители за ними, властми з братьею, во владѣньѣ, прадѣда и дѣда прежнихъ великихъ государей в жалованныхъ старинныхъ грамотахъ, за Вятцкимъ Хлыновскимъ Успенскимъ Трифоновымъ манастыремъ, какъ о той ихъ манастырской жалованной домовой вотчинѣ в сей великого государя в жалованной владѣлной в правой грамотѣ писано, нынѣ и впредь неподвижно имъ вѣчно владѣть, потому что та ихъ манастырская жалованная старинная домовая вотчина имъ властемъ з братіею по старымъ ихъ крѣпостямъ крѣпка, и во владѣнье имъ изстари дана. А для валовыхъ писцовъ с нынѣшнихъ межевыхъ и отводныхъ книгъ даны имъ властемъ з братьею изъ Казанского Приказу списки, за дьячею приписью. А бѣглымъ пришлымъ крестьянамъ Матюшкѣ и сыну ево Андрюшкѣ Бабушкинымъ со всѣми ихъ товарыщи, Янбулатку Яналову со всѣми ево товарыщи, в тое ихъ манастырскую домовую жалованную старинную вотчину, в земли и в сѣнные покосы и в рыбные ловли и во всякія угодья вступатца, и владѣть никому не велѣно; а тое ихъ жалованной манастырской домовой вотчины Рожественного ихъ манастыря крестьянамъ и бобылямъ и всякимъ жилецкимъ людямъ велѣно ихъ властей з братью слушать, и хто и по нихъ иные власти и братья в той ихъ обители впредь будутъ, по ихъ властелинскому приказу пашню на нихъ пахать и сѣно косить и издѣлья дѣлать и всякие ихъ манастырские доходы имъ на Вятку в обитель платить сполна и во всемъ быть имъ всѣмъ послушнымъ.
            Діакъ Борисъ Михайловъ.
            Справилъ Першка Ксенефонтовъ.
            Лѣта 7191 іюля въ 27 день Божіею милостию мы, /200/ великіе государи цари и великіе князи Іоаннъ Алексѣевичъ, Петръ Алексѣевичъ, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцы сее жалованные грамоты слушавъ, пожаловали с Вятки Хлынова города Успения Пресвятые Богородицы Трифонова манастыря властей, архимандрита Александра, келаря старца Илью Семакина, казначея старца Сергія Юферева, з братьею, или хто по нихъ впредь в той обители иные власти и братья будутъ, велѣли имъ сее жалованную правую грамоту подписати на свое великихъ государей именованіе, и тѣми ихъ домовыми старинными вотчинами, землями и сѣнными покосы и рыбными ловлями и всякими угодьями, велѣли имъ властемъ з братьею владѣть по писцовымъ и по переписнымъ книгамъ и по крѣпостямъ безповоротно, и сее у нихъ жалованные правые грамоты рудити не велѣли никому ни въ чемъ, и велѣли у нихъ быти во всемъ по тому, какъ в сей в жалованной правой грамотѣ писано.
            Діакъ Иванъ Кучецкой.
                Напечатана по списку, находящемуся въ Межевыхъ книгахъ Трифонова монастыря.
    54. Память, данная воеводою Дорошенко Успенскаго монастыря архимандриту Александру съ бр., объ отдачѣ монастырю на оброкъ перевозовъ черезъ рр. Вятку и Чепцу, противъ монастырскихъ Девятьяровскихъ дворовъ, 1683 г. мая 13.
        Лѣта 7191 маіа в 13 день билъ челомъ великимъ государемъ царемъ и великимъ княземъ Иоанну Алексѣевичю, Петру Алексѣевичю, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцемъ, а в Хлыновѣ в Приказной избѣ подалъ челобитную воеводѣ Петру Дороѳеевичю Дорошенку да дьяку Борису Михайлову Хлыновского Успенского Трифонова манастыря архимандритъ Александръ з братьею, а в челобитной ихъ написано: есть де в Чепецкомъ стану на годовомъ /201/ оброкѣ перевозъ черезъ Вятку и усть Чепцы рѣкъ, противъ манастырскихъ ихъ деревень Деветьяровскихъ дворовъ, а прежъ де сего владѣлъ тѣмъ перевозомъ Николской бобыль Тимошка Прозоровъ и живетъ де онъ отъ того перевозу болше версты, а береги у того перевозу ихъ манастырские оба, и пашня и сѣнные покосы, а которые люди, приѣжжая к тому перевозу, за далнымъ ево житьемъ, клича перевозу, болши сутокъ стоятъ на тѣхъ покосѣхъ, ихъ травятъ и в городахъ сѣно кормятъ, и великие государи пожаловали бъ ихъ архимандрита з братьею, велѣли имъ тотъ перевозъ, дому ради Пречистыя Богородицы Успения и преподобного Трифона чудотворца, для домовыхъ крестьянъ проѣзду и сѣнныхъ ихъ покосовъ, для обережи вотчинѣ и угодью, отдать из наддачи на оброкъ. А в Приказной избѣ в приходной в новооброчной книгѣ 187 году апрѣля съ 3 числа написано: „Дано на оброкъ по 190 годъ 1) апрѣля по то жъ число Чепецкого стану Тимошкѣ Прозорову на усть Чепцы Николского погоста, а вешнею водою возятъ вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ до Быстрого и до зимняго звозу, а внизъ по Вяткѣ до пустынки и до креста, а в меженную воду вверхъ по Чепцѣ рѣкѣ до Мудорѣзового озера, а оброку ему велѣно платить по 7 алтынъ на годъ“. И нынѣ тому перевозу срочные годы отошли в прошломъ во 190 году апрѣля въ 3 день, а владѣетъ онъ Тимошка нынѣ безъ дачи. И по указу великихъ государей, воевода Петръ Дороѳевичъ Дорошенко да дьякъ Борисъ Михайловъ отдали тѣ перевозы изъ наддачи на оброкъ ему архимандриту Александру з братьею, черезъ Вятку и Чепцу рѣки, противъ ихъ челобитья, на пять лѣтъ, с нынѣшняго 191 году маия с 1 числа по 196 годъ маиа по то жъ число, что владѣлъ Тимошка Прозоровъ, будетъ до тѣхъ срочныхъ лѣтъ иныхъ перекупщиковъ на тотъ перевозъ из наддачи не будетъ. А в /202/ казну великихъ государей с того перевозу оброку ему, архимандриту Александру з братьею, платить прежнего, что платить бобыль Тимошка Прозоровъ, по 7 алтынъ, да нынѣшней новой наддачи по 10 денегъ, а с наддачи пошлинъ по деньгѣ, обоего, прежняго оброку и с новою наддачею и с пошлинами, платить по 8 алтынъ по 5 денегъ на годъ. А на нынѣшней на 191 годъ тѣ оброчные денги с того перевозу 8 алтынъ , 5 денегъ, да съ челобитья 8 алтынъ 2 денги, великихъ государей в казну в Приказную избу взято. И впредь имъ платить тотъ оброкъ со 192 году маия съ 1 числа и до срочныхъ лѣтъ по вся годы сполна, Чепецкого стану с крестьяны вмѣстѣ, и буде послѣ срочныхъ лѣтъ на тотъ перевозъ иныхъ перекупщиковъ никого не будетъ, и имъ тѣмъ перевозомъ потому жъ владѣть и оброкъ платить ежегодь сполна и до перекупщиковъ.

1) В копии по ошибке: 105.
            Къ сей памяти воевода Петръ Дороѳеевичъ Дорошенко печать свою приложилъ.
            Діакъ Борись Михайловъ.
            Справилъ Андрюшка Рязанцовъ.
                Напечатано по копіи, хранящейся въ архивѣ Вятской Казенной Палаты.
    55. Грамота царей Іоанна и Петра Алексѣевичей воеводѣ П. Д. Дорошенко, съ повелѣніемъ „не править" съ Успенскаго и Богоявленскаго монастырей пенныхъ денегъ за „нѣты“ 11 человѣкъ монастырскихъ даточныхъ людей, 1683 г. іюля 15.
        Отъ царей и великихъ князей Іоанна Алексѣевича, Петра Алексѣевича, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцевъ, на Вятку воеводѣ нашему Петру Дороѳеевичу Дорошенку да дьяку нашему Василью Макарьеву. Въ нынѣшнемъ во 191 году били челомъ намъ великимъ государемъ с Вятки Успенского Трифонова манастыря архимандритъ Александръ да келарь старецъ Илья Семакинъ, да Богоявленского манастыря игуменъ Иоиль з братьею: въ прошломъ /203/ де во 189 году, по грамотѣ изъ Ретарского Приказу, велѣно на Вяткѣ на манастырьскихъ ихъ слушкахъ и на крестьянехъ доправить за нѣты даточныхъ людей 172 году пенныхъ денегъ тысячю сто рублевъ; а въ прошломъ де во 179 году, по указу отца нашего государева и по грамотѣ изъ Манастырьского Приказу, с манастырьскихъ ихъ крестьянъ датошныхъ и за датошныхъ денегъ на 172 годъ по рублю з двора и иныхъ никакихъ датошныхъ имать не велѣно; и намъ великимъ государемъ пожаловати бъ не велѣть за нѣты датошныхъ людей нашихъ великихъ государей пенныхъ денегъ править, а з грамоты, какова дана имъ изъ Манастырского Приказу, взяти бъ к тому ихъ челобитью и къ выпискѣ за рукою списокъ. И въ Ретарскомъ Приказѣ выписано: въ прошломъ во 172 году, по указу блаженные памяти великого государя, велѣно быть на ево государевѣ службѣ, въ полку боярина и воеводы князя Якова Куденетовича Черкаского с товарыщи, Ретарского строю полковника в Оѳонасьевѣ полку Троурнихта, Вятскихъ манастырей и пустынь коннымъ датошнымъ людемъ, которые взяты на 171 годъ со ста да на 172 годъ з двухсотъ дворовъ по человѣку, Успенского Трифонова манастыря Микулкѣ Верещагину, Андрюшкѣ Чернышову, Калинкѣ Бережного, Ивашкѣ Моклокову, Ивашкѣ Семакину, Стенкѣ Нагорнишному, Гришкѣ Васильеву, Антошкѣ Глѣбову, Панкрашкѣ Иванову, итого 9 человѣкомъ, да Богоявленского манастыря Левкѣ Секерину, Гришкѣ Давикину, итого дву человѣкомъ; а в смотрѣномъ отпускномъ списку Ретарского строю полковника Аѳанасья Троурнихта прошлого 173 году ноября въ 24 день, которые датошные смотрѣны и оставлены на Невлѣ, и в томъ списку с Вятки Успенского Трифонова манастыря Микулка Верещагинъ с товарыщи, 9 человѣкъ, да Богоявленского манастыря Левка Секѣринъ, Гришка Давыкинъ написаны в нѣтехъ; а по нашему великихъ государей указу и /204/ по докладной выпискѣ, чьи даточные люди по наряду на службѣ не бывали, и за тѣхъ датошныхъ людей велѣно имать пенныхъ денегъ по сту рублевъ за человѣка, и по тому нашему государеву указу довелось взять за нѣты датошныхъ людей Успенского Трифонова манастыря Микулки Верещагина с товарыщи, 9 человѣкъ, да Богоявленского манастыря Левки Секѣрина, Гришки Давыкина, по сто рублевъ за человѣка, итого тысяча сто рублевъ. - И в нынѣшнемъ во 191 году Успенского Трифонова манастыря келарь старецъ Илья Семакинъ подалъ з грамоты списки за рукою 179 году, каковы даны имъ на Вятку, одна къ епископу Александру Вятскому, а другая къ столнику и воеводѣ, что нынѣ околничей, къ Венедикту Андреевичу Змеову, а въ спискахъ написано: въ Манастырскомъ Приказѣ по приходной книгѣ довелось взять Вятскихъ манастырей с вотчинъ Успенского Трифонова Хлыновского манастыря со 608 дворовъ да Богоявленского манастыря съ 47 дворовъ, Воздвиженского манастыря 82 дворовъ, Екатерининского манастыря 59 дворовъ, Троицкой Верховятской пустыни съ 30 дворовъ, да съ Троитской же Истобенской пустыни съ 30 жъ дворовъ, да Олександра епископа Вятского приписного ево Предтеченского манастыря со 16 дворовъ, в Малоросійскіе датошные на прошлой на 172 годъ, по рублю з двора; а в челобитьѣ Вятскихъ манастырей властей написано: по указу великого государя и по грамотѣ велѣно Вятскихъ манастырей с вотчинъ взять в Малоросійского датошного на прошлой 172 годъ по рублю з двора, а тѣ де манастырскіе крестьяне с Вятскими с тяглыми с посадскими людми и с уѣздными крестьяны написаны въ тяглѣ, и всякие хлѣбные запасы и денежные доходы и подати на Вяткѣ платятъ и службы служатъ с тѣми тяглыми людми вмѣстѣ по вся годы, да с тѣхъ Вятскихъ манастырей с крестьянскихъ и з бобылскихъ дворовъ изъ того жъ окладу взято в салдатскую службу /205/ в прошлыхъ годѣхъ болши дву сотъ человѣкъ, и службу служатъ и по се число, и великій государь пожаловалъ бы ихъ, не велѣлъ на нихъ датошныхъ и за датошныхъ денегъ и всякихъ доходовъ править, и по тому ихъ челобитью для подлинного вѣдома в Новогородской Приказъ посылана память, а в памяти изъ Новогороцкого Приказу за приписью дьяка Еѳима Юрьева написано: Вятскихъ манастырей крестьяне на Вяткѣ в вытномъ в сошномъ письмѣ и по писцовымъ книгамъ с Вятчаны с посадскими людми и с уѣздными крестьяны в тяглѣ написаны, и денежные доходы, данные, оброчные, и стрѣлецкіе, и ямскіе, и полоняничные денги с Вятчаны с посадскими людми платятъ, и Архангелского города и Колмогорскимъ и Колскимъ и Пустоозерскимъ стрѣлцамъ на жалованье к Архангелскому городу хлѣбъ возятъ, и сибирскіе хлѣбные запасы отпускаютъ, и в струговые плотники тѣхъ манастырей крестьяне денги в помочь даютъ; да сверхъ памяти, для подлинного вѣдома, Вятскихъ пяти городовъ выборные челобитчики Андрюшка Хохряковъ, Ивашко Блиновъ, Матюшка Платуновъ, в Манастырскомъ Приказѣ в допросѣ сказали, и вмѣсто земскихъ старосты и цѣловалниковъ и посадскихъ и уѣздныхъ крестьянъ в скаскѣ своей написали: Вятскихъ манастырей крестьяне и бобыли в писцовыхъ и переписныхъ книгахъ написаны с ними тяглыми людми вмѣстѣ, и всякіе денежные доходы, данные, и оброчные, и стрѣлецкіе, и ямскіе денги, и в хлѣбные запасы, и в земскіе росходы и в Верхотурские струги и в Вятское городовое строенье, и подворные денги, и к Архангелскому городу на городовое строенье со всего окладу платятъ и всякие службы служатъ, и в салдаты и в стрѣлцы даютъ с ними ж Вятскими посадскими тяглыми людми. Да Вятскихъ манастырей власти в челобитьѣ своемъ написали: Архангелского жъ манастыря, что на Юстюгѣ, да Коряжемского да Веденского манастырей, /206/ что у Соли Вычегодской, с крестьянъ датошныхъ и за датошныхъ денгами имать не велѣно; а тѣ де манастыри и вотчинные крестьяне службами и тягломъ с ихъ манастырскими крестьяны таковы жъ. И въ Манастырскомъ Приказѣ сыскано: Архангелского манастыря, что на Юстюгѣ, со 164 году, по выпискѣ, отъ Коряженского до Введенскаго манастырей с вотчинъ, со 173 году, по подписной челобитной, датошныхъ и за датошныхъ денегъ имать не велѣно, потому что тѣхъ манастырей крестьяне и бобыли написаны тѣхъ городовъ с посадскими людми и черныхъ волостей со крестьяны в вытномъ в сошномъ писмѣ, и всякие службы служатъ и подати даютъ с ними вмѣстѣ, и для тѣхъ ихъ служебъ и податей и по примѣромъ с крестьянъ ихъ даточныхъ и за датошныхъ денегъ имать не довелось, и впредь с Вятскихъ манастырей с крестьянъ и бобылей в Малоросииские датошные на прошлой на 172 годъ, по рублю зъ двора, и иныхъ никакихъ даточныхъ и за датошныхъ людей денегъ имать не велѣно. - А по справкѣ в Ретарскомъ Приказѣ с смотренными полковыми списками полку боярина и воеводъ князя Якова Куденетовича Черкаского с товарыщи, съ Московскихъ тяглыхъ и городовыхъ с посадскихъ людей датошныхъ конныхъ не имано, и въ нынѣшнемъ во 191 году февраля въ 6 день, по нашему великихъ государей указу и по выпискѣ за помѣтою дьяка нашего Григорья Протопопова, с Вятки Успенского Трифонова манастыря да Богоявленского манастыря за нѣты датошныхъ людей Микулка Верещагина с товарыщи, 11 человѣкъ, по списку полковника Аѳанасья Траурнихта нашихъ великихъ государей пенныхъ денегъ тысечи ста рублевъ имать не велѣно, для того что тѣхъ манастырей крестьяне всякие службы служатъ и подати даютъ вмѣстѣ с Вятчаны с посадскими с тяглыми людми, да и по грамотѣ изъ Монастырскаго Приказу прошлого 179 году на 172 годъ в Малоросійскихъ /207/ датошныхъ по рублю з двора и впредь датошныхъ людей и за даточныхъ денгами имать не велѣно жъ. И какъ к вамъ ся наша великихъ государей грамота придетъ, и вы бъ с Вятки Успенского Трифонова манастыря за нѣты датошныхъ людей Микулки Верещагина с товарыщи, 9 человѣкъ, да Богоявленского манастыря Левки Секѣрина да Гришки Давыкина, всего 11 человѣкъ, нашихъ великихъ государей пенныхъ денегъ, по сто рублевъ за человѣка, всего тысечи ста рублевъ, на манастырьскихъ ихъ слушкахъ и на крестьянахъ, на прошлой на 171 и на 172 годы, править и имать не велѣли; а буде на тѣ прошлые годы сколко тѣхъ денегъ на Вяткѣ в Приказную избу, по прежнимъ нашимъ великихъ государей грамотамъ, на тѣхъ Вятскихъ манастыремъ доправлено, и имъ тѣ денги, противъ тѣхъ ихъ платежныхъ отписей, и с подможными денгами, велѣли имъ роздать; а прочетъ сю нашу великихъ государей грамоту и списавъ,с нее два списка, одинъ оставили у себя в Съѣзжей избѣ, а сю нашу великихъ государей грамоту отдали Успенского Трифонова манастыря архимандриту Александру да келарю старцу Ильѣ Семакину з братьею, а Богоявленского манастыря игумену Іоилю з братьею отдали другой списокъ, ты, дьякъ нашъ Василей, за своей приписью, впредь для инныхъ нашихъ воеводъ и приказныхъ людей. Писанъ на Москвѣ, лѣта 7191 июля въ 15 день.
            Діакъ Яковъ Молчановъ.
                Напечатано по копіи въ архивѣ Вятской Казенной Палаты.
    56. Грамота царей Іоанна и Петра Алексѣевичей на Уржумъ межевщикамъ Д. Полочанинову и Т. Бакшееву, по челобитью Вятскаго Успенскаго монастыря архимандрита Александра съ бр., о спорной съ Чепоцкимъ монастыремъ землѣ между р. Чепочкой и Буемъ, 1683 г. октября 20.
        Отъ царей и великихъ князей Іоанна Алексѣевича, /208/ Петра Алексѣевича, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцевъ, на Уржумъ межевщикомъ нашимъ Дмитрею Михаиловичю Полочанинову да подьячему Тимоѳею Бакшееву. Били челомъ намъ великимъ государемъ Хлынова города Успения Пресвятыя Богородицы Трифанова манастыря архимандритъ Александръ, келарь старецъ Илья Семакинъ, з братьею: въ прошлыхъ де годѣхъ завладѣли у нихъ напрасно насилствомъ своимъ Уржумского Чепотского Преображенского манастыря игуменъ Герасимъ з братьею старинную ихъ Уржумскую вотчинную жалованную землю, со всякими угодьи, и крестьянъ своихъ поселили; да на той же де ихъ старинной жалованной вотчинной землѣ поселились бѣглые Вятские тяглые крестьяне своимъ изволомъ и насилствомъ на новые ясаки; а та имъ земля и со всякими угодьи пожалована и дана изстари тоя святыя обители Успения Пресвятыя Богородицы первосоздателю и началнику ихъ, преподобному отцу архимандриту Трифону Вятскому чюдотворцу, на пропитаніе братьѣ, безо всякихъ податей, в Уржумскомъ уѣздѣ надъ Вяткой рѣкою, промежъ Чепочкою и Буею рѣчекъ, по обѣимъ сторонамъ тѣхъ рѣчекъ мѣрныхъ на 10 верстъ, и съ устья тѣхъ рѣчекъ Чепочки и Буи отъ Вятки рѣки вверхъ по ключю по Ошкамъ, и з дикими лѣсами и з землями, и с сѣнными покосы и с рыбными ловлями, с пашенными и не с пашенными, и з зарослями и з дубровами и зъ гарми и с полянками, и Чепочка и Буя рѣчки с устья и вверхъ, и с озерками и с истоки и з заливы и со всякими угодьи; и тое де ихъ жалованную старинную вотчинную землю и с угодьи того Чепоцкого Уржумского манастыря игуменъ з братьею и бѣглые Вятские тяглые крестьяне, своимъ вымысломъ и по составному и ложному своему челобитью, в переписные Уржумские книги за собою написали, и владѣютъ они насилствомъ своимъ тою ихъ вотчинною жалованною землею и с угодьи многіе /209/ годы; а у переписки тѣ бѣглые Вятские тяглые крестьяне сказались, бутто они волные люди, а они де пришли на тое ихъ вотчинную землю с Вятки, покиня прежние свои деревни, и свои тягла учинили впустѣ; и намъ великимъ государемъ пожаловати бъ ихъ, велѣти, по нынѣшнему настоящему указу и по наказу и по Соборному Уложенью и по новоуставнымъ статьямъ, по тѣмъ ихъ стариннымъ и но новой владѣлной правой жалованнымъ грамотамъ, тое ихъ манастырскую домовую старинную жалованную вотчинную землю, и с сѣнными покосы и с рыбными ловлями и со всякими угодьи, въ Уржумскомъ уѣздѣ, что надъ Вяткою рѣкою, промежъ Чепоцкою и Буею рѣчками, с пашеннымъ и с насѣяннымъ хлѣбомъ отвести и отмежевать к нимъ, властямъ з братьею, в Успенской Трифановъ манастырь во владѣнье, противъ ихъ челобитья; а которыя изъ Трифонова манастыря бѣглые крестьяне на той землѣ или за иными всякихъ чиновъ людми объявятца во крестьянствѣ в житьяхъ, и тѣхъ ихъ Трифонова манастыря бѣглыхъ крестьянъ, сколко ихъ гдѣ сыщетца, з женами и з дѣтми и ихъ крестьянскими животы, велѣть всѣхъ отдать имъ в Трифоновъ манастырь во крестьянство по прежнему, по крѣпостямъ, а за пожилые годы, сколко они годовъ за кѣмъ жили, учинить бы по нашему великихъ государей указу и по Соборному Уложенію и по новоуказнымъ статьямъ; а тѣхъ бы, которые на той ихъ вотчинной жалованной землѣ поселились Уржумского Чепоцкого манастыря, и Вятскихъ тяглыхъ бѣглыхъ крестьянъ всѣхъ сослать до одного человѣка на Вятку, на старые ихъ житья, и о томъ бы вамъ ихъ вотчинной земли обо всемъ отводномъ дѣлѣ учинить особые межевые отводные книги, и тѣ бы книги, за своими и стороннихъ людей за руками, послать на Вятку к воеводѣ и к дьяку в Приказную избу для вѣдома, что бъ быть той ихъ вотчинѣ в Вятскомъ уѣздѣ, а не в Уржумскомъ, потому что та ихъ жалованная /210/ земля, до ихъ ложного челобитья, в Уржумскихъ книгахъ не написана; а имъ бы въ манастырь таковы жъ межевые и отводные книги на ту землю дать за руками жъ; а за ихъ крестьянские многие годы владѣнія той ихъ Трифонова манастыря вотчинной земли и с угодьи, и за ихъ великое разореніе и за московскіе проѣсти и волокиты учинити бъ противъ нашего великихъ государей указу и Соборного Уложенія и новоуказныхъ статей, и о томъ бы имъ дать к вамъ на Уржумъ нашу великихъ государей грамоту. И какъ к вамъ ся наша великихъ государей грамота придетъ, и вы бъ о томъ о всемъ противъ челобитья Трифонова манастыря властей, архимандрита Александра да келаря старца Ильи Семакина з братьею, учинили по нашему великихъ государей указу и по наказу, каковъ вамъ данъ наказъ изъ Казанского Приказу, и по Соборному Уложенію и по новоуказнымъ статьямъ. Писанъ на Москвѣ, лѣта 7192 октября въ 20 день.
            Діакъ Иванъ Кучецкой.
                Напечатана по подлинной грамотѣ, хранящейся въ Московскомъ Архивѣ Министерства Юстиціи, въ дѣлахъ Коллегіи Экономіи подъ № 14272.
    57. Грамота царей Іоанна и Петра Алексѣевичей воеводѣ кн. М. И. Лыкову, съ повелѣніемъ не править съ вотчинъ Вятскихъ монастырей полуполтинныхъ подымныхъ запросныхъ денегъ, 1684 г. августа 6.
        Отъ царей и великихъ князей Иоанна Алексѣевича, Петра Алексѣевича, всеа Великія и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцевъ, на Вятку боярину нашему и воеводѣ князю Михаилу Ивановичу Лыкову да дьяку нашему Василью Макарьеву. По нашему великихъ государей указу, в казну Приказу Болшіе Казны, по доимочной книгѣ, с Вятскихъ манастырей, с ихъ крестьянскихъ и з бобылскихъ дворовъ, запросныхъ нашихъ подымныхъ полуполтинныхъ денегъ, по /211/ переписнымъ книгамъ Михаила Воейкова прошлого 186 году, по полуполтинѣ з двора, довелось взять... 1) И нынѣ били челомъ намъ великимъ государемъ с Вятки Хлынова города Успения Пресвятыя Богородицы Трифонова манастыря архимандритъ Александръ, келарь старецъ Илья Семакинъ з братьею, и во всѣхъ Вяцкихъ манастырей мѣсто, что де съ тѣхъ Вяцкихъ манастырей, с ихъ крестьянскихъ и з бобылскихъ дворовъ, противъ прежнево государева указу, отца нашего великихъ государей, по жалованной грамотѣ, что дана имъ изъ Манастырского Приказу в прошломъ во 179 году, тѣхъ подымныхъ полуполтинныхъ денегъ править с нихъ, Вятскихъ манастырей, не довелось, и мы великіе государи пожаловали бъ тѣхъ Вяцкихъ манастырей властей з братьею, съ ихъ крестьянскихъ и бобылскихъ дворовъ тѣхъ нашихъ подымныхъ полуполтинныхъ денегъ имать с нихъ не велѣли. И какъ к вамъ ся наша великихъ государей грамота придетъ, и вы бъ Вяцкихъ манастырей с вотчинъ, с крестьянскихъ и з бобылскихъ дворовъ, противъ переписи Михаила Воейкова 186 году, на прошлой на 190 годъ запросныхъ подымныхъ полуполтинныхъ денегъ править и имать не велѣли, для того: по нашему великихъ государей указу, и противъ прежнего указу отца нашего великихъ государей блаженные памяти великого государя, а по помѣтѣ на выпискѣ Приказу Болшіе Казны дьяка нашего Стефана Рязанцова, тѣхъ Вятскихъ манастырей с вотчинъ ихъ тѣхъ подымныхъ полуполтинныхъ денегъ имать не велѣно, потому въ памяти изъ Новогородского Приказу написано, что тѣ Вяцкіе манастыри с черносошными с посацкими людми и с уѣздными крестьяны всякіе подати платятъ и службы служатъ вмѣстѣ. А буде тѣхъ Вяцкихъ манастырей с ихъ крестьянъ и з бобылей тѣ запросные подымные полуполтинные денги на Вяткѣ въ Приказную /212/ избу сколко с кого взято, и вы бъ тѣ ихъ взятые денги изъ Приказной избы велѣли тѣхъ манастырей властемъ з братьею, противъ ихъ платежныхъ отписей, и с подможными денгами, выдать сполна, а какъ отданы тѣ денги будутъ назадъ сполна, противъ сего нашего великихъ государей указу, чтобъ впредь о томъ тѣхъ Вяцкихъ манастырей отъ нихъ властей з братьею намъ великимъ государемъ челобитья не было, и ты бъ бояринъ нашъ и воевода князь Михаило Ивановичъ о томъ к намъ великимъ государемъ к Москвѣ писалъ, и учинилъ роспись, ты, дьякъ, за своею рукою, и прислали и велѣли подать в Приказѣ Болшіе Казны околничему нашему Алексѣю Ивановичю Ржевскому с товарыщи; а прочетъ сю нашу великихъ государей грамоту и списавъ съ ее списокъ, оставили в Приказной избѣ, а подлинную сю нашу великихъ государей грамоту отдали Вятцкого Хлынова города Успения Пресвятыя Богородицы Трифонова манастыря архимандриту Александру, келарю старцу Илиѣ, с протчими манастыри со властми и братьею, впредь для иныхъ нашихъ воеводъ и приказныхъ людей. Писанъ на Москвѣ, лѣта 7192 августа въ 6 день.

1) Сколько, в копии Казенной Палаты не указано.
            Діакъ Степанъ Рязанцовъ.
            Справилъ Ивашко Моревъ.
            Приписка другой рукой: „193 октября въ 24 день великихъ государей грамоту подалъ Успенского Трифонова манастыря слуга Родка Короваевъ".
            „3 рубля 8 алтынъ 2 денги взято с Вятскихъ манастырей".
                Напечатана по копіи, хранящейся въ архивѣ Вятской Казенной Палаты.
    58. Память, данная воеводою кн. и бояриномъ М. И. Лыковымъ Трифоновскому архимандриту Александру съ братьей, объ отдачѣ на оброкъ, до писца, починка Краснаго-Погоста, /213/ въ Чепецкомъ тягломъ стану, пустого пая Д. Бронникова, подъ пашню, 1684 г. августа 31.
        Лѣта 7192 августа въ 31 день, по указу великихъ государей царей и великихъ князей Іоанна Алексѣевича, Петра Алексѣевича, всеа Великея и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцевъ, бояринъ и воевода князь Михайло Ивановичъ Лыковъ да дьякъ Василей Макарьевъ приказали дать на оброкъ Хлыновского Успенского Трифанова манастыря архимандриту Александру з братьею, въ Чепецкомъ тягломъ стану, починка Красного Погоста пустой пай Данилка Бронникова, до писца, подъ пашню, на пол-выти и на пол-пол-чети выти земли, будетъ лежитъ в пустѣ, и ни у кого не на оброкѣ, и спору ни с кѣмъ не будетъ; а оброку ему архимандриту з братьею с той пашни платить в казну великихъ государей, в Приказную избу, по 28 алтынъ з денгою на годъ; а на нынѣшней на 192 годъ тѣ оброчные, да с челобитья восмъ алтынъ двѣ денги, в казну великихъ государей взято; да и впредь ему архимандриту Александру з братьею тѣ оброчные денги платить в казну великихъ государей, в Приказную избу, по вся годы сполна безъ доимки. Къ сей грамотѣ бояринъ и воевода князь Михаилъ Ивановичъ Лыковъ печать свою приложилъ.
            Діакъ Василей Макарьевъ.
            Писалъ Ивашка Ердяковъ.
                Напечатана по копіи, въ архивѣ Вятской Казенной Палаты.
    59. Грамота царей Іоанна и Петра Алексѣевичей воеводѣ кн. М. И. Лыкову, съ позволеніемъ Вятскимъ монастырямъ платить стрѣлецкія деньги, слѣдующія съ ихъ вотчинъ, на Москвѣ хлѣбомъ, 1684 г. сентября 27.
        Отъ царей и великихъ князей Иоанна Алексѣевича, Петра Алексѣевича, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцевъ, на Вятку, боярину нашему и воеводѣ князю /214/ Михаилу Ивановичу Лыкову да дьяку нашему Василью Макарьеву. Били челомъ намъ великимъ государемъ богомолцы наши с Вятки, Хлынова города Успенія Пресвятыя Богородицы Трифонова манастыря архимандритъ Александръ, да келарь старецъ Илья Семакинъ, да казначей Сергій Юферевъ, да Богоявленского манастыря игуменъ Иоиль и Вятцкихъ пустыней строители з братьею: по новымъ де переписнымъ книгамъ за Успенскимъ Трифоновымъ и за Вятскими манастыри и пустынями крестьянскихъ и бобылскихъ 1251 дворъ, и с тѣхъ ихъ манастырскихъ вотчинъ, с Вятчаны с посадскими и уѣздными людми, правятъ на нихъ стрѣлетскихъ денегъ, и со 188 году по нынѣшней по 193 годъ доправлены на нихъ денги, а они де напередъ сего с тѣхъ своихъ вотчинъ до 188 году стрѣлецкіе денги и хлѣбъ платили съ сошного писма, а с вотчины, которая за ними въ Казанскомъ уѣздѣ, платили хлѣбомъ; да они же де прежде сего платили с тѣхъ своихъ вотчинъ, с Вятчаны посадскими и уѣздными людми, рублевые и полтинные и полуполтинные, и ямскіе, полоняничные и пятую и десятую денги, и Сибирской и к городу Архангелскому хлѣбной запасъ, и давали в стрѣлцы и в солдаты многихъ даточныхъ, к Соли Камской к промысломъ, и на Вяткѣ, в городовые службы многихъ цѣловалниковъ; да тѣмъ же де ихъ вотчинамъ учинилось многое пожарное разореніе и отъ хлѣбного недороду многая пустота, и отъ тѣхъ де многихъ поборовъ и пожарного разоренія и многой пустоты нынѣ они оскудали и одолжали великими неокупными долгами, а крестьяне ихъ многие розбрелись, и досталные отъ многово правежу бредутъ врознь, и намъ великимъ государемъ пожаловати бъ ихъ, для великой скудости и пожарного разоренія и для многой пустоты и для великихъ ихъ доборовъ и многихъ прежнихъ служебъ, велѣти бъ с манастырьскихъ ихъ вотчинъ имать хлѣбомъ, а не денгами, противъ Казанского митрополита /215/ и Вятского архіепископа домовыхъ и Казанскихъ понизовыхъ манастырьскихъ вотчинъ; а которые уплатные денги со 188 году по 193 годъ на тѣхъ ихъ вотчинахъ с правежу доправлены, и тѣ бъ денги велѣть имъ зачесть хлѣбомъ на тѣ жъ годы. А в Стрѣлецкомъ Приказѣ, по справкѣ с Новгородтскимъ Приказомъ, по переписнымъ книгамъ 186 году переписи Михаила Воейкова, на Вятскими манастыри и пустынями в Вятскомъ уѣздѣ, в розныхъ станехъ и волостяхъ, на займищахъ и на починкахъ, на росчистяхъ, и на погостахъ и в слободкахъ, тяглыхъ ихъ людей въ вотчинахъ крестьянскихъ и бобылскихъ дворовъ порознь: за Успенскимъ Трифоновымъ манастыремъ 980 дворовъ, за Богоявленскимъ манастыремъ 35 дворовъ, за Воздвиженскимъ манастыремъ 176 дворовъ, за Верховятскимъ Екатерининскимъ манастыремъ 45 дворовъ, за Троитскою Истобенскою пустынью 15 дворовъ, всего за тѣми манастыри и пустынями 1251 дворъ. И Вятского архіепископа о ево домовыхъ вотчинъ до 188 году имано и со 189 году велѣно платить, и нынѣ платятъ, хлѣбомъ, по три четверика с полчетверикомъ ржи, овса потому жъ, з двора, а не денгами. А вышеписанныхъ Вятскихъ манастырей вотчины въ окладъ были в перечню приложены с Вятчаны посадскими и уѣздными людми, а хлѣбомъ ли или денгами имъ довелось, было платить, о томъ имъ нашего великихъ государей указу напередъ сего было не учинено. И нынѣ мы, великіе государи, слушавъ докладные выписки в комнатѣ, пожаловали с Вятки Хлынова города Успенія Пресвятыя Богородицы Трифанова манастыря архимандрита Александра, да Богоявленского манастыря игумена Иоиля, и келаря старца Илию Семакина, и вышеписанныхъ Вятскихъ манастырей и пустыней строителей з братьею, для нашего государского многолѣтного здоровья, и для ихъ многой пустоты и скудости и пожарного многово разоренія, и для того, что они прежъ сего с тѣхъ своихъ вотчинъ платили рублевые /216/ и полтинные и полуполтинные, и ямскіе и полоняничные, и пятую и десятую денги, и Сибирской хлѣбной запасъ, и давали в стрѣлцы и в солдаты многихъ даточныхъ, и к Соли Камской к промысломъ, и на Вяткѣ в городовые службы многихъ цѣловалниковъ, с тѣхъ ихъ манастырскихъ вотчинъ с крестьянскихъ и з бобылскихъ съ 1251 двора, стрѣлецкихъ денегъ нынѣ имать и впредь по окладу, с Вятчаны посадцкими и уѣздными людми, спрашивать не велѣли и изъ окладу тѣ денги выложить, и противъ ихъ челобитья, вмѣсто тѣхъ денегъ, с тѣхъ ихъ вотчинъ велѣли нынѣ взять и впредь имать хлѣбомъ, противъ вотчинъ Вятского архіепископа, по три четверика с получетверикомъ ржи, и овса потому жъ, з двора, итого по 547 четвертей с получетверикомъ ржи, овса потому жъ, на годъ, и быть имъ в томъ платежѣ во всемъ противъ Вятского архіепископа домовыхъ вотчинъ, а с Вятчаны мирскими людми впредь ихъ в томъ платежѣ спрашивать не велѣли, а инымъ манастыремъ того в образецъ ставить и на примѣръ выписывать не велѣли жъ. А что они по прежнему окладу 188 и 190 годовъ по нынѣшней по 193 годъ с тѣхъ своихъ с крестьянскихъ и бобылскихъ дворовъ стрѣлецкіе денги с правежу платили, с мирскими людми вмѣстѣ, и о тѣхъ денгахъ, справясь с тѣми ихъ описми, нашъ великихъ государей указъ учиненъ будетъ имъ впредь. И какъ к вамъ ся наша великихъ государей грамота придетъ, и ты бъ, бояринъ нашъ и воевода князь Михаило Ивановичъ, и дьякъ, тѣхъ вышеписанныхъ манастырей с вотчинъ стрѣлецкихъ денегъ, с Вятчаны посадскими и уѣздными людми, нынѣ и впредь спрашивать и имать не велѣли, а велѣли с нихъ, по нашему великихъ государей вышеписанному указу, платить на Москвѣ стрѣлецкой хлѣбъ, по вся годы, по окладу сполна безъ доимки, противъ домовыхъ вотчинъ Вятского архіепископа, и сей нашъ великихъ государей указъ велѣли записать на /217/ Вяткѣ въ Приказной избѣ в книгу и закрѣпить дьячьею рукою, а на Москвѣ сей нашъ великихъ государей указъ в книгу записать, и с сего нашего великихъ государей указу в Новгородцкой Приказъ, о посылкѣ нашие великихъ государей послушные грамоты на Вятку для вѣдома, и о взяткѣ того стрѣлецкого хлѣба с настоящаго с нынѣшняго со 193 году, нашъ великихъ государей указъ для вѣдома на Житной Дворъ посланъ. А прочетъ сю нашу великихъ государей грамоту и списавъ с нее списокъ слово в слово, велѣли оставить у себя в Приказной избѣ, а сю нашу великихъ государей грамоту отдали Успения Пресвятыя Богородицы Трифанова манастыря архимандриту Александру и келарю старцу Ильѣ Семакину з братьею, впредь для иныхъ нашихъ бояръ и воеводъ и приказныхъ людей, а в Богоявленской манастырь игумену Иоилю з братьею и в досталные манастыри и пустыни с сего нашего великихъ государей указу велѣли тому архимандриту и келарю для вѣдома дать за своими руками списки. Писанъ на Москвѣ, лѣта 7193 сентября въ 27 день.
            Діакъ Иванъ Максимовъ.
            Справилъ Андрюшка Ковровъ.
            Приписка: „193 году октября въ 24 день великихъ государей грамоту подалъ Успенского манастыря слуга Родка Короваевъ".
            „4 рубля 8 алтынъ 2 денги взяты“.
                Напечатана по списку, хранящемуся въ архивѣ Вятской Казенной Палаты.
    60. Память, данная воеводою кн. М. И. Лыковымъ Успенскаго монастыря архимандриту Александру съ братіей, объ отдачѣ монастырю на льготу порозжаго мѣста у рр. Градовицы, Заринской, Святицы и Средней въ Великорѣцкомъ стану, 1684 г. октября 20.
        Лѣта 7193 октября въ 20 день, по указу великихъ /218/ государей царей и великихъ князей Иоанна Алексѣевича, Петра Алексѣевича, всеа Великія и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцевъ, бояринъ и воевода князь Михаило Ивановичъ Лыковъ да дьякъ Василей Макарьевъ приказали дать на лготу на пять лѣтъ, с нынѣшняго со 193 году октября съ 20 числа да по 198 годъ октября жъ по то жъ число, Хлыновского Успенского Трифонова манастыря архимандриту Александру з братьею, в Хлыновскомъ уѣздѣ, в Великорѣтскомъ стану, порозжее мѣсто, черной лѣсъ, съ усть Середней рѣчки, что смежно з земцовыми жилцы с Тимошкою с товарыщи, да вверхъ по Градовицѣ рѣчкѣ по обѣ стороны и до вершины, а с тое Градовитской вершины на вершину рѣчки Зоринскія и до рѣчки Березовки, по обѣ стороны Березовки рѣчки вверхъ, до старой Ношулской дороги, а съ усть Березовки рѣчки внизъ по Юринской рѣчкѣ по обѣ стороны до Святицы рѣчки, а по Святицѣ вверхъ по обѣ стороны до вершины, а съ тое вершины на вершину рѣчки Середней, а по Середней рѣчкѣ внизъ до устья рѣки Градовицы, будетъ впустѣ и к тяглымъ и к оброчнымъ землямъ и ко архіепископлимъ и к манастырскимъ вотчинамъ не приписано, и на оброкъ никому не отдано и спору ни с кѣмъ не будетъ. А оброчныхъ денегъ платить ему архимандриту з братьею в казну великихъ государей, в Приказную избу, по 16 алтынъ по 4 денги на годъ, а в впервые ему тотъ оброкъ заплатить во 198 году, в Приказную избу, да и впредь ему архимандриту тѣ оброчные денги потому жъ платить в Приказную избу, и до писцовъ, ежегодно сполна безъ доимки.
            К сей памяти бояринъ и воевода князь Михаилъ Ивановичъ Лыковъ печать свою приложилъ.
            Діакъ Василей Макарьевъ.
            Справилъ Трошка Ердяковъ.
                Напечатана по подлинной памяти, хранящейся въ Московскомъ архивѣ Министерства Юстиціи, въ дѣлахъ Коллегіи Экономіи подъ № 14277.
/219/
    61. Память, данная воеводою кн. М. И. Лыковымъ Успенскаго монастыря архимандриту Александру съ бр., объ отдачѣ монастырю на оброкъ рыбной ловли въ воложкѣ Просницѣ, въ оз. Просномъ и Глухомъ, въ р. Просницѣ и Елховкѣ, 1684 г. октября 25.
        Лѣта 7193 октября въ 25 день, по указу великихъ государей царей и великихъ князей Иоанна Алексѣевича, Петра Алексѣевича, всеа Великія и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцевъ, бояринъ и воевода князь Михаило Ивановичъ Лыковъ да дьякъ Василей Макарьевъ дали, изъ наддачи, на оброкъ на пять лѣтъ, с нынѣшняго 193 году октября съ числа да по 198 годъ октября по тожъ число, Вятского Успенского Трифанова манастыря архимандриту Александру з братиею рыбные ловли, что вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ волошка Просница, да озеро Просное да озеро Глуховое, рѣчка Просница с устья вверхъ до Ильины мелницы Гостева, да рѣчка Елховка да Прость Болшая до ихъ манастырскихъ водъ, и съ вешними заливы. А прежъ сего владѣли тѣми рыбными ловлями изъ оброку Волковского стану Тимошка Корчемкинъ да Гришка Кузнецовъ, а оброку они, Тимошка съ товарыщемъ, прежняго платили по 3 рубли по 5 алтынъ на годъ, да наддаточного по 3 алтына 2 денги, что в допросѣ сказалъ Ивашко Потаповъ, а дачи тѣмъ рыбнымъ ловлямъ в Приказной избѣ ему Ивашку въ оброчныхъ книгахъ нѣтъ. А оброку имъ архимандриту Александру з братіею с тѣхъ вышеписанныхъ водъ старого платить по 3 рубли по 8 алтынъ по 2 денги, да новой наддачи по 8 алтынъ по двѣ денги, да с наддачи пошлинъ по полпятѣ денгѣ, обоего, старого и новой наддачи и с пошлинами, платить имъ по 3 рубли 17 алтынъ по полутретьѣ денгѣ на годъ, в казну великихъ государей, в Хлыновѣ въ Приказную избу, ежегодъ безпереводно, а на нынѣшней на 193 годъ тѣ оброчные денги, да с челобитья пошлинъ 8 алтынъ /220/ 2 денги взяты. А буде послѣ срочныхъ лѣтъ перекупщиковъ на тѣ рыбные ловли никого не будетъ, имъ архимандриту потому жъ владѣть и оброкъ платить по вся годы сполна и до перекупшиковъ. А въ тѣхъ оброчныхъ денгахъ поручная запись того манастыря по стряпчемъ по Назарѣ Воиновѣ взята в столпъ.
            Къ сей памяти бояринъ и воевода князь Михаилъ Ивановичъ Лыковъ печать свою приложилъ.
            Діакъ Василей Макарьевъ.
            Справилъ Ивашка Носковъ.
                Напечатана по подлинной, хранящейся въ томъ же архивѣ, въ дѣлахъ Коллегіи Экономіи подъ № 14278.
    62. Грамота царей Іоанна и Петра Алексѣевичей въ Казань воеводѣ кн. В. Д. Долгорукову, подтвердительная, о томъ, чтобы въ Казани никакихъ доходовъ и платежей съ Полянкой вотчины Вятскаго Успенскаго монастыря не требовали, 1684 г. декабря 16.
        Отъ царей и великихъ князей Іоанна Алексѣевича, Петра Алексѣевича, всеа Великія и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцевъ, въ нашу отчину въ Казань боярину нашему и воеводомъ князю Володимеру Дмитріевичу Долгорукову с товарыщи... Били челомъ намъ великимъ государемъ с Вятки Хлынова города Успенія Пресвятыя Богородицы Трифонова манастыря архимандритъ Александръ да келарь старецъ Илія Семакинъ з братьею: въ нынѣшнемъ во 193 году приѣзжали изъ Казани дворянинъ Ѳедоръ Хохловъ да Приказной Полаты подьячей Кирило, да с ними пять человѣкъ стрѣлцовъ, в ихъ манастырскую домовую вотчину, в Рожественной манастырь, что надъ Вяткою рѣкою и на усть Воштормы рѣчки, и что словутъ Вятские Поляны, для хлѣбного стрѣлецкого платежу и всякихъ казанскихъ податей, и Полянскихъ ихъ крестьянъ и бобылей въ день били на /221/ смертномъ правежѣ по многи дни, а к ночѣ сажали в ихъ крестьянские хлѣвы, и многихъ морили на смерть, и вымучили они себѣ денгами 15 рублевъ, а с харчами и убытками и со всякими подносами проѣстей и волокитъ болши 20 рублевъ, и с собой свезли дву человѣкъ с тѣхъ ихъ Полянъ, выборныхъ крестьянъ, в Казань для того жъ правежу, и отъ ихъ великой и непомѣрной таргости и отъ всякого мученія изъ той вотчины крестьяне ихъ и бобыли врознь розбѣжались, и впредь жить стало приказнымъ ихъ Полянскимъ старцамъ и всякимъ ихъ людемъ немочно, и отъ такова де ихъ безпрестаннаго разоренія учинилось той ихъ вотчинѣ великое запустѣніе; а въ прошломъ де во 183 году, по указу брата нашего великихъ государей и по жалованной прочетной грамотѣ, что дана изъ Приказу Казанского Дворца, велѣно тое ихъ домовую вотчину, Рожественной манастырь, что словутъ Вятские Поляны, стрѣлецкимъ хлѣбомъ, всякимъ платежемъ и судомъ и росправою и всякими дѣлы и службою и издѣльями вѣдать на Вяткѣ, а в Казани и в Казанскихъ пригородкахъ и въ уѣздехъ вѣдать не велѣно; а по нынѣшнему де нашему великихъ государей верховому указу, каковъ состоялся в Стрѣлецкомъ Приказѣ въ прошломъ во 192 году августа въ 13 день, та ихъ вотчина, противъ переписныхъ Казанскихъ книгъ, велѣно вѣдать стрѣлецкимъ хлѣбнымъ платежемъ в Стрѣлецкомъ Приказѣ на Москвѣ с Вятскими ихъ вотчинами вмѣстѣ, в одномъ дворовомъ большомъ перечню, и противъ де той жалованной прочетной грамоты, изъ Казани изъ Приказной Палаты с переписныхъ книгъ прошлого 186 году на Вятку к воеводѣ в книгахъ списковъ и по се число в совершенство объ той ихъ манастырской домовой Полянской вотчинѣ имянами не посланы и не очищены, и намъ великимъ государемъ пожаловати бъ ихъ властей з братьею, велѣть противъ сего вышеписанного челобитья и противъ прежней /222/ жалованной брата нашего великихъ государей, блаженные памяти великого государя, прочетной грамоты, что дана имъ изъ Приказу Казанского Дворца, съ того со всего с полного отпуску, с совершенного указу, дать нынѣ вновь, впредь ради подкрѣпленія, нашу великихъ государей жалованную прочетную грамоту, и чтобъ в Казани в Приказной Полатѣ въ переписныхъ книгахъ подъ статьею тое ихъ манастырскую домовую вотчину, Рожественной манастырь, что словутъ Вятские Поляны, очистить вовсе, и впредь бы такие посылки изъ Казани в ту вотчину не было, а с тѣхъ переписныхъ Казанскихъ книгъ велѣти послать на Вятку изъ Казани той ихъ Полянской вотчины крестьянамъ ихъ и бобылямъ и всякимъ жилцамъ всѣмъ имена и съ прозвищи, для вѣдома, въ книгахъ списки противъ Супоневыхъ переписныхъ книгъ, слово въ слово в совершенство, к Вятскимъ ихъ манастырскимъ вотчинамъ къ болшому дворовому перечню, для нынѣшняго нашего великихъ государей стрѣлецкого хлѣбного платежу, и не велѣти бъ впредь в ту ихъ домовую вотчину изъ Казани и изъ Казанскихъ пригородковъ и изъ уѣздовъ, для стрѣлецкого хлѣбного и всякого платежу и поборовъ, и ни для какихъ приказныхъ дѣлъ и служебъ и издѣлей, въѣзжать и всякихъ налогъ и обидъ и озорничества чинить... И какъ къ вамъ ся наша великихъ государей грамота придетъ, и вы бъ, бояринъ нашъ и воевода князь Володимеръ Дмитреевичъ с товарыщи, по прежней брата нашего великихъ государей и сей нашей грамотамъ, в Казани в Приказной Полатѣ в переписныхъ книгахъ столника Матвѣя Супонева подъ статьею тое ихъ манастырской вотчины, Рожественной ихъ манастырь, что словутъ Вятские Поляны, велѣли, очистить, и с тѣхъ переписныхъ Казанскихъ книгъ тое ихъ вотчины Вятскихъ Полянъ крестьянскимъ ихъ бобылямъ и всякимъ ихъ жилцамъ имена и прозвища послать на Вятку к боярину нашему и воеводѣ князю Михаилу Ивановичу /223/ Лыкову и к дьяку, в тетратехъ списки за дьячею приписью, противъ тѣхъ подлинныхъ переписныхъ книгъ слово въ слово въ совершенство, всѣмъ до одного человѣка, впредь для вѣдома, а с тое ихъ манастырской вотчины с крестьянъ и з бобылей нынѣ и впредь хлѣбныхъ и денежныхъ доходовъ и никакихъ доходовъ и платежу в Казани и в Казанскихъ пригородкахъ имать не велѣли, и в тое ихъ манастырскую домовую вотчину ни для какихъ дѣлъ и службъ и издѣлей въѣзжать не велѣли, и манастырскимъ ихъ крестьянамъ бобылямъ и всякимъ Полянскимъ жилцамъ никакихъ налогъ и обидъ и убытковъ и озорничества впредь чинить не велѣли, для того, что велѣно ту ихъ вотчину, Рожественной манастырь, что словутъ Вятские Поляны, судомъ и росправою во всемъ вѣдать на Вяткѣ и наши великихъ государей всякие подати, денежные и хлѣбные доходы, и стрѣлецкой хлѣбъ велѣно платить на Вяткѣ, и той вотчинѣ велѣно быть в Вяцкомъ уѣздѣ вовсе, с Вяцкими ихъ вотчинами вмѣстѣ, а с того ихъ Рожественного манастыря, Вятскихъ Полянъ, вотчины выборныхъ крестьянъ из Казани велѣли отдать по прежнему в прежніе ихъ житья; а прочетъ сю нашу великихъ государей жалованную прочетную грамоту и списавъ с нее списокъ, велѣли оставить в Казани в Приказной Полатѣ, за дьячьею приписью, и записать в книгу и вклеить в столпъ, а сю нашу великихъ государей жалованную прочетную грамоту, справя со спискомъ, велѣли отдать на Вятку Трифонова манастыря властемъ, архимандриту Александру да келарю старцу Ильѣ Семакину, з братьею, впредь для иныхъ нашихъ бояръ и воеводъ и приказныхъ людей. Писанъ на Москвѣ, лѣта 7193 году декабря въ 16 день.
            Діакъ Григорей Протопоповъ.
            Справилъ Васка Ардабьевъ.
            Приписка: „193 въ 7 день по сему великихъ государей /224/ указу учинить и писать о томъ къ великимъ государемъ к Москвѣ и на Вятку".
                Напечатана (съ выпускомъ нѣкоторыхъ неоднократно напечатанныхъ выше грамотъ) по списку Вятской Казенной Палаты.
    63. Грамота царей Іоанна и Петра Алексѣевичей и царевны Софіи Алексѣевны воеводѣ А. А. Сабакину о томъ, чтобы съ вотчинъ Успенскаго Трифонова монастыря не правилъ стрѣлецкихъ денегъ за 188 - 193 г. и впредъ, 1686 г. сентября 15.
        Отъ великихъ государей царей и великихъ князей Іоанна Алексіевича, Петра Алексіевича и великие государыни благовѣрные царевны и великие княжны Софіи Алексіевны, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцевъ, на Вятку столнику нашему и воеводѣ Алексѣю Аѳанасьевичю Собакину. Въ прошломъ во 192 году августа въ 13 числѣ мы великіе государи цари и великие князи Іоаннъ Алексіевичъ, Петръ Алексіевичъ и великая государыня благовѣрная царевна и великая княжня Софія Алексіевна, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцы, слушавъ докладной выписки в комнатѣ, пожаловали с Вятки Хлынова города Успенія Пресвятыя Богородицы Трифонова манастыря черныхъ властей, архимандрита Александра, келаря старца Илью Семакина, з братьею, для нашего государского многодѣтного здоровья и для ихъ многой пустоты и скудости и пожарного многова разоренія и для того, что они с вотчинъ своихъ платили рублевые и полтинные и полуполтинные, и ямскіе и полоняничные, и пятую и десятую денги, и Сибирской хлѣбной запасъ, и давали в стрѣлцы и салдаты многихъ даточныхъ, и к Соли-Камской к промысломъ, и на Вяткѣ в городовые службы многихъ цѣловалниковъ, с манастырскихъ ихъ вотчинъ, с крестьянскихъ и бобылскихъ съ 1251 двора, стрѣлецкихъ денегъ нынѣ имать и впредь по окладу, с Вятчаны посадцкими и уѣздными людми, спрашивать не велѣли, и изъ окладу тѣ денги выложить, а противъ ихъ /225/ челобитья, вмѣсто тѣхъ денегъ, с тѣхъ ихъ вотчинъ велѣли нынѣ взять и впредь имать хлѣбомъ, противъ вотчинъ Вятского архіепископа, по три четверика с получетверикомъ ржи, овса потому жъ, з двора, итого по 547 четвертей с получетверикомъ ржи, овса потому жъ, на годъ, и быть имъ в томъ платежѣ во всемъ противъ Вятского архіепископа домовыхъ вотчинъ, а с Вятчаны мирскими людми впредь имъ в томъ платежѣ спрашивать, и инымъ монастырямъ того в образецъ ставить и на примѣръ выписывать не велѣли. А что они, по прежнему окладу 188 и 190 годовъ по 193 годъ, с тѣхъ своихъ крестьянскихъ и бобылскихъ дворовъ - стрѣлецкіе денги с правежу платили с мирскими людми вмѣстѣ, и о тѣхъ денгахъ, справясь съ отписки, нашъ великихъ государей указъ будетъ впредь, и о томъ о воемъ с того нашего великихъ государей указу в Новгородцкой Приказъ для вѣдома, в прошломъ 193 году сентября въ 11 числѣ писано, и о посылкѣ нашей великихъ государей послушной грамоты на Вятку к боярину нашему и воеводѣ ко князю Михаилу Ивановичу Лыкову с товарыщи нашъ великихъ государей указъ велѣно учинить в Новгородцкомъ Приказѣ, а изъ Стрѣлецкого приказу наша великихъ государей грамота на Вятку к нему, боярину нашему и воеводѣ, и о взяткѣ стрѣлецкого хлѣба на Житной Дворъ память посланы того жъ числа, и по тому нашему великихъ государей указу, по справкѣ с платежными отписями с вышеписанныхъ манастырьскихъ вотчинъ на прошлые на 193 и на 194 годы, и с прописныхъ, которые, по челобитью ихъ же черныхъ властей, послѣ того нашего великихъ государей указу вновь прибыли и в памяти изъ Новогородцкого Приказу были не написаны... а челобитье ихъ черныхъ властей о томъ хлѣбномъ платежѣ было со всѣхъ стрѣлецкой хлѣбъ взять по окладу сполна. И нынѣ били челомъ намъ великимъ государемъ с Вятки Хлынова города /226/ Успенія Пресвятыя Богородицы Трифонова манастыря архимандритъ Александръ, келарь старецъ Илья Семакинъ, з братьею: по нашему де великихъ государей указу, велѣно имъ с манастырскихъ вотчинъ, которые по памяти изъ Новгородцкого Приказу за ними написаны, вмѣсто стрѣлецкихъ денегъ платить хлѣбомъ, и о томъ имъ на Вятку в прошломъ во 193 году дана наша великихъ государей грамота, и они де с тѣхъ своихъ вотчинъ на 193 и на 194 годы, с тѣхъ вышеписанныхъ дворовъ, стрѣлецкой хлѣбъ платили сполна; а нынѣ де, по нашимъ великихъ государей грамотамъ изъ Новгородского Приказу, с тѣхъ со всѣхъ ихъ манастырскихъ вотчинъ, с которыхъ стрѣлецкой хлѣбъ они платили, да с церковныхъ причетниковъ, и не тяглыхъ подьяческихъ, конюшьихъ, скотцкихъ, приказныхъ, старческихъ, служнихъ, служебничьихъ, и с работничьихъ дворовъ, и со вдовьихъ и с нищенскихъ и сиротскихъ избенокъ и кельишекъ, которые изъ манастырей по найму, емлютъ денги и хлѣбъ правятъ на Вяткѣ со 188 по 195 годъ, со всѣхъ стрѣлецкихъ денегъ, противъ ихъ манастырского и мирского болшого дворового перечню, для того, что в Новгородцкомъ Приказѣ дворы ихъ и денги изъ окладу не выложены, и въ приходныхъ книгахъ подъ окладомъ не очищены; а что де со 188 по 193 годъ платили они стрѣлецкихъ денегъ, и о томъ платежѣ они справливаются с отписми в Стрѣлецкомъ Приказѣ, и намъ великимъ государемъ пожаловати бъ ихъ, велѣть, противъ ихъ челобитья, с того нашего великихъ государей указу, каковъ имъ учиненъ о платежѣ стрѣлецкого хлѣба, в Новгородцкой Приказъ послать другую память, а на Вятку дать имъ нашу великихъ государей грамоту, и дворы ихъ отъ Вятского мирскаго болшого двороваго перечню изъ денежного окладу въ Приказной и Земской избахъ выложить, и подъ статьями очистить; а что за ними вышеписанныхъ нетяглыхъ дворовъ /227/ и нищенскихъ избенокъ и кельишекъ, о томъ бы справитца с Новгородцкимъ Приказомъ, и стрѣлецкихъ денегъ на нихъ не имать, и о томъ нашъ великихъ государей указъ учинить. И какъ, къ тебѣ ся наша великихъ государей грамота придетъ, и ты бъ, по прежней и по сей нашимъ великихъ государей грамотамъ, Вятского уѣзда с манастырскихъ ихъ вотчинъ, с 1270 дворовъ, со 188 по нынѣшней по 195 и на нынѣшней на 195 годы и впредь стрѣлецкихъ денегъ править не велѣлъ и изъ мирского двороваго перечню изъ окладу велѣлъ выложить, для того что, по нашему великихъ государей указу, вмѣсто стрѣлецкихъ денегъ платятъ они хлѣбомъ, а не денгами. А в Новгородцкой Приказъ нашъ великихъ государей указъ изъ Стрѣлецкого Приказу о томъ для вѣдома посланъ же. А с нетяглыхъ осталыхъ дворовъ и нищенскихъ избенокъ и кельишекъ стрѣлецкихъ денегъ, до нашего великихъ государей указу, спрашивать не велѣно же, для того что, по нашему великихъ государей указу, о тѣхъ дворѣхъ и о платежѣ стрѣлецкихъ денегъ, которые со 188 по 193 годъ, выборному ихъ челобитчику, Успенского Трифонова манастыря келарю старцу Ильѣ Семакину, велѣно справитца с отписми в Стрѣлецкомъ, а о не тяглыхъ в Новгородцкомъ Приказехъ. А прочетъ сю нашу великихъ государей грамоту и списавъ с нее списокъ слово въ слово, оставилъ у себя въ Приказной избѣ, а другой таковъ же списокъ велѣлъ послать для вѣдома въ Земскую избу, а сю нашу великихъ государей подлинную грамоту отдалъ Успенского Трифонова манастыря архимандриту Александру и келарю з братьею с роспискою, впредь для иныхъ нашихъ воеводъ и приказныхъ людей. Писанъ на Москвѣ, лѣта 7195 сентября 15 дня.
            Дьякъ Иванъ Максимовъ.
            Смотрилъ Стенка Головинъ.
            Приписка: „на Вятку Столнику и воеводѣ Алексѣю Аѳанасьевичу /228/ Собакину 195 году октября въ 20 день подалъ сю великихъ государей грамоту Корынской Отинъ Ивашко Тютинъ".
                Напечатана по списку Вятской Казенной Палаты.
    64. Грамота царей Іоанна и Петра Алексѣевичей и царевны Софіи Алексѣевны въ Уржумскій уѣздъ писцамъ М. М. Поздѣеву и подьячему И. Андреянову, объ отводѣ Успенскому Трифонову манастырю вотчинной монастырской земли между р. Чепочкою и Буею, съ бѣглыми монастырскими крестьянами и ихъ хлѣбомъ, 1686 сентября 27.
        Отъ великихъ государей царей и великихъ князей Иоанна Алексѣевича, Петра Алексѣевича, и великие государыни благовѣрные царевны и великие княжны Софіи Алексѣевны, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцевъ, в Уржумской уѣздъ, писцомъ столнику нашему Михаилу Матвѣевичю Поздѣеву да подьячему Ивану Андреянову. Въ прошломъ во 192 году октября въ день, по нашему великихъ государей указу, а челобитью с Вятки Хлынова города Успения Пресвятыя Богородицы чюдотворца Трифонова манастыря архимандрита Александра, келаря старца Иліи Семакина, з братьею, послана наша великихъ государей грамота на Уржумъ к межевщикомъ к Димитрію Максимову сыну Полочанинову да подьячему к Тимоѳею Бакшееву, а велѣно имъ, противъ челобитья того манастыря властей з братьею, учинить по нашему великихъ государей указу и по Уложенію и по новоуказньмъ статьямъ и по наказу, каковъ имъ данъ изъ Приказу Казанского Дворца за дьячьею приписью, а что учинено будетъ о томъ велѣно к намъ великимъ государемъ писать в Приказъ Казанского Дворца. И межевщики Дмитрей Полочаниновъ и подьячей о томъ к намъ великимъ государемъ не писывали. И в нынѣшнемъ во 194 году били челомъ намъ великимъ государемъ с Вятки Хлынова города чудотворца Трифонова жъ /229/ манастыря архимандритъ Александръ, келарь старецъ Илья Семакинъ, з братьею: въ прошлыхъ де годѣхъ завладѣли у нихъ напрасно и поселили своихъ манастырскихъ Вятчанъ же, бѣглыхъ крестьянъ, что за ними во крестьянствѣ жили по ложному челобитью Уржумского Чепоцкого манастыря бывшаго игумена Авраамія з братьею, на старинную ихъ Вятцкого манастыря жалованную данную землю и на всѣ угодья; да на той же де ихъ землѣ и с угодьи поселились ихъ же бѣглые Вятцкие манастырские крестьяне и бобыли и всякие жилецкие люди, что бѣжали изъ ихъ же Вятцкихъ манастырскихъ вотчинъ, и всякихъ чиновъ ихъ манастырские люди и завладѣли тою ихъ манастырскою жалованною старинною данною Уржумскою вотчинною землею, и сѣнными покосы и рыбными ловлями и бортными ухожьи и всякими угодьи, по ложному составному челобитью, напрасно воровски, а та де ихъ старинная жалованная манастырская вотчинная земля в Уржумскомъ уѣздѣ подлѣ Вятку рѣку, промежъ Чепочкою и Буею рѣчками, поперечнику на 10 верстъ а длиннику в горы, в далние раменные лѣса по урочищамъ, покамѣстъ годитца подъ пашню и подъ животинные выгоны и подъ сѣнные покосы, и с рѣчками и сыстоками и с озеры и с вешними и с осенними заливы, с рыбными ловлями и з бортными и с лешебными угожьи и со всякими угодьи; а та де земля со всѣми вышеписанными угодьи дана в тотъ ихъ Вятцкой Хлыновской Успенской манастырь изстари самому преподобному отцу архимандриту Трифону чудотворцу з братьею, на прокормленіе; а крѣпка имъ та земля, со всѣми угодьи, по нашей великихъ государей правой жалованной владѣлной грамотѣ, что дана имъ властемъ з братьею изъ Приказу Казанского Дворца, в прошломъ в 190 году, со старинныхъ жалованныхъ грамотъ. И тѣ де Чепоцкого манастыря бѣглые крестьяне Вятцкие жъ, а не ихъ старинные; да ихъ же де Вятцкого Трифонова манастыря /230/ бѣглые крестьяне и бобыли и всякие жилецкие люди, составными своими умыслы и ложнымъ челобитьемъ, в переписные Уржумские книги прошлого 186 году и в нынѣшние в писцовые книги 193 году написались на той ихъ манастырской Уржумской жалованной старинной землѣ и на угодьяхъ в жильѣ дворами во крестьянство, чтобъ имъ та земля и с угодьи вовсе на себя завладѣть и отъ нихъ властей з братьею крестьянства вовсе отбыть, а в составномъ своемъ челобитьѣ и в переписныхъ и в писцовыхъ книгахъ писались воровски иными имяны и прозвищи и волными крестьяны и гулящими людми, а не ихъ манастырскими крестьяны, для побѣгу. Да на Уржумѣ жъ де, в городѣ и на посадѣ, и в Уржумскомъ уѣздѣ, за разными помѣщики и вотчинники в бѣгахъ живутъ ихъ же манастырские крестьяне и бобыли и всякихъ чиновъ ихъ манастырские крѣпостные люди, а збѣжали де тѣ ихъ крестьяне и бобыли и всякихъ чиновъ манастырские крѣпостные люди, в прошлыхъ годѣхъ, с Вятки и изъ разныхъ ихъ Вятцкихъ манастырскихъ вотчинъ, а крѣпки де имъ ихъ манастырские крестьяне и бобыли и всякие люди по опаснымъ межевымъ отводнымъ книгамъ столника Ивана Алфимова и по отказнымъ книгамъ Казанцовъ Григорья Соковнина да Ивана Хохлова. А в прошломъ де во 192 году дана имъ наша великихъ государей грамота ис Приказу Казанского Дворца на Уржумъ, к межевщику, а велѣно де ту ихъ манастырскую старинную жалованную землю, и со всѣми угодьи, и з бѣглыми ихъ манастырскими с крестьяны и бобыли и со всякими жилецкими людми, отказать и отмежевать имъ в манастырь по прежнему во владѣнье вовсе; а за владѣние де той ихъ земли велѣно указъ учинить тому межевщику и подьячему, и межевщикъ де и подьячей по той нашей великихъ государей грамотѣ тое ихъ манастырскую землю и с угодьи не межевалъ, для того, что по нашей великихъ /231/ государей грамотѣ, велѣно имъ с Уржума, ѣхать к Москвѣ. А они де власти з братьею отъ тѣхъ своихъ бѣглыхъ крестьянъ и бобылей и отъ всякихъ жилецкихъ людей и Чепоцкого Спаского Уржумского манастыря, отъ ихъ крестьянъ, отъ напрасного ихъ владѣнья и отъ проторей и убытковъ и отъ московскихъ волокитъ разорились до основанія, обнищали и обдолжали великими долгами. А в прошломъ де во 193 году, по нашему великихъ государей указу и по наказу изъ Казанского Приказу, на Уржумъ и в Уржумской уѣздъ для воловаго писма посланы писцы, а нашей де великихъ государей грамоты объ отводѣ во владѣнье той ихъ манастырской вотчинной Уржумской старинной жалованной земли с угодьи, объ отдачѣ и о сыску бѣглыхъ ихъ крестьянъ и бобылей и всякихъ ихъ жилецкихъ манастырскихъ людей, и ссылкѣ приѣзжихъ верховыхъ людей с той ихъ з жалованной манастырской старинной земли и с угодей и обо всемъ к вамъ на Уржумъ не послано; и намъ великимъ государемъ пожаловати бъ ихъ властей з братьею, велѣть, по прежнему и по сему нашему великихъ государей указу и по грамотѣ, какова прислана на Уржумъ къ межевщику к Димитрію Полочанинову да к подьячему к Тимоѳею Бакшееву в прошломъ во 192 году, и противъ прежняго и нынѣшняго ихъ властей з братьею челобитья и правой владѣлной жалованной грамоты, что дана изъ Приказу Казанского Дворца, со старинныхъ з жалованныхъ грамотъ, имъ властемъ з братьею в прошломъ во 190 году на Полянскую вотчину, на горы, и на Слутку, и на тое ихъ манастырскую старинную Уржумскую жалованную вотчинную землю, и с сѣнными покосы и с рыбными ловли и со всякими угодьи, что надъ Вяткою рѣкою промежъ Чепоцкою и и Буею рѣчками, отвесть имъ властемъ з братьею, по прежнему, в вотчину, во владѣнье вовсе, межи и ямы и грани и всякие признаки учинить по урочищамъ, а бѣглыхъ крестьянъ /232/ Чепоцкого манастыря, Вятчанъ, которые живутъ нынѣ на той ихъ Вятцкого манастыря на жалованной вотчинной землѣ и на угодьяхъ, и съ ихъ крестьянскими животы, з дворы, и съ хлѣбомъ, съ молоченнымъ и съ немолоченнымъ и з землянымъ, отдать имъ властемъ з братьею во крестьянство безповоротно и записать за ними в писцовые книги. А которые ихъ Успенского Трифонова манастыря бѣглые манастырские крестьяне и бобыли и всякихъ чиновъ люди на той же ихъ жалованной манастырской Уржумской землѣ живутъ, и тѣхъ бы крестьянъ написать во крестьянство в писцовые книги за ними жъ властми з братьею, а бѣглыхъ ихъ же манастырскихъ крестьянъ и бобылей и всякихъ чиновъ людей ихъ Вятцкихъ, которые в бѣгахъ живутъ на Уржумѣ, в городѣ и в уѣздѣ, всякихъ чиновъ людей, во крестьянство, з женами и з дѣтми и съ ихъ сродники и з животы, отдать имъ же властемъ з братьею в манастырь, по росписи жъ; а в пожилыхъ денгахъ и в отвозныхъ подводахъ с тѣми людми, за кѣмъ тѣ ихъ бѣглые крестьяне и бобыли и всякие ихъ манастырские жилецкие люди жили в бѣгахъ, указъ учинить обо всемъ безволокитно и безъ Московского челобитья, по нашему великихъ государей указу и по Соборному Уложенію и по наказу. А что верховыхъ городовъ пришлые люди, которые поселились на той же ихъ старинной жалованной землѣ и на угодьяхъ, дворами, на новоокладныхъ ясакахъ, и тѣхъ бы всѣхъ крестьянъ ис тѣхъ ихъ дворовъ и с новоокладными ясаки выслать в прежние ихъ мѣста, хто откуды пришелъ, на прежние ихъ тягла, гдѣ прежъ сего жили или гдѣ себѣ вновь мѣста пріищутъ, и на тѣхъ ихъ манастырскихъ бѣглыхъ Вятцкихъ и Уржумского манастыря на крестьянъ же, что на той ихъ манастырской Вятцкой на землѣ написаны за тѣмъ же Вятцкимъ манастыремъ во крестьянствѣ, и на тѣхъ всѣхъ крестьянъ, на всякой ихъ крестьянской дворъ, велѣть положить /233/ вновь на нихъ тягло, нашъ государской стрѣлецкой хлѣбъ, з двора по 3 четверика ржи, овса потому жъ, за всякие доходы, и в писцовые и в межевые книги написать то тягло имянно, а уржумские с нихъ ясаки снять и в книгахъ очистить, а домашние ихъ всѣ пожитки и хлѣбъ, стоячей и молоченой и земляной, и всякой скотъ, и дворы со всякимъ дворовымъ строеніемъ, отписать всѣ безъ остатку, напередъ отводу и межеванья, нынѣ, и отдать имъ властемъ з братьею все сполна во владѣнье, за ихъ насилное владѣнье манастырской земли за прошлые годы; а отмежевавъ и отказать имъ властемъ з братьею тое ихъ Уржумскую вотчинную старинную жалованную землю со всѣми с тѣми вышеписанными угодьи, и учиня той ихъ манастырской землѣ и угодьямъ межи и ямы и грани и признаки и урочища, и написать межевые трои книги, за своими и стороннихъ людей руками: первые книги и владѣлную с писцовыхъ и с межевыхъ книгъ выпись, за руками и за печатью, впредь для владѣнья и вѣчного ради подкрѣпления, дать имъ властемъ з братьею в манастырь, на той ихъ жалованной Уръжумъской манастырской землѣ; а другіе послать на Вятку в Приказную избу, для вѣдома нынѣшняго новаго тягла, и тое ихъ Уржумскую вотчину и со крестьяны впредь судомъ и расправою и доходами вѣдать на Вяткѣ, а не на Уржумѣ; а третьие бъ книги прислать к намъ великимъ государемъ к Москвѣ в Приказъ Казанского Дворца. А манастырскимъ ихъ Вятцкимъ бѣглымъ крестьяномъ и бобылямъ и всякимъ ихъ людемъ, и которые сыщутца изъ бѣговъ, и за тотъ ихъ побѣгъ, и Чепоцкого манастыря и инымъ бѣглымъ стороннимъ крестьяномъ и бобылямъ и бѣглымъ ихъ крестьяномъ, хто на той ихъ Уржумской старинной землѣ и на угодьяхъ жили, многие люди, по составному своему воровскому ложному челобитью, и за то напрасное ихъ владѣнье и за ложное челобитье, а за ихъ манастырское /234/ многое разорение и за проѣсти и за Московские волокиты, и за многие ихъ прежние дурости и непокорства и за великіе мятежи, и за отставку отъ того ихъ Вятцкого Трифонова манастыря, противъ ихъ прежняго властелинскаго з братьею Московского и Казанского челобитья, указъ учинить имъ всѣмъ противъ наказу. И о томъ бы дати имъ нашу великихъ государей грамоту съ прочетомъ к вамъ, писцамъ, вмѣсто жалованные владѣлные настоящие правые грамоты, для нынѣшняго имъ властемъ з братьею владѣнья и вѣчнаго ради подкрѣпления, и впредь для такихъ плутовъ и ложныхъ челобитчиковъ, крестьянъ ихъ бѣглыхъ и сторонихъ людей, чтобъ имъ властемъ з братьею отъ той своей вотчинной старинной домовой манастырской жалованной данной Уржумской земли, с тѣми со всѣми угодьи, нынѣ и впредь не отстать и з голоду бы имъ властемъ з братьею не помереть, и в конецъ не погинуть, и досталнымъ ихъ крестьяномъ и бобылямъ врозно бы не розбрестись. - И какъ к вамъ ся наша великихъ государей грамота придетъ, и вы бъ, по сему нашему великихъ государей вышеписанному указу, и противъ ихъ властелинского челобитья, с Вятки Хлынова города Успения Пресвятыя Богородицы чудотворца Трифонова манастыря архимандрита Александра, киларя старца Ильи Семакина з братьею, тое ихъ манастырскую жалованную старинную домовую вотчинную землю, с сѣнными покосы и с рыбными ловлями и в рѣкѣ в Вяткѣ, промежъ тѣми Чепочкою и Буею рѣчками, и иными урочищи, с озеры и истоки и з заливы с вешними и осенними и с лешебными лѣсными бортными и пчельными ульи и бобровыми гонами и со всякими угодьи, что в Уржумскомъ уѣздѣ подлѣ Вятку рѣку, промежъ Чепоцкою и Буею рѣчками, на 10 верстъ поперешника, а длинника в горы, с пашенною и не с пашенною землею, и по обоимъ сторонамъ тѣхъ рѣчекъ, со всѣми ихъ урочищи и с признаки, противъ ихъ /235/ манастырской старинной дачи, по ихъ жалованной владѣлной правой грамотѣ, что дана имъ властемъ з братьею изъ Приказу Казанского Дворца, со старинныхъ жалованныхъ грамотъ, в прошломъ во 190 году, на Полянскую ихъ старинную жалованную землю и на горы и на Слудку рѣчку, а по-татарски словетъ Бурекъ, и на ту ихъ Уржумскую жалованную жъ старинную домовую землю, со всѣми угодьи безо всякого задержанія и безъ поноровки, и что на той ихъ жалованной Уржумской землѣ насѣянного хлѣба, и с тѣмъ хлѣбомъ, и с немолоченнымъ, и з дубровы и з заросли и с росчисною землею, и скотинными выгонами, и с раменными дикими лѣсами, з землею, и с сѣнными покосы и с рыбными ловлями, и пчелинными ульями и бортными, и с лѣшными угодьи, и з бобровыми гоны, отвели и отмежевали, и грани и ямы и всякие признаки, противъ нашего великихъ государей указу, все учинили и отказали имъ властемъ з братьею во владѣнье вѣчно, и со крестьяны ихъ, и Уржумскими и Вятскими бѣглыми со всѣми крестьяны и з бобыли, и с ихъ сродники, и тѣхъ бѣглыхъ Вятскихъ и Уржумского манастыря и Вятского же манастыря крестьянъ и бобылей и ихъ сродниковъ, всѣхъ до одного человѣка, что ни есть, написали бы вѣчно во крестьянство за Вятской ихъ Успенской Трифоновъ манастырь, за ними властми з братьею, на той ихъ Уржумской старинной жалованной землѣ, в старыхъ ихъ дворехъ, гдѣ кто жилъ. А писать бы в книги тѣхъ всѣхъ крестьянъ поимянно, с отцы ихъ и с прозвищи, и з женами и з дѣтми и с ихъ сродники порознь, в межевые в писцовые книги, опрочѣ пришлыхъ верховыхъ бѣглыхъ крестьянъ. И тому всему ихъ отводу учиня трои писцовые межевые книги, за своими и стороннихъ людей руками, и писцовую владѣлную выпись, за своими жъ руками я за печатью и за справою, на ту ихъ манастырскую Уржумскую жалованную землю, с тѣми /236/ всѣми урочищи и угодьи, и со крестьяны и з бобыли, в Вятцкой Хлыновской Успенской в Трифоновъ манастырь властемъ з братьею, у межеванья не съѣзжая с тое ихъ манастырской с Уржумской земли, дали бъ тѣ книги и отказали вовсе владѣть тою вотчиною имъ в манастырь на Вятку. А бѣглыхъ верховыхъ пришлыхъ крестьянъ, кромѣ Вятчанъ, сослать всѣхъ до одного человѣка с тое ихъ манастырской жалованной вотчинной Уржумской земли и с угодей, всѣхъ безъ остатку, на старыя ихъ прежния житья и тягла, съ ихъ новоокладными ясаки и со всякимъ тягломъ, и у тѣхъ бѣглыхъ верховыхъ крестьянъ у всѣхъ, и Уржумского манастыря у Вятцкихъ бѣглыхъ крестьянъ, да и у Вятцкого манастыря у ихъ бѣглыхъ у всѣхъ крестьянъ, ихъ дворы и всякие домашние пожитки, всѣ безъ остатку, и всякой ихъ отъѣзжей заводъ, и всякой хлѣбъ, сухой запасной и немолоченой в стогахъ и копнахъ, и з землянымъ засѣяннымъ хлѣбомъ, что посѣяно ко 195 году, и сѣнные покосы, и всякой скотъ, и сѣна всѣ безъ остатку, у всѣхъ до одного человѣка отписать имянно, у всѣхъ порознь, и отъ нихъ взять все на лицо по росписной книгѣ, у всякаго человѣка в особь статьею, все на лицо безъ остатку, и по той росписной книгѣ все жъ сполна на лицо имянно, безо всякаго мотчанія, отдали в Вятской Успенской Трифоновъ манастырь в казну, имъ властемъ з братьею, безповоротно, за ихъ бѣглыхъ верховыхъ пришлыхъ крестьянъ за насилное ихъ ложное владѣнье, и за бѣглыхъ же Вятского и Уржумского манастыря крестьянъ за ихъ напрасное владѣние, что они владѣли ихъ манастырскою Уржумскою жалованною землею и всѣми тѣми угодьи многие годы на себя. А что с тое ихъ манастырской Уржумской земли и со всякихъ угодей и о тѣхъ ихъ Вятского Успенского Трифонова манастыря бѣглыхъ ихъ крестьянъ и которые жили пришлые верховые бѣглые крестьяне в томъ Уржумскомъ уѣздѣ на ихъ манастырской Уржумской землѣ и на угодьяхъ и всякое тягло платили в Казани /237/ или на Уржумѣ, и то ихъ казанское или уржумское ясашное всякое тягло, хлѣбъ и денги и поборы и всякие розметы с тѣхъ ихъ крестьянъ, которые будутъ написаны к ихъ манастырю, и с тѣхъ крестьянъ со всѣхъ все тягло сложить безостатку, и в межевыхъ своихъ писцовыхъ и отводныхъ книгахъ имянно очистить. И чтобъ Уржумскимъ воеводамъ тое ихъ манастырской вотчины крестьянъ судомъ и всякою расправою не вѣдать, и приказнымъ и служилымъ и всякимъ высылщикомъ и мирскимъ людемъ в тое их Вятского Успенского Трифонова манастыря в домовую Уржумскую жалованную вотчину ни для какихъ доходовъ и зборовъ не въѣзжать и не вѣдать, для того: указали мы великие государи тое ихъ Вятского Успенского Трифонова манастыря Уржумской жалованной старинной земли, и со крестьяны и з бобыли и з жилцы и со всякими угодьи, быть в Вятскомъ уѣздѣ, а не в Уржумскомъ, и судомъ и расправою и всякимъ тягломъ впредь вѣдать на Вяткѣ воеводамъ, а не на Уржумѣ. И для того другие книги таковы жъ, за своими и стороннихъ людей руками, послали на Вятку въ Приказную избу для вѣдома, да и третьие таковы жъ межевые писцовые книги подали, с валовыми своими писцовыми книгами, на Москвѣ в Приказѣ Казанского Дворца кравчему нашему князю Борису Алексѣевичу Голицыну с товарыщи. И для тое ихъ Уржумской манастырской земли и угодей отводу и межеванья, и ради ихъ манастырскихъ бѣглыхъ Вятскихъ крестьянъ, что нынѣ живутъ на той Уржумской землѣ, противъ ихъ властелинского з братьею челобитья, изъ Приказу Казанского Дворца с тѣхъ ихъ крѣпостей и и с приказныхъ нашихъ отпусковъ, вмѣсто подлинныхъ нашихъ государскихъ жалованныхъ грамотъ 185 и 190 годовъ, и с отводныхъ межевыхъ книгъ столника Ивана Алфимова и с отказныхъ книгъ казанскихъ дворянъ Григорья Соковнина и Ивана Хохлова имъ властемъ з братьею /238/ даны списки, за дьячьею приписью и за справою, для вѣдома вамъ писцомъ, вмѣсто ихъ подлинныхъ грамотъ и крѣпостей. А о бѣглыхъ ихъ крестьянехъ и о зажилыхъ денгахъ и объ отвозныхъ подводахъ и о всемъ, какъ о томъ писано в сей нашей великихъ государей грамотѣ выше сего, учинили по нашему великихъ государей указу и по Соборному Уложенью и по новоуказнымъ статьямъ и по наказу, каковъ вамъ данъ наказъ изъ Приказу Казанского Дворца за дьячьею приписью. А прочетъ сю нашу великихъ государей грамоту и списавъ съ нее списокъ, велѣли у себя оставить, а подлинную сю нашу великихъ государей грамоту, справясь с спискомъ, отдали бъ есте на Вятку в Успенской в Трифоновъ манастырь, архимандриту Александру, келарю старцу Иліѣ Семакину з братьею, впредь для нынѣшняго имъ владѣнья и вѣчнаго ради подкрѣпления и для нашихъ воеводъ и приказныхъ людей, и чтобъ о томъ намъ великимъ государемъ отъ нихъ властей з братьею впредь челобитья не было, безволокитно и безъ Московского, ихъ властелинского з братьею челобитья.
            Писанъ на Москвѣ, лѣта 7195 сентября въ 27 день.
            Діакъ Ѳедоръ Елфимьевъ.
            Справилъ Васка Ардабьевъ.
                Напечатана по подлинной грамотѣ, хранящейся въ Московскомъ Архивѣ Министерства Юстиціи, между дѣлами Коллегіи Экономіи подъ № 14284.
    65. Грамота царей Іоанна и Петра Алексѣевичей и царевны Софіи Алексѣевны въ Уржумъ писцамъ столнику М. М. Поздѣеву и подьячему И. Андреянову, о томъ, чтобы они Уржумской Черемисѣ въ Уржумскую вотчину Трифонова манастыря вступаться не велѣли, 1686 ноября 23.
        Отъ великихъ государей царей и великихъ князей Іоанна Алексѣевича, Петра Алексѣевича, и Великия государыни благовѣрные царевны и Великия княжны Софіи Алексѣевны /239/ всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцевъ, на Уржумъ, писцомъ столнику нашему Михаилу Матвѣевичу Поздѣеву да подьячему Ивану Андреянову. Били челомъ намъ Великимъ государемъ с Вятки Хлынова города Успения Пресвятыя Богородицы чюдотворца Трифонова манастыря архимандритъ Александръ, келарь старецъ Илья Семакинъ, з братьею: въ прошломъ де во 194 году били челомъ вамъ великимъ государемъ на нихъ, того манастыря властей, напрасно и во всемъ ложно, и подали челобитную на Уржумѣ вамъ, писцомъ нашимъ, Уржумского уѣзда разныхъ волостей Черемиса, сотники и десятники и всѣ рядовые волости Сабы, сотникъ Ѳедка Кинябаевъ со всѣми своими товарыщи, бутто де они власти завладѣли всякими угодьями и сѣнными покосы ихъ черемискими; а они де власти и ихъ манастырския крестьяне владѣютъ своими манастырскими вотчинными землями, и сѣнными покосы, и рыбными ловлями и Всякими угодьями, в Вятцкомъ уѣздѣ, а не в Уржумскомъ; а почему имъ властемъ тѣ ихъ вотчины в Вятцкомъ уѣздѣ крѣпки, и отъ нихъ обо всемъ, противъ ихъ Черемиского ложного челобитья, у нихъ властей подъ челобитьемъ ихъ подклѣена и подана сказка, за рукою келаря старца Ильи Семакинъ, съ подлинныхъ нашихъ великихъ государей жалованныхъ владѣлныхъ грамотъ и с тѣхъ крѣпостныхъ троихъ книгъ, кои в скаскѣ писаны имянно на лицо, для вѣдома сего ихъ челобитья; и намъ и великимъ государемъ пожаловати бъ ихъ властей з братьею, велѣть противъ ихъ з братьею челобитья и скаски, розводныхъ и межевыхъ отводныхъ книгъ столника Ивана Алфимова, тѣмъ Уржумскимъ Черемисамъ, для ихъ нынѣшняго ложного челобитья, во всемъ отказать, потому что тѣ ихъ Вятцкія манастырския вотчинныя земли въ Вятцкомъ уѣздѣ, а не в Уржумскомъ, и сѣнные покосы и рыбныя ловли и всякія угодья отъ Казанскихъ и отъ Уржумскихъ уѣздовъ отъ русскихъ и отъ ихъ Черемискихъ земель и отъ всякихъ угодей отмежеваны /240/ и отгранены, по отводу и межеванью столника Ивана Алфимова; а у тѣхъ де книгъ ихъ черемиския знамена многия приложены, и нынѣ с тѣхъ межевыхъ отводныхъ и отъ казанскихъ отказныхъ книгъ, с подлинного приказного отпуску, что даны ис Приказу Казанского Дворца, за дьячьею приписью и за справою, и посланы, напередъ сея нашея великихъ государей грамоты, с нашею жъ великихъ государей межевою отводною грамотою, к вамъ, писцамъ, на Уржумъ для вѣдома, и о томъ бы о всемъ велѣти, противъ ихъ челобитья сего и прошенья и скаски, дать нашу великихъ государей прочетную грамоту на Уржумъ к вамъ, писцомъ, чтобъ имъ властемъ з братьею, отъ нихъ черемисъ отъ напраснаго челобитья, вызгонѣ и в напрасной бы обидѣ и во всякихъ убыткахъ впредь не быть. А в скаскѣ Хлынова города Успенія Пречистыя Богородицы чудотворца Трифонова манастыря келаря старца Иліи Семакина, какову скаску подалъ онъ в Приказѣ Казанского Дворца, подъ челобитною написано: крѣпки де имъ в манастырь тѣ ихъ манастырские вотчинные земли и сѣнные покосы и всякия угодьи по прежнимъ грамотамъ, по Вятцкимъ писцовымъ книгамъ писцовъ Афанасья Толочанова да подъячего Андрея Іевлева 137 году, и по инымъ многимъ грамотамъ и дачамъ ихъ манастырские вотчины того Вятцкого Хлынова города Успения Пресвятые Богородицы чюдотворца Трифонова манастыря архимандриту Александру, келарю старцу Иліѣ, казначею старцу іеродиакону Іакову з братьею, в Вятскомъ уѣздѣ, в Березовскомъ стану, за Кырмыжемъ, отъ перваго Кырмыжского сосноваго болота, и по Кырмыжу рѣчкѣ до вершины, и сверхъ рѣчекъ Ошети и Пили по обѣ стороны внизъ до рѣчки Суны, а по Сунѣ до рѣчки Вои, да по рѣчкѣ Лудянѣ отъ Ошланки рѣчки до верховины отъ бору по обѣ стороны; по грамотѣ отца нашего великихъ государей, блаженныя памяти великаго государя, за приписью дьяка Андрея Немирова, противъ /241/ тѣхъ писцовыхъ книгъ изъ Новгородцкого Приказу 189 году; по тѣмъ выше писаннымъ отводнымъ межевымъ описнымъ книгамъ столника Ивана Алфимова, по розыску Вятцкого и Казанского и Уржумского уѣздовъ, и по скаскѣ старожиловъ русскихъ всякихъ чиновъ людей, и вотяковъ и бусурманъ и черемисы, всѣхъ двѣ тысячи восемъ сотъ четыре человѣка. А Казанской уѣздъ с Вятскимъ уѣздомъ сшелся на спорной землѣ: отъ Казани ѣдучи, за селомъ Лудяною отъ востоку по правую сторону чернымъ лѣсомъ идетъ рѣчка Черная и впала в рѣчку Лудяну, и по Лудянѣ вверхъ до усть рѣчекъ Сардана и Удери и до заворотного мысу, а с мысу на лугъ по ключъ до вершины на вершину жъ рѣчки Ноли, и по Ноли внизъ до Вои рѣки, и по Воѣ вверхъ до рѣчки Ошлани, по правую сторону земля Черемиская Казанского уѣзду, а по лѣвую сторону Вятцкого уѣзду; а промежъ Черной рѣчки и Удери противъ черемиской деревни с лѣвую сторону в Лудяну рѣчку впала рѣчка Юнукъ, и по Юнуку до вершины и поперегъ на рѣчку Болшую Ситму и по Ситмѣ до вершины и на вершину рѣчки Ивкины, по правую сторону земля Вятцкого уѣзду Успенского Трифонова манастыря, а по лѣвую сторону земля Казанского уѣзду; а рѣчка Суна и рѣчка Кирчанъ и рѣчка Курчумъ и рѣчка Опанъ, что устьями впали в рѣку Вою, в той же округѣ, в Вятскомъ уѣздѣ, в манастырской землѣ, и по тѣмъ межамъ грани учинены... На тѣ отводные книги столника Ивана Алфимова 177 году грамота 177 жъ году, противъ того жъ грамота ис Казани 178 году, двѣ грамоты 185 году, да отводные книги казанцевъ Григорья Соковнина да Ивана Хохлова 178 и 185 годовъ, и на тѣхъ на всѣхъ выше писанныхъ грамотахъ наше великихъ государей именование подписано, что быть обо всемъ такъ, какъ в нашихъ государскихъ жалованныхъ владѣлныхъ правыхъ грамотахъ и в крѣпостныхъ ихъ вышеписанныхъ /242/ книгахъ, быть безъ нарушения во всемъ, а с тѣхъ нашихъ великихъ государей грамотъ всѣ отпуски, крѣпостные ихъ владѣлные отводные и межевые подлинные книги на Москвѣ в Приказѣ Казанского Дворца и в Новгородцкомъ Приказѣ, и в Успенской Трифоновъ манастырь таковы жъ даны с подлинныхъ нашихъ великихъ государей грамотъ. А в Приказѣ Казанского Дворца, в отводныхъ и в межевыхъ и отказныхъ книгахъ столника Ивана Алфимова 176 году, за его рукою, написано: в прошломъ во 176 году, по указу отца нашего великихъ государей, блаженныя памяти великого государя царя и великого князя Алексѣя Михаиловича, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, и по грамотѣ ис Приказу Казанского Дворца, столникъ Иванъ Алфимовъ, по челобитью с Вятки Хлынова города Успения Пречистыя Богородицы Трифонова манастыря архимандрита Сергія з братьею, на спорную землю и сѣнные покосы ѣздилъ и досматривалъ, и по досмотру землю, которую по писцовымъ Вятцкимъ книгамъ и по крѣпостнымъ Вятцкого Успенского Трифонова манастыря, они власти з братьею владѣли, а дана имъ в Вятцкомъ уѣздѣ, и которыя крестьяне на той землѣ и с угодьи поселены, а Вятцкому манастырю крѣпки, отписалъ к Вятцкому манастырю по прежнему, по писцовымъ книгамъ и по всякимъ крѣпостямъ; а которая земля Казанского уѣзду, а Вятцкому манастырю та земля некрѣпка, и въ дачахъ у нихъ нѣтъ, и тою землю отписалъ попрежнему х Казани; а буде которая земля, хотя и Казанского уѣзду, а Вятцкому манастырю по дачамъ или по какимъ крѣпостямъ объявится крѣпка, и тою землю потому жъ отписалъ к Вятцкому манастырю; а в которой землѣ не розведено Казанскому и Вятцкому уѣзду межъ, а обыскные люди сказывали, Казанскіе Казанского уѣзду, а Вятцкіе Вятцкого, уѣзду, и столникъ Иванъ Алфимовъ, собравъ Казанского и Вятцкого уѣздовъ старожиловъ русскихъ /243/ людей розныхъ городовъ и уѣздовъ, и иновѣрцовъ розныхъ волостей, и про ту землю ихъ роспрашивалъ и розыскивалъ, гдѣ Казанской уѣздъ с Вятцкимъ уѣздомъ и Вятцкій уѣздъ с Казанскимъ уѣздомъ сшелся, и по той ихъ скаскѣ и по своему сыску тою землю розмежевалъ с ними и на межахъ учинилъ ямы и грани и всякие признаки, чтобъ та межа и впредь межъ Казанского и Вятцкого уѣздовъ была знатна и вѣдома; а что по досмотру и старожилцовымъ скаскамъ по спорной земли и на ней селъ и деревень и починковъ и крестьянъ в Успенской монастырь отписано, и то в книгахъ писано по статьямъ: отписано и отмежевано к Вятцкому Успенскому Трифонову манастырю в Вятцкомъ уѣздѣ, в Березовскомъ стану, что было на оброкѣ за Вятчаны за Епифанкомъ Федянинымъ да за Игнашкомъ Буторинымъ да за Васкою Буторинымъ, за Кырмыжемъ дикое раменье, отъ первого Кырмыжского соснового болота да вверхъ по Кырмыжу, по обѣ стороны рѣчки Кырмыжа до вершины, и сверхъ рѣчекъ Ошети и Пили, по обѣ стороны, внизъ до рѣчки до Суны, а по Сунѣ внизъ до устья Сунского, до рѣчки Вои, да по рѣчкѣ Кирчану с устья до вершины, да по рѣчкѣ Лудянѣ отъ Ошлань рѣчки до вершины, отъ бору, по обѣ стороны тѣхъ рѣчекъ; и по скаскамъ тѣхъ старожиловъ стороннихъ многихъ людей, Вятцкому уѣзду с Казанскимъ уѣздомъ межа учинена, а по скаскамъ тѣхъ жо старожилцовъ и стороннихъ людей рускихъ и тѣхъ иновѣрцовъ черемисъ, Казанской уѣздъ с Вятцкимъ уѣздомъ сшелся: отъ Казани ѣдучи, за селомъ Лудяною, поперегъ Вятцкой дороги, отъ востоку по правую сторону чернымъ лѣсомъ идетъ рѣчка Черная, а пала та Черная рѣчка в рѣчку Лудяну, а по той Черной рѣчкѣ до рѣчки Лудяны и вверхъ по рѣчкѣ Лудянѣ до устья рѣчки Сардана, и по рѣчкѣ Сардану вверхъ до устья рѣчки Удери и вверхъ по рѣчкѣ Удери /244/ поперегъ Вятцкие жъ дороги и до заворотного мысу, и с той рѣчки Удери противъ того заворотного мысу на логъ по ключу до вершины, и с вершины того ключа на вершину жъ рѣчки Малые Ноли, и по той рѣчкѣ Малой Ноли на низъ до устья, до рѣки Вои, и вверхъ по рѣчкѣ Воѣ до устья Ошлани, по правую сторону земля Черемиская Казанского уѣзду, и на той землѣ межъ Черной рѣчки и Удери стоитъ деревня Черемиская Казанского жъ уѣзду пуста, черемисы въ ней нихто не живетъ, а противъ той деревни за рѣчкою Лудяною с лѣвую сторону впала въ рѣчку Лудяну жъ рѣчка Юнукъ, и съ устья той рѣчки Юнука, гдѣ она впала в рѣчку Лудяну, вверхъ по рѣчкѣ Лудянѣ на устье рѣчки Сардани, и съ устья рѣчки Сардани вверхъ по рѣчкѣ Сардани на устье рѣчки Удери, и съ устья рѣчки Удери вверхъ по рѣчкѣ Удери до заворотного мысу, да с рѣчки жъ Удери противъ заворотного жъ мысу по логу вверхъ по ключу до вершины, а с вершины того ключа на вершину рѣчки Малые Ноли, и по той рѣчкѣ Малые Ноли до устья, до рѣки Вои, и съ устья рѣчкѣ Малой Ноли вверхъ по Воѣ рѣкѣ до устья рѣчки Ошлани, по лѣвую сторону, да с устья жъ рѣчки Юнука поперегъ на рѣчку Болшую Ситму, и по той рѣчкѣ Ситмѣ до вершины, а с вершины той рѣчки Ситмы на вершину жъ рѣчки Ивкины, по правую сторону, земля Вятцкого уѣзду Успенского Трифонова манастыря властей з братьею; а на лѣвой сторонѣ рѣчки Юнука и Болшой Ситмы и с вершины Ивкины рѣчки земля Казанского уѣзду; а отъ Черной рѣчки село Лудяна, и внизъ по рѣчкѣ Лудянѣ селидба ясашныхъ крестьянъ Казанского жъ уѣзду, а рѣчка Суна и рѣчка Кирчанъ и рѣчка Курчумъ и Опанъ, что устьями впали в рѣку Вою, в той же округѣ, в Вятцкомъ уѣздѣ, в манастырской землѣ... Да межа спорной землѣ в Березовскомъ стану: за Кырмыжемъ, /245/ отъ первого отъ Кырмыжского отъ соснового болота и вверхъ по рѣчкѣ по Кырмыжу до верховины, по обѣ стороны, земля, по писцовымъ книгамъ и поступнымъ крѣпостямъ Епифанка Ѳедянина с товарыщи, Вятцкого Успенского манастыря; деревни и починки на той землѣ ставили крестьяне по манастырскимъ данымъ, и в тѣхъ деревняхъ и починкахъ крестьяне поселились Вятцкого уѣзду за Успенскимъ манастыремъ, и оброкъ и всякие подати тѣ крестьяне платятъ в Успенской же манастырь; а взялося то первое сосновое болото повыше Кырмыжского устья рѣчки съ одну версту, и пошло то болото вверхъ по рѣчкѣ по Кырмыжу до деревни Половы, да вверхъ же по рѣчкѣ Быстрицѣ до рѣчки Лебетки, отъ рѣчки отъ Лебетки, отъ болота подлѣ рѣчки Быстрицы, сверхъ жъ по рѣчку Чернушку, и вверхъ по Быстрицѣ ѣдучи по правую сторону по рѣчку Чернушку землею владѣютъ Вятцкого Успенского манастыря крестьяне, а въ которые на той землѣ деревни и починки крестьяне селились, и тѣ крестьяне имали на ту землю даные жъ изъ манастыря у архимандрита з братьею; а по лѣвую сторону Быстрицы рѣки земля и крестьяне Хлыновского Николского собору. И на ту ихъ вотчинную старинную землю манастырскую жалованную и на всякие угодья и на крестьянъ крѣпости, которые писаны в скаскѣ келаря старца Иліи Семакина, наши великихъ государей жалованные грамоты и отводные и межевые книги столника Ивана Алфимова, за его и стороннихъ людей старожилцовъ за руками, в Приказѣ Казанского Дворца, и по тому межеванью и по чертежу столника Ивана Алфимова 176 году, по вышеписаннымъ тѣмъ межамъ и гранямъ, по урочищамъ тѣхъ рѣчекъ снизу и по вершинамъ, с лѣвую сторону земля и с угодьи, Казанской и Уржумской уѣздъ, отмежевалъ в особь, а с правую сторону земля и сѣнные покосы и рыбные ловли и со всякими угодьи отмежевано и розведено, Вятцкой уѣздъ, в особь /246/ же статьею, на ихъ Вятцкой сторонѣ; а крѣпки тѣ манастырские вотчины и с угодьи по Вятцкимъ писцовымъ книгамъ 137 году, и по отводнымъ описнымъ межевымъ книгамъ и по розводному чертежу столника Ивана Алфимова 177 году, и по Казанскимъ отказнымъ двоимъ книгамъ Казанскихъ дворянъ Григорья Соковнина и Приказные Полаты подъячего Федора Немирова 178 году, да Ивана Хохлова и Приказные Полаты подъячего Ивана Попова 185 году, и по переписнымъ 186 году, и по ихъ манастырскимъ стариннымъ крѣпостямъ и по жалованнымъ грамотамъ. - И какъ к вамъ ся наша великихъ государей грамота придетъ, и вы бъ, противъ челобитья Вятцкого Хлынова города Успения Пречистыя Богородицы Трифонова манастыря властей, архимандрита и келаря з братьею, Уржумского уѣзду с Черемисою нашъ, великихъ государей указъ учинили, по нашему великихъ государей указу и по наказу в правду, противъ вышеписанныхъ розводныхъ граней и межей и по всѣмъ тѣмъ урочищамъ, что противъ отводныхъ и межевыхъ книгъ столника Ивана Алфимова 176 году, за тѣ грани и за межи и в тѣ Вятцкие в манастырские вышеписанные вотчины, в земли и в сѣнные покосы и в рыбные ловли, в бортные и в лешебные и во всякие лѣсные угодья, нынѣ вступатца тѣмъ Уржумскимъ Черемисамъ и впредь не велѣли, для того что, по межеванью Ивана Алфимова, Вятской уѣздъ с Казанскимъ и Уржумскимъ уѣздомъ розмежеванъ, имъ властемъ велѣно владѣть в Вятскомъ уѣздѣ, а имъ Черемисамъ отъ ихъ манастырской жалованной вотчинной старинной земли и отъ всякихъ угодей во все отказано, и с тѣхъ ихъ с манастырскихъ крѣпостныхъ книгъ ис Приказу Казанского Дворца даны, за дьячею приписью и за справою, имъ властемъ з братьею списки и посланы тѣ списки, с нашею великихъ государей с межевою и отводной грамотою, на Уржумъ к вамъ, писцомъ, для вѣдома ихъ манастырской /247/ старинной жалованной Уржумской вотчинной земли и угодей, ради отводу и межеванья нынѣшняго 195 году. А прочетъ сю нашу великихъ государей грамоту и списавъ с нее списокъ, оставили у себя; а подлинную сю нашу великихъ государей грамоту отдали бъ есте на Вятку Хлыновского Успенского Трифонова манастыря властемъ, архимандриту Александру и келарю старцу Ильѣ Семакину, з братьею. Писанъ на Москвѣ, лѣта 7195 ноября в 23 день.
            Дьякъ Федоръ Ефимьевъ.
            Справилъ Васка Ардабьевъ.
                Напечатана по подлинной грамотѣ, хранящейся въ Московскомъ Архивѣ Министерства Юстиціи, между дѣлами Коллегіи Экономіи подъ № 14288.
    66. Грамота послушная царей Іоанна и Петра Алексѣевичей и царевны Софіи Алексѣевны въ вотчину Успенского Трифонова монастыря, въ деревню Вострую-Веретею съ другими деревнями, о томъ, чтобы крестьяне властей монастырскихъ слушали, на нихъ работали и доходы имъ платили, 1687 года марта 25.
        Отъ великихъ государей царей и великихъ князей Иоанна Алексѣевича, Петра Алексѣевича, и великие государыни благовѣрные царевны и великие княжны Софіи Алексѣевны, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцевъ, Хлынова города в Вятцкой уѣздъ, в вотчину Успения Пресвятыя Богородицы чюдотворца Трифонова манастыря, в деревню Вострую Веретею з деревнями и с починки, что промежъ Чепоцкого и Буею рѣчками, что прежъ сего та вотчина была Уржумского уѣзду, всѣмъ крестьяномъ. Били челомъ намъ великимъ государемъ богомолцы наши с Вятки Хлынова города Успения Пресвятыя Богородицы чюдотворца Трифонова манастыря архимандритъ Александръ, келарь старецъ Илія Семакинъ, з братьею: въ нынѣшнемъ де во 195 году, по нашему великихъ государей указу и по межевой отводной грамотѣ изъ Приказу Казанского Дворца, а /248/ по ихъ челобитью, отвели и отмежевали имъ, архимандриту и келарю з братьею, в манастырь по прежнему во владѣнье Уржумской писецъ столникъ Михаило Поздѣевъ да подъячей Иванъ Андреяновъ, по старымъ нашимъ жалованнымъ грамотамъ и по дачамъ 103, и по отказнымъ книгамъ Меншика Мишакова 104, и по дозорнымъ книгамъ Истомы Хвостова 114, и по дачѣ 123 году, и по жалованнымъ же нашимъ грамотамъ 135 и 190 годовъ, и по нынѣшнимъ писцовымъ своимъ валовымъ отводнымъ и межевымъ книгамъ, и по владѣлной ихъ писцовой выписи, со крестьяны, по прежнему во владѣнье изъ Уржумского уѣзду в Вятской уѣздъ, к ихъ манастырскимъ Вятскимъ вотчинамъ в Березовской станъ, по ихъ стариннымъ урочищамъ, что подлѣ Вятку рѣку, промежъ Чепоцкою и Буею рѣчами, по обѣ стороны вверхъ, а Буею рѣчкою вверхъ же на Ошки, на ключъ, а с ключа Буею рѣчкою до рѣчки Сардана, а по Сардану рѣчкѣ до верховины жъ, а с верховины рѣчки Сардану на верховину жъ рѣчки Сиковки, да внизъ по Сиковкѣ рѣчкѣ до деревни Таловки, а изъ деревни Таловки на верховину жъ Чепочки рѣчки, и внизъ по Чепочкѣ до Вятки рѣки, в тѣхъ урочищахъ, и в Вяткѣ рѣкѣ с рыбною ловлею, промежъ тѣми урочищи и Чепоцкою и Буею рѣчками, с вешними и с осенними заливы с рыбною жъ ловлею, и с озерки и с источки и с Буею рѣчкою с рыбными жъ ловли, и с сѣнными покосы и со всѣми угодьи, что дана та вотчина на прокормление братьи тое обители первосоздателю архимандриту преподобному отцу Трифону чюдотворцу Вятскому самому. И тотъ писецъ тѣ свои отводные писцовые межевые книги в Приказъ Казанского Дворца подалъ, а таковы жъ писцовые отводные книги и владѣлную писцовую выпись онъ писецъ и подъячей, за своими руками, имъ архимандриту и келарю з братьею, на тое ихъ манастырскую старинную жалованную вотчину и на крестьянъ, дали, да таковы жъ третьие /249/ свои писцовые межевые книги отослали они с отпискою на Вятку к воеводѣ в Приказную избу, для збору нашихъ великихъ государей всякихъ доходовъ и для вѣдома во всякихъ дѣлахъ, тое ихъ вотчину и крестьянъ вѣдать на Вяткѣ, в Вятцкомъ уѣздѣ, в Березовскомъ стану, с ихъ манастырскими вотчинами, по тѣмъ писцовымъ межевымъ отводнымъ книгамъ и по писцовой владѣлной выписи. А с тѣхъ писцовыхъ межевыхъ отводныхъ книгъ столника Михаила Поздѣева да подъячего Ивана Андреянова имъ, архимандриту и келарю з братьею, на тое ихъ манастырскую старинную жалованную домовую вотчину нашие великихъ государей жалованные послушные владѣлные грамоты не дано, и нашие жъ великихъ государей грамоты о вѣдомости тое ихъ вотчины на Вятку к воеводѣ, а на Уржумъ нашие жъ великихъ государей грамоты, чтобъ на Уржумъ тое ихъ вотчины и крестьянъ во всякихъ дѣлахъ и всякими податми и поборами и издѣльями не вѣдать, и посылщиковъ с Уржума, в Вятцкой уѣздъ в ихъ вотчины не посылать, не послано; и намъ великимъ государемъ пожаловалъ бъ ихъ, архимандрита Александра и келаря старца Илію з братьею, велѣть с тѣхъ писцовыхъ межевыхъ отводныхъ книгъ и с писцовой владѣлной выписи дать имъ изъ Приказу Казанского Дворца на тое ихъ манастырскую старинную домовую жалованную вотчину, и на крестьянъ и на всѣ угодья, нашу великихъ государей жалованную послушную владѣлную грамоту, впредь для владѣния и вѣчного ради подкрѣпления ото всякихъ людей, и велѣти бъ тое ихъ вотчину судомъ и росправою во всякихъ дѣлахъ и в нашихъ великихъ государей доходехъ вѣдать на Вяткѣ воеводамъ, а на Уржумѣ воеводамъ и приказнымъ людемъ тое ихъ Вятского уѣзду вотчинъ и крестьянъ, что подлѣ Вятку рѣку промежъ Чепочкою и Буею рѣчками по обѣимъ сторонамъ со всѣми урочищи, вѣдать не велѣть, и о томъ на /250/ Вятку и на Уржумъ дать имъ наши великихъ государей грамоты. А в Приказѣ Казанского Дворца, в Уржумскихъ писцовыхъ книгахъ столника Михаила Поздѣева да подьячего Ивана Андреянова нынѣшняго 195 году написано: Кукарские дороги о спорной землѣ, которая земля и угодья Уржумского уѣзду Кукарские дороги волости Рынь у Черемисъ, у десятника у Тингибайка Пибарисова с товарыщи, в спорѣ Казанского уѣзду Алатские дороги села Лебяжья со крестьяны, с старостою с Миткою Ерофеевымъ с товарыщи, въ прошломъ 194 году июля въ 20 день к намъ великимъ государемъ к Москвѣ в Приказъ Казанского Дворца, с Уржумскимъ посадскимъ человѣкомъ с Ваской Урванцовымъ, писано и розыски присланы, и в прошломъ же во 194 году о той спорной землѣ напредь сего к намъ великимъ государемъ в Приказъ Казанского Дворца писано жъ, и в перечневыхъ книгахъ, каковы поданы в прошлыхъ во 193 и во 194 годѣхъ в Приказѣ Казанского Дворца, о той спорной землѣ написано подлинно; а той всей Кукарской дорогѣ воловой перечень, опричъ дву вышеписанныхъ мотаковъ, написанъ дворамъ и пашнѣ и сѣну и лѣсу и всякимъ угодьямъ подлинно в перечневыхъ книгахъ, каковы поданы в Приказъ Казанского Дворца въ прошломъ во 194 году, а въ нынѣшнемъ во 195 году изъ того перечня дворовъ и во дворехъ людей и пашни и сѣна и лѣсу и всякихъ градей убыло, потому что изъ той Кукарские дороги в нынѣшнемъ во 195 году ноября въ 11 день, по нашему великихъ государей указу и по жалованной нашей грамотѣ, изъ Уржумского уѣзду промежъ Чепочкою и Буею рѣчками отказано въ Вятской уѣздъ, по стариннымъ жалованнымъ нашимъ грамотамъ 103 году, к Успенскому Трифонову манастырю, архимандриту Александру з братьею, вѣчно во владѣнье, что были ясачные деревни и починки: деревня Вострая Веретея, деревня Варзанка, деревня Тойтойбѣковскихъ Атарищъ, Сосновская /251/ Веретея тожъ, деревня Тойтобѣчкина, деревня Тойтойбѣковскихъ Атарищъ, Естюнина тожъ, деревня Тойбѣковскихъ Атарищъ, Межуполная Веретея тожъ, деревня Тойбѣковскихъ Атарищъ, Чокинъ починокъ тожъ, деревня Кирюхинъ починокъ, да починокъ Грызухинъ, деревня Володимерова, деревня Пестова, деревня Бровцына, Кокуй тожъ, всего 12 деревень и починковъ, крестьянскихъ 83 двора, людей в нихъ 309 человѣкъ; къ тѣмъ ко всѣмъ деревнямъ и починкамъ пашни паханые добрые земли 631 четь с полполутретникомъ в полѣ, а в дву потому жъ, да лѣсомъ поросло подъ пашню годныхъ мѣстъ 319 десятинъ, сѣнныхъ покосовъ 7 десятинъ с третью, да волости Вичмори деревни Новой, Путюнъ тожъ, отказано жъ 14 дворовъ крестьянскихъ безъ земли, всего во всѣхъ деревняхъ отказано изъ Уржумского уѣзду в Вятской уѣздъ, к тому Успенскому Трифонову манастырю, 97 дворовъ; а что тѣхъ вышеписанныхъ деревень и починковъ крестьяне на Уржумѣ в нашу великихъ государей казну всякихъ денежныхъ и хлѣбныхъ доходовъ платили, по нашему великихъ государей указу и по грамотѣ изъ Приказу Казанского Дворца, с тѣхъ крестьянъ тѣ платежные всякие поборы снять; да изъ тое жъ Кукарские дороги отказано в Вятской уѣздъ, к тому жъ Успенскому Трифонову манастырю, помѣстная земля казанца Андрея Апрѣлева, пустошь что былъ починокъ Куземки Черезова, а к тому починку пашни и перелогу 16 четей в полѣ, а в дву потому жъ, да лѣсомъ поросло подъ пашню годныхъ мѣстъ 75 десятинъ с третью, да лѣсу жъ и болотныхъ мѣстъ подъ пашню негодныхъ 23 десятины с полудесятиною, дворцового села Архангелского з деревнями крестьянъ сѣнныхъ покосовъ, Пашки Сунцова с товарыщи, по нагорной сторонѣ, что подлѣ Вятки рѣки на Чепочкиныхъ лугахъ, 46 десятинъ с третью, сѣнныхъ же покосовъ подлѣ Вятку рѣку, по нагорной же сторонѣ, на Чепочкиныхъ же лугахъ, что были за Уржумскимъ /252/ Спаскимъ Чепочкинымъ манастыремъ, 10 десятинъ, сѣнныхъ же покосовъ подлѣ Вятку жъ рѣку, на Чепочкиныхъ же лугахъ, что были за Уржумскимъ за сыномъ боярскимъ за Васильемъ Мачихинымъ, 5 десятинъ, сѣнныхъ же покосовъ подлѣ Вятку рѣку, на Чепочкиныхъ же лугахъ, что было за сыномъ боярскимъ за Иваномъ Мачихинымъ, 6 десятинъ, да оброчныхъ сѣнныхъ покосовъ, отъ Кильязя горы ѣдучи, по Бую рѣкѣ по правую сторону до Буйского устья 20 десятинъ, что были на оброкѣ на крестьянехъ деревни Пестовы, у Ганка Петрова с товарыщи, да оброчныхъ же сѣнныхъ покосовъ подлѣ Вятку рѣку, по нагорной сторонѣ, на Чепочкиныхъ же лугахъ, дворцового села Архангелского з деревнями крестьянъ 3 десятины, всего отказано изъ Уржумского уѣзду изъ Кукарской дороги в Вятской уѣздъ, в Березовской станъ, к Вятскому Хлыновскому Успенскому Трифонову манастырю, помѣщиковыхъ и Уржумского Чепоцкого манастыря и дворцовыхъ крестьянъ земли 16 четей в полѣ, а въ дву потому жъ, сѣнныхъ покосовъ 90 десятинъ с третью, да лѣсомъ поросло подъ пашню годныхъ и негодныхъ мѣстъ 98 десятинъ безъ полутрети десятины. И по нашему великихъ государей указу велѣно Хлынова города Успенія Пресвятыя Богородицы чудотворца Трифонова манастыря архимандриту Александру, келарю старцу Илиѣ Семакину з братьею, на тое ихъ вотчину и на крестьянъ и на рыбные ловли, что в Вяткѣ рѣкѣ и в Буѣ рѣчкѣ, с вешними и с осенними заливы, и на всѣ угодья, что промежъ Чепочкою и Буею рѣчками, с угодьи, кои в сей грамотѣ писаны выше сего, дать нашу великихъ государей жалованную послушную владѣлную грамоту, впредь имъ для владѣнья и вѣчного ради подкрѣпления. И вы бъ, всѣ крестьяне деревни Вострые Веретеи з деревнями и с починки, что промежъ Чепочкою и Буею рѣчками, которые деревни и починки и селища и займища в сей грамотѣ писаны /253/ выше сего, которые крестьяне в тѣхъ деревняхъ и в починкахъ нынѣ живутъ и впредь жити учнутъ, Хлынова города Успения Пресвятыя Богородицы чюдотворца Трифонова манастыря властей, архимандрита Александра и келаря старца Иліи Семакина, или хто по нихъ впредь будутъ власти, и братьи слушали, пашню на нихъ пахали, и сѣно косили, и издѣлья всякия на нихъ дѣлали, и доходы имъ властемъ всякие платили. Писанъ на Москвѣ, лѣта 7195 году марта въ 25 день.
            Діакъ Григорей Протопоповъ.
            Справилъ Данилка Воиновъ.
                Напечатана по списку Вятской Казенной Палаты.
    67. Память, данная воеводою А. Аѳ. Собакинымъ Успенскаго Трифонова монастыря архимандриту Александру съ бр., объ отдачѣ имъ на оброкъ поломцевъ и рамешка около рр. Кобры, Ѳедоровой, Подхолунной, Поперешной и Масленой, 1687 г. сентября 27.
        Лѣта 7196 году сентября 27 дня, по указу великихъ государей царей и великихъ князей Іоанна Алексѣевича, Петра Алексѣевича, и Великия государыни благовѣрныя царевны и Великия княжны Софіи Алексѣевны, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцевъ, столникъ и воевода Алексѣй Аѳанасьевичъ Собакинъ приказалъ дать на оброкъ Хлынова города Успения Пресвятыя Богородицы Трифонова манастыря архимандриту Александру з братьею в Слободскомъ уѣздѣ, которая рѣка Кобра написана в Вятскихъ приходныхъ книгахъ за тѣмъ Успенскимъ манастыремъ, около тое рѣки по обѣ стороны поломцы и рамешка, черной лѣсъ. А межи тѣмъ поломцамъ и рамешкамъ: отъ устья рѣки Кобры, по лѣвую сторону, на вершину рѣки Ѳедоровы, а с той вершины на вершину жъ Кобры рѣки и на малую и болшую росохи, а с той болшой Кобринской росохи /254/ на вершину рѣчки Подхолунныя и на росоху рѣчки Пашняга и на рѣчку Поперешную, а с той Поперешной рѣчки на вершину рѣчки Масленые, что пала в Кобру жъ рѣку. А тѣхъ поломцевъ и рамешка дано подъ пашню на четь выти земли. И будетъ тѣ поломцы и рамешко и черной лѣсъ прежъ ихъ на оброкъ никому не отданы, и лежатъ впустѣ, и ни у кого не на оброкѣ, и спору ни с кѣмъ не будетъ, и къ тяглымъ и к оброчнымъ землямъ и ко архіепископлимъ и иныхъ манастырей к вотчинамъ не приписаны, и великихъ государей в казну с тѣхъ поломцевъ и с рамешка нейдетъ ничего, и тѣми мѣстами ему архимандриту Александру з братьею владѣть и землю роспахивать, а оброку ему архимандриту Александру з братьею с той земли, с чети выти, платить на годъ по двѣнадцати алтынъ по три денги, а на нынѣшней 196 годъ тотъ оброкъ 12 алтынъ 3 денги, да с челобитья 8 алтынъ 2 денги взяты. Да и впредь тотъ оброкъ платить, с оброчными денгами, в Приказную избу, или куды по указу доведется, сполна, безъ доимки. Къ сей памяти столникъ и воевода Алексѣй Аѳанасьевичъ Собакинъ велѣлъ печать свою приложить.
            Справилъ Андрюшка Рязанцевъ.
                Напечатана по подлинной оброчной, хранящейся въ Московскомъ Архивѣ Министерства Юстиціи, между дѣлами Коллегіи Экономіи подъ № 14292.
    68. Грамота царей Іоанна и Петра Алексѣевичей и царевны Софіи Алексѣевны воеводѣ Ан. К. Леонтьеву, объ освобожденіи монастырскихъ крестьянъ на Вяткѣ отъ платы стрѣлецкихъ денегъ, уплаченныхъ ими хлѣбомъ, 1688 г. іюня 11.
        Отъ великихъ государей царей и великихъ князей Іоанна Алексѣевича, Петра Алексѣевича, и великие государыни благовѣрные царевны и великие княжны Софіи Алексѣевны, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцевъ, на /255/ Вятку, думному нашему дворянину и воеводѣ Андрею Ивановичу Леонтьеву. В Вятцкихъ переписныхъ книгахъ переписи Михайла Воейкова да подьячего Ѳедора Прокофьева 186 году написано: на Вяткѣ на посадехъ и в Вятскихъ пригородехъ и в уѣздехъ посадскихъ и уѣздныхъ крестьянъ и владычныхъ и манастырскихъ и всякихъ чиновъ людей 13580 дворовъ, и в томъ числѣ за Вятцкимъ архиепископомъ крестьянскихъ и бобылскихъ 755 дворовъ; а по нашему великихъ государей указу, Вятцкому архиепископу с тѣхъ крестьянскихъ и бобылскихъ дворовъ, вмѣсто стрѣлецкихъ денегъ, велѣно платить хлѣбомъ указною статьею. Да поповскихъ и церковныхъ причетниковъ 54 дворовъ, владычнихъ пѣвчихъ и всякого чину домовыхъ людей 49 дворовъ; и по нашему великихъ государей указу, с тѣхъ поповскихъ и пѣвчихъ и со всѣхъ домовыхъ людей дворовъ и с церковныхъ причетниковъ стрѣлецкихъ денегъ имать не велѣно, и изъ окладу выложены всего Вятцкого архиепископа пѣвчихъ и всякого чину домовыхъ людей и поповскихъ и церковныхъ причетниковъ и крестьянскихъ и бобылскихъ 1351 дворъ. А за тѣмъ на Вяткѣ, на посадѣхъ подьяческихъ и гостинной и суконной сотенъ и приставскихъ и салдатцкихъ и посацкихъ, и в уѣздѣ уѣздныхъ крестьянъ, и у манастырей в слободкахъ и монастырскихъ и крестьянскихъ и бобылскихъ 12229 дворовъ, и в томъ числѣ на Вяткѣ на посадѣхъ и въ уѣздѣхъ за манастыри крестьянскихъ и бобылскихъ дворовъ, опричѣ служебничьихъ и что в слободкахъ живутъ, за Успенскимъ Трифоновымъ манастыремъ 980 дворовъ, за Воздвиженскимъ манастыремъ 177 дворовъ, за Истобенскимъ Троецкимъ манастыремъ 15 дворовъ, за Богоявленскимъ манастыремъ 35 дворовъ, за Троецкою Верхо-Вятцкою пустынею 15 дворовъ, за Екатерининскою пустынею 38 дворовъ, всего за Вятцкими монастыри крестьянскихъ и бобылскихъ 1260 дворовъ. А за тѣмъ на посадѣхъ /256/ посадскихъ и в уѣздѣ уѣздныхъ крестьянскихъ и бобылскихъ и бѣломѣсцовъ и всякихъ чиновъ людей и у манастырей в слободкахъ 10969 дворовъ. Да в прошломъ во 192 году августа въ 14 день в нашемъ великихъ государей указѣ изъ Стрѣлецкого Приказу в Новгородской Приказъ написано: въ прошломъ во 192 году августа в 13 мы великие государи, слушавъ докладной выписки, пожаловали с Вятки Хлынова города Успенского Трифонова манастыря архимандрита Александра, да Богоявленского манастыря игумена Иоиля, да келаря старца Илью Семакина и иныхъ Вятцкихъ манастырей и пустынь строителей з братьею, для ихъ многой пустоты и скудости и пожарного многого разорения, для того что они с вотчинъ своихъ платили рублевые и полтинные, и ямские и полоняничные, и пятую и десятую денги, и сибирской хлѣбной запасъ, и давали в стрѣлцы и в салдаты многихъ даточныхъ, а к Соли Камской к промысломъ и на Вяткѣ в городовые службы многихъ цѣловалниковъ, с тѣхъ ихъ манастырскихъ вотчинъ с крестьянскихъ и з бобылскихъ с 1251 двора стрѣлецкихъ денегъ нынѣ и впредь, по окладу с Вятчаны посадцкими людми, спрашивать на нихъ не велѣли и изъ окладу тѣ деньги выложить, а вмѣсто тѣхъ денегъ с тѣхъ ихъ вотчинъ указали мы великие государи нынѣ взять и впредь имать хлѣбомъ, противъ вотчинъ Вятцкого архиепискупа, по 3 четверика с получетверикомъ ржи, овса потому жъ, з двора, итого 547 чети с получетверикомъ ржи, овса тожъ, на годъ, и быть имъ в домъ платежѣ во всемъ противъ Вятцкого архиепискупа домовыхъ вотчинъ, а с Вятчаны с мирскими людми впредь ихъ в томъ платежѣ спрашивать не велѣли, а инымъ манастыремъ то не в образецъ; и изъ Стрѣлецкого Приказу наша великихъ государя грамота на Вятку, и о приемѣ стрѣлецкого хлѣба на Житной Дворъ памяти о томъ посланы. А по справкѣ с платежными отписми /257/ с вышеписанныхъ монастырскихъ вотчинъ на прошлой на 193 годъ стрѣлецкого хлѣба по окладу взято съ 1251 двора 549 чети с осминою безъ получетверика ржи, овса тожъ, да с вотчинъ же, которые послѣ того вышепомянутого нашего государьского указу, по челобитью ихъ же черныхъ властей, прибыли, а в памяти изъ Новгороцкого Приказу были не написаны, стрѣлецкого хлѣба взято: Троецкой Верхо-Вятцкой пустыни съ 5 дворовъ, Веденского дѣвича манастыря з 2 дворовъ, Архангелской новой пустыни с 7 дворовъ, итого с 14 дворовъ, 16 четей с четверикомъ ржи, овса тожъ, да Веденского дѣвича манастыря на 191 и на 192 годы взято 2 чети безъ полуосмины ржи, овса тожъ, и на 194 годъ с тѣхъ выше писанныхъ вотчинъ стрѣлецкой хлѣбъ плаченъ противъ прошлого 193 году сполна, да с прописной Веденской же Кобрской пустыни с 5 дворовъ 2 чети безъ четверика взято жъ. Да в нашемъ же великихъ государей указѣ ис Стрѣлецкого Приказу в Новгородцкой Приказъ во 195 году написано: ноября въ 16 день мы великие государи, слушавъ докладной выписки, с Вятки Хлынова города Трифонова манастыря архимандрита Александра, келаря старца Илью и всѣхъ Вятскихъ манастырей и пустынь властей з братьею пожаловали, стрѣлецкихъ доимочныхъ денегъ 4378 рублевъ 12 алтынъ 2 денегъ, которые написаны были тѣхъ манастырей и пустынь на крестьянехъ и на бобыляхъ в доимкѣ по окладу 190 году, имать не велѣли, и изъ доимки выложить, а взятые с нихъ денги, что взяты по новому окладу со 188 году по 193 годъ, 2731 рубль 22 алтына 4 денги, по ихъ челобитью, зачесть хлѣбомъ по 195 годъ, по 556 чети с осминою и съ четверикомъ на годъ, цѣною по 32 алтына по 4 денги за юфть, для того что, по нашему великихъ государей указу, со 192 году с августа съ 13 числа с тѣхъ ихъ манастырскихъ вотчинъ велѣно имать хлѣбомъ, а не денгами, /258/ а впредь имъ то не в образецъ. И нынѣ били челомъ намъ великимъ государемъ Вятского Успенского Трифонова манастыря архимандритъ Александръ, келарь старецъ Илья Семакинъ и всѣхъ Вятцкихъ манастырей и пустынь игумны и строители з братьею: въ прошломъ де во 193 году, по нашему великихъ государей имянному указу и по помѣтамъ на выпискѣ думныхъ дьяковъ Василья Григорьевича Семенова, Емельяна Игнатьевича Украинцова, велѣно имъ с манастырскихъ своихъ вотчинъ, с крестьянскихъ и з бобылскихъ дворовъ, по переписнымъ книгамъ 186 году, вмѣсто стрѣлецкихъ денегъ платить хлѣбомъ, противъ Вятцкого архиепискупа домовыхъ вотчинъ, и отъ Вятченъ посацкихъ и уѣздныхъ людей крестьянские и бобылские ихъ дворы ис перечню выложить, и о томъ ис Стрѣлецкого Приказу в Новъгородцкой Приказъ присланы двѣ памяти, и по тѣмъ памятямъ в Новгородцкомъ Приказѣ нашего государьского указу имъ не учинено, а наши де государьские доходы за стрѣлецкие денги хлѣбомъ, указное число, на 193 и на 194 и на 195 и на нынѣшней на 196 годы платили они на Москвѣ сполна, и въ нынѣшнемъ де во 196 году послана наша государская грамота на Вятку к воеводѣ, велѣно на нынѣшней на 196 годъ, на Вятченяхъ посацкихъ и у ѣздныхъ людехъ и на ихъ крестьянехъ и бобылехъ тѣ стрѣлецкие денги править вмѣстѣ, сверхъ нашего великихъ государей указу и хлѣбного ихъ платежу, в другой рядъ, и в томъ чинится имъ розорение болшое; и намъ великимъ государемъ пожаловати бъ ихъ, велѣти имъ о томъ нашъ великихъ государей указъ учинить и на Вятку дать имъ нашу государскую грамоту с прочетомъ, чтобъ впредь на тѣ годы, на которые они платили указное число хлѣбомъ сполна, в другой рядъ денгами на нихъ не править, и крестьянские ихъ и бобылские дворы платежемъ всѣмъ отъ посадскихъ и отъ уѣздныхъ людей отписать особою /259/ статьею, и изъ окладу стрѣлецкихъ денегъ выложить, какъ о томъ в нашемъ великихъ государей указѣ писано ис Стрѣлецкого Приказу, чтобъ имъ впредь в томъ болшого разорения не было. И по нашему великихъ государей указу, велѣно на прошлые годы из доимки, а на нынѣшней на 196 годъ въ окладъ, стрѣлецкіе денги править на Вятченяхъ посадцкихъ и на уѣздныхъ людехъ по переписнымъ книгамъ, кромѣ Успенского Трифонова и иныхъ манастырей и пустынь, которые написаны в сей нашей великихъ государей грамотѣ выше сего, потому что въ прошломъ во 192 году, по именному нашему великихъ государей указу и по помѣтамъ думныхъ нашихъ дьяковъ Василья Григорьевича Семенова, Емельяна Игнатьевича Украинцова, тѣхъ манастырей крестьянские дворы изъ окладу стрѣлецкихъ денегъ выложены, а велѣно имъ платить, вмѣсто стрѣлецкихъ денегъ, хлѣбомъ, и во всемъ быть противо Вятцкого архиепискупа домовыхъ крестьянъ, и впредь тѣхъ манастырей и пустынь с крестьянъ и з бобылей стрѣлецкихъ денегъ править, и в выпискахъ и в памятяхъ и ни в какихъ перечняхъ с Вятчаны посадскими людми и с уѣзными крестьяны писать ихъ, и к платежу стрѣлецкихъ денегъ приличать, и для того в тѣ манастыри и в пустыни и в села ихъ и в деревни приставовъ и подьячихъ посылать и разоренья и убытковъ имъ чинить не велѣно. И какъ к тебѣ ся наша великихъ государей грамота придетъ, и ты бъ, думной нашъ дворянинъ и воевода Андрей Ивановичъ, велѣлъ на прошлые годы изъ доимки, а на нынѣшней на 196 годъ въ окладъ, стрѣлецкие денги править на Вятченяхъ посацкихъ и уѣздныхъ людехъ по переписнымъ книгамъ, кромѣ Успенского Трифонова и иныхъ манастырей и пустынь, которые написаны в сей нашей великихъ государей грамотѣ выше сего. А въ прошломъ во 192 году, по нашему великихъ государей имянному указу и по помѣтамъ думныхъ нашихъ дьяковъ Василья /260/ Григорьевича Семенова да Емельяна Игнатьевича Украинцова, тѣхъ манастырей крестьянские дворы изъ окладу стрѣлецкихъ денегъ выложены, а велѣно имъ платить, вмѣсто стрѣлецкихъ денегъ, хлѣбомъ и во всемъ быть противо Вятцкого архиепискупа домовыхъ крестьянъ, и впредь тѣхъ монастырей и пустынь с крестьянъ и з бобылей стрѣлецкихъ денегъ править, и в выпискахъ и в памятяхъ и ни в какихъ перечняхъ с Вятчены посацкими людми и с уѣзными крестьяны писать ихъ, и к платежу стрѣлецкихъ денегъ приличать, и для того в тѣ манастыри и в пустыни, и в села и в деревни ихъ, приставовъ и подьячихъ посылать, и разоренья и убытковъ чинить ты бы не велѣлъ, и на Вяткѣ в Приказной избѣ в окладной книгѣ подъ статьями тѣхъ манастырей и пустынь велѣлъ подписать, что с нихъ стрѣлецкихъ денегъ править не велѣно, а имать с нихъ, вмѣсто тѣхъ денегъ, хлѣбомъ, и изъ окладу денежного збору выложить, и писать ихъ впредь особою статьею, какъ Вяцкого архиепискупа домовыхъ крестьянъ и бобылей пишутъ, и какъ о томъ в нашемъ государевомъ указѣ изъ Стрѣлецкого Приказу въ Новгородцкой Приказъ написано. А прочетъ сю нашу великихъ государей грамоту, велѣлъ списать с ней списокъ слово въ слово, и тотъ списокъ, за своею рукою, оставилъ у себя в Съѣзжей избѣ, а подлинную сю нашу великихъ государей грамоту отдалъ Трифонова манастыря архимандриту Александру, впредь для иныхъ нашихъ воеводъ и приказныхъ людей. Писанъ на Москвѣ, лѣта 7196 июня въ 11 день.
            Діакъ Борисъ Михайловъ.
            Справилъ Ивашко Левкѣевъ.
            Приписки: "196 году августа въ 18 день великихъ государей грамоту подалъ Успенского манастыря стряпчей Назаръ Воиновъ".
            „По писму отъ денежного збору, за приписью дьяка Артемья Степанова, за справою подьячего Андрея Кондратьева, /261/ июля въ 27 день нынѣшняго 196 году написано въ Приказѣ денежного збору в переписныхъ книгахъ, каковы присланы изъ Новогородского Приказу в Печатной Приказъ за приписью дьяка Василья Постникова, за Вятскимъ Успенскимъ Трифоновымъ манастыремъ и иныхъ Вятскихъ манастырей и пустынь крестьянскихъ и бобылскихъ 1662 двора, и в прошломъ во 195 году маіа въ 1 да іюля въ 29 числѣхъ 1094 рубли 16 алтынъ 4 денги, да въ нынѣшнемъ во 196 генваря въ 25 да іюня въ 8 да іюля въ 11 числѣхъ 567 рублевъ 16 алтынъ 4 денги, всего с тѣхъ вышеписанныхъ манастырей с вотчинъ, с крестьянскихъ и з бобылскихъ дворовъ, по отпискѣ и по сборнымъ книгамъ и по заручнымъ скаскамъ, ратнымъ коннымъ и пѣшимъ людемъ на жалованье на прошлой на 195 годъ съ 1662 дворовъ, по рублю з двора, итого 1662 рубли взяты и в приходную книгу записаны, и отписи имъ даны въ тѣхъ же годѣхъ, мѣсяцехъ и числехъ".
            „6 р. 8 алтынъ 2 денги взято
                Напечатана по списку Вятской Казенной Палаты.
    69. Грамота царей Іоанна и Петра Алексѣевичей и царевны Софіи Алексѣевны воеводѣ А. И. Леонтьеву, о присылкѣ въ Москву стрѣлецкихъ денегъ на 197 г. съ доимочными за прежніе годы, слѣдующихъ съ Вятчанъ, за исключеніемъ монастырскихъ крестьянъ, 1689 г. марта 2.
  
     Отъ великихъ государей царей и великихъ князей Іоанна Алексѣевича, Петра Алексѣевича, и великие государыни благовѣрные царевны и великие княжны Софіи Алексѣевны, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцевъ, на Вятку, думному нашему дворянину и воеводѣ Андрею Ивановичю Леонтьеву. Въ нынѣшнемъ во 197 году посланы тебѣ наши великихъ государей многие грамоты, велѣно с Вятки, с посаду и с уѣзду, стрѣлецкие денги на прошлые годы со 191 году из доимки, такъ же и на нынѣшней на 197 годъ /262/ по окладу, на Вятчаняхъ посатскихъ людехъ и уѣзныхъ крестьянехъ собрать и на ослушникахъ доправить, такъ же и смѣтные списки и оброчные денги выслать к Москвѣ с цѣловалники и с провожатыми, а смѣтные списки с подьячими добрыми, кому окладное дѣло было заобычно. И ты о томъ к намъ великимъ государемъ не писывалъ, и оброчныхъ денегъ на прошлой на 196 и на нынѣшней на 197 годы по окладомъ, и смѣтныхъ списковъ марта по число нынѣшняго 197 году не высылывалъ, не вѣдомо для чего. И какъ к тебѣ ся наша великихъ государей грамота придетъ, и ты бъ, думной нашъ дворянинъ и воевода Андрей Ивановичъ, тѣ досталныя стрѣлетцкие денги, на прошлые годы из доимки, и на нынѣшней на 197 годъ по окладу, на Вятчаняхъ посадцкихъ людехъ и на уѣздныхъ крестьянехъ, и на подьячихъ и гостиной и суконной сотенъ, и на комъ тѣ стрѣлецкие денги по окладу земскихъ старостъ и окладчиковъ взять довелось, и оброчные денги велѣлъ собрать, а на ослушникахъ доправить тотчасъ, а доправя, тѣ стрѣлецкие и доимочные денги и смѣтные списки прошлыхъ лѣтъ выслалъ к намъ великимъ государемъ к Москвѣ, съ цѣловалники и с провожатыми, а смѣтные списки с подьячими добрыми, кому окладное дѣло было заобычно, да о томъ к намъ великимъ государемъ писалъ, а отписку велѣлъ подать и цѣловалникомъ з денгами, а подьячимъ с смѣтными списками, явитца в Новгородцкомъ Приказѣ нашие государственные Болшие Печати и государственныхъ великихъ и посолскихъ дѣлъ сберегателю, ближнему боярину и намѣстнику Новгородцкому, князю Василью Васильевичу да нашему боярину князю Алексѣю Васильевичу Голицынымъ с товарыщи. А Успенского Трифонова манастыря и иныхъ Вятцкихъ манастырей и пустынь, которые, по нашему великихъ государей указу и по докладной выпискѣ и по памятямъ из Стрѣлецкого Приказу, изъ окладу стрѣлецкихъ денегъ выложены, и стрѣлецкихъ /263/ денегъ на прошлые годы из доимокъ править невелѣно, для того что, по нашему великихъ государей указу, с того Успенского Трифонова манастыря и всѣхъ Вятцкихъ манастырей и пустынь, с крестьянскихъ и з бобылскихъ дворовъ, вмѣсто стрѣлецкихъ денегъ, велѣно имать съ нихъ хлѣбомъ, противъ вотчинъ Вятцкого архиепискупа, и тѣ манастырские и бобылские дворы в Новгородскомъ Приказѣ из окладу стрѣлецкихъ денегъ выложены, окромѣ тѣхъ манастырскихъ служнихъ и служебничихъ и всякихъ чиновъ людей дворенковъ, которые написаны в переписныхъ книгахъ 186 году у манастырей в слободкахъ, и о томъ к тебѣ наша великихъ государей грамота напередъ сего послана. А прочетъ сю нашу великихъ государей грамоту и списавъ съ нее списокъ слово во слово, оставилъ у себя в Приказной избѣ, а подлинную сю нашу великихъ государей грамоту отдалъ Успенского Трифонова манастыря архимандриту Александру з братьею, впредь для иныхъ нашихъ воеводъ и приказныхъ людей. Писанъ на Москвѣ, лѣта 7197 марта в 2 день.
            Діакъ Василей Бобининъ.
            Справилъ Ивашка Левкѣевъ.
                Напечатана по списку Вятской Казенной Палаты.
    70. Грамота царей Іоанна и Петра Алексѣевичей воеводѣ А. И. Леонтьеву, о томъ, чтобы не правилъ съ вотчинъ Успенского монастыря разныхъ доимочныхъ денегъ за прошлые годы, 1689 г. октября 11.
  
     Отъ великихъ государей царей и великихъ князей Иоанна Алексѣевича, Петра Алексѣевича, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцевъ, на Вятку, думному нашему дворянину и воеводѣ Андрею Ивановичу Леонтьеву. Какъ ся наша великихъ государей грамота придетъ, ты бъ Вятского Успенского Трифонова манастыря по доимочнымъ /264/ книгамъ, каковы присланы ис Приказу Новые Чети в Приказъ Болшие Казны, доимочныхъ денегъ с крестьянскихъ и з бобылскихъ манастырскихъ дворовъ, по переписнымъ книгамъ 154 и 155 годовъ, на прошлые на 162 и на 163 и на 164 годы, за даточныхъ с подводы, по рублю по 6 алтынъ по 4 денги з двора на годъ, а на 169 и на 170 годъ, за даточныхъ конныхъ, по 100 рублевъ за человѣка, а на 171 годъ по рублю з двора, а на 172 годъ по полтинѣ з двора, да на 172 годъ, за малоросійскихъ даточныхъ, по 150 рублевъ за человѣка, а на 178 и на 179 и на 181 годы полтинныхъ и двугривенныхъ денегъ править не велѣлъ, для того: по нашему великихъ государей указу и по докладной выпискѣ, за помѣтами думныхъ нашихъ дьяковъ, тѣхъ вышеписанныхъ годовъ доимочныхъ денегъ того Вятского Успенского Трифонова манастыря с вотчинъ, с крестьянъ и з бобылей, нынѣ и впредь имать не велѣно, и в доимочныхъ книгахъ тѣ доимочные денги подъ статьями очищены. А прочетъ сю нашу великихъ государей грамоту и списавъ съ нее списокъ, велѣлъ оставить на Вяткѣ в Съѣзжей избѣ, а сию нашу великихъ государей подлинную грамоту велѣлъ отдать Вяцкого Успенского Трифонова манастыря властемъ, впредь для иныхъ нашихъ воеводъ и приказныхъ людей. Писанъ на Москвѣ лѣта 7198 октября 11 дня.
            Діакъ Василей Макарьевъ.
            Смотрилъ Максимко Антоновъ.
                Напечатана по списку Вятской Казенной Палаты.
    71. Грамота царей Іоанна и Петра Алексѣевичей изъ Новгородскаго Приказа воеводѣ А. И. Леонтьеву, о томъ, чтобы онъ не правилъ съ вотчинъ Успенскаго монастыря стрѣлецкихъ денегъ, 1689 г. декабря 16.
  
     Отъ великихъ государей царей и великихъ князей Іоанна Алексѣевича, Петра Алексѣевича всеа Великия и Малыя и /265/ Бѣлыя Росіи самодержцевъ, на Вятку, думному нашему дворянину и воеводѣ Андрею Ивановичу Леонтьеву. Въ нынѣшнемъ во 198 году декабря въ 7 день били челомъ намъ великимъ государемъ Вятского Успенского Трифонова манастыря архимандритъ Александръ з братьею: по нашему де великихъ государей имянному указу, а по ихъ челобитью, велѣно имъ с вотчинъ своихъ, с крестьянскихъ и з бобылскихъ дворовъ, платить хлѣбомъ указное число, вмѣсто стрѣлецкихъ денегъ, и тотъ хлѣбъ платятъ они на Москвѣ по вся годы весь сполна; а на Вяткѣ отъ воеводъ и приказныхъ людей, отъ приставовъ и отъ денщиковъ, чинятся убытки болшие; а по ихъ де челобитью дана имъ ис Стрѣлецкого Приказу наша великихъ государей грамота 1) с прочетомъ, что Вятскимъ воеводамъ в томъ хлѣбномъ платежѣ не вѣдать, и о томъ платежномъ хлѣбѣ в Стрѣлецкомъ Приказѣ по стряпчемъ ихъ взята поручная запись; а изъ Новогородского де Приказу нашие великихъ государей послушной грамоты имъ не дано, и намъ великимъ государемъ пожаловати бъ ихъ, велѣть имъ о томъ дать к тебѣ нашу великихъ государей послушную грамоту с прочетомъ, и впредь для иныхъ воеводъ и приказныхъ людей, чтобъ имъ в томъ стрѣлецкомъ платежномъ хлѣбѣ не вѣдать, и чтобы де крестьяномъ ихъ отъ воеводскихъ нападокъ и приказныхъ людей и приставовъ и денщиковъ в конецъ не разоритца. И какъ к тебѣ ся наша великихъ государей грамота придетъ, и ты бъ, по прежнему нашему великихъ государей указу и по грамотѣ, какова дана изъ Стрѣлецкого Приказу, того Вятского Успенского Трифонова манастыря в вотчины, для правежу стрѣлецкого хлѣба и для отписей, подьячихъ и приставовъ и денщиковъ посылать и тѣмъ имъ обиды и напрасного разоренія чинить не /266/ велѣлъ, потому что, по нашему великихъ государей указу, велѣно имъ с вотчинъ своихъ, вмѣсто стрѣлецкихъ денегъ, платить хлѣбомъ на Москвѣ в Стрѣлецкомъ Приказѣ, ноября в послѣднихъ да декабря в первыхъ числехъ; а прочетъ сю нашу великихъ государей грамоту, велѣлъ списать съ нее списокъ слово въ слово, да тотъ списокъ за своею рукою оставилъ на Вяткѣ въ Приказной избѣ, а подлинную сю нашу великихъ государей грамоту отдалъ в тотъ манастырь архимандриту з братьею, впредь для иныхъ нашихъ воеводъ и приказныхъ людей. Писанъ на Москвѣ, лѣта 7198 декабря 16 дня.

1) Грамота изъ Стрѣлецкаго Приказа, сходная съ настоящей, писана воеводѣ А, И. Леонтьеву 7198 г. ноября 29. Копія съ нея въ архивѣ Вятской Казенной Палаты.
            Діакъ Борисъ Михайловъ.
                Напечатана по списку Вятской Казенной Палаты.
    72. Грамота царей Іоанна и Петра Алексѣевичей воеводѣ кн. М. Я. Хилкову, объ освобожденіи Вятскихъ монастырскихъ старческихъ и нищенскихъ келей, дворенковъ монастырскихъ слугъ и служебниковъ, отъ платы стрѣлецкихъ денегъ, 1690 г. мая 3.
    
    Отъ великихъ государей царей и великихъ князей Іоанна Алексѣевича, Петра Алексѣевича, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцевъ, на Вятку, столнику нашему и воеводѣ князю Михаилу Яковлевичу Хилкову да дьяку нашему Савѣ Сандыреву. В Вятскихъ переписныхъ книгахъ, переписи Михаила Воейкова да подьячего Ѳедора Прокоѳьева, 186 году написано: на Вяткѣ на посадехъ и в Вятскихъ пригородѣхъ и в уѣздехъ посадскихъ людей и уѣзныхъ крестьянъ, и владычныхъ и поповскихъ и церковныхъ причетниковъ, и манастырскихъ и всякихъ чиновъ людей тринатцать тысячъ пятьсотъ восемьдесятъ дворовъ, и в томъ числѣ за Вятскимъ архиепискупомъ и за Вятскими манастыри, за Успенскимъ Трифоновымъ, за Воздвиженскимъ, за Истобенскимъ Троицкимъ, за Богоявленскимъ, за Введенскимъ дѣвичьимъ манастырями, за Архангелскою новою, за Троецкою /267/ Верховятскою, за Екатерининскою, за Введенскою Кобрскою пустынями крестьянскихъ и бобылскихъ двѣ тысячи тритцать четыре двора, и по нынѣшнему великихъ государей указу и по помѣтамъ на выпискахъ думныхъ нашихъ дьяковъ Василья Григорьевича Семенова, Емельяна Игнатьевича Украинцова, с тѣхъ владычныхъ и с манастырскихъ и с малыхъ пустынь с крестьянскихъ и з бобылскихъ дворовъ стрѣлецкихъ денегъ имать не велѣно, и изъ окладу тѣ денги выложены, а вмѣсто тѣхъ стрѣлецкихъ денегъ велѣно с тѣхъ дворовъ платить имъ хлѣбомъ. Да на Вяткѣ жъ на посадехъ и в уѣздехъ поповскихъ и церковныхъ причетниковъ и владычныхъ пѣвчихъ и всякого чину домовыхъ ево людей пятсотъ девяносто семь дворовъ, и по нынѣшнему жъ великихъ государей указу и по помѣтѣ на выпискѣ думного нашего дьяка Емельяна Игнатьевича Украинцова, с тѣхъ поповскихъ и церковныхъ причетниковъ и со владычныхъ пѣвчихъ з дворовъ ихъ стрѣлецкихъ денегъ имать не велѣно, и изъ окладу тѣ дворы выложены. Всего на Вяткѣ владычныхъ всякого домового чину людей и церковныхъ причетниковъ, и за владыкою и за манастырями крестьянскихъ и бобылскихъ двѣ тысячи шестьсотъ тритцать одинъ дворъ. А затѣмъ на Вяткѣ на посадехъ посадцкихъ людей и в уѣздѣ уѣздныхъ крестьянъ и бобылей и всякого чину бѣломѣсцовъ десять тысячъ девятьсотъ сорокъ девять дворовъ, и в томъ числѣ у тѣхъ вышеписанныхъ манастырей по переписнымъ книгамъ написано: у манастырей в слоботкахъ: Успенского Трифонова манастыря тритцать одинъ дворъ, у Воздвиженского манастыря двѣнатцеть дворовъ, всего сорокъ три двора; да половничьихъ дворовъ за Успенскимъ восемьдесятъ три двора, у Воздвиженского два двора, у Истобенского два двора, у Богоявленского шеснатцать дворовъ, у Введенского три двора, у Екатериненской пустыни три двора, за другимъ Введенскимъ два двора, да тѣ жъ два двора написаны /268/ за чернымъ попомъ Игнатьемъ Ярыгинымъ, всего за манастыри сто одинатцать дворовъ; да за тѣми жъ манастыри конюшьихъ и скотцкихъ и старческихъ келей и служнихъ и служебничьихъ и салдацкихъ и суконной сотни и у мелницъ тритцать одинъ дворъ, за Архангелскимъ манастыремъ четыре двора срочныхъ работниковъ, за Успенскимъ монастыремъ, по переписной книгѣ по подлиннику объявилось, а в перечняхъ были прописаны, крестьянскихъ и бобылскихъ дватцать три двора; всего за Вяцкими манастыри крестьянскихъ и бобылскихъ, и у манастырей в слоботкахъ, и половничьихъ, и скотцкихъ и у мелницъ дворовъ, и чернеческихъ келей двѣсти двѣнатцать дворовъ, а изъ окладу стрѣлецкихъ денегъ тѣ дворы не выложены; а с тѣхъ вышеписанныхъ манастырей которые написаны были в слоботкахъ, с служнихъ и служебничьихъ и с половничьихъ дворовъ и с келей старческихъ стрѣлецкихъ денегъ и хлѣба, со 192 году по 197 годъ не платили, а написаны они в перечню с посадцкими людми. А Вятцкого Трифонова манастыря стряпчей Иванъ Сергѣевъ в скаскѣ своей сказалъ, что де у тѣхъ манастырей в переписныхъ книгахъ написано двѣсти двѣнатцать дворовъ, и в нихъ манастырские и разныхъ манастырей живутъ служебники и дѣтеныши и всякіе работные люди, а иные де и старческіе кельи, а написаны, дворами, а не тяглые люди, и с тѣхъ де дворенковъ и с келей старческихъ стрѣлецкихъ денегъ и хлѣба не платятъ и платить с тѣхъ дворенковъ имъ не довелось, потому что в тѣхъ дворенкахъ живутъ самые скудные и безпромышленные люди, и кормятца своею черною работою, а в иныхъ дворенкахъ живутъ и половничишки и салдаты. И нынѣ били челомъ намъ великимъ государемъ Вятцкого Успенского Трифонова манастыря архимандритъ Александръ да келарь старецъ Илья Семакинъ и всѣхъ Вяцкихъ манастырей и пустынь игумены и строители з братьею: в прошломъ де во 193 году, по нашему /269/ великихъ государей указу, велѣно имъ манастырскихъ вотчинъ с крестьянскихъ и бобылскихъ дворовъ платить хлѣбомъ, противъ Вятцкого архиепископа домовыхъ ево вотчинъ, и отъ Вятчанъ посадцкихъ людей и уѣздныхъ крестьянъ тѣ ихъ крестьянские и бобылские дворы ис перечню выложены, потому что дана имъ наша великихъ государей грамота с прочетомъ, а которые де написаны в тѣхъ же переписныхъ книгахъ за манастырями и за пустыни ихъ манастырские конюшьи и скоцкіе, и по вотчинамъ и по мелницамъ старческия кельи и служни и служебничьи и половничьи и нищецкие и салдатцкие дворенка и избенки написаны и приверстаны с Вятчаны с тяглыми людми, и с тѣхъ дворовъ стрѣлецкие денги на Вяткѣ на нихъ правятъ, и тѣ де ихъ дворенки из окладу не выложены; а по нашему, де великихъ государей указу, Вятцкого архиепископа з домовыхъ ево всякихъ чиновъ людей стрѣлецкихъ денегъ править и хлѣбомъ имать не указано, и отъ Вятчанъ тяглыхъ людей дворовъ изъ окладу выложены, и намъ великимъ государемъ пожаловати бъ ихъ, велѣть тѣ ихъ манастырские и конюшьи и скоцкие, и по вотчинамъ и по мелницамъ старческие кельи, и служни и служебничьи и половничьи и нищецкие и салдатцкие дворенка и избенки, которые написаны в переписныхъ книгахъ у манастырей в слободкахъ, отъ Вятчанъ тяглыхъ людей дворовъ отличить и изъ окладу выложить, противъ Вяцкого архиепископа домовыхъ ево всякихъ чиновъ людей, и стрѣлецкихъ денегъ имать на нихъ не велѣть, и о томъ дать имъ нашу великихъ государей грамоту с прочетомъ. И мы великіе государи цари и великие князи Іоаннъ Алексѣевичъ, Петръ Алексѣевичъ, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцы, пожаловали, по своему великихъ государей именнному указу, указали Вятцкого Трифонова манастыря и иныхъ вышеписанныхъ Вятцкихъ же манастырей и пустынь с конюшеныхъ и скоцкихъ, и с служнихъ /270/ и служебничьихъ не тяглыхъ дворовъ, и с старческихъ и с нищецкихъ келей, которые напередъ сего в выпискахъ к хлѣбному платежу и у выкладки с платежного перечню поповскихъ и иныхъ церковныхъ причетниковъ и архиепископскихъ пѣвчихъ и всякого чину домовыхъ людей прописаны, а напередъ сего, по нашему жъ великихъ государей указу и по помѣтамъ на выпискахъ думныхъ нашихъ дьяковъ, с тѣхъ ихъ не тяглыхъ дворовъ стрѣлецкихъ денегъ по окладу мирскихъ людей имать не велѣно, и из окладу выложены, потому жъ стрѣлецкихъ денегъ нонѣ и впредь с нихъ имать и на прошлые годы изъ доимки править не велѣли, и из окладу выложить и впредь ихъ тяглыми с Вятцкими посадцкими и уѣздными людми в перечняхъ не писать; а с салдацкихъ и с половничьихъ и с крестьянскихъ дворовъ, которые в сей нашей великихъ государей грамотѣ и в челобитьѣ ихъ выше сего напомянулись, указали мы великіе государи имать с нихъ, с иными ихъ крестьянскими дворами, хлѣбомъ указное число, что с нихъ, по именному нынѣшнему великихъ государей указу, положено, а стрѣлецкихъ денегъ с нихъ не имать. И какъ к вамъ ся наша великихъ государей грамота придетъ, и вы бы о томъ нашъ великихъ государей указъ вѣдали и учинили по сему нашему великихъ государей именному указу, какъ писано в сей нашей великихъ государей грамотѣ выше сего, и сю нашу великихъ государей грамоту отдали Вяцкого Трифонова манастыря архимандриту Александру з братьею, а, на Вяткѣ в приказной избѣ впредь для иныхъ нашихъ воеводъ оставили с сей нашей великихъ государей грамоты списокъ, ты, дьякъ, за своею рукою. Написанъ на Москвѣ лѣта 7198 маія въ 3 день.
            Діакъ Борисъ Михайловъ.
            Справилъ Ивашко Столбицкой.
                Напечатана по списку Вятской Казенной Палаты.
/271/
    73. Грамота царей Іоанна и Петра Алексѣевичей въ Уржумъ воеводѣ Я. И. Ларіонову, съ повелѣніемъ предоставить по прежнему во владѣніе Трифонову монастырю землю между рр. Чепочкою и Буею, а игумену Чепоцкаго монастыря велѣть не вступаться въ эту землю, 1690 г. октября 8.
    
    Отъ великихъ государей царей и великихъ князей Іоанна Алексѣевича, Петра Алексѣевича, всеа Великия и Малыя Бѣлыя Росіи самодержцевъ, на Уржумъ столнику нашему и воеводѣ Якову Ивановичу Ларіонову. Въ приказѣ Казанского Дворца, в отводныхъ книгахъ казанца Михайла Писемского да Приказные Полаты подьячего Володимера Степанова 189 году февраля въ 15 день написано: в Казани в Приказной Полатѣ в записной книгѣ грамотамъ 104 году написано: сентября во 18 день привезъ грамоту с Вятки Хлынова города игуменъ Трифонъ, а велѣно ему дать к манастырю Успения Пресвятыя Богородицы, для постриганія и на укрѣпленіе вѣрѣ всякимъ тамошнимъ людемъ, у Вяцкого устья рѣки Камы, верхъ по рѣкѣ по Вяткѣ 60 верстъ, рѣчка Вошторма, да по Вяткѣ жъ рѣкѣ вверхъ отъ рѣки отъ Воштормы промежъ рѣчки Чепочки да промежъ другие рѣчки Буи и промежъ тѣхъ рѣчекъ поляны на пашню. А въ грамотѣ 103 году в Казань к боярину и воеводамъ ко князю Ивану Михаиловичу Воротынскому с товарыщи написано: били челомъ прадѣду нашему 1), блаженные памяти великому государю царю и великому князю Ѳеодору Ивановичу всеа Росіи, Вятского Успенского манастыря игуменъ Трифонъ, которые де земли Казанского уѣзду подошли к манастырской землѣ, что имъ дано на рыбные ловли, рѣчки и озерка и полянки, и имъ де мочно на манастырской обиходъ хлѣбъ пахать и сѣно косить и рыба ловить, и тѣми рыбными ловлями
1) Т. е. царей Іоанна и Петра Алексѣевичей.
/272/ и сѣнными покосы и пашнею безъ грамотъ владѣть не смѣютъ, а в Казанскомъ уѣздѣ отъ Вятского устья отъ рѣки отъ Камы вверхъ по рѣкѣ по Вяткѣ 60 верстъ рѣчка Вошторма, пониже рѣчки полянки, рыбная ловля на пять верстъ до устья тое жъ рѣчки Воштормы, рыбная ловля вверхъ на 10 верстъ отъ Казанки рѣчки, да по Вяткѣ жъ рѣкѣ вверхъ 100 верстъ отъ рѣчки отъ Воштормы, промежъ рѣчки Чепочки да промежъ рѣчки Буи, на 10 верстъ, да заводь Бафнутьевская, заводь Чернѣевская, и около тѣхъ рѣчекъ и озерокъ, по обѣ стороны, гари и полянки лежатъ впустѣ, и чтобъ тѣ пустые рыбные ловли в рѣчкахъ и в озеркахъ, и к тѣмъ рыбнымъ ловлямъ полянки, гдѣ мочно пашня пахать и сѣно косить на манастырское строенье и чѣмъ будучи питатца, дать ему Трифану в манастырь. И по той грамотѣ ис Казани посыланъ сынъ боярской Меншикъ Мишаковъ да подьячей Родя Мелентьевъ, а велѣно имъ про тѣ рыбные ловли и про пашню всякими людми сыскать накрѣпко; а в сыску Менщика Мишакова да подьячего Роди Мелентьева написано: отъ Вятского устья, отъ Камы рѣки вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ 60 верстъ рѣчка Вошторма, а противъ рѣчки Воштормы на Полянской сторонѣ на Вяткѣ рѣкѣ лугъ, а на немъ ставитца по смѣтѣ 100 копенъ, а которые полянки, что за 10 верстъ отъ рѣчки отъ Воштормы вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ, пашни и перелогу 30 десятинъ въ полѣ, а в дву потому жъ, да зарослей и дубровъ пашенныхъ в длину на 2 версты, а поперегъ на версту, да сѣнныхъ покосовъ вверхъ по Вяткѣ жъ рѣкѣ на 500 копенъ, да заводь Бафнутьевская, заводь Чернѣевская, и около тѣхъ озерокъ гари, по Меншикову дозору и стороннихъ людей по скаскѣ, лежатъ впустѣ. И тѣ рыбные ловли и полянки бояринъ князь Иванъ Михайловичъ Воротынской с товарыщи дали Хлынова города игумену Трифону з братьею, и игуменъ Трифонъ з братьею на томъ мѣстѣ, что имъ дано на Вяткѣ /273/ рѣкѣ по нижнею сторону Воштормы рѣчки, поставилъ манастырь, и тѣми вышеписанными мѣстами, гдѣ имъ дано, владѣютъ по дачѣ 103 году и по грамотѣ за печатью царства Казанского, какова имъ дана во 104 году, и по книгамъ Меншика Мишакова 104, и по книгамъ Истомы Хвостова 114, и по грамотѣ 123 и 135, и по выписи и по чертежу казанца Михайла Кошкодамова 186 году, и по казанской владѣлной выписи 188, и по отводу Михайла Писемского да подьячего Володимера Степанова 189 годовъ. А межа Вятского Успенского Трифанова манастыря села Рожественского, Полянъ, пашенной землѣ и сѣннымъ покосомъ и черному лѣсу и зарослямъ, с нижние ихъ манастырские старинные поверстные межи, противъ грамоты 123 года, по прежнимъ урочищамъ, в Михайловыхъ отводныхъ книгахъ Писемского написано. А по подлинной грамотѣ подписано: лѣта 7135 генваря въ 23 день дѣдъ нашъ, блаженные памяти великій государь царь и великій князь Михайло Ѳеодоровичъ всеа Росіи, и отецъ ево государевъ, блаженные памяти великой государь святѣйшій патріархъ Филаретъ Никитичъ Московскій и всеа Росіи, грамоты слушали, а выслушавъ пожаловали архимандрита Іону з братьею, велѣли имъ грамоту подписать на свое государское имя и подписавъ указали отдать ему архимандриту з братьею, впредь для спору вотчинныхъ земель и всякихъ крѣпостей, а во всемъ указали ходити по тому, какъ в новой жалованной грамотѣ 135 году за приписью дьяка Семена Бредихина написано. Да на той же грамотѣ подписано: 184 году іюля въ 19 день братъ нашъ, блаженные памяти великій государь царь и великій князь Ѳеодоръ Алексѣевичъ, пожаловалъ с Вятки Хлынова города Успения Пресвятые Богородицы Трифонова манастыря архимандрита Іоиля, келаря старца Илью Семакина, з братьею, или хто по нихъ в томъ манастырѣ иные власти будутъ, велѣлъ тое жалованную грамоту подписать на свое /274/ великого государя именованіе, и жалованые грамоты рудити у нихъ не велѣлъ никому ни въ чемъ, и велѣлъ у нихъ быти и владѣть во всемъ по тому, какъ въ жалованной грамотѣ написано. И во 190 году, по указу брата нашего, блаженные памяти великого государя, Хлынова города Трифонова манастыря властемъ архимандриту Александру з братьею на тое ихъ на манастырскую Вятскую домовую жалованную старинную вотчину, на Вятские Поляны, и с угодьи, что в Казанскомъ и Уржумскомъ уѣздѣхъ, дана имъ правая владѣлная жалованная грамота; а во 191 году іюля въ 9 день, по нашему великихъ государей указу, по челобитью тово жъ Трифонова манастыря властей, архимандрита Александра з братьею, ваши великихъ государей жалованные грамоты на ихъ манастырскую старинную жалованную вотчину, что на Вяткѣ рѣкѣ в Казанскомъ и Уржумскомъ уѣздѣхъ, на Рожественской ихъ домовой манастырь, что словутъ Вятские Поляны, подписаны на наше великихъ государей именование. А в Уржумскихъ в писцовыхъ книгахъ Михаила Поздеева да подьячего Ивана Андреянова 195 году написано: по нашему великихъ государей указу и по жалованной грамотѣ, изъ Уржумского уѣзду, промежъ Чепочкою и Буею рѣчками, отказано в Вятской уѣздъ, по стариннымъ жалованнымъ грамотамъ 103 году, к Успенскому Трифонову манастырю архимандриту Александру з братьею вѣчно во владѣнье, что были ясашные деревни и починки: деревня Веретея, деревня Варзанка, деревня Тобѣковскихъ Ѳторищъ, Сосновая Веретея тожъ, деревня Тойбѣчкина, деревня Тобѣковскихъ Ѳторищъ, Естюнина тожъ, деревня Тобѣковскихъ Ѳторищъ, Межуполная Веретея тожъ, деревня Тобѣковскихъ Ѳторищъ, Чакинъ починокъ тожъ, деревня Кирюхинъ починокъ, починокъ Грызухинъ, деревня Володимерова, деревня Пестова, деревня Бровцына, Какуй тожъ, въ нихъ крестьянскихъ 83 двора, людей въ нихъ З09 человѣкъ, пашни паханые /275/ добрые земли 631 четь с полутретникомъ въ полѣ, а въ дву потому жъ, да лѣсомъ поросло подъ пашню годныхъ мѣстъ 319 десятинъ, сѣнныхъ покосовъ 7 десятинъ съ третью, да волости Вичьмори в деревнѣ Новой, Путюнги тожъ, отказано имъ 14 дворовъ крестьянскихъ безъ земли; всего во всѣхъ деревняхъ отказано изъ Уржумского уѣзду в Вяцкой уѣздъ к тому Успенскому Трифонову манастырю 97 дворовъ. А что тѣхъ вышеписанныхъ деревень и починковъ крестьяне на Уржумѣ в нашу великихъ государей казну всякихъ денежныхъ и хлѣбныхъ доходовъ платили, и по нашему великихъ государей указу, с тѣхъ крестьянъ тѣ платежные всякие поборы сняты. Да дворцового села Архангелского з деревнями сѣнныхъ покосовъ по нагорной сторонѣ, что подлѣ Вятки рѣки на Чепочкинныхъ лузѣхъ, 40 десятинъ с третью, да оброчныхъ сѣнныхъ покосовъ подлѣ Вятки рѣки, по нагорной сторонѣ на Чепочкиныхъ лузяхъ, села Архангелского з деревнями крестьянскихъ 3 десятины. Всего отказано изъ Уржумского уѣзду к Успенскому манастырю помѣщиковыхъ и Уржумского Чепоцкого манастыря и дворцовыхъ крестьянъ земли 16 четьи в полѣ, а в дву потому жъ, сѣнныхъ покосовъ 90 десятинъ с третью, да лѣсомъ поросло подъ пашню годныхъ и негодныхъ мѣстъ 98 десятинъ безъ полудесятины. И въ прошломъ во 196 году билъ челомъ намъ великимъ государемъ Уржумского уѣзду Спаского Чепоцкого манастыря игуменъ Макарій з братьею: въ прошломъ де во 194 году писцовыхъ и межевыхъ дѣлъ столникъ Михайло Поздеевъ да подьячей Перфилей Ксенифонтовъ манастырскую ихъ вотчину писали и межевали и грани поклали, противъ ихъ манастырскихъ крѣпостей и отводныхъ и межевыхъ книгъ, по прежнимъ межамъ и гранямъ 132 году отмежевали и отказали за ихъ Спаской Чепоцкой манастырь, и с тѣхъ крѣпостей и отводныхъ книгъ списки к писцовому дѣлу взяли; а въ прошломъ во 195 году онъ /276/ же столникъ Михайло Поздеевъ да подьячей Иванъ Андреяновъ изъ той ихъ манастырской вотчины, изъ округи, и изъ старинныхъ межей и граней отписали вновь за Вяцкой манастырь 6 деревень и со крестьяны, и въ прошломъ во 195 году, по челобитью Вятского Успенского манастыря архимандрита Александра з братьею, дана имъ на манастырскую вотчину и на крестьянъ наша великихъ государей грамота изъ приказу Казанского Дворца вѣчно во владѣнье, и намъ великимъ государемъ пожаловати бъ ихъ велѣти изъ старыхъ крѣпостей выписать нашъ великихъ государей (указъ), учинить по крѣпостямъ. - А Вятского, манастыря архимандритъ Александръ з братьею намъ великимъ государемъ билъ же челомъ: въ прошломъ во 103 году, по указу прадѣда нашего великихъ государей, блаженные памяти великого государя царя и великого князя Ѳеодора Ивановича, всеа Росіи самодержца, по челобитью началостроителя нашего великихъ государей богомолій, той святой обители игумена Трифона чюдотворца, дана к той обители в Уржумскомъ уѣздѣ, что прежъ сего была в Казанскомъ уѣздѣ, вотчинная земля промежъ Чепочкою и Буею рѣчками на 10 верстъ, по урочищамъ, гдѣ годитца подъ пашню и подъ сѣнные покосы, и с рыбными ловлями и бобровыми гоны и со всякими угодьи, на прокормление ему чюдотворцу з братьею, в вѣчное владѣнье. И по дачѣ 103 году, и по грамотѣ за печатью царства Казанского 104 году, и по книгамъ Меншика Мишакова 104 году, и по книгамъ Истомы Хвостова 114 году, и по грамотамъ 123 и 135 годовъ, и по выписи и по чертежу Михайла Кошкодамова 186 году, и по Казанской владѣлной выписи 188 году, и по отводу Михайла Писемского да подьячего Володимера Степанова 189 году, та вотчинная ихъ манастырская земля по урочищамъ имянно написана во владѣнье к Успенскому Трифонову манастырю, и о дачѣ и о владѣньѣ той ихъ манастырской стариной земли во 135 году, по указу дѣда нашего великихъ /277/ государей, и во 184 году, по указу брата нашего, та жалованная грамота на ихъ великихъ государей именование подписана, что той грамоты никому ни в чемъ не рудити, а велѣно быть и владѣть имъ властемъ, какъ в той жалованной грамотѣ написано. И во 190 году, по указу брата нашего, блаженные памяти великого государя, справясь с прежними жалованными грамотами и крѣпостми, дана в Успенской Трифоновъ манастырь на ту жалованную старинную вотчинную ихъ манастырскую землю и на сѣнные покосы правая владѣлная жалованная грамота, за вислою красною печатью; и въ прошломъ во 195 году, по нашему великихъ государей указу и по грамотѣ изъ Приказу Казанского Дворца, противъ ихъ челобитья, писцы столникъ Михайло Поздеевъ да подьячей Иванъ Андреяновъ, ту ихъ манастырскую старинную вотчинную землю, что была в Уржумскомъ уѣздѣ промежъ Чепочкою и Буею рѣчками, отмежевали, и которые ихъ на той манастырской земли крестьяне жили, имъ в манастырь в писцовые свои книги написали, и выпись они писцы за своими руками имъ в Успенской манастырь дали, и с тѣхъ писцовыхъ книгъ дана имъ властемъ наша великихъ государей владѣлная послушная грамота на тое вотчину и на крестьянъ. И намъ великимъ государемъ пожаловати бъ ихъ властей, не велѣти тому ихъ ложному челобитью повѣрить и тѣхъ деревень имъ отдавать, потому что тѣ деревни въ ихъ манастырскихъ урочищахъ и тѣхъ деревень крестьяне сказалися писцомъ, что они Вятского манастыря крестьяне, а не Чепоцкого, и велѣти бъ тѣми деревнями и крестьяны, по нашему великихъ государей указу и по жалованнымъ грамотамъ и по стариннымъ ихъ крѣпостямъ, владѣть имъ. А въ жалованной грамотѣ, какову положилъ в Приказѣ Казанского Дворца Вятского Успенского Трифонова манастыря стряпчей Иванъ Сергѣевъ во 198 году, написано: въ прошломъ во 190 году февраля въ 9 /278/ день, по указу брата нашего, блаженные памяти великого государя и великого князя Ѳеодора Алексѣевича, и по челобитью с Вятки Хлынова города Успения Пресвятые Богородицы Трифонова манастыря властей, архимандрита Александра, келаря старца Ильи Семакина, з братьею, дана имъ жалованная грамота с прежнихъ старинныхъ жалованныхъ грамотъ и з дачь 103 году, и с отводныхъ межевыхъ книгъ Меншика Мишакова 104 году, и з дозорныхъ книгъ Истомы Хвостова 114 году, с отводныхъ книгъ Михайла Писемского да подьячего Володимера Степанова 189 году, на старинную ихъ домовую манастырскую Вяцкую вотчину, Казанского уѣзду, надъ Вяткою рѣкою, Рожественского ихъ манастыря на Вятские ихъ Поляны; а Чепочка рѣка и Буя, что впала в Вятку рѣку в Уржумскомъ уѣздѣ, и промежъ тѣми рѣчками Чепочкою и Буею, да и по обоимъ сторонамъ тѣхъ рѣчекъ, мѣрныхъ на 10 верстъ, и съ усть тѣхъ рѣчекъ Чепочки и Буи, отъ Вятки рѣки вверхъ, по ключъ по Ошки, и з дикимъ лѣсомъ и землею, и тѣми всѣми мѣстами и всякими угодьи в Буѣ рѣчкѣ, съ устья и вверхъ, и озерками и источками и з заливы, со всякими угодьи, въ сей нашей великихъ государей жалованной правой владѣлной грамотѣ писано, нынѣ и впредь владѣть имъ вѣчно и не подвижно. И въ прошломъ во 198 году били челомъ намъ великимъ государемъ Вятского Успенского манастыря архимандритъ Александръ з братьею: въ прошломъ во 197 году, по нашему великихъ государей указу, а по челобитью стряпчего ихъ, данъ поверстной срокъ, что положитъ крѣпости противъ челобитья Уржумского уѣзда Спаского Чепоцкого манастыря игумена Макарія, да дворцовыхъ крестьянъ Ивашки Лямина с товарыщи, бутто они власти завладѣли ихъ земли и сѣнными покосы и всякими угодьи; и противъ ихъ челобитья и поручной записи они власти в Приказъ Казанского Дворца крѣпости на срокъ положили; а Чепоцкого манастыря игуменъ /279/ и Ивашко Ляминъ с товарыщи, не дождався нашего великихъ государей указу и вершенья того дѣла, били челомъ намъ великимъ государемъ, чтобъ про ту ихъ вотчину розыскать, и противъ де того ихъ челобитья послана к тебѣ наша великихъ государей грамота объ розыску той ихъ вотчины, а отъ Уржумскихъ де жителей и отъ приказныхъ властей чинятся имъ властемъ напатки и разоренья болшие; и намъ великимъ государемъ пожаловати бъ ихъ властей, не велѣти тому игумнову и Ивашки Лямина ложному челобитью повѣрить, и Уржумскими жители и градскими людми, за нападками, до подлиннаго нашего великихъ государей указу и до вершенья того дѣла, розыскивать, потому что нынѣ взяты у нихъ в Приказъ Казанского Дворца з жалованной грамоты к подлиному дѣлу списки, и въ томъ велѣти бъ дать имъ нашу великихъ государей грамоту. И въ нынѣшнемъ во 199 году сентября въ 10 день, по нашему великихъ государей указу и по приговору боярина нашего князя Бориса Алексѣевича Голицына с товарыщи, Вятского Хлынова города Успенского Трифонова манастыря архимандриту з братьею землями и сѣнными покосы и рыбными ловлями и всякими угодьи велѣно владѣть по прежнимъ старымъ блаженные памяти великихъ государей жалованымъ грамотамъ, и по дачѣ 103 году, и по отводнымъ межевымъ книгамъ Меншика Мищакова 104 году, и по дозорнымъ книгамъ Истомы Хвостова 114 году, и по отводнымъ книгамъ Михаила Писемского да подьячего Володимера Степанова 189 году, и по жалованной грамотѣ 190 году, и по отводу писцовъ и по книгамъ столника Михаила Поздѣева да подьячего Ивана Андреянова 195 году и по ихъ даной; а Уржумского уѣзду дворцовымъ крестьяномъ и Чепоцкого манастыря игумену з братьею отъ тѣхъ земель и сѣнныхъ покосовъ и всякихъ угодей, въ которые они вступались и у того Вятского Успенского манастыря взять изъ ево дачь хотѣли, отказать, для того что тѣ земли и сѣнные покосы /280/ и рыбные ловли объявились истари въ дачахъ и в межахъ и урочищахъ Вятскому Успенскому Трифонову манастырю; а владѣть имъ дворцовымъ крестьяномъ и Чепоцкому манастырю, кромѣ того, что велѣно владѣть Успенскому Трифоному манастырю, своими землями и угодьи, не вступаться не въ свое и не называя чюжого своимъ. А тотъ нашъ великихъ государей указъ за помѣтою думного нашего дьяка Прокопья Богдановича Возницына. И какъ к тебѣ ся наша великихъ государей грамота придетъ, и ты бъ о томъ учинилъ по сему нашему великихъ государей указу и по приговору боярина нашего князя Бориса Алексѣевича Голицына с товарыщи; а прочетъ сю нашу великихъ государей грамоту и списавъ с нее списокъ, велѣлъ оставить в Приказной Избѣ, а подлинную нашу великихъ государей грамоту отдалъ того манастыря стряпчему. А на Вятку к столнику нашему и воеводѣ ко князю Михайлу Хилкову и къ дьяку наша великихъ государей грамота послана такова жъ 1). Писанъ на Москвѣ лѣта 7199 октября въ 8 день.
            Діакъ Ермилъ Никитинъ.
            Справилъ Сенка Коптеевъ.
                Напечатана по подлинной грамотѣ, хранящейся въ Московскомъ Архивѣ Министерства Юстиціи, въ дѣлахъ Коллегіи Экономіи подъ № 14304.
                1) Точно такая же грамота на Вятку воеводѣ кн. М. И. Хилкову отъ 8 октября 7199(1690) года, подлинная хранится въ Московскомъ Архивѣ Министерства Юстиціи, въ дѣлахъ Коллегіи Экономіи подъ № 14305, а въ спискѣ - въ архивѣ Вятской Казенной Палаты.
    74. Оброчная память, данная воеводою кн. М. Я. Хилковымъ архимандриту Трифонова монастыря Александру съ братіей на владѣніе изъ оброку болотцемъ и боровинкой и боровымъ лѣсомъ смежными съ Вобловицкой монастырской вотчиной, 1690 г. декабря 2.
  
     Лѣта 7199 декабря въ 2 день били челомъ великимъ государемъ царемъ и великимъ княземъ Іоанну Алексѣевичу /281/ и Петру Алексѣевичу, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцемъ, а в Хлыновѣ в Приказной избѣ Столнику и воеводѣ князю Михайлу Яковлевичу Хилкову да дьяку Савѣ Сандыреву подали челобитную Вяцкого Успенского Трифонова манастыря архимандритъ Александръ з братьею, а въ челобитной ихъ написано: есть де близъ ихъ манастырской вотчины Вобловицкой волости, с полуденную сторону подлѣ рѣчку Иванцовку болотцо и боровинка, а смежно то болотцо и боровинка с тою ихъ вотчиною по рѣчкѣ Иванцовкѣ, отъ ихъ манастырской Иванцовской мелницы вверхъ по правую сторону рѣчки Иванцовки по рѣчку Гаревку, что та рѣчка Гаревка пала в ту рѣчку Иванцовку с правую сторону, а по рѣчкѣ Гаревкѣ вверхъ до вершины на середь болота, а со среди болота поперегъ Всесвятские дороги, что ѣздятъ на Вобловицу, на Порывай рѣчку, а по рѣчкѣ Порываю внизъ до тое жъ рѣчки Иванцовки, а по рѣчкѣ Иванцовкѣ вверхъ до тое жъ ихъ манастырской мелницы Иванцовской да Верховятцкого Троицкого манастыря межъ с вотчинными ихъ крестьянскими землями; по обѣ стороны Вятки рѣки дикой лѣсъ, боровое мѣстечко, а смежно с тою жъ ихъ вотчинкою с Вобловицею по рѣчкѣ Солоной, а с верхную сторону смежно с Верховятцкимъ Екатерининскимъ манастыремъ по высокому озеру; и что бъ великие государи пожаловали ево архимандрита з братьею, велѣли противъ ихъ челобитья тѣ пустые мѣста, по тѣмъ вышеписаннымъ межамъ, то болотцо и боровинку подъ скотцкой выгонъ, и по обѣ стороны Вятки рѣки дикой боровой лѣсъ дать подъ манастырское всякое строение на оброкъ до писцовъ. И буде тѣ мѣста по тѣмъ межамъ лежатъ впустѣ, и ни у кого не на оброкѣ, и спору ни с кѣмъ не будетъ, и к тяглымъ и ко оброчнымъ землямъ и ко архиепископлимъ и инымъ манастырей вотчинамъ не приписаны, и в казну великихъ государей с тѣхъ мѣстъ буде не идетъ ничего, и по указу великихъ государей царей и великихъ князей Іоанна Алексѣевича, /282/ Петра Алексѣевича, столникъ и воевода князь Михайло Яковлевичъ Хилковъ да дьякъ Сава Сандыревъ тѣ вышеписанные мѣста, противъ челобитья архимандрита з братьею, дали на оброкъ до писцовъ, и тѣми мѣстами имъ архимандриту з братьями владѣть, а оброку имъ с тѣхъ мѣстъ велѣно платить в казну великихъ государей въ Приказную избу по три алтына по двѣ денги на годъ. А на нынѣшней на 199 годъ тотъ оброкъ три алтына двѣ денги, да съ челобитья 25 алтынъ, к казну великихъ государей въ Приказную избу взяты. Да и впредъ имъ тотъ оброкъ по три алтына по двѣ денги на годъ платить в Приказную избу по вся годы безъ доимки сполна, и тѣми вышеписанными мѣстами по тѣмъ межамъ по сей данной оброчной памяти владѣть.
            Діакъ Сава Сандыревъ.
            Справилъ Андрюшка Рязанцовъ.
                Напечатана по подлинной, хранящейся въ Московскомъ Архивѣ Министерства Юстиціи, въ дѣлахъ Коллегіи Экономіи подъ № 14308.
    75. Грамота царей Іоанна и Петра Алексѣевичей въ Трифоновъ манастырь архимандриту Александру съ братіей, о высылкѣ въ Москву денегъ на покупку конскихъ кормовъ, 1691 г. ноября 28.
  
     Отъ великихъ государей царей и великихъ князей Іоанна Алексѣевича, Петра Алексѣевича, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцевъ, на Вятку въ Успенской Трифоновъ манастырь, архимандриту Александру келарю старцу Гурию з братьею. Въ нынѣшнемъ 200 году ноября въ 1 день, по нашему великихъ государей имянному указу, велѣно в Приказъ Болшего Дворца собрать на покупку конскихъ кормовъ, чего въ нынѣшнемъ 200 году не достало, с патріаршихъ и архіерейскихъ и манастырскихъ вотчинъ и с церковныхъ крестьянъ и бобылей, противъ прошлого /283/ 199 году с убавкою по гривнѣ з двора, и выслать тѣ денги к Москвѣ на сроки, изъ ближнихъ декабря къ 1, а изъ далнихъ того жъ декабря къ 25 числамъ нынѣшнего 200 году, чтобъ конской кормъ в покупкѣ былъ не испустя нынѣшнего зимняго времяни, и в томъ числѣ с Вятки Успенского Трифонова манастыря с вотчинъ съ 1090 дворовъ крестьянскихъ и бобылскихъ и с тѣми что живутъ на мелницахъ, 109 рублевъ, да изъ доимки 199 году на покупку конскихъ же кормовъ по 4 алтына з двора, итого 130 рублевъ, всего 239 рублевъ. И какъ к вамъ ся наша великихъ государей грамота придетъ, и вы бъ того манастыря с вотчинъ вышеписанное число денегъ выслали къ Москвѣ того манастыря с слушкою или с цѣловалники к вышеписанному декабря къ 25 числу нынѣшнего году, да о томъ к намъ великимъ государемъ писали, а отписку велѣли подать и денги обьявить в Приказѣ Болшого Дворца боярину нашему Петру Аврамовичу Лопухину с товарыщи. Писанъ на Москвѣ лѣта 7200 ноября в 28 день.
            Діакъ Данило Небогатовъ.
            Справилъ Васка Нестеровъ.
                Напечатана по списку Вятской Казенной Палаты.
    76. Грамота царей Іоанна и Петра Алексѣевичей въ Царево-Кокшайскъ воеводѣ М. С. Трусову, съ рѣшеніемъ по спорному дѣлу Успенского монастыря съ Чепоцкимъ и дворцовыми крестьянами, 1691 года декабря 30.
 
       Отъ великихъ государей царей и великихъ князей Іоанна Алексѣевича, Петра Алексѣевича, всеа Великия и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцевъ, въ Царево-Кошкаскъ столнику нашему и воеводѣ Михайлу Сергѣевичю Трусову. Въ Приказѣ Казанского Дворца въ отводныхъ книгахъ казанца Михайла Писемского да Приказные Палаты подьячего Володимера Степанова 189 году февраля въ 15 день написано: въ Казанской въ Приказной Палатѣ въ записной книгѣ грамотамъ 104 году написано: сентября въ 18 день привезъ /284/ грамоту с Вятки Хлынова города игуменъ Трифонъ, а велѣно ему дати к манастырю Успения Пресвятыя Богородицы, для постригания и на укрѣпление вѣрѣ всякимъ тамошнимъ людемъ, у Вяцкого устья, у рѣки Камы, вверхъ по рѣкѣ по Вяткѣ 60 верстъ рѣчка Вошторма, да по Вяткѣ жъ рѣкѣ вверхъ отъ рѣки Воштормы, промежъ рѣчки Чепочки да промежъ другие рѣчки Буя, да промежъ тѣхъ рѣчекъ поляны, на пашню. А в грамотѣ в Казань 103 году въ боярину и воеводамъ, ко князю Ивану Михайловичу Воротынскому с товарыщи написано: били челомъ прадѣду нашему, блаженные памяти великому государю царю и великому Князю Ѳедору Ивановичю всеа Росіи, Вяцкого Успенского манастыря игуменъ Трифонъ: которые де земли Казанского уѣзду подошли къ Манастырской землѣ, что имъ дано на рыбные ловли, рѣчки и озерка и полянки, и гдѣ мочно на манастырской обиходъ хлѣбъ пахать и сѣно косить и рыба ловить, и тѣми рыбными ловли и сѣнными покосы и пашнею безъ грамоты владѣть не смѣютъ; а в Казанскомъ де уѣздѣ отъ Вяцкого устья отъ рѣки Камы вверхъ по рѣкѣ по Вяткѣ 60 верстъ рѣчка Вошторма, пониже рѣчки полянки, рыбная ловля на 5 верстъ до устья тое жъ рѣчки Воштормы, рыбная ловля вверхъ на 10 верстъ отъ Казанки рѣчки, да по Вяткѣ жъ рѣкѣ вверхъ 100 верстъ, да заводь Пафнутьевская, заводь Чернѣевская, и около тѣхъ рѣчекъ и озеръ по обѣ стороны гари и полянки лежатъ впустѣ, и что бъ тѣ пустые рыбные ловли в рѣчкахъ и в озеркахъ, и гдѣ к тѣмъ рыбнымъ ловлямъ полянки, гдѣ мочно пашня пахать и сѣно косить на манастырское строенье и чѣмъ будучи питатца, Дать ему Трифону в манастырь. И по той грамотѣ ис Казани посыланъ сынъ боярской Меншикъ Мишаковъ да подьячей Родя Мелентьевъ, а велѣно имъ про тѣ рыбные ловли и про пашню всякими людми сыскать нокрѣпко; а в сыску Меншика Мишакова да подьячего Роди Мелентьева /285/ написано: отъ Вяцкого устья, отъ Камы рѣки вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ 60 верстъ рѣчка Вошторма, а противъ рѣчки Воштормы на Полянской сторонѣ на Вяткѣ рѣкѣ лугъ, а на немъ ставитца 100 копенъ, а которые полянки, что за 10 верстъ отъ рѣчки отъ Воштормы вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ, пашни и перелогу 30 десятинъ в полѣ, а в дву потому жъ, да зарослей и дубровъ пашенныхъ в длину на 2 версты, а поперегъ на версту, да сѣнныхъ покосовъ вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ на 500 копенъ, да заводь Пафнутьевская, заводь Чернѣевская, и около тѣхъ озерокъ, по Меншикову дозору и стороннихъ людей по скаскѣ, лежатъ впустѣ; и тѣ рыбные ловли и полянки бояринъ князь Иванъ Михаиловичъ Воротынской с товарыщи дали Хлынова города игумену Трифону з братьею, и игуменъ Трифонъ з братьею на томъ мѣстѣ, что имъ дано на Вяткѣ рѣкѣ, по нижнюю сторону Воштормы рѣчки, поставилъ манастырь, и тѣми вышеписанными мѣстами, гдѣ имъ дано, владѣютъ по дачѣ 103 году и по грамотѣ за печатью царства Казанского, какова имъ дана во 104 году, и по книгамъ Меншика Мишакова 104 году, и по книгамъ Истомы Хвостова 114, и по грамотѣ 123 и 135, и по описи и по чертежу казанца Михаила Кашкадомова 186 году, и по казанской владѣлной выписи 188, и по отводу Михайла Писемского да подьячего Володимера Степанова 189 году. - Да в тѣхъ же Михайловыхъ книгахъ Писемского написано: лѣта 7135 генваря въ 23 день дѣдъ нашъ, блаженные памяти великій государь царь и великій князь Михайло Ѳедоровичъ всеа Росіи и отецъ ево государевъ, блаженные памяти великій государь святѣйши патриархъ Филаретъ Никитичъ Московскій и всеа Росіи, грамоты слушали, а выслушавъ пожаловали архимандрита Іону з братьею, велѣли имъ грамоту подписать на свое государское имя, и подписавъ указали отдать ему архимандриту з братьею, впредь для спору вотчинныхъ земель и всякихъ угодей, а о всемъ указали ходити по тому, какъ в новой жалованной грамотѣ 135 /286/ году, за приписью дьяка Семена Бредихина, написано. Да на той же грамотѣ подписано 184 году іюля въ 19 день: братъ нашъ, блаженные памяти великій государь царь и великій князь Ѳеодоръ Алексѣевичъ, всеа Росіи самодержецъ, пожаловалъ с Вятки Хлынова города Успенія Пресвятыя Богородицы Трифонова манастыря архимандрита Іоиля, келаря старца Илью Семакина з братьею, или хто по нихъ в томъ манастырѣ иные власти будутъ, велѣлъ тое жалованную грамоту подписать на свое великого государя именованіе и жалованные грамоты рудити у нихъ не велѣлъ никому ни въ чемъ, и велѣлъ у нихъ быти и владѣти во всемъ по тому, какъ в жалованной грамотѣ написано. И во 190 году, по указу брата нашего, блаженные памяти великого государя, Хлынова города Трифонова манастыря властемъ архимандриту Александру з братьею, на тое ихъ манастырскую Вяцкую домовую жалованную старинную вотчину, на Вяцкие Поляны, и с угодьи, что в Казанскомъ и Уржумскомъ уѣздѣхъ, дана имъ правая владѣлная жалованная грамота. И во 191 году іюля въ 9 день, по нашему великихъ государей указу, по челобитью тово жъ Трифонова манастыря властей, архимандрита Александра з братьею, наши великихъ государей жалованные грамоты на ихъ манастырскую старинную вотчину, что надъ Вяткою рѣкою в Казанскомъ и Уржумскомъ уѣздѣхъ, на Рожественской ихъ домовой манастырь, что словутъ Вяцкие Поляны, подписаны на наше великихъ государей именование. - Да въ прошломъ во 152 году генваря въ 25 день писалъ к дѣду нашему, блаженные памяти к великому государю царю и великому князю Михаилу Ѳеодоровичю всеа Росіи, ис Казани столникъ и воевода князь Михайло Пронской с товарыщи и прислалъ сыскное дѣло и изъ того дѣла перечневую выписку, а в выпискѣ написано: въ прошломъ во 134 году продалъ Уржумскому подьячему Бажену Васильеву Уржумской новокрещенъ Ивашко Даниловъ /287/ лугъ свой, сѣнной покосъ на Чепочкиныхъ лугахъ, на 150 копенъ, да в другомъ мѣстѣ на томъ же лугу Чепочкинѣ, вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ, на 50 копенъ, да в третьемъ мѣстѣ лугъ, сѣнной же покосъ, вверхъ по Вяткѣ жъ рѣкѣ, на острову противъ Аркуля, на 205 копенъ, а взялъ онъ Ивашко у него Бажена за тѣ сѣнные покосы 5 рублевъ. Да во 134 году продалъ ему Бажену новокрещенъ Антонко Мусачевъ лугъ свой вотчинной возлѣ Вятку рѣку, а взялъ за тотъ лугъ 3 рубли денегъ, а на сколко копенъ, того не написано. Да тотъ же новокрещенъ во 140 году продалъ ему Бажену деревню свою в Уржумскомъ уѣздѣ, на рѣчкѣ на Пенбѣ пашенную землю, свой пай, и с меленкою мутовкою, а взялъ онъ за ту деревню, и за пахотную землю, и с сѣнными покосы и с меленкою и со всякими угодьи и с лѣсомъ, 20 рублевъ. Да во 140 году продалъ ему Бажену Уржумской служилой новокрещенъ волости Вичмори, деревни Сарды, Васка Микитинъ, в Уржумскомъ уѣздѣ въ Сардинской волости, пахотную землю и сѣнные покосы и з дворовыми хоромы, а взялъ онъ 2 рублевъ. Да во 141 году продалъ ему Бажену Уржумской посацкой человѣкъ Данило Лухавцовъ деревню свою за Пенбою рѣчкою, с пахотною землею и сѣнными покосы, а Данилко купилъ тою землю у черемисина волости Вичмори у Паберки Косяшева, да другую землю, что заложилъ у него Данилка тое жъ волости новокрещенъ Исачко Маматиковъ, да купленую землю да сѣнные покосы, которою землею новокрещенъ Исачко Маматиковъ купилъ у новокрещена тое жъ Вичмори волости деревни Шурки у Бориски Чегодѣева, а взялъ онъ Данилко за ту свою деревню денегъ 10 рублевъ, а сколко четьи в тѣхъ деревняхъ пашенные земли, того не написано. Да во 142 году продалъ ему Бажену Алфимъ Шарстовъ сѣнные покосы в Уржумскомъ уѣздѣ, на Чепочкиныхъ лугахъ, на 300 копенъ, которые купилъ онъ Алфимко у новокрещеновъ /288/ у Лучки Чегодѣева 1) да у Доронки Тоузарова, а, взялъ онъ у него Бажена за тѣ свои сѣнные покосы 3 рубли. Да во 149 году черемиса деревни Мазары Ямашко Челасевъ с товарыщи, двѣнадцать человѣкъ, дали тому подячему Бажену Толмачеву на себя запись в томъ, что есть за ними в той, же деревнѣ старинная ихъ оброчная земля, сверхъ ясашные земли, да в вершинѣ Чевалъ 2) рѣчки кругомъ сѣнные покосы, словетъ та пустошь Вяцкіе 3) селища, а кругомъ тѣхъ сѣнныхъ покосовъ черной лѣсъ, а оброку они с тое земли платили по 20 алтынъ, а имъ де с той земли оброкъ платить невозможно, и они де тое землю и сѣнные покосы отдали на оброкъ на 15 лѣтъ ему Бажену, а оброку съ той земли платить ему Бажену по 20 алтынъ на годъ. Да за нимъ же Баженомъ на оброкѣ пахатная земля и сѣнные покосы возлѣ Буи рѣчки, что была та земля на оброкѣ за новокрещеномъ за Ѳедкою Мурисынымъ, а оброку онъ Баженъ с тое земли и с сѣнныхъ покосовъ платилъ по 2 рубли на годъ, а сколко четей тое земли и сѣнныхъ покосовъ, того не написано. И во 152 году февраля въ 1 день бояринъ князь Никита Ивановичъ Одоевской с товарыщи, слушавъ изъ сыскного дѣла перечневой выписки, приговорили: тѣ всѣ земли и сѣнные покосы у того Уржумского подьячего у Бажена Толмачева взять и отписать, потому что тѣ земли и сѣнные покосы прежъ того были черемиские, а покупалъ онъ Баженъ тѣ черемиские земли у новокрещеновъ у Данилка Лухова, у Алфима Шарапова, безъ указу; а до указу блаженные памяти великого государя, на Уржумѣ и во всѣхъ городѣхъ ясачныхъ и вотчинныхъ земель и бортныхъ угодьевъ и всякихъ угодей в закладные записи писати и в закладъ имать, также и скупать, не велѣно; а тотъ подьячей
1) Въ грамотѣ Хилкову „Чеботѣева".
2) Въ грамотѣ Хилкову: „Чюванъ рѣчки“.
3) Тамъ же: „Вотяцкие селища".
/289/ Баженъ Толмачевъ, будучи на Уржумѣ въ подьячихъ, покупалъ черемиские земли у многихъ новокрещенъ собою, а которые оброчные земли онъ же Баженъ взялъ у Черемисы деревни Мазаръ у Ялашка Чаласова с товарыщи, у 12 человѣкъ, на урочные на 12 лѣтъ изъ оброку, тѣ земли потому жъ приговорили отписать и роздать тѣ земли и сѣнные покосы новокрещеномъ и Черемисѣ, за кѣмъ они были напередъ сего, и ясакъ и оброкъ на тѣ земли и сѣнные покосы велѣли положить, примѣрясь к инымъ такимъ землямъ и сѣннымъ покосамъ, по росмотру, посколку будетъ положить доведется. - Да въ Приказѣ жъ Казанского Дворца в спискѣ с отводныхъ книгъ отводу Бажена Васильева прошлого 158 году іюля въ 24 день написано: отведено дворцовымъ крестьяномъ деревни Буй Васкѣ Рѣзвому с товарыщи въ Уржумскомъ уѣздѣ отъ Оторищъ, что подъ горою у луговъ у Варзана рѣчки, по правую сторону дорошки идучи отъ горы, лугъ, сѣнной покосъ, владѣетъ Уржумского Чепоцкого манастыря строитель старецъ Самсонъ з братьею, а по смѣтѣ тово покосу на сто копенъ; а по лѣвую сторону дорошки сѣнной покосъ к Варзану рѣчкѣ на сто копенъ, владѣетъ Баженъ Васильевъ, и тотъ покосъ отказанъ крестьяномъ деревни Буй Васкѣ Рѣзвому с товарыщи; подлѣ того покосу за Варзаномъ рѣчкою покосъ черемисина деревни Буй Побѣчка Тогилдина, по смѣтѣ на сто копенъ, а подлѣ того покосу покосъ, что владѣлъ Баженъ Васильевъ, подлѣ горъ, а кругомъ черной лѣсъ, на 200 копенъ, и тотъ покосъ отказанъ крестьянину Сардинского починка Тренкѣ Савильеву; отъ того покосу, по дорогѣ за лѣскомъ отъ дубника к озеру, подлѣ озера вверхъ до сухихъ пней дубовыхъ, на сто копенъ, черемисина деревни Пиль Тобачка Тогилдина; а отъ того покосу вверхъ подлѣ озера и до лѣсу Уржумца сына боярского Максима Мачихина, на 120 копенъ, а владѣетъ онъ Максимъ тѣми сѣнными покосы по купчей отца своего /290/ Микиты Мачихина, и тѣ покосы отказаны крестьяномъ Буйской деревни Васкѣ Рѣзвому с товарыщи, а владѣлъ тѣмъ покосомъ Баженъ Васильевъ; да отъ лѣсу, которой лѣсъ отъ Максимова покосу вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ, на 6 копенъ, отказано крестьяномъ Буйской деревни Васкѣ Рѣзвому с товарыщи, а владѣлъ тѣмъ покосомъ Баженъ Васильевъ; да отъ того покосу вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ, что косилъ Иванъ Мачихинъ, на 150 копенъ, отказано крестьяномъ Буйской деревни Васкѣ Рѣзвому с товарыщи, а владѣлъ тѣмъ покосомъ Баженъ Васильевъ; да за дубникомъ подъ горами подлѣ озера на 60 копенъ отказано крестьяномъ Буйской деревни Васкѣ Рѣзвому; да отъ Максимова жъ покосу Мачихина подлѣ Вятки жъ рѣки, отъ нижнего конца внизъ подлѣ Вятки рѣки до вражку, на 70 копенъ, а отъ оврашка до дуба, на 30 копенъ, а отъ дубу до сухова дубка, отъ рѣки впрямь промежъ лѣсу и болота, на 60 копенъ, и тѣ всѣ сѣнные покосы отказаны деревни Буйской крестьяномъ Васкѣ Рѣзвому с товарыщи; а внизъ подлѣ Вятки рѣки отъ тово сухова дубка покосъ на сто копенъ новокрещена Павликовской Казимеровъ, а коситъ манастырской крестьянинъ Ларка Шишкинъ, по закладной записи тово новокрещена Павлика Казимерова; а подлѣ тово покосъ противъ купчие Максима Мачихина на 40 копенъ, а коситъ тотъ покосъ Иванъ Мачихинъ, а почему онъ владѣетъ, тово не вѣдомо; да подлѣ тѣхъ покосовъ нанизъ подлѣ Вятки рѣки на 250 копенъ владѣетъ строитель старецъ Самсонъ з братьею, а сказалъ онъ строитель, что тѣ покосы приложилъ в манастырь старецъ Кирило Мачихинъ, а по мѣрѣ тѣхъ сѣнныхъ покосовъ 8 десятинъ, а старецъ Кирило Мачихинъ сказалъ, что тѣ покосы у него куплены у новокрещена у Бориски Чебодѣева во 137 году, и купчая у него в книги писана, а та де купчая у нево утерялась; а отъ тѣхъ сѣнныхъ покосовь прямо к горамъ к озеру подлѣ /291/ Вятки рѣки, нанизъ и до устья истоку Чепоцкого, подъ горами за озеромъ сѣнные покосы владѣнья Бажена Васильева; и с нижнева конца луги, отъ устья Чепоцкого истоку вверхъ подлѣ Вятки рѣки и подлѣ озера до болшова дуба, на дубу грань, да отъ того дуба черезъ дубъ отъ Вятки рѣки прямо к озеру, на 480 копенъ, да за озеркомъ подъ горами подлѣ озера, на 120 копенъ, и тѣ покосы на 600 копенъ отказаны деревни Пенбы крестьяномъ Тимошкѣ Щелчкову с товарыщи; а отъ тѣхъ покосовъ подлѣ Вятки рѣки, прямо черезъ долину к горамъ и до озера, на сто копенъ, отказано Сардинского починка крестьянину Тренкѣ Филимонову; а отъ тое межи вверхъ подлѣ Вятки рѣки и долиною подлѣ озера и до манастырскихъ покосовъ, на 350 копенъ, отказано крестьяномъ Васкѣ Рѣзвому с товарыщи; да на Уржумскомъ острову с нижнева конца сѣнные покосы до березы, что выше крѣпи, которая крѣпитъ озерки, на 350 копенъ, а та береза стоитъ близко озера, а отъ березы прямо к рѣкѣ Вяткѣ на дубъ, а на дубу грань, а дубъ стоитъ на берегу блиско Вятки рѣки, а черезъ озеро и заостровище Вятки рѣки на Ивановские Оторища Ропчинина, и тѣ покосы отказаны крестьяномъ деревни Буйской Васкѣ Рѣзвому с товарыщи да деревни Пенбы Тимошкѣ Щелчкову с товарыщи, починка Сардинского Тренкѣ Филимонову, а они крестьяне излюбя тѣ сѣнные покосы межъ себя раздѣлятъ полюбовно. А тѣ книги за приписью подьячего Суровцова Осипа 162 году. И писцы Иванъ Траханіотовъ да Иванъ Сытинъ да дьякъ Грязной Акишевъ дали выпись дворцовымъ крестьяномъ деревни Буй Мишкѣ Татаринову, деревни Пенбы Афонкѣ Шелкову, деревни Сарды Тренкѣ Филимонову с товарыщи, на тѣ сѣнные покосы, что они раздѣлили межъ себя полюбовно, и противъ Аркулского истоку островомъ владѣть трехъ деревень крестьяномъ, а оброку с того острова на Уржумѣ платить по полтинѣ на годъ со 163 году безпереводно, и в томъ оброкѣ по нихъ взята порушная запись. - Да в грамотѣ отца нашего, блаженные памяти великого /292/ государя царя и великого князя Алексѣя Михаиловича, всеа Росіи самодержца, 177 году, какову подалъ к дѣлу Уржумского уѣзду дворцовой крестьянинъ Ивашко Ляминъ, а в той грамотѣ написано: во 177 году августа въ 2 день били челомъ отцу нашему, блаженные памяти великому государю, игуменъ Геласій з братьею: въ прошломъ во 177 году били челомъ ложно Вяцкой бѣглецъ Бориско Черезовъ, и наговоря ихъ манастырскихъ крестьянъ Ларку да Стенку Малковыхъ с товарыщи о ихъ манастырской землѣ, бутто та земля манастырю не крѣпка, и противъ де ихъ ложнова челобитья привозили они в Казань на ту свою манастырскую землю жалованную грамоту и про ту землю сыскные книги 130 году, что сыскивалъ Иванъ Дедюлинъ, и отводные книги 132 году, что отводилъ Казаринъ Нѣмцевъ с товарыщи, и сверхъ де жалованные грамоты и сыскныхъ и отводныхъ книгъ посыланъ в сыскъ, по ихъ ложному челобитью, казанецъ Никита Глядковъ про ту ихъ манастырскую землю сыскивать, и межи и грани досмотрить и на чертежъ начертить, и по нашему великихъ государей указу и по сыску велѣно имъ тою манастырскою землею и крестьяны владѣть по прежнему. А в спискѣ книгъ Ивана Дедюлина 130 году написано: ѣздилъ онъ Иванъ и подьячей и толмачъ в Уржумской уѣздъ к Вяткѣ рѣкѣ, выше Уржумского устья, на Чепочкины горы: отъ Вятки рѣки отъ стрѣлецкихъ луговъ к Сикъ рѣчкѣ горы, а на горахъ черной лѣсъ, а подъ горою луги, дубникъ с сторону, да отъ тѣхъ луговъ за Сикъ рѣчкою поляна, а кругомъ тое поляны черной лѣсъ, а по смѣтѣ тое поляны чисти и лѣсу версты на двѣ, а о отъ той поляны по Сикъ рѣчкѣ вверхъ по правую сторону до Сикъ вершины, по смѣтѣ тое Сикъ поляны чистова мѣста четей на 5, а отъ тое поляны до Варзанки рѣчки, а подлѣ Варзанки рѣчки к Вяткѣ рѣкѣ по правую сторону и до сухова, врага, что ниже Тойзаровыхъ атаръ 1), а противъ
1) Въ грамотѣ Хилкову: „Татаръ".
/293/ врага рыбная ловля, Чепочкино озеро, изъ тово озера истокъ в Вятку рѣку, а оброчатъ то озеро новокрещены и Черемиса погодно, а отъ тово врага на низъ подлѣ Вятки рѣки по Чепочкины горы до стрѣлецкихъ луговъ, а по смѣтѣ тѣхъ Чепочкиныхъ горъ чернова лѣсу и с полянки в длину вверхъ версты на 2, а подъ горами Вятка рѣка, а рыбныхъ ловель в томъ мѣстѣ нѣтъ, лежатъ впустѣ. И на Уржумѣ в городѣ и на посадѣ про ту землю сыскивали всякихъ чиновъ людми, какая та земля и хто тою землею напередъ сего владѣлъ, или та земля лежитъ впустѣ и никто не владѣетъ, и мочно ль тутъ быть манастырю; и Уржумского города всякихъ чиновъ люди 170 человѣкъ в сыску сказали: посторонь Чепочкиныхъ горъ луга, дубникъ, прежъ сего тотъ лугъ косили стрѣлцы, а нынѣ владѣетъ тѣми лугами, дубнякомъ; новокрещенъ Емелка Келдыбѣковъ да Исачко Мамадыковъ, отдаютъ в казну оброкъ, а полянкою за Сикомъ рѣчкою владѣютъ стрѣлцы Пашка Детковъ з братьею, а взяли они ту полянку на лготные годы, а Сикъ поле, что вверхъ по Сикъ рѣчкѣ, пахалъ Ѳедка Пушкарь тому лѣтъ съ 15, а послѣ того лежитъ впустѣ, и не владѣетъ нихто, а на томъ мѣстѣ на Чепочкиныхъ горахъ манастырю быть мочно, а Черемискихъ деревень блиско тое постоши нѣтъ, сыскать не кѣмъ. Августа въ 20 день в Казанскихъ помѣстныхъ дачахъ прошлого 130 году, при бояринѣ и воеводахъ при князѣ Борисѣ Михаиловичѣ Лыковѣ с товарыщи: апрѣля въ 15 день дана грамота Уржумского города старцу Нифонту, а велѣно ему в Уржумскомъ уѣздѣ на Чепочкиныхъ горахъ воздвигнуть храмъ и устроить манастырь, а къ тому манастырю велѣно ему владѣть, что владѣли безъ дачи Уржумские новокрещены Исачко Маматиковъ да Емелка Келдибѣковъ, да полянкою, что за Сикомъ рѣчкою владѣлъ безъ дачи жъ Пашка Детковъ з братьею. А в спискѣ с подлинныхъ межевыхъ книгъ 132 году Казарина Нѣмцова, /294/ за рукою Уржумского воеводы Андрея Апрѣлева, написано: приѣхалъ онъ в новую пустыню на Чепочкины горы, в манастырь к боголѣпному Преображенію, землю отмежевалъ и грани велѣлъ покласти отъ манастыря вверхъ и нанизъ, а по смѣтѣ Чепочкиныхъ горъ отъ манастыря до Варзанъ рѣчки верстъ на 7, а поперегъ отъ города версты на 4 и болши; а в тѣхъ межахъ чистой земли и заросли и мягкихъ перелоговъ, а в городъ ѣдучи за новокрещенскою деревнею полянка, оторища, а по смѣтѣ тое полянки чети на 2, а с тое полянки Дюкова полянка у Сика рѣчки, а по смѣтѣ тое полянки четей на 6, да отъ Дюковы полянки вверхъ по Сику рѣчкѣ по правую сторону два пол(ь)ка, а по смѣтѣ на тѣхъ пол(ь)кахъ, той земли четей на 7, да отъ тѣхъ польковъ по правую    жъ сторону Сикъ рѣчки, что у Сухова врага, поля, по смѣтѣ чистой земли и перелогу и зарослей и дубровъ четей на 15, а досталная земля в тѣхъ межахъ раменные мѣста, черные лѣса, а сѣнные покосы въ дубникѣ подлѣ Вятки рѣки, копенъ на 300. И деревни Малковы крестьяне Стенка Князевъ съ товарыщи, выслушавъ списка с межевыхъ книгъ Казарина Нѣмцова, сказали: деревня де Малкова и деревня Крюкова и деревня Дюкова стоятъ в томъ ободу по тѣмъ межевымъ книгамъ. И во 176 году, по приговору столника и воеводы князя Юрья Петровича Трубецкого да околничего Никиты Михаиловича Боборыкина с товарыщи, тѣхъ деревень и починковъ крестьяномъ велѣно быть в крестьянствѣ Уржумского уѣзда за Спаскимъ Чепоцкимъ манастыремъ по прежнему, будетъ деревня по межевымъ книгамъ Казарина Нѣмцова в тѣхъ урочищахъ. Да во 177 году, по челобитью Спаского Чепоцкого манастыря игумена Исаия з братьею и по помѣтѣ на дѣлѣ дьяка Юрья Блюдова, велѣно ис Казани послать дворянина и про ихъ манастырскую вотчинную землю сыскати болшимъ повалнымъ обыскомъ, и межъ и граней досмотрить и на чертежѣ начертить, и для сыску и чертежу тоя земли посыланъ ис Казани /295/ Казанецъ Микита Глядковъ, а в сыску Микиты Глядкова Рускихъ всякихъ чиновъ людей 202 человѣка сказали: тѣхъ деревень и починковъ крестьяне поселились на черномъ лѣсу и черной лѣсъ рощищали сами, а тотъ де лѣсъ манастырской, противъ отдѣлныхъ книгъ Казарина Нѣмцова в ихъ Манастырскомъ ободу, а не ясашные, и писцы тое землю и со крестьяны писали за тѣмъ же манастыремъ, а Ондрей Апрѣлевъ отводилъ тое землю к манастырю по тѣмъ же межамъ и гранямъ, которые написаны в книгахъ Казарина Нѣмцова. А в дозорныхъ и описныхъ книгахъ казанца Микиты Глядкова 177 году Уржумского уѣзду Спаского Чепоцкого манастыря вотчинной ихъ землѣ, по дозору и по описи ево Микитиной, всего по смѣтѣ Чепочкиныхъ горъ отъ манастыря до Варзанки рѣчки, вверхъ подлѣ Вятки рѣки, будетъ верстъ на 7, а поперегъ к городу версты на 4 и болши, и по ево Никифорову досмотру и по описи и по скаскѣ всякихъ чиновъ градскихъ людей, межи и грани, которые написаны въ ево Микитиныхъ книгахъ Глядкова, противъ отдѣлныхъ книгъ Казарина Нѣмцова 132 году сошлися, и деревня Малкова, деревня Крюкова, починокъ Чепаевы Ключища, деревня Заполская, что надъ Сикомъ рѣчкою, деревня Колыбаева, деревня Толова, деревня Попова, деревня Новокрещенская, деревня Дюкова Полянка стоятъ в тѣхъ межахъ и в граняхъ, а не за межами Казарина Нѣмцова. Да в Приказѣ жъ Казанского Дворца в Уржумскихъ переписныхъ книгахъ столника Любима Кравкова да подьячего Луки Фролова 186 году написано: Спаского Преображенского Чепоцкого манастыря в вотчинѣ, на рѣкѣ на Вяткѣ, у манастыря в слободѣ и в деревняхъ и в починкахъ 91 дворъ крестьянскихъ, 30 дворовъ бобылскихъ, обоего крестьянскихъ и бобылскихъ 121 дворъ. - А по Уржумскимъ писцовымъ книгамъ столника Михайла Поздѣева да подьячего Перфилья Ксенифонтова 193 и 194 году написано: Спаского /296/ Чепоцкого манастыря на Вяткѣ рѣкѣ, на нагорной сторонѣ, въ слободкѣ церковныхъ причетниковъ 7 дворовъ, да дворъ конюшей, крестьянскихъ 17 дворовъ, бобылскихъ 19 дворовъ 3 двора вдовьихъ пустыхъ; крестьянскихъ и бобылскихъ 41 дворъ: в деревнѣ Чепаевѣ на рѣчкѣ Чепочкѣ крестьянскихъ 2 двора, пустыхъ крестьянскихъ 7 дворовъ; в деревнѣ Крюковѣ, Оторища тожъ, на рѣчкѣ Чепочкѣ крестьянскихъ 7 дворовъ, пустыхъ крестьянскихъ 3 двора; в деревнѣ Малковѣ на ключѣ крестьянскихъ 11 дворовъ, пустыхъ крестьянскихъ 3 двора, одинъ дворъ вдовей; в деревнѣ Оторищѣ на рѣчкѣ Варзанкѣ крестьянскихъ 1 дворъ, дворъ пустой крестьянской; въ деревнѣ Новокрещенской на ключѣ крестьянской 1 дворъ да дворъ пустой; в деревнѣ Поповкѣ на рѣчкѣ Сику крестьянской 1 дворъ, в починкѣ Малые Поповки крестьянской 1 дворъ; в деревнѣ Дубровкѣ на ключѣ крестьянскихъ 3 двора, пустыхъ два двора; в деревнѣ Ломѣ на рѣчкѣ Сикѣ крестьянскихъ 3 двора, пустыхъ 2 двора; в деревнѣ Толовѣ на рѣчкѣ Сикѣ пустыхъ крестьянскихъ 4 двора; в деревнѣ Ерановѣ на Сикѣ рѣчкѣ крестьянскихъ 3 двора, пустыхъ крестьянскихъ 2 двора; деревнѣ Сморкаловѣ, Дюкова Поляна тожъ, крестьянскихъ 3 двора, да дворъ вдовей, пустыхъ 3 двора; всего в вышеписанной слободѣ и въ деревняхъ церковныхъ причетниковъ 7 дворовъ, дворъ конюшей, крестьянскихъ и бобылскихъ 77 дворовъ, и в томъ числѣ 6 дворовъ вдовьихъ, да пустыхъ крестьянскихъ и бобылскихъ 73 двора. - И во 195 году Уржумской писецъ Михайло Поздѣевъ да подьячей Иванъ Андреяновъ изъ тѣхъ вышеписанныхъ деревень деревню Крюкову, деревню Малкову, деревню Оторища, деревню Новокрещенскую, деревню Попову, починокъ Малые Поповки, всѣхъ шесть деревень, в нихъ крестьянскихъ и бобылскихъ 23 двора, 8 дворовъ пустыхъ крестьянскихъ, которые деревни и в тѣхъ деревняхъ крестьянъ они жъ Михайло да подьячей Перфилей /297/ Ксенифонтовъ во 193 и во 194 году написали за Спаскимъ Чепоцкимъ манастыремъ, изъ Уржумского уѣзду изъ за Спаского манастыря отписали в Вяцкой уѣздъ к Успенскому Трифонову манастырю, потому что тѣ крестьяне писцомъ сказали, что дѣды и отцы ихъ и они Успенского Трифонова манастыря крестьяня; и за Спаскимъ Чепоцкимъ манастыремъ, по писцовымъ книгамъ 195 году, слобода да 7 деревень, въ нихъ 7 дворовъ церковныхъ причетниковъ, дворъ конюшей, крестянскихъ и бобылскихъ 56 дворовъ, пустыхъ крестянскихъ и бобылскихъ 61 дворъ. - Да в тѣхъ же в Уржумскихъ писцовыхъ книгахъ написано: дворцового села Архангелского, Буй тожъ, и деревень сѣнные покосы, деревни Бенби, Антоново тожъ, деревни Сарды крестьянъ, что подлѣ Вятки по нагорной сторонѣ на Чепочкиныхъ лугахъ, и в прошломъ во 194 году сентября въ 26 день того села Архангелского староста Пашка Сунцовъ, деревни Пенби, Антоново тожъ, староста Пронка Щелчковъ, деревни Сарды десятникъ Сенка Марковъ с товарыщи, на тѣ сѣнные покосы подали выпись с отказныхъ книгъ 158 году, за печатью воеводы Гарасима Пьянкова, да выпись же 162 году марта въ 5 день писцовъ Ивана Траханиотова с товарыщи, и съ той выписи взятъ у нихъ списокъ за рукою, а подлинная выпись, справя с спискомъ, отдана имъ крестяномъ, а по мѣрѣ тѣхъ сѣнныхъ покосовъ 33 десятины с полудесятиною; того жъ села Архангелского и деревень сѣнные покосы крестьянъ Пашки Сунцова с товарыщи, вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ, по тѣмъ же выписямъ, а по мѣрѣ тѣхъ сѣнныхъ покосовъ 5 десятинъ с полудесятиною; того жъ села Архангелского и деревень сѣнные покосы, вверхъ по Вяткѣ рѣкѣ, выше сѣнныхъ покосовъ деревня Тайбечкины крестьянъ, а написаны тѣ сѣнные покосы по тѣмъ жъ выписямъ, а по мѣрѣ тѣхъ сѣнныхъ покосовъ 4 десятины с третью; того жъ села Архангелского и деревень Пронки Щелчкова с товарыщи, /298/ по тѣмъ же выписямъ, вверхъ Вятки рѣки, за протокомъ отъ дуба, которой здѣлью, на низъ по Вяткѣ рѣкѣ до конца того протоку сѣнные покосы, а по мѣрѣ тѣхъ сѣнныхъ покосовъ 3 десятины; по правую сторону к Вяткѣ рѣкѣ за протокомъ сѣнные покосы дворцовыхъ крестьянъ Пашки Сунцова с товарыщи; а по лѣвую сторону сѣнные покосы Ивана Мачехина, да изъ той ихъ Кукарские дороги помѣщиковыхъ земель, крестьянскихъ дворовъ и во дворѣхъ людей, и Уржумского Чепоцкого манастыря и дворцовыхъ крестьянъ и сѣнныхъ покосовъ убыло, потому что во 195 году, по жалованной грамотѣ, изъ Уржумского уѣзду, промежъ Чепоцкою и Буею рѣчками, отказано в Вяцкой уѣздъ к Успенскому манастырю архимандриту Александру з братьею вѣчно во владѣнье, что были ясашные деревни и починки: деревня Вострая Веретья, деревня Варзанка, деревня Тойбѣковскихъ Оторищъ, Сосновая Веретея тожъ, деревня Тойбѣчкина, деревня Тойбековскихъ Оторищъ, Естюнино тожъ, деревня Тойбековскихъ Оторищъ, Межъполная Веретея тожъ, деревня Тойбековскихъ Оторищъ, Чакинъ починокъ тожъ, деревня Кирюхинъ починокъ, починокъ Гризухинъ, деревня Володимерова, деревня Пестова, деревня Бровцына, Какуй тожъ, в нихъ крестьянскихъ 83 двора, людей в нихъ 309 человѣкъ; къ тѣмъ ихъ всѣмъ деревнямъ и починкомъ пашни паханые добрые земли 631 четь с полутретникомъ въ полѣ, а въ дву потому жъ, да лѣсомъ поросло подъ пашню годныхъ мѣстъ 319 десятинъ, сѣнныхъ покосовъ 7 десятинъ с третью, да волости Вичмори в деревнѣ Новой, Путюнги тожъ, отказано 14 дворовъ крестянскихъ безъ земли; всего во всѣхъ деревняхъ отказано изъ Уржумского уѣзду в Вятцкой уѣздъ к тому Успенскому Трифонову манастырю 97 дворовъ; а что тѣхъ вышеписанныхъ деревень и починковъ крестьяне на Уржумѣ в нашу великихъ государей казну всякихъ денежныхъ и хлѣбныхъ доходовъ платили, /299/ и по нашему великихъ государей указу, съ тѣхъ крестьянъ тѣ платежные всякие поборы сняты; да дворцового жъ села Архангелского з деревнями сѣнныхъ покосовъ по нагорной сторонѣ, что подлѣ Вятки рѣки на Чепочкиныхъ лугахъ, 46 десятинъ с третью, да оброчныхъ сѣнныхъ покосовъ подлѣ Вятки рѣки, по нагорной сторонѣ на Чепочкиныхъ лугахъ, села Архангелского з деревнями крестьянскихъ 3 десятины; всего отказано изъ Уржумского уѣзду изъ Кукарской дороги в Вятцкой уѣздъ, в Березовской станъ, к Успенскому манастырю помѣщиковыхъ и Уржумского Чепоцкого манастыря и дворцовыхъ крестьянъ земли 16 четей въ полѣ, а въ дву потому жъ, сѣнныхъ покосовъ 90 десятинъ о третью, да лѣсомъ поросло подъ пашню годныхъ негодныхъ мѣстъ 98 десятинъ безъ полудесятины. - И въ прошломъ во 195 году апрѣля въ 4 день били челомъ намъ великимъ государемъ Уржумского уѣзду дворцовые крестьяне Ивашко Ляминъ с товарыщи: въ прошлыхъ де годѣхъ поселены они в деревняхъ, которые деревни взяты изъ за подьячего изъ за Бажена Толмачева, и отписаны на насъ великихъ государей, что та земля была черемиская, и на тое землю и на сѣнные покосы на Вяткѣ рѣкѣ, Чепоцкие луга, оброкъ положенъ, и писцовая выпись прошлого 162 году и с отводныхъ книгъ и з грамоты списки есть, и в прошломъ во 194 году писцовыхъ и межевыхъ дѣлъ столнику Михайлу Поздѣеву и подьячему Перфилью Ксенифонтову на межеваньѣ подали, и они противъ тѣхъ крѣпостей тѣ пахотные земли и сѣнные покосы межевали и по прежнимъ крѣпостямъ с отводныхъ книгъ и грамотъ и писцовой выписи отказали за ними по прежнему; а в прошломъ де во 195 году ноября въ 17 день тѣ ихъ сѣнные покосы онъ же столникъ Михайло Поздѣевъ да подьячей Иванъ Андреяновъ, тѣ жъ ихъ сѣнные покосы, отмежевалъ за Вятцкой Успенской манастырь, противъ ихъ манастырскова ложнова челобитья архимандрита Александра и келаря старца Иліи Семакина з /300/ братьею, в наши великихъ государей ясашные земли, а на тѣхъ ясашныхъ земляхъ поселились наши великихъ государей вѣчные тяглые крестьяне с Вятки, изъ черныхъ сохъ и разныхъ становъ, а тѣхъ крестьянъ болши 100 дворовъ, отмежевалъ за ихъ же манастырь, для своихъ великихъ взятковъ, черезъ нашъ великихъ государей указъ и черезъ грамоту, потому что нашъ великихъ государей указъ былъ, велѣно ево выслать к Москвѣ, и на отводѣ сыскныхъ людей не допрашивалъ, и спорныхъ челобитенъ не принималъ, и очныхъ ставокъ не давалъ, а они де старцы насъ великихъ государей оболгали в челобитьѣ своемъ, тѣ ихъ дачи и крѣпости утаили, и намъ великимъ государемъ пожаловати бъ ихъ, велѣти, противъ прежнего нашего великихъ государей указу и грамоты и писцовой выписи и отводныхъ книгъ, тѣ сѣнные покосы отдать имъ, а про тѣ ясашные земли и про крѣпости розыскать, и ихъ ложному челобитью не велѣть повѣрить, потому что отводу и отказу за ихъ манастырь отнюдь не бывало. - И во 195 году іюня въ 13 день били челомъ намъ великимъ государемъ с Вятки Хлынова города Успения Пресвятыя Богородицы Трифона чюдотворца Хлынова манастыря архимандритъ Александръ да келарь старецъ Илія Семакинъ з братьею: въ прошломъ де во 195 году апрѣля въ 4 день били челомъ намъ великимъ государемъ и подали челобитную Уржумского уѣзду наши великихъ государей дворцовые крестьяне Ивашко Ляминъ с товарыщи на нихъ въ Приказѣ Казанского Дворца о старинныхъ ихъ манастырскихъ сѣнныхъ покосахъ, что надъ Вяткою рѣкою промежъ Чепоцкою и Буею рѣчками, а въ челобитьѣ своемъ написали они, бутто тѣ сѣнные покосы Уржумские писцы, столникъ Михайло Поздѣевъ да подьячей Иванъ Андреяновъ, написали к нимъ в манастырь для взятковъ своихъ, а они де писцы тое ихъ манастырскую домовую жалованную вотчину и со крестьяны и со всякими угодьи и с рыбными ловлями, что дана та вотчина той ихъ обители первосоздателю /301/ архимандриту преподобному отцу Трифону самому, на прокормление братии, написали къ нимъ по нашему великихъ государей указу и по грамотѣ изъ Приказу Казанского Дворца, по старымъ жалованнымъ грамотамъ и по дачамъ 103 году, и по дозорнымъ книгамъ Истомы Хвостова 114, и по грамотѣ 125 году и 135, а не изо взятковъ своихъ, и тѣ свои писцовые межевые отводные книги они писцы в Приказъ Казанского Дворца подали, да таковы жъ писцовые свои книги отослали они, для вѣдома той ихъ вотчины и крестьянъ, с отпиской своею, на Вятку к воеводѣ в Приказную избу, да таковы жъ писцовые свои межевые книги и владѣлную писцовую выпись дали они писцы имъ в манастырь на тое ихъ манастырскую старинную домовую вотчину, на крестьянъ и на сѣнные покосы и на рыбные ловли и на всѣ угодьи, за своими руками, впредь для владѣнья; и по нашему великихъ государей указу, а по ихъ челобитью дана имъ с тѣхъ писцовыхъ межевыхъ книгъ наша великихъ государей жалованная послушная владѣлная грамота изъ Приказу Казанского Дворца; а какъ тое ихъ манастырскую старинную жалованную домовую вотчину они писцы к нимъ отмежевали и отвели, и отъ нихъ де спору и челобитья намъ великимъ государемъ о тѣхъ сѣнныхъ покосахъ не было; а нынѣ де бьютъ челомъ намъ великимъ государемъ - они ложно о тѣхъ сѣнныхъ покосахъ и вступаютца напрасно, и намъ великимъ государемъ пожаловати бъ ихъ, не велѣть такому ихъ ложному челобитью повѣрить, и старинныхъ жалованныхъ грамотъ и нашего великихъ государей указу нарушить, и тѣхъ ихъ сѣнныхъ покосовъ у нихъ отнимать и имъ отдавать, и велѣти бъ тѣми сѣнными покосы владѣть имъ по прежнимъ стариннымъ и нынѣшней нашей великихъ государей жалованнымъ грамотамъ, и по писцовымъ книгамъ и по прежнимъ дачамъ, потому что тѣ сѣнные покосы в ихъ урочищахь, что промежъ Чепочкою и Буею рѣчками, а /302/ не въ ихъ урочищахъ, и чтобъ имъ отъ ихъ ложнова челобитья в конецъ не розоритца и тѣхъ сѣнныхъ покосовъ не отбыть, а имъ бы напрасно не завладѣть. И въ прошломъ во 196 году февраля въ 20 день, по нашему великихъ государей указу и по приговору боярина нашего князя Бориса Алексѣевича Голицына с товарыщи, того Успенского Трифонова манастыря вотчиннымъ землямъ и сѣннымъ покосомъ и всякимъ угодьямъ велѣно быть, по прежнимъ нашимъ великихъ государей указамъ и по жалованнымъ грамотамъ и по крѣпостямъ ихъ, противъ дачь по прежнему, а за дворцовыми быть дворцовой землѣ, которая имъ въ тягло дана, и о разводѣ тѣхъ ихъ земель велѣно послать грамоту къ писцомъ, которые в тотъ городъ посланы будутъ, велѣно розвесть по прежнимъ крѣпостямъ и по жалованнымъ грамотамъ, противъ дачъ по наказу; а до писцовъ в тѣхъ земляхъ ссоръ и задоровъ чинить не велѣно, а велѣно владѣть Успенскому манастырю манастырскими землями по прежнимъ крѣпостямъ и по жалованнымъ грамотамъ, а дворцовымъ крестьяномъ по дачамъ, какъ кто владѣлъ прежъ сего, и по тому нашему великимъ государей указу нашие великихъ государей грамоты къ писцомъ не послано. - Да били челомъ намъ великимъ государемъ Уржумского уѣзду дворцовые крестьяне Ивашко Ляминъ с товарыщи: подьячей де Василей Ардашевъ отдалъ многие наши великихъ государей ясашные земли и со крестьяны, 97 дворовъ крестьянскихъ, да манастырские земли Чепоцкого манастыря, 6 деревень, и ихъ Чепочкинские луги и сѣнные покосы Вятцкого Успенского Трифонова манастыря архимандриту Александру з братьею, и далъ грамоту къ писцу Михайлу Поздѣеву, а велѣно де ему писцу тѣ наши великихъ государей ясашные земли и со крестьяны, и манастырские вотчинные земли и со крестьяны ихъ, и ихъ сѣнные покосы, Чепочкинские луга, отписать и отмежевать въ Вяцкой Успенской Трифоновъ манастырь; /303/ а онъ де Василей тѣхъ отпусковъ, укрывая ихъ подставное ложное челобитье, не кладетъ, и намъ великимъ государемъ пожаловати бъ ихъ, велѣть, изъ того ево Васильева отпуску у писцоваго дѣла списковъ списать, каковы онъ грамоты имъ далъ, и ево Василья роспросить, изъ какихъ онъ дачь и отпусковъ выписывалъ. И въ прошломъ во 197 году октября въ 14 день подьячей Василей Ардабьевъ допрашиванъ, а въ допросѣ сказалъ: въ прошломъ де во 195 году, по челобитью Вяцкого Трифонова манастыря, у него Василья выписка, что они били челомъ о старинной своей землѣ на Вяткѣ рѣкѣ, промежъ рѣчекъ Чепочкою и Буею, была, а в той де выпискѣ выписано было изъ крѣпостей, каковы клалъ Трифонова манастыря келарь, и тѣ крѣпости въ Приказѣ Казанского Дворца, и на той выпискѣ помѣта дьяка Ивана Кучецкого, велѣно тое ихъ манастырскую землю отмежевать по крѣпостямъ и учинить по наказу, и по той помѣтѣ грамота была не отпущена для зимняго времени, а писцамъ велѣно быть к Москвѣ, и послѣ той помѣты во 195 году, по челобитью того Трифонова манастыря архимандрита Александра з братьею и по помѣтѣ на той же выпискѣ дьяка Ѳедора Ефимьева, велѣно послать наша великихъ государей грамота по прежнему къ писцу Михайлу Поздѣеву, а по той грамотѣ велѣно отмѣрять и отмежевать тое ихъ манастырскую старинную землю по крѣпостямъ и по жалованнымъ грамотамъ, и о всемъ противъ челобитья ихъ манастырскова отмежеваньѣ той земли и о крестьянѣхъ и о зажилыхъ людѣхъ ему же писцу велѣно указъ учинить, по нашему великихъ государей указу и по Соборному Уложенью и по новоуказнымъ статьямъ, и по писцовому наказу; и послѣ того отпуску во 195 году въ генварѣ посланъ былъ онъ Василей с Москвы в Казань и и выные понизовые городы для збору и посылки денежные казны ис Казани на Уфу, на дачю Уфимскимъ ратнымъ /304/ людемъ, которые были на нашей великихъ государей службѣ в Крымскомъ походѣ, а безъ него де ящикъ з дѣлами стоялъ в сундукѣ в задней полатѣ за замкомъ и за печатью, и какъ приѣхалъ ис посылки, и осмотрѣлъ: у сундука замокъ збитъ и в ящикѣ дѣла всѣ перебиты, и изъ того ящика многие дѣла выбраны, и того отпуску не сыскано жъ; а дворцовыхъ де крестьянъ, ясашныхъ земель и сѣнныхъ покосовъ изъ Уржумского уѣзду что бъ отмежевать в Вяцкой уѣздъ, в той грамотѣ не написано; да к тому допросу онъ Василей руку приложилъ. - И в прошломъ во 197 году 1) августа въ 17 день, по нашему великихъ государей указу и по приговору боярина нашего князя Бориса Алексѣевича Голицына с товарыщи, послана наша великихъ государей грамота на Уржумъ к столнику и воеводѣ к Якову Ларионову, велѣно ему противъ крѣпостей дворцовыхъ крестьянъ про ясашную землю и про сѣнные покосы сыскать болшимъ повалнымъ обыскомъ, всякихъ чиновъ многими людми, и по сыску досмотрѣть тѣ сѣнные покосы и ясашные земли, что нынѣ в спорѣ у дворцовыхъ крестьянъ с Вяцкимъ манастыремъ, в однихъ ли урочищахъ или в розныхъ мѣстехъ, и в Казанскомъ ли уѣздѣ или в Уржумскомъ, и сколь далече манастырские сѣнные покосы отъ дворцовыхъ сѣнныхъ покосовъ и отъ ясашной земли, и в сколкихъ верстахъ, и тѣмъ спорнымъ сѣннымъ покосомъ за Вяцкой манастырь отказъ былъ ли, и въ которомъ году былъ, и по какому нашему великихъ государей указу тѣ спорные сѣнные покосы и ясашные земли за ихъ Вяцкой манастырь отказаны, и учинить тѣмъ спорнымъ сѣннымъ покосомъ и ясашнымъ землямъ чертежъ и на чертежѣ подписать подлинно, да будетъ в сыску многие люди скажутъ и по досмотру и по чертежу объявятца, что манастырские сѣнные покосы отъ дворцовыхъ сѣнныхъ покосовъ и отъ ясашной земли в далнихъ верстахъ и в розныхъ мѣстехъ,
1) Въ грамотѣ Хилкову: „во 198 году".
/305/ а не в однихъ урочищахъ, и тѣми сѣнными покосы велѣно владѣть дворцовымъ крестьяномъ по прежнему по своимъ крѣпостямъ, по отводнымъ книгамъ 158 году и по выписи 162 году, а Успенского манастыря властемъ владѣть велѣно своими дачами по своимъ крѣпостямъ, гдѣ у нихъ в крѣпостяхъ написаны в Казанскомъ уѣздѣ, а не в Уржумскомъ, а о ясашныхъ крестянѣхъ нынѣшнимъ челобитчикомъ Вяцкого манастыря со властми и с ними ясашными крестьяны давать очные ставки, по какимъ крѣпостямъ тѣ крестьяня в манастырь отписаны, и тѣ очные ставки, для вершенья, и сыскъ и досмотръ и чертежъ прислать в Казанской Приказъ. - И въ прошломъ во 198 году въ ноябрѣ послана наша великихъ государей грамота къ нему жъ Якову Ларионову: про тѣ земли за недружбою розыскивать ему не велѣно. - Да во 195 и во 196 годѣхъ били челомъ намъ великимъ государемъ Уржумского уѣзду Спаского Чепоцкого манастыря игуменъ Макарій з братьею: въ прошломъ де во 195 году писецъ Михайло Поздѣевъ да подьячей Иванъ Андреяновъ изъ манастырской ихъ вотчины, изъ округи, отписали за Вяцкой манастырь 5 де деревень и со крестьяны, черезъ нашъ великихъ государей указъ и грамоту, для своихъ взятковъ отмежевали ихъ крѣпостныхъ крестьянъ, а тѣ де крестьяне крѣпки имъ по жалованной 1) грамотѣ; а нынѣ того Вяцкого Успенского манастыря келарь старецъ Илья Семакинъ емлетъ нашу великихъ государей грамоту въ вѣчное владѣнье безъ подлинного розыску, а назвали де они старцы тѣхъ крестьянъ своими домовыми крестьяны, а они де вѣчные тяглые крестьяня; и намъ великимъ государемъ, пожаловати бъ ихъ, велѣти бъ тое ихъ Вяцкого манастыря грамоту остановить, и ево старца и стряпчего допросить и на тѣхъ крестьянъ старинные крѣпости положить. - И во 197 году того Успенского Трифонова манастыря стряпчему Ивашку
1) Въ грамотѣ Хилкову прибавлено: „ввозной".
/306/ Сергѣеву велѣно в Приказѣ Казанского Дворца крѣпости положить. - И въ прошломъ во 198 году билъ челомъ намъ великимъ государемъ Вяцкого Успенского манастыря архимандритъ Александръ з братьею, чтобъ з жалованные ихъ грамоты взять к дѣлу списокъ, и по нашему великихъ государей указу, Вяцкого Успенского манастыря з жалованной грамоты 190 году взятъ списокъ, а подлинная наша великихъ государей грамота отдана того манастыря стряпчему, и та наша великихъ государей жалованная грамота означена в сей нашей великихъ государей грамотѣ выше сего. - И во 198 году били челомъ намъ великимъ государемъ Успенского Трифонова манастыря архимандритъ Александръ з братьею, чтобъ намъ великимъ государемъ пожаловати бъ ихъ, велѣть о той ихъ старинной вотчинной землѣ и о сѣнныхъ покосѣхъ и о всякихъ угодьяхъ, что промежъ Буею и Чепочкого рѣчками, нашъ великихъ государей указъ учинить, и въ прошломъ во 199 году сентября въ 10 день, по нашему великихъ государей указу и по приговору боярина нашего князя Бориса Алексѣевича Голицына с товарыщи, Вяцкого Хлынова города Успенского Трифонова манастыря архимандриту з братьею землями и сѣнными покосами и рыбными ловлями и всякими угодьи велѣно владѣть по прежнимъ старымъ блаженные памяти великихъ государей жалованнымъ грамотамъ, и по дачѣ 103 году, и отводнымъ книгамъ Меншика Мишакова 104 году, и по дозорнымъ книгамъ Истомы Хвостова 114 году, и по отводнымъ книгамъ Михайла Писемского да подьячего Володимера Степанова 189 году, и по жалованной грамотѣ 190 году; и по отводу писцовъ, и по книгамъ ихъ, столника Михайла Поздѣева да подьячего Ивана Андреянова, 195 году, и по ихъ данной; а Уржумского уѣзду дворцовымъ крестяномъ и Чепоцкого манастыря игумену з братьею отъ тѣхъ земель и сѣнныхъ покосовъ и всякихъ угодей, в которые они вступались и у /307/ того Вяцкого Успенского манастыря взять изъ ево дачи хотѣли, отказать, для того что тѣ земли и сѣнные покосы и рыбные ловли явились изстари в дачахъ и межахъ и въ урочищахъ Вяцкому Успенскому Трифанову манастырю, а владѣть имъ дворцовымъ крестьяномъ и Чепоцкому манастырю кромѣ тово, что велѣно владѣть Успенскому Трифанову манастырю, своими землями и угодьи, не вступаяся не в свое и не называя чюжого своимъ; а тотъ нашъ великихъ государей указъ за помѣтою думного нашего дьяка Прокофья Богдановича Возницына; и по тому нашему великихъ государей указу, Вяцкого Успенского Трифанова манастыря архимандриту Александру з братьею наша великихъ государей грамота съ прочетомъ дана. - И въ прошломъ во 199 году марта въ 7 день били челомъ намъ великимъ государемъ Уржумского Спаского Чепоцкого манастыря игуменъ Макарій з братьею, чтобъ намъ великимъ государемъ пожаловати ихъ старинными вотчинными землями и сѣнными покосы и рыбными ловлями со всякими угодьи, по прежнимъ жалованнымъ грамотамъ и по отводнымъ межевымъ книгамъ 1) 193 и 194 годовъ, владѣть имъ по прежнимъ стариннымъ крѣпостямъ. - И в прошломъ во 199 году марта въ 30 день, по нашему великихъ государей указу и по приговору боярина нашего князя Бориса Алексѣевича Голицына с товарыщи, Вяцкого Успенского Трифанова манастыря архимандриту з братьею и Уржумского Спаского Чепоцкого манастыря игумену и дворцовымъ крестьяномъ землями и сѣнными покосы и рыбными ловли и всякими угодьи велѣно владѣть по прежнимъ дачамъ, всякому своимъ, прямымъ по подлиннымъ крѣпостямъ, по прежнему по нашему великихъ государей указу и по приговору боярина нашего Бориса Алексѣевича Голицына с товарыщи и по помѣтѣ на дѣлѣ думного
1) Въ грамотѣ Хилкову прибавлено: „книгамъ 132 году и по писцовымъ отводнымъ межевымъ книгамъ" 193 и 194 годовъ.
/308/ нашего дьяка Прокофья Богдановича Возницына; а противъ челобитья Уржумского Спаского Чепоцкого манастыря игумена Макарія и дворцовыхъ крестьянъ, противъ ихъ крѣпостей, про манастырскую и дворцовыхъ крестьянъ земли и сѣнные покосы и про ясашные земли и про крестьянъ, в чемъ у нихъ между собою споръ, сыскать болшимъ повалнымъ обыскомъ, всякихъ чиновъ многими людми, и по сыску досмотрить тѣ спорные земли и сѣнные покосы и ясашные земли, что в спорѣ Уржумского Чепоцкого манастыря игумена и дворцовыхъ крестьянъ с Вяцкимъ манастыремъ, в однихъ ли урочищахъ или в розныхъ мѣстехъ, и в Казанскомъ ли или в Уржумскомъ уѣздехъ, и сколь далече Вяцкого манастыря земли и сѣнные покосы отъ земель Уржумского манастыря и дворцовыхъ сѣнныхъ покосовъ и отъ ясашной земли, и в сколкихъ верстахъ, и тѣмъ спорнымъ землямъ и сѣннымъ покосомъ за Вяцкой манастырь отказъ былъ ли, и в которомъ году былъ, и по какому нашему великихъ государей указу тѣ спорные дворцовыхъ крестянъ сѣнные покосы и Чепоцкого манастыря земли и крестьяне за ихъ Вяцкой манастырь отказаны, и много ль тѣхъ земель и всякихъ угодей и дворовъ крестьянскихъ и во дворѣхъ людей, учинить тѣмъ спорнымъ землямъ и сѣннымъ покосамъ чертежъ, и на чертежѣ подписать подлинно, и в чемъ у кого учинитца споръ, дать очные ставки, и тотъ сыскъ и досмотръ и чертежъ и очные ставки воеводѣ за своею рукою прислать въ Казанской Приказъ, а для подлинного розыску велѣно послать съ крѣпостей списки за дьячею рукою, и для того ѣхать воеводѣ самому. И по тому нашему великихъ государей указу, на Уржумъ к столнику и воеводѣ к Ортемью Челищеву наша великихъ государей грамота послана, и о томъ съ Уржума к намъ великимъ государемъ не писывано. - И в прошломъ во 199 году били челомъ намъ великимъ государемъ Вяцкого Успенского Трифанова /309/ манастыря архимандритъ Александръ, келарь старецъ Гурій з братьею: въ прошломъ де во 103 году, по указу прадѣда нашего великихъ государей, а по челобитью ихъ Успенского манастыря началостроителя святые обители преподобного чюдотворца игумена Трифона, пожалована ему, на прокормление ему, чюдотворцу Трифону з братьею, въ Уржумскомъ уѣздѣ, что прежъ сего было в Казанскомъ уѣздѣ, вотчинная земля межъ Чепочкою и Буемъ рѣчками, на 10 верстъ, по урочищамъ, гдѣ годитца подъ пашню и подъ сѣнные покосы, и с рыбными ловлями и з бобровыми гоны и со всякими угодьи, въ вѣчное владѣнье, и по указу прадѣда нашего блаженные памяти великого государя, и по грамотѣ за печатью царства Казанского, и по книгамъ Меншика Мишакова 104, и по книгамъ же Истомы Хвостова 114 году, и по грамотамъ 123 и 135 годовъ, и по выписи и по чертежу Михаила Кошкодамова 186 году, и по казанской владѣлной выписи 188 году, тое жъ землею, пашнею и сѣнными покосы и рыбными ловлями и всякими угодьи, велѣно имъ владѣть впредь неподвижно; да и во владѣнье той же ихъ вотчинной земли во 135 году, по указу дѣда нашего великихъ государей, и во 184 году, по указу брата нашего великихъ государей, та жалованная грамота подписана на ихъ великихъ государей имянование, никому ни въ чемъ тое грамоты не велѣно рудить и быть и владѣть имъ архимандриту з братьею, какъ в той грамотѣ написано; а во 190 году тѣми ихъ домовыми старинными вотчинными землями и сѣнными покосы и рыбными ловлями и всякими угодьи велѣно имъ владѣть безповоротно; а въ прошломъ же во 195 году, по нашему великихъ государей указу и по грамотѣ изъ Приказу Казанского Дворца, писцы Михайло Поздѣевъ да подьячей Иванъ Андреяновъ ту жалованную старинную вотчинную землю, межъ Чепочкою и Буею рѣчками, по урочищамъ со всякими угодьи отмежевали и отписали, которые крестьяне на той же земли живутъ, /310/ и тѣхъ крестьянъ в писцовые свои книги написали и подали в Приказѣ Казанского Дворца, а другие писцовые книги и выпись они за своими руками имъ архимандриту з братьею в Успенской манастырь дали, да съ тѣхъ же писцовыхъ книгъ имъ архимандриту на ту ихъ вотчину и на крестьянъ дана наша великихъ государей владѣлная грамота изъ Приказу Казанского Дворца; а какъ писцы Михайло Поздѣевъ и подьячей Иванъ Андреяновъ жалованную вотчинную землю и сѣнные покосы и всякие угодьи, между Чепочкою и Буею рѣчками, по урочищамъ имъ отписали и отмежевали и крестьянъ в писцовые свои книги написали, и писцовые свои книги и выпись имъ дали, и наша великихъ государей владѣлная и правая жалованная грамота дана, и Чепоцкого манастыря отъ властей и отъ дворцовыхъ крестьянъ и отъ Черемисъ спору и челобитья намъ великимъ государемъ не бывало, и крестьяне, которые въ то время жили и нынѣ живутъ на той вотчинной землѣ, писцомъ сказались Успенского Трифанова манастыря, а не Чепоцкого, при сторон