Вороновщина (У речки Талицы)

Тип: деревня
Статус: ныне не существует
Местоположение:

Список населённых мест Вятской губернии 1859-1873 гг.

НазваниеТипПоложениеУезд и станМестностьОт уезд. городаОт стан. кварт.ДворовМужчинЖенщинВсего жителейИнформация
10291У речки Талицы (Вороновшина)поч. каз.при рч. ТалицеОрловский уезд,
Стан 1
По правую сторону Старой Нолинско-Орловской торговой дороги8315208689175Мельница.

Книга Вятских родов

«Книга Вятских родов» В.А.Старостина

Реестр селений и жителей на 1891 год
Название селенияГуберния, Уезд, Волость, ОбществоПриходРекаСемейЖителейПромысел или занятие
13912Вороновский; р. ТалицаВятская губерния, Орловский уезд,
Поломская волость, Самосудовское общество
с. Средне Ивкино, Троицкая ц.Талица → Ивкина27192плотник; извоз
Рода, число семей:
Примечания:
Для просмотра полной информации из «Книги Вятских Родов» щелкните по № селения.
Значок - запись в «Живую Книгу Родов» (на сайте http://www.herzenlib.ru/kniga/)

Список населённых мест Вятской губернии по переписи населения 1926 г.

РодНазваниеУезд и волостьСельсоветРасст. до ВИККрест. хоз-вПроч. хоз-вВсего хоз-вМуж.Жен.ВсегоВ т.ч. перм.Проч. нацмен.
8-01-044дер.Вороновщина (ский), У реч. ТалицыХалтуринский уезд,
Верхошижемская волость
Рябовский19,5 км314358795182

Список населённых пунктов Кировской области 1939 г.

ТипНазваниеРайонСельсовет
391202д.ВороновщинаТатауровский районРябовский сельсовет

Список сельских населённых мест Кировской области на 1 января 1950 г.

ТипНазваниеРайонСельсовет
491102д.ВороновщинаТатауровский районРябовский сельсовет

Комментарии

Аватар пользователя tatiana1-51

Добавила данные Реестра 1891 года.

Аватар пользователя Ник.

Второй род- Дрягины- 4 семьи.

Аватар пользователя tatiana1-51

Добавила.

Аватар пользователя Lex

Воспоминания бывшего жителя деревни Анатолия Конашева опубликованные в газете Верховья Шижмы 10.11.2014
-" В этой деревне я родился. Здесь, помимо остальных, было пять двухэтажных полукаменных домов. В одном, самом большом, располагалась контора. Здесь же была комната, где пекли сушку, а потом в ней работали столярами два брата - мой отец Игнат Яковлевич и Филипп Яковлевич. Они изготовляли колёса для конских телег и разную хозяйственную утварь. У них два дома стояли при одной ограде. Во время Великой Отечественной войны Филипп уехал в Сибирь, а корову сдал в колхоз.

В деревне не было свободных мест для строительства домов. Мужики хотели строиться в поле, а это через лог в сторону деревни Рыбное. И ещё они вынашивали план отремонтировать пруд. Но всему этому не суждено было сбыться - началась война. Отца взяли на фронт на третий день после объявления всеобщей мобилизации. Мама рассказывала, как он держал меня, двухмесячного, на руках. Слезинка выкатилась у него из глаз. Наверное, было предчувствие, что мы никогда больше не увидимся.

Чтобы ещё раз повидаться с родными, мама и ещё несколько женщин ходили в Вишкиль. Здесь обучали солдат военному делу и формировали их в части. Отец попал в разведку. В последнем письме он написал, как три дня лежал в снегу в болоте. В мае 1942 года погиб, семья получила похоронку.

В Вороновщину с фронта вернулись четыре человека, двадцать - погибли на поле брани. Одним из счастливчиков был Борис Фёдорович. Они с отцом ещё до войны выкопали на усадьбе небольшое углубление и доставали серый камень. Из него они выпиливали брусья, которые хорошо шли на заточку хозяйственного инвентаря. Отвезли их в Киров и на вырученные деньги купили большой радиоприёмник «Родина». Борис Фёдорович настроил его. Каким было удивление у мужиков, что оно работало без проводов. Вся деревня ходила слушать передачи. А Борис Фёдорович, довольный, крутил «бабурки», искал что-нибудь интересное и рассказывал обо всём. Он работал бухгалтером в колхозе, а потом уехал в Киров.

Деревня Вороновщина ничем не отличалась от других. Был в ней пруд, посредине протекал ключ, а по лугам - река Талица. На ней стояла Рябовская мельница, куда приезжали размалывать зерно со всех близлежащих деревень. Если девушка выходила замуж в Вороновщину, ей говорили: «Счастливая ты». Народ здесь жил работящий и дружный. Все вместе отмечали праздники. Взять хотя бы Масленицу. Катались с горы, которая была очень длинная, на конских санях, убрав с них оглобли. Кругом были смех, шум. Мы, дети, делали рядом с дорогой лыжню, а на ней внизу нырок и отмечали, кто дальше «улетит».

Осенью, после уборки, проводили колхозные праздники. Выбирали женщин, которые хорошо готовили и украшали праздничный стол. Каждый шёл на гулянье со своей ложкой и чашкой. Вначале кормили детей, а потом угощались взрослые и гуляли до утра. А как отмечали Троицу! Украшали наличники на окнах берёзовыми ветками. Некоторые ставили возле дома целую берёзку. Всегда на этот праздник в деревне было много гостей. Из Среднеивкина с аккордеоном приходил Иван Константинович. И целый вечер играл вместе с гармонистами.

А какие вечёрки устраивала молодёжь! Проходили они в конторе. Сюда приходили парни и девчата со всех окрестных деревень. Лыжинцы придут на вечёрку - значит, она состоится. По тому времени, а шли тогда 50-е годы, они одевались очень хорошо. Приходили с бубном, гармонью и распевали частушки. Посреди зала, где танцевали, стояла печка, мы с неё и смотрели на молодёжь. Керосиновую лампу вешали под потолок.

На втором этаже конторы работал магазин. С нетерпением все ожидали выборов, какого бы уровня они ни были, потому что к этому дню в магазин привозили разные вкусности: пряники, печенье, сушку, колбасу, виноград. Всё это распределялось строго по списку. Выборы проходили активно, все избиратели старались проголосовать. И эти мероприятия по окончании не обходились без весёлых гуляний.

Часто вспоминаю годы жизни в деревне, босоногое детство. О том, как ходили в лес за ягодами с чужой для нас бабкой Федосьей. Как гроза нас застала в поле, все страху натерпелись. Не забывается урок деда, что нельзя сидеть на столе - он божья ладошка. На всю жизнь запомнил его оплеуху за это.

Сейчас на место нашей деревни приезжаем весной, когда ещё бурьян не поднялся. В это время здесь очень красиво. Скворечники давно сгнили, а скворцы всё равно прилетают и живут. Только людей жизнь заставила уехать из деревни. Последняя семья покинула её в 1973 году."