Ивановка

Тип: деревня
Статус: развалины

Ивановка

«Ивановка моя, деревушка моя,
Позарастали к тебе все пути.
Опустели дома, пересохла река,
И на карте тебя не найти»…

(Кто-то из бывших жителей деревни)

Все пути сходились к Ивановке. Отсюда родом и дед и прадед.

1. Немного сохранившейся истории

Деревня расположена вдоль речки Рутки, на высоком её берегу, в одну улицу. Ближайшие населённые пункты – с. Кушнур (д. Рудинская), Рогожники, Кудрявка, Лежнино, 1-Гусево, Нестёрка, Ниж. Самойлово. Из всех этих селений нынче существует только  Кушнур.

Название деревни Ивановка (ударение на «О»), такое «редкое» на Руси, встречается в документах как Ивановская, Ивановские, а исходно – починок казенный Ивановский. Сейчас деревня практически не существует, дома разной сохранности, от вполне сохранившихся на внешний вид, до полных развалин. По данным 1926 года в Ивановке был 361 житель, в предвоенные годы -417. Война, потом очередные «мудрые» решения, но народ ещё жил в этой деревне. В 1978 году в Ивановке жило 56 человек, из хозяйства – 11 коров. Горбачёвская перестройка добила их окончательно. В настоящее время в деревне постоянно никто не живёт, хотя формально прописан 1 житель, летом занимается разведением пчёл. Электричество отключено, всё заросло бурьяном, но ещё не «пустошь». В Ивановке ещё есть пара жилых домов и летом периодически собирается народ, живший в деревне. Потомки жителей деревни проживают в Кушнуре, Шаранге, Мари-Эл, да и по всей Росиии, и ещё немало помнят. А поскольку мои предки лет 100 -150 жили в этой местности, то все родственные связи переплетены с жителями окружающих деревень, и в родственниках Ермолины, Смирновы, Куклины, Рогожниковы ... Примечательно, что в Ивановке фамилии Ермолины и Куклины составляют 90% всех жителей.

Жители деревни происходят из государственных крестьян, то есть обладали достаточной свободой в перемещении и владении имуществом. По тем временам это была основная сила при освоении новых земель.  И переселились они сюда, из  Яранского же уезда Вятской губернии на земли, где уже жили марийцы. Что вело их? Обычно говорят – малоземелье.  Это обозначает, что когда-то на семью выделили удел земли, исходно, наверное, хватало. Но потом семья разрослась, а 10 детей было не редкость, и земли стало не хватать, чтобы прокормить живших на ней. Да и лес в округе весь повывели. И народ стремился на необжитые земли. Губернское и центральное российское правительство этому способствовало, выделяло участки и за Волгой, и по Северу, и в Сибири. Так и расползались. На новом месте постепенно происходило то же самое. И проследить этот путь расселения можно, хотя и не очень просто.

Даже по современной карте, а ещё лучше по картам 20 – го века, можно видеть историю заселения этого края в топонимике окрестных деревень, исходно починков, в 90 % случаев названных по фамилии основателей - переселенцев: Ермолино, Смирново, Куклино, Бахтино, Лежнино…, да марийские названия уже существующих к тому времени поселений – Кушнур, Нежнур, Пинеж…. Какие-то из деревень - починков уже не существуют, или существуют только на старых картах, стоят заброшенные дома, грустное зрелище, а какие-то на 90 % состоят из пенсионеров «дачников», тоже перспектива невеселая.

В планах генерального межевания Яранского уезда можно посмотреть, какие населённые пункты были в этих местах до массового заселения края. Само межевание проводилось в начале 19 века, а планы заведены в 1868 - 1878 годах. Хотя не полностью соблюдены масштабы и современные пропорции, местность на этих планах вполне узнаваемая. Из селений на то время наблюдаются только Нежнур, Пинеж, Рудинская и Козлянур, основную массу жителей составляли марийцы. Эти населённые пункты относились к Устинской волости Вятской губернии и были отсужены у неё в казённое ведомство. Формулировка например: «Пинежа и Нежнура, деревень Устинской волости, владения черемис новокрещеных, состоящих внутри отчужденной за превосходством на число душ сверх 15 десятинной пропорции, от дачи Устинской волости деревни Большой Усты в казенное ведомство земли». Вот как! Норматив! Если малозаселённый участок – выделить землю и подселить русских. Понятно, что исконные марийцы косо смотрели на этот процесс.

Рядом с будущим расположением Ивановки, можно обнаружить несколько участков, «дач» «… всемилостивийше пожалованных земель Г-ну тайному Советнику Статс Секретарю Федору Ивановичу Энгелю из отрезанной от Устинской волости в казенное ведомство земли под названиями … при деревне Рудинской ... Межи утверждены Виноградовым в 1816 году 28 октября». Воспользовался ли ими барон непонятно. Скорее всего нет, он умер в 1837 и эти участки могли либо выделить другим, тогда на них выросли бы какие-то населённые пункты, либо зарезервировать, и это вполне объяснимо с точки зрения намерения заселить эти места русскими. Но где-то до 40-50 годов новых названий поселений этих местах не обнаруживается.

Однако примечателен факт, что русские во время межевания, там уже жили, в ряде случаев указывается про участки «… состоящие в оброчном содержании» у русских крестьян.

Почему так подробно надо остановиться на истории этого места до 50-х годов 19 века?   Дело в том, что бывшие жители Ивановки (Сергей Алексеевич и Валерий Владимирович Куклины) поставили в 2011 году памятную стелу у входа в деревню на которой указано: - «Ивановка, образована в 1824 году. Мы помним нашу малую Родину». Дата указана исходя из записок Владимира Фёдоровича Куклина, бывшего председателя Ивановского колхоза. Это сам по себе замечательный документ, и к нему вернёмся ниже отдельно. Начинается он так: - «Первые люди приехали в 1824 году. Назвали деревню Ивановской. Первый земельный план был составлен в 1849 году. 15 лет жили без плана, кругом был непроходимый лес». Документов об основании починка в эти годы нет и, к тому же, возможна ошибка при переписывании (34 а не 24, раз 15 лет без плана, да и 1849 год кажется более реальным). Но относится к этим запискам, написанным по воспоминаниям старожилов надо вполне серьёзно, ведь не все официальные документы сохранились, и не вся история в них отражена.

В «Списке сел, деревень и починков по уездам губернии на 1836 г.» (ГАКО, Ф. 574, оп. 1, д. 3.) починка Ивановского нет, также, как и остальных, расположенных в будущем рядом с этим местом починков. Только деревни Рудинская, Козлянур, Пинеж, Нежнур.

В «Списке населённых мест» за 1855-1873 годы появилось уже много новых населённых пунктов. Про Ивановку сказано:

починок Ивановский: 2 двора, жителей 37 м. п. и 32 ж. п. – это, очевидно, и есть семьи первопоселенцев - Ермолины и Куклины.

В это же время, в округе к этому времени, например:

  • п. Ермолинский: 12 дворов, жителей 57 м. п. и 96 ж. п.;
  • д. Рудинская (Кушнур): 17 дворов, жителей 76 м.п. и   83 ж. п.;
  • п. Куклинский: дворов 5, жителей 34 м. п., 43 ж. п.

Видно, что происходит интенсивное заселение этих мест. Приезжают сразу большими группами - семьями. Причём основная масса переселяется из Яранского и Котельнического уездов Вятской губернии. В 1859 году было изменено административно-территориальное деление губернии.  Появилась Юкшумская волость, а новообразованные починки объединены в новые сельскохозяйственные общества. Ивановка вошла в Козлянурское с\о.

Судить о несоответствии дат в документах и в воспоминаниях старожилов можно долго и непродуктивно – это вопрос мировоззрения. Точку в этом вопросе поставила Тамара Васильевна Петунина, местный краевед из Шаранги, занимающаяся историей церквей.

Из материалов 10 ревизии по Ивановке (ГАКО, Ф176, оп. 2, д. 1877): - «Иван Ильин Ермолин с 16 душами причислены по предписанию Вятской палаты государственных имуществ от 17 ноября 1852 года за № 22911-им Стретенской волости Артамоновского общества из починка Пурта… Так же зафиксированы Яков Федотов Куклин с 12 душами, которые ранее жили в том же починке, где и Иван Ермолин с семейством».

Следовательно, 1852 год и надо считать временем основания Ивановки как сложившегося населённого пункта со своим названием. Стало понятно и откуда пошло название починка. Но- никаких Ивановых, как значится в архивной справке с. Шаранги про Ивановку, в деревне никогда не проживало! И это отнюдь не отрицает и не умаляет память, которую хранят жители деревни. Семьи прибыли сюда с малыми детьми и женщинами. Очевидно, что прибыли не в «чисто поле», кто-то приезжал раньше, осматривался, договаривался, расчищал место, строил первые постройки… Документов об этом нет, ревизией зафиксирован сам факт их присутствия, но в воспоминаниях старожилов ранняя история заселения могла сохраниться.   

Жители Ивановки с 1855 по 1891 годы были приписаны к приходу Никольской церкви с. Нежнур.  Никольская церковь - приход открыт 30 декабря 1855 года. А до этого, в 1848 году в деревне Нежнур значилась деревянная часовня. Деревянная церковь построена 30 марта 1857 года. Каменная церковь построена в 1873 (в 1877 завершена отделка). Церковь работала до 1936 года, когда её закрыли и разорили.   Метрические книги за это время есть в архиве Мари-Эл, в Йошкар-Оле, (ГАРМЭ 1860-1891, Ф305, оп.1, 109-113), есть и в Кировском архиве (ГАКО с 1855). Расстояние Ивановка – Нежнур составляет 7,8 км по прямой, 19 км по современной дороге.

Позднее в селе Кушнур (д. Рудинская) открылась новая церковь и жители Ивановки были приписаны к её приходу. Вот что сообщают Вятские Епархиальные Ведомости (№ 24 за 1889 год):

«Указ Святейшего Синода от 3 ноября 1889 года за №429. Святейший Синод определяет: при церкви в деревне Рудинской, Яранского уезда, открыть самостоятельный приход с причтом из священника и псаломщика, но с тем, чтобы таковый причт был назначен не прежде, как по выполнении прихожанами всех принятых ими на себя обязательств по построению церкви и домов для причта и по отводу причту пахотной и сенокосной земли»…

Интересная формулировка. Было ли тому основание, что прихожане выполнят эти условия? Очевидно было. Если посмотреть по церквям в округе, то можно выяснить, что в Ивановке жили люди, для которых строительство было и профессией и промыслом. Например, церковь в честь Казанской иконы Божьей Матери в с. Роженцово, http://rozhencovo.ru/nashhram.html: «…Подрядчиком был житель деревни Макарята – Макаров Федор Петрович, строители – Кузьма Изосимович и Константин Федорович из деревни Ивановка…». Или Богоявленская церковь в с. С. Рудка, http://www.sharangha.ru/hrams/9-bogoyavlenskayazerkov.html: - «Строилась Старорудкинская церковь под руководством мастеров из деревни Ивановка, отца и сына Изосима и Кузьмы Изосимовича…». Это жители Ивановки Изосим Кузьмич Ермолин, его сын Кузьма Изосимович Ермолин и племянник Константин Федорович Ермолин. Очевидно, что раз строили церкви в округе, то уж для своего прихода постарались. Прямых доказательств этому пока нет, но вероятность очень высока.

Зосимо – Савватиевская церковь, деревянная, начала строится в 1889 году, освящена 9 марта 1892 года, приход 13 селений, на расстоянии 1-6 верст. В годы Советской власти церковь была разграблена и снесена. Метрические книги по этой церкви за 1892 – 1918 гг. есть в Нижнем Новгороде (ЦАНО Ф.2802, оп.1. 31-34). От Ивановки -3,5 - 4 км.

Своих умерших жители хоронили на приходских кладбищах, сначала на Нежнурском, а с 1892 г на Кушнурском. По Нежнуру удалось узнать только про двоих жителей Ивановки, в «Материалах к Провинциальному Некрополю», поскольку им были установлены памятники. « Здесь покоится Евфим Козьмин Ермолин. Умер 13 ноября 1888 г….».  И «Здесь покоится Феодул Яковлев Куклин. Родился 1812 года, помер 1888 г. 5-го ноября.». Самое старое из сохранившихся захоронений в Кушнуре датировано 1894 годом. Это каменная плита, потому и сохранилась. Надпись по периметру: «Аграпина Тимофеевна починка Ивановского 1894 года месяца января 26 дня упокоилась». В метриках, несмотря на большое количество рождавшихся детей,  бросается в глаза колоссальная детская смертность - больше 50% родившихся редко выживало. Болезни и эпидемии выкашивали население починков. А людей, умерших естественной смертью, или, как писали «натурально» - единицы.

Жители Ивановки уважительно относились к истории своей деревни и старались сохранить её для потомков. Однако грозные события прошлых лет, прошедшие через человеческие судьбы, по- разному виделись и понимались разными людьми. Существуют по крайней мере две рукописных хроники, написанные по собственным прожитым годам и воспоминаниям старожилов.

Первая - это упоминавшиеся выше записки (или дневник) Владимира Федоровича Куклина. Он долго был председателем Ивановского колхоза, практически с самого его образования. И записал много сведений о жителях деревни. Это и воспоминания старожилов, и хозяйственные заметки, и свой взгляд на происходящее. (Далее: - Дневник КВФ). Оригинал записок не сохранился, сгорел на пожаре, существующий экземпляр представляет собой выписки из него, наклеенные в толстую тетрадь, дополненные комментариями и информацией потомков.

Вторая – это рукопись Аркадия Ивановича Куклина под названием «Страницы памяти». Это уже не просто записки, а вполне законченное художественное произведение. Аркадий Иванович долго искал место, где погиб на войне в 1942 его отец – Иван Алексеевич. Делал запросы в военкомат, ездил на эти места, в районе Старой Руссы, но обнаружить там что-либо точно, весьма непросто – «Демьянский выступ, Ромушанский коридор», каждый метр перепахан войной, до сих пор поисковики копают, копают… О поисках фронтового пути отца и о своем детстве в Ивановке и, более широко, в Яранском районе, написана эта рукопись. Очень интересная и информативная вещь, он хотел её издать, но так и не успел… По истории деревни там много перекликается с записями В. Ф. Куклина, но, в основном, это неприукрашенный взгляд человека на события того времени.   

С разрешения потомков, ниже в тексте будут приведены отдельные выдержки из этих записей о жизни Ивановки в 19 -20 веке, это, фактически, историческая хроника деревни. Весь выделенный текст сохраняет исходную стилистику (и, местами, грамматические ошибки) этих записей.

 Дневник КВФ:

«…Всего земли было в обрези 640 десятин. Из них было 300 десятин под лесом и 15 десятин под усадьбы крестьян. Лес корчевали вручную, вагами кольями. Вся обрезь земли была огорожена жердями. Адрес первожителей: Вятская губерния, Яранский уезд, Юкшумская волость, Козлянурское земельное общество.

Начальства было – старшина, волостной писарь, сельский староста, адвокат, а в деревнях были десятские, судья, рассыльные и сборщики податей.

В д. Ивановской старшиной был Куклин Спиридон Федулович. Сельским служил Куклин Иван Фёдорович. Сборщик податей был Ермолин Иван Павлович. Старшин избирали из зажиточных крестьян. Старшин возили на лошадях, обязательно с колокольцами.

…. Для правопорядка были стражники, урядники. Старостой в Ивановке служил Ермолин Василий Степанович, стражниками были в Ивановке Ермолин Тимофей Иванович, урядником был Ермолин Пётр Фёдорович. В деревне был магазин, в нём торговал Куклин Осип Федульевич. Он же имел магазин в селе Нежнур. Первая школа была в селе Нежнур, учителя были только из богатого класса. Учителей возили на лошадях с колокольцами на подушках. Единственная больница была в Большой Рудке».

«В домах крестьян никакой культуры не было, у всех стен стояли скамейки, а сзади дверей были кутники, в которых зимой держали кур, поросят. Ложки и чашки были деревянными, в результате безкультурья у всех жителей много было тараканов, клопов, блох. По зимам крестьяне морозили тараканов…...

… Хорошую одежду одевали 2-3 раза в год, только по большим праздникам. Рабочая одежда из холщовой ткани зимой суконный кожух летом холщёвые покрашенные штаны и рубахи. Валяную обувь, сапоги и чесанки одевали только по праздникам, ходили всё время в лаптях, которые плели сами из липовых лык, если купить лапти надо за них заплатить 15-20 копеек. Одежду шили вручную иглами. Машин не было. Холсты женщины ткали из льна. Лён ломали вручную, мялками, а затем пряли на пряхах и ткали холсты на изготовленных станках. А из льняного семя били масло. Льняное масло шло на питание и покраски полов».

… «Имели кирпичные сараи и делали глиняный кирпич: Куклин Демид Кондратьевич, Куклин Никита Федулович, Ермолин Василий Степанович. Имели ветряные мельницы: Куклин Дмитрий Фёдорович, Ермолин Иван Захарович. Масляные заводы имели: Куклин Никита Федулович, Куклин Дмитрий Фёдорович, позднее имел Ермолин Кузьма Изосимович. Сельхоз - инвентарь у жителей были – соха, деревянная борона, черкуша, топор, позднее появились поперечные пилы, косы, серпы, зерно сортировали на ветру…».

Старожилы говорят, что существовала карта д. Ивановка, издания 1869 года. На ней были указаны дома, ферма, плотина, водяная и ветряная мельницы – уже вполне развитая инфраструктура поселения. К сожалению, эта карта тоже сгорела при пожаре в музее Шаранги.

…«В семье была строжайшая дисциплина, все подчинялись главе семьи- хозяину. По рассказам стариков если одна в чем-либо провинится, ей было наказание внеочередь семью накормить блинами. Обязательная военная служба была 25 лет. Распоряжался сыновьями отец… Паспорт без разрешения отца было получить невозможно.

Развестись с женой было крестьянину невозможно. Надо иметь большие суммы денег, а поэтому развод доступен только богатому классу, через уездного нотариуса. Если сын вырос до 18 лет, невесту искали не жених, а родители и обязательно сватья богатая, невеста платила за неё 100 руб и больше.

Средняя невеста платила 60-70 руб. За бедную невесту платили 20-25 руб. Будущая сватья торговались за невесту как на рынке – сват, уступи. Хлопали по рукам, когда сторгуются, пили чай и обязательно распивали бутылку вина как магарыч. После продажи невесты, родители невесты ездили смотреть дом у жениха, если понравится дом, новые сватовья намечали пиршество, рукобитье, затем жених и его родители ездили кормить невесту, затем намечали сговоры и свадьбу.

Верхнюю одежду суконные шубы, летники и шёлковые шали справляли на всю жизнь, если не было на свадьбу своих денег, брали в государстве кредит 100-150 руб, а потом десятками лет расплачивались, платили проценты. Зажиточные крестьяне эксплуатировали бедноту, за работу платили очень мало, например, измолотить овин снопов платили 10-15 копеек. За овин женщины ломали лён по найму, тоже за ничтожные копейки. Цены на промышленные товары: хорошее сукно 3 руб аршин, сатин на рубашки 15 коп аршин. Водка 47 коп бутылка. Цены на хлеб: рожь 80 коп пуд, овёс 60 коп пуд, лошадь хорошая стоила 100 руб, коровы 20-25 руб, скота в личном пользовании было много, зажиточные крестьяне держали по 2-3 лошади, коров дойных по 3-4 головы, с молодняком свиней пускали на убой по 10-15 голов, много держали овец, птицы. Беднота и малоземельные крестьяне скота не имели, или имели мало, у многих не было лошадей, в результате чего получилось расслоение крестьян на богатых кулаков, бедняков и середняков, вследствие чего по всей стране стало беднейшее население против царского самодержавия. Беднота стали устраивать поджоги помещиков и их строений, делали крестьянские восстания против царя».

…«В деревне из-за земли часто происходили драки, поджоги, деревня разделилась на два лагеря – бедных и богатых. Часто ездили на суд в Корляки к земскому начальству по 30-40 человек. Например, ночью ходили только группами, в одиночку ходить нельзя. Убьют или искалечат. Для того, чтобы устроить драку специально поджигали овины, тока, стога сена. Зажгли овин у Ивана Митриевича стог сена у Ивана Фёдоровича. Вооруженные вилами топорами ружьями ездили по деревне, чтобы устроить побоище, но землю разделить по едокам так и не смогли. В деревне всё время находился урядник. В 1914 году была первая империалистическая война с Германией, Австрией которая длилась до 17 года. Солдаты пришли с фронта и всю землю решили разделить по едокам.  Вся собственность на землю отменилась. Бросили всю вражду, стали жить в мире и согласии»…

 

2. Войны.

     В царской армии служили 25 лет, увольнение в запас только по болезни или ранению. После 1859 года -12 лет, причем этот срок мог быть разделен на службу в войсках и в запасе.  В рекруты забирали по достижении 20 лет. В семье порядком и очерёдностью призыва распоряжался отец и не всегда служить отправлялся самый старший из детей. Местом сбора призывников был Яранск.

     «Страницы памяти»:

     «С этим городом и дорогой к нему у жителей нашего края связано немало переживаний, - более века Яранск был местом сбора рекрутов, и в периоды срочной службы, и в периоды войн, - с французами, турками, японцами, германцами, в войну гражданскую, о чём высказано словами деревенской песни: - « а Яранская дорога вся слезами улита…». Этой дорогой уходили на войну и возвращались с войныи не для каждого рекрута Яранская дорога была обратной.»

     В метриках служба в армии отмечалась как «уволенный в запас из армии такого-то полка…», и при бракосочетании, и при рождении детей, и только по прошествии нескольких лет, когда человек полностью отслужил свой срок, эта формулировка утрачивала актуальность. Поэтому  не редки записи в метриках когда мужчина женился первый раз в 30 -35 лет. Но и во время службы бывали отпуски домой, некоторые успевали за это время обзавестись семьей. Например, 10 февраля 1902 года «сочетались браком минный машинист 15 флотского экипажа Иона Алексеев Ермолин, 27 лет, починка Ивановского и крестьянская девица Матрона Захарова Клепцова, 19 лет, починка Лежнинского…».     Следующее упоминание в метриках об этой семье можно найти в 1906 - 1910  годах, когда у них рождались дети, очевидно после возвращения из армии. 

    Интересно, что Иону Ермолина можно найти среди нижних чинов крейсера «Рюрик», выживших участников знаменитого сражения русско-японской войны 1904-1905 г. http://kortic.borda.ru/?1-16-0-00000030-000-30-0. А в книге «Знак отличия Военного ордена Св. Георгия. Списки пожалованным за русско-японскую войну 1904-1905 гг.», можно прочитать: «Ермолин Иона  1216 - Крейсер 1 ранга "Рюрик", минный машинист. За отличие, оказанное во время военных действий с Японией, а именно 1 августа 1904 г. В 1910 г. этот крест возвращен в Капитул Орденов за нерозыском пожалованного при почтовой пересылке. ЗОВО 4 ст. № 178658».      Об одном ли и том же человеке идёт речь?- пока точно неизвестно, но вероятность очень велика.      

Про жителей Ивановки участвовавших в войнах 19 века неизвестно практически ничего. Только отдельные упоминания в семейных хрониках.   Про 20 век в памяти сохранилось больше.

 В записках В. Ф. Куклина есть список солдат из д. Ивановской, погибших в Первую Мировую войну 1914 – 1917:

  • Куклин Павел Иванович;
  • Куклин Иван Александрович;
  • Куклин Сергей Митриевич;
  • Ермолин Василий Алексеевич;
  • Куклин Иван Митриевич.    

Количество жителей деревни, участвовавших в этой войне, неизвестно. Однако можно добавить, информацию, известную на сегодняшний день об уроженцах д. Ивановской, участниках этой войны.

Ермолин Иван Дмитриевич. (12.06.1889 – предположительно 16.09.1915). Прапорщик. Последнее место службы – 3 маршевая бригада. Место гибели неизвестно. Награждён Георгиевским крестом 4 –й степени и медалью в память 300- летия Дома Романовых.В списке КВФ его нет, очевидно потому, что эта семья Ермолиных в конце 19 века переехала в Нижний Новгород. Но родился он в Ивановке.

Ермолин Михаил Ильич (03.11.1891 -03.1973) Уроженец Ивановки. Награждён Георгиевским крестом. После окончания службы вернулся в Ивановку. Вот, что пишет потомок Михаила Ильича, Гелена Мануэл: - «То, что я помню, дед говорил, что его отец (мой прадед, на фото с первой мировой войны) владел мельницей, наверно в той деревне Иваново где жили Ермолины и Куклины. Это пришлось на время раскулачивания, Михаил Ильич, бросив все, собрал семью моего деда и его сестру и переехал на Алтай. Дед говорил, что он не стал ждать раскулачивания, то есть понял, чем это грозит… Прадед жил в Барнауле, и позже, в советское время, был начальником почты, очень был умный и практичный человек».

 

Куклин Алексей Тимофеевич (1879- 1953).«Страницы памяти»: - «Воевать начали в Пруссии, в августе четырнадцатого. Поначалу ладилось, а потом наши дела расстроились. Нас окружили и забрали в плен. Освободили в восемнадцатом, обменяли на немецких пленных…. В плену были в работниках у бюргера. Обращался с нами по - скотски, кормили также. В плену выжил, а вот по дороге к дому, с Котельнича, а это двести пеших вёрст, едва не встретился с Богом: не мог идти, так ослабел от голода. Спасибо помогли товарищи, а то бы не дошёл..».

Куклин Михаил Федорович (1888 – 17.05.1967).   «Дневник КВФ»:  «В 1912 году Михаила призвали в царскую армию, назначили в военно-морской флот, отправили в город Владивосток затем на Русский остров. Там он успешно закончил фельдшерское училище. Затем работал фельдшером на корабле. Во флоте он прослужил 30 лет, затем ушел в отставку и уехал в город Ульяновск на Волге. Участник Первой Мировой войны 1914 года. Участвовал в революции Китая. После чего вернулся на родину, работал помощником комиссара. Затем добровольцем ушел на Гражданскую войну. Больше 30 лет находился в городе Ульяновске».

В дневнике КВФ, есть также список солдат, уроженцев Ивановки, погибших в гражданскую войну.

  • Куклин Василий Митриевич;
  • Куклин Илья Митриевич;
  • Куклин Иван Фёдорович;
  • Ермолин Сергей Петрович;
  • Ермолин Виталий Петрович.

Сколько было участников и на какой стороне, тоже неизвестно.   В дальнейшем здесь хотелось бы рассчитывать на то, что в семейных хрониках найдутся какие-то воспоминания про жителей - участников этих войн. Слишком мало сохранилось информации.

 

3. Коллективизация.

Дневник КВФ:

«Первые коммунисты в сельсовете: Ермолин Яков Гаврилович д. Ивановка; Киселёв Егор Арсентьевич, д. Кисели; Цепелёв Иван Кельсин?, Цепелёва Евдокия Ивановна, Цепелёв Александр Иванович  д. Нестерки; Матвеев Василий Николаевич, Матвеев Иван Николаевич   д. Шабровской».

«Коллективизация сельского хозяйства в нашей деревне Ивановской началась в 1931 году. Сначала вступили 18 хозяйств, к весне вступило всего 62 хозяйства с населением всех возрастов 417 человек. Из них было организовано 6 полеводческих бригад, в каждой бригаде трудоспособных рабочих 30 человек и одна бригада плотников. Устав был утверждён 20 января 1931 года. Первый председатель колхоза был избран Ермолин Кузьма Гаврилович, который был всего два месяца, а затем был избран Куклин Владимир Фёдорович, счетовод Ермолин Гаврил Дмитриевич. Для обработки земли были обобществлены лошади, коровы. К весне 1931 года было с молодняком 60 лошадей, их них 36 рабочих лошадей. Для обработки земли было к весне 1931 года обобществлено 18 молотилок с приводами, 6 льномялок, 6 жаток, 8 сенокосилок, 40 дропачек?, 36 черкуш, 40 борон. Урожай зерновых в 1937 году в среднем был 18 центнеров с гектара, картофеля 250 центнеров, на трудодни в 1937 году колхозникам выдали ржи по 7 килограмм. Дисциплина была хорошая, в каждой бригаде выпускалась стенгазета…

Хлеба государству сдавали по 3300 центнеров. 24 лошади с хлебом отправляли на станцию Шахунья каждую неделю.

Бригады были:

Куклин Тимофей Дмитриевич, Ермолин Иван Павлович, Куклин Иван Иванович, Ермолин Андрей Савватеевич, Куклин Максим Иванович, Ермолин Михаил Ильич.

Полевод - Куклин Иван Алексеевич,

Животноводы: -Куклин Дмитрий Александрович, Ермолин Алексей Константинович.

Счетоводы: Ермолин Гавриил Васильевич, Куклин Иван Романович, Куклин Григорий Павлович, Ермолин Леонид Гаврилович

«Оплата труда. Председатель колхоза получал 20 трудодней в месяц, первые бригадиры 6 трудодней в месяц. Всё время работали с колхозниками. В колхозе была создана комиссия по качеству работ».

«Первые трактора в деревне появились в 1937 году.

Первый велосипед в деревне купил Ермолин Кузьма Изосимович, в 1926 году второй купил Ермолин Михаил Ильич».

Но не всё было так благостно, и замечательно, не все были согласны отдавать в общее пользование то, что заработано собственным трудом. Владимир Фёдорович сообщает как в 1932 году развалили Гусевский колхоз, потом Кудрявский, и только жёсткими мерами удалось всё собрать назад. А потом последовала реакция.

«Страницы памяти»:

«Коллективизация,- этот вселенский для Российского крестьянства разрушительный процесс оставил в душе и сознании деда тягчайшую травму: он едва уберёгся от раскулачивания, к чему он чуть было не был приговорён только за то, что ценой собственных усилий и старания жил лучше некоторых других, жил в согласии и дружбе с приговорёнными к безоговорочному выселению.  Таких в деревне оказалось пять семей, общим числом 25-30 человек, или порядка 10-12% от тогдашнего населения деревни. Среди них оказалась и семья крёстного нашего отца – Ермолина Кузьмы Изосимовича. Приговорённые к выселению семьи ссылались полным составом – вместе с престарелыми и младенцами, ссылались спешно, с разрешением брать с собой не более как в объёме заплечной котомки. Всё остальное, веками нажитое в процессе личного потного и мозолистого труда, отбиралось во власть стихии общественного разграбления».

«Кулаки» в деревне были мозгом и мудростью крестьянской науки. Ими были построены водяная мельница и ветряная, маслоделка. Они владели искусством пошива одежды, обуви, выделки кож, тканей и всеми другими, необходимыми для автономного жизнеобеспечения, сельскими ремёслами»…

«Выселенцы нашего края ссылались на Северный Урал. Сколько их в живых доехало до новых мест обитания, как сложились их дальнейшие судьбы?, - в довоенной деревне, как это ни странно сознавать об этом, интересовались немногие.  Кузьму Изосимовича мама вспоминала нередко, и всегда похвально. Из рассказа мамы: - «при сборах в дорогу Кузьмы Изосимовича присутствовал отец, видя как мало дают ссыльным продуктов, отец полез на подволоку за мешком сухарей для семьи крёстного; действия отца заметил охранник и чуть было не сбросил отца с подволоки, пригрозив: - «Смотри!... самого впереди всех погоним по этапу!»…

«Так новая власть выкорчёвывала крестьянские корни. Оглядываясь на историю «советской деревни», больно сознавать, что из принимаемых Советской властью решений по укреплению сельского хозяйства не припомнить ни одного, какое бы ни приводило, по конечному результату, к разрушению от века сложившейся деревни. Раскулачивание было одним из таковых. Поэтому и не остывали подолгу стволы обрезов-винтарей. Поэтому и полыхали крестьянские и кронштадские мятежи»…

«Во всех такого рода издевательствах над крестьянами, мы обычно виним верховных правителей, забывая о ревностных исполнителях, а ведь исполнителями чаще были свои же земляки-сельчане. И в упомянутом случае проводником политики был не чужой, а свой, сосед и родственник...».

Очевидно, что такое положение дел являлось одной из причин, помимо прочих, почему многие репрессированные, даже после реабилитации не возвращались в родные края.

Дневник КВФ:

«В 1932 году у нас проводилась ликвидация кулачества, которые мешали существованию и развитию колхозов. В Ивановке были раскулачены: Ермолин Пётр Фёдорович, Ермолин Кузьма Изосимович, Ермолин Василий Степанович, Куклин Демид Кондратьевич, Куклин Степан Александрович. Твёрдым заданием облагались: Куклин Степан Иванович, Ермолин Константин Иванович».

Из Книги памяти (КП) жертв политических репрессий:

Ермолин Кузьма Изосимович (1881, Кировская обл., Шарангский р-н, д. Ивановская--,1937) русский, житель: Пермская обл., Кизеловский р-н, п. шахты № 2 Арест: 1937.10.26 Осужд. 1937.11.02. Приговор: 10 лет лишения свободы. Дело прекращено при пересмотре за отсутствием состава преступления. Освобожден 1939.12.17. [Книга памяти Пермской обл.

….Ермолин Александр Кузьмич. Родился 1912 г.Кировская обл. д. Ивановская; русский; Проживал: Свердловская обл., г. Кизел. Арестован 29 ноября 1937 г. Приговорен: Тройка при УНКВД Свердловской обл. 10 декабря 1937 г., обв.:  ст. СЭВ. Приговор 5 л. л/св. Воркута. Осв. 02.12.1942. Источник: Книга памяти Республики Коми.  Это сын Кузьмы Изосимовича, репрессированный вместе с отцом.

Т. В. Петунина: - «В Кизеле, похоже, много было наших Шарангских сосланных. Станция Половинка». Это то место, что позднее называли Широковский ИТЛ, потом Кизеловский ИТЛ (Кизеллаг) -  Молотовская (позднее Пермская) обл., г.Кизел.

Также в КП можно найти и других уроженцев деревни, живших на время репрессии как в Ивановке, так и в других местах.     

Куклин Владимир Павлович. Родился в 1907 г., Горьковская обл., Шарангский р-н, д. Ивановская, Кушкурский с/с; русский; курсант областных курсов областной совпартшколы. Проживал: г. Слободском. Приговорен: Кировский облсуд 15 апреля 1938 г., обв.: по ст. 58 .п. 10 УК РСФСР. Приговор: 7 лет лишения свободы с поражением прав на 3 года. 20.02.1958 Пленумом Верховного суда СССР приговор суда отменен и дело производством прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления. Источник: Книга памяти Кировской обл.

Куклин Иван Демидович. Проживал: Шарангский р-н.,д. Ивановка. Приговорен в 1931 г. Приговор: раскулачивание. Источник: УВД Нижегородской обл.

Это сын Демида Кондратьевича, указанного у КВФ, также репрессированный со всей семьёй.   

А где остальные?

Найти в КП всех репрессированных, указанных КВФ, не представилось возможным, и судьба их неизвестна. Да уж, - как в Лету канули…

 

4. Вторая Мировая Война.

«Страницы памяти»:

«Июнь 41-го, Ивановка. Деревенская колхозная жизнь шла, казалось, размеренно, безмятежно, мирно. Политическая – тоже: даже фашистов, считавшихся до недавнего времени непримиримыми противниками, пропаганда призывала признавать за друзей.

Да, жизнь в сёлах была мирной, но уже второй год при сельсовете действует армейский всеобуч, и в летнюю пору по субботам или воскресеньям он собирает в Кушнуре две – три сотни мужиков – запасников для строевой подготовки, изучения стрелкового оружия, освоения приёмов стрелкового боя, иногда с проведением практических занятий в полевых и лесных условиях, с деревянными макетами винтовок и болванками гранат. Настоящей винтовкой, и то с разрезом затворной части, была только одна, зимами хранившаяся отцом в клети нашего дома.

Мирная пропаганда плохо увязывалась с действительностью, а потому политическая тема в мужском кругу преобладала над остальными, для чего повод был более чем достаточный: Хасан, Халхин – Гол, Испания, Бессарабия, раздел с Гитлером Польши, оккупация Прибалтики, война в Финляндии (долго внушаемая нам как нападение Финляндии на нас), и, естественно, Германия: (друзья, да и только!, только друзья ли, и надолго ли?).

Светлый июньский полдень, числа 15-16. Собеседуют в нашей избе два соседа (оба Куклины, у обоих в семейных выводках по Аркадию). Обсуждают мирный договор с Германией.

- «Да»,- сомнительно и справедливо заключает младший Иван Алексеевич (сосед), - «с немцами дружи – дружи, а кол за пазухой держи». Отец заказывает: «Кань, принеси – ко газету из клети» - газету со ставшим печально известным, демобилизующим страну перед самой войной, сообщением ТАСС от 14 июня 1941 года, в котором английское предупреждение о готовящемся Гитлером нападении на нас, критиковалось как вымысел, а Гитлер и Германия преподносились как миротворцы. Прочитали, подивились, не очень тому поверив.

…собеседовали два Ивана Алексеевича и не ведали, что чёрное крыло Войны уже зависло над их головами, отмерив из оставшегося срока жизни – старшему – (отцу) меньше года, младшему – около двух»….

«Война в наш дом ворвалась ранним воскресным утром, громким стуком в дверь крыльца и гласом Владимира Фёдоровича: - «Иван, вставай, война, - ведь!».

Владимира Фёдоровича (нашего родственника и соседа) известил о случившемся нарочный сельсовета Тюлькин (в те годы, и особенно в летнюю уборочную страду, при сельсоветах было организовано круглосуточное дежурство).

Часом спустя отец был уже в Кушнуре, на своём председательском посту. Вскрыли пакет Военкомата с повестками срочной мобилизации запасников – резервистов. Разослали нарочных по всем двенадцати деревням сельсовета: в Кушнр, Ивановку, Гусево, Лежнино, Нестёрку, Кудрявку, Городище, Зинки, Преображенку, Красны, Рогожинки, Кисели.

На другой день, 23 июня, - первые проводы на войну. Из нашей деревни по первому призыву отправлялось десятка полтора – два. Провожали всей деревней, в слезах и стенаниях. Вчерашние мирные пахари – сельчане, в одночасье ставшие солдатами самой страшной войны, гасили свалившуюся на них беду водкой…».

«По Кушнурскому сельскому совету: мобилизовано -429, погибло -322 (75%)».

«Из Ивановки, при населении 400 человек, было призвано на войну -61 (15%), погибло – 46 (75%), вернулось – 15 (25%), в том числе по ранению – 6».

В с. Кушнур стоит стела с именами жителей окрестных деревень, погибших и пропавших без вести во время войны 1941-1945 г. Установить полные ФИО, указанные на мемориальной доске по Ивановке, напрямую не удалось, поэтому попытался выяснить это в Интернете.

Ниже приведена таблица, составленная по данным:

-Книги памяти нижегородцев т.13 (1995) и т.16 по Шарангскому району;

- ОБД «Мемориал»  http://www.obd-memorial.ru;

- Именному списку военнослужащих, связь с которыми прекратилась в период ВОВ по Шарангскому РВК (По состоянию на 01 июня 1946 г. и дополнению от 1947г.);

- Дневнику  Куклина Владимира Федоровича (КВФ);

1. КУКЛИН  А.П.           Куклин Андрей Павлович  (1916-1943)

2. КУКЛИН А.И.            Куклин Анатолий Иванович  (1924 -1943)

3. КУКЛИН  И.И.          Куклин Иван Иванович  (1900-1944)

4. КУКЛИН И.А.            Куклин Иван Алексеевич  (1905-1943)

5. КУКЛИН  И.М.          Куклин Илья Михеевич  (1896-1942)

6. КУКЛИН  И.С.

7. КУКЛИН А.Д.            Куклин Анатолий Дмитриевич  (1922-1945)

8. КУКЛИН  В.П.            Куклин Виталий Петрович  (1925-1944)

9. КУКЛИН  Н.И.           Куклин Николай Иванович  (1905 -1942)

10. КУКЛИН  Г.Я.           Куклин Гавриил Яковлевич (1906-1943)

11 .ЕРМОЛИН  А.К       Ермолин  Алексей Константинович (1907-1942)

 

12. ЕРМОЛИН  О.Н.      Ермолин Иосиф Николаевич (1918-1942)

13. КУКЛИН Г.П.            Куклин Григорий Павлович (1913-1942)

14. КУКЛИН И.А.           Куклин Иван Алексеевич  (1905-1942)

15. КУКЛИН А.П.            Куклин Алексей Петрович (1920-1944)

16. МИЛЕВСКИЙ М.К.  Милевский Михаил Константинович (1913-1943)

17. КУКЛИН Н.Я.            Куклин Николай  Яковлевич  (КВФ)

18. КУКЛИН Л.Н

19. КУКЛИН И.П.

20. КУКЛИН А.П.          Куклин Алексей Петрович (1916-1943)

21. ЕРМОЛИН  А.Ф.      Ермолин Анатолий Федорович (1923-1942)

22. ЕРМОЛИН  И.Г.       Ермолин Иван Гаврилович  (КВФ)

 

23. ВИДЯКИН  А.А.      Видякин Алексей Андреевич (1912-1942)

24. ЕРМОЛИН  С.Н.     Ермолин Сергей Никифорович (1909-1941)

25. ЕРМОЛИН  А.И.     Ермолин Александр Ильич (1913 -1941)

26. РМОЛИН  А.М.      Ермолин Андрей Михайлович (1023-1943)

27. РМОЛИН  Е.А.        Ермолин  Егор Алексеевич    (КВФ)

28. ЕРМОЛИН  А.С.      Ермолин Александр Саватеевич  (1909-1942)

29. ЕРМОЛИН А.С.       Ермолин Андрей Савватеевич (1910-1942)

30. ЕРМОЛИН  Д.Я.     Ермолин Дмитрий Яковлевич (1914-1942)

31. ЕРМОЛИН  И.И.     Ермолин Иван Иванович (1912-1941)

32. ЕРМОЛИН М.Ф.     Ермолин Михаил Федорович (1923-1942)

33. ЕРМОЛИН  Н.А.      Ермолин Николай Александрович (1905-1943)

34. ЕРМОЛИН  А.А.      Ермолин Александр Афанасьевич  (1912-1942)

35. ЕРМОЛИН  Л.Г.     Ермолин Леонид Гаврилович (1918-1942)

36. ЕРМОЛИН  А.Г.     Ермолин Анатолий Гаврилович  (КВФ)

37. ЕРМОЛИН  П.Н.     Ермолин Пантелеймон Никифорович (1920-1943)

38. ЕРМОЛИН  П.С.     Ермолин Петр Сергеевич (1912-1943)

39. ЕРМОЛИН  А.Н.     Ермолин Аркадий Никифорович (1920-1943)

40. ЕРМОЛИН  К.Г.      Ермолин Кузьма Гаврилович (1910-1941)

41. ЕРМОЛИН  В.А.     Ермолин Василий Алексеевич (1907-1943)

42. КУКЛИН П.П.          Куклин Петр Прокопьевич (1924-1943)

43. КУКЛИН В.Т.           Куклин Василий Тимофеевич (1918-1942)

44. КУКЛИН В.Я.          Куклин Василий Яковлевич (1895-1942)

45. КУКЛИН Г.В.           Куклин Геннадий Васильевич (1924 -1943)

46. КУКЛИН А.П.

На мемориальной доске присутствуют ФИО, персон для которых не удалось обнаружить, и обнаружены персоны, ФИО которых нет на доске:

  • Куклин Владимир Федорович (1913-1942) - есть в ОБД, КВФ;
  • Куклин Иван Яковлевич (1896-1944) – есть в ОБД, КВФ;
  • Ермолин Георгий Алексеевич (1911-1941) - есть в ОБД;
  • Ермолин Василий Гаврилович (-1941) - есть в КП;
  • Куклин Сергей Петрович - есть у КВФ;
  • Ермолин Василий Сергеевич –есть в ОБД;
  • Куклин Александр Степанович –есть в ОБД;
  • Куклин Петр Алексеевич (1898-1942  – есть в ОБД;
  • Ермолин Влад. Иванов ( - 1942)  есть в ОБД.

Понятно, что мемориальная доска - это лишь символ, но всё-таки, хотелось бы более точного соответствия. Скорее всего, это неточно выбитые (либо неточно обведённые краской) инициалы. И, кроме того, количество уроженцев Ивановки не вернувшихся с войны больше приведённой выше цифры, что и понятно, ведь некоторые семьи уехали из деревни и пошли на фронт из других мест.

Из участников войны наиболее известен генерал-майор Ермолин Иван Ильич (1911-1957). Начальник ОКР «СМЕРШ» Белорусского военного округа. Его боевой путь и награды можно посмотреть в Интернете https://books.google.ru/books?isbn=5457240312

«Страницы памяти»: - «Иван Ильич тайно сбежал от отца из деревни в Ленинград, окончил здесь химико-технологический институт; в войну дослужился до генерал-майора…». И это похоже на правду, в те годы было непросто выехать из деревни без согласия отца.

 

5.  Послевоенное время.

Дневник КВФ:

«По приказу Верховного командования и личного призыва Сталина всё отдавали для фронта, для победы. Мяса сдавали 40 кг с хозяйства, масла 11 кг с коровы, яиц 50 штук с хозяйства. Подростки лет 13 пахали на лошадях, ездили в Шахунью с хлебом каждую неделю. Колхозники жили плохо, кушали разные суррогаты, лебеду, льняное семя, тошнотики – гнилой картофель и дохлое мясо. В колхозе оставались женщины и старики, положение было трудное, всё отдавали для фронта…».

«Во время войны и после войны женщины и старики усадебные участки пахали на себе, положение было трудное. Питание было плохое, весь выращенный урожай отдавали государству. Ивановский колхоз ежегодно сдавал государству 3300 центнеров. До 1952 года колхозники жили плохо».

«В 1951 году партия и правительство повысили цены на лён, после чего начался подъем сельского хозяйства. В 1952 г. выдали колхозникам 5 руб 50 коп на трудодень.

В 1953 выдали по 8 р 50 коп.

Колхозники стали жить хорошо».

«Первое слияние колхозов проходило в 1950 году. В него вошли дд. Ивановка, Кисели, Рогожники, Лежнино.  Председателем укрупнённого колхоза был избран Куклин Владимир Фёдорович; счетовод –Топорова Анна Ивановна, секретарь п\о – Куклин Владимир Фёдорович

Второе укрупнение было в 1958 году. В него вошли: дд. Ивановка, Лежнино, Гусево, Кисели, Рогожники, Кудрявка, Городищи, Пуртово, Нестёрка, Кушнур.  Центр колхоза избрали село Кушнур. Председателем колхоза избрали Куимова Василия Яковлевича, счетовод – Топорова Анна Ивановна».

… «Первый автомобиль в деревне в 1952 году.

Грунтовая дорога с твёрдым покрытием от Шаранги до станции Урень построена в 1961 году.

Электрификация в деревне Ивановской началась 25 августа 1965 года».

Цифры говорят сами за себя. Гагарин – в космосе, а в деревне ни дороги, ни электричества. По данным дневника КВФ в 1930 году в деревне жили 417 человек, в 1978 году - 56, из них 24 пенсионера. 

«Страницы памяти»:

«Мудрых, да исторически партийных решений по селу было принято довольно! Всех не перескажешь! Под стать им и лозунги: - «Сотрем грань между городом и деревней!»… Выполнили, стерли. Вместе с гранями деревни… Чего стоит, к примеру, одно из постановлений хрущевской эпохи – о ревизии деревень, с присвоением многим из них звания «неперспективных». И присваивали, забывая о живущих в них в людях – земледельцах, не оставляя на вновь составляемых картах места ни для условного знака «неперспективной», ни для её названия от рождения, что приводило к случаям, какие можно было бы назвать анекдотическими, если бы за ними не просматривалась драма русской деревни.

В одну из моих поездок в Шарангу, родственница Фелисья Ивановна рассказывала: - «Пришла к районному начальнику по хозяйской заботе, начальник спрашивает:

-Ты бабушка откуда? - Из Ивановки, отвечаю».

Начальник (а он был родом не здешний), подошёл к карте и спрашивает:

- «А ты бабушка не путаешь, такой деревни в районе нет»…

- «Как же»,- говорю,-«нет деревни, если я в ней живу уже восьмой десяток…».

Вот уж действительно, состоявшийся диалог, иначе как историческим не назовёшь».  

Всё правильно сказано, - планомерная, систематическая работа по уничтожению деревни. Уже в брежневские времена, например:

(ГАКО. Справка-ориентировка по истории сельских населённых пунктов. Киров. 1981):

«На основании распоряжения Кировского облисполкома от 4 августа 1980 г. № 811-Р в 1981 г. в области будет проводиться анкетирование сельских населенных пунктов с тем, чтобы получить точные сведения об их современном состоянии. Кроме заполнения анкеты, будут составлены справки по истории сельских населенных пунктов (сел, центров сельских Советов, центров колхозов и совхозов) по подготовленному вопроснику. В соответствии с перспективным планом развития народного хозяйства области к 1991 г. утверждено 2413 перспективных населенных пункта вместо 7042 ныне имеющихся. Таким образом, в течение ближайшего десятилетия более 4600 населенных пунктов будет перенесено в новые места»…

«Перенесли» -  как же!  И справки по истории составили.  Эти справки – «обязаловки», в большинстве своём, посвящены послевоенному «колхозному» времени, в лучшем случае содержат воспоминания пенсионеров. Никто, конечно, основательно архивы не смотрел, чего уж там, - неперспективные! Реальную историю починков-деревень, которым в среднем по 150 лет из этих справок понять сложно. О том, что написано про Ивановку, даже говорить не буду… А ведь на эти справки, в дальнейшем, будут ссылаться, на них обосновывать выводы… И стоят брошенные деревни по всей России, порастают бурьяном, как и сама их история…Хотя давно известно: - «история ничему не учит, но за незнание жестоко наказывает».

Про времена перестройки и говорить нечего, целую страну «кинули», а тут такие «мелочи».

«В России земли много…», поневоле задаёшься вопросом: - «Так кто же, в итоге, эту землю будет заселять - обихаживать?».

 

6. Семейное древо

«Страницы Памяти»:

«С прокладкой в 30-х годах железной дороги от Нижнего Новгорода на Киров, а также переадресовкой нашего края с Яранского уезда на Шарангский район жители местности для выхода в «большой свет» сменили Яранское направление сначала на Шахунское, а позже на Уренское.

Яранское направление стало восприниматься как отчуждённое, но, по свидетельствам истории, это направление для жителей нашего края является, как оказалось, глубоко родственным, не только по многолетней административной привязке к Яранску, но и наличием под Яранском кровно - родственных корней.

Со слов дяди Петра: - «Жители Ивановки являются потомками земледельцев Яранского прихода, потомков выходцев из района села Сердеж, что в 20 верстах к востоку от Яранска».

Всё правильно, не ошибались старожилы. Судя по имеющимся данным, искать предысторию д. Ивановка, с большой долей вероятности, стоит именно под Сердежем, в приходе Никольской церкви с. Воя. Метрики должны быть в ГАКО.

Семейное Древо Ермолиных из Ивановки, составленное по выпискам из метрических книг с. Нежнур и семейным воспоминаниям, на настоящий момент, составляет 700 человек от первопоселенца Ивана Ильича. 10 поколений за 250 лет, на «ветках» появились уже 6-7 – юродные родственники.  Дальнейшее направление поиска тоже понятно. С большой долей вероятности, можно обнаружить родственников времён заселения этого края и в окрестных селениях – Ермолино, Куклино, Пуртово.  Также стало понятно, что все жители Ивановки по фамилии Ермолин - родственники, и происходят от одного предка. По Куклиным этого сказать нельзя, - несколько параллельных веток.

Записи В.Ф. Куклина и «Страницы памяти» Аркадия Куклина для этой семьи из Ивановки - это фактически записанная по воспоминаниям родословная книга, начиная с сына первопоселенца Феодула. Сейчас в Древе Куклиных, составленном по метрикам и воспоминаниям родственников,  содержится около 500 персон за 10 поколений.  

В 2014 году, бывшие жители и их потомки встречались в Ивановке (и уж не в первый раз!). Видео об этом можно посмотреть в «Одноклассниках» на http://ok.ru/video/25350834728

Хотелось бы, чтобы жители Ивановки добавили свою информацию, которая наверняка ещё живет в семейных легендах и альбомах. Тогда, общими усилиями, история деревни будет более понятна.

Местоположение:
Старые карты
  • Подробные
  • Обзорные
    ?
      фото 1
      фото 1
      фото 2
      фото 2
      фото 3
      фото 3
      фото 4
      фото 4
      июнь 2014 Ивановка
      июнь 2014 Ивановка

      Список населённых мест Вятской губернии 1859-1873 гг.

      НазваниеТипПоложениеУезд и станМестностьОт уезд. городаОт стан. кварт.ДворовМужчинЖенщинВсего жителейИнформация
      17140Ивановскойпоч. каз.при рч. РудкеЯранский уезд,
      Стан 1
      Между трактами Московским почтовым и Устинским проселочным107462373269

      Книга Вятских родов

      «Книга Вятских родов» В.А.Старостина

      Реестр селений и жителей на 1891 год
      Название селенияГуберния, Уезд, Волость, ОбществоПриходРекаСемейЖителейПромысел или занятие
      22274ИвановскийВятская губерния, Яранский уезд,
      Юкшумская волость, Козлянурское общество
      н/дн/д23204извоз
      Рода, число семей:
      Примечания:
      Для просмотра полной информации из «Книги Вятских Родов» щелкните по № селения.

      Список населённых мест Вятской губернии 1905 г.

      Источник: Списки населенных мест Яранского уезда за 1905 год (ЦГАКО ф. 574 оп. 2 ед. хр. 617/11)

      Списки населённых мест по церковным приходам на конец XIX - начало XX вв.

      № (код)ТипНазваниеУездПриходГод
      423004починокИвановскийЯранский уезд
      1-й благочиннический округ
      с. Рудинское, Зосимо-Савватиевская церковь1915
      По данным: Клировые ведомости за 1915 г. (ГАКО ф. 237, оп. 70, д. 1648)
      Справочник по составу приходов церквей Яранского уезда на 1915 г. КОГКУ «ГАКО». Киров, 2012

      Список населённых мест Вятской губернии по переписи населения 1926 г.

      РодНазваниеУезд и волостьСельсоветРасст. до ВИККрест. хоз-вПроч. хоз-вВсего хоз-вМуж.Жен.ВсегоВ т.ч. мариПроч. нацмен.
      9-11-039дер.Ивановская (ново, ский)Яранский уезд,
      Юкшумская волость
      Кушнурский4,5 км65166170191361

      Список населённых пунктов Кировской области 1939 г.

      ТипНазваниеРайонСельсовет
      471104д.ИвановкаШарангский районКушнурский сельсовет

      Список сельских населённых мест Кировской области на 1 января 1950 г.

      ТипНазваниеРайонСельсовет
      570804д.ИвановскийШарангский районКушнурский сельсовет

      Комментарии

      К данному материалу не добавлено ни одного комментария.