Три моих деда

Человек это то, что мы о нем помним. Его жизнь, в конечном счете, сводится к пестрому узору чьих-то воспоминаний.(Иосиф Бродский)

Всегда знала, что дедушек  у меня  трое. Правда до недавнего времени  кроме  пожелтевших фотографий и некоторых фактов из их жизни знала мало. Теперь я могу  рассказать много больше. У каждого своя судьба, своя история...

   

Лебедев Анисим Артемьевич – дед по отцовской линии. Родился в феврале 1906 г. в дер. Нижние Адам-Учи  Елабужского уезда Граховской волости Вятской губернии в семье  крестьян из вотяков Артемия Захарова и Татьяны Гавриловой. Отца потерял  рано, земля неурожайная, приходилось ездить на заработки, на лесосплав на Вятку и Каму. 

Анисим был очень крепким, сильным человеком. Бесспорно, нравился женщинам. Природа наделила его недюжинной силой. Рассказывали, что он мог поднять от земли спиной телегу, на которой шесть мешков с рожью, приподнимал руками жеребца за передние ноги. С  созданием колхоза в деревне, стал первым бригадиром, а затем председателем. Перед войной работал в должности заведующего военным отделом Граховского райкома ВКПб.  Дважды призывался на фронт, служил стрелком,  воевал на Волховском фронте, участвовал в освобождении Ленинграда и дважды был ранен.  Второе осколочное ранение было в спину.  Из него удалили более 30 средних и мелких осколков. Один из них он даже хранил в пробирке – кусок металла с резьбой и с номером фашисткой мины, изготовленной в Германии. После возвращения домой с фронта  работал  в военном отделе  Граховского райкома партии,  а потом заведующим районным отделом социального обеспечения исполкома райсовета. Много занимался делами военнослужащих и улучшением условий их семей.      

По воспоминаниям моего отца - его сына – дед умел очень многое. Он умел посадить и вырастить дерево – не только по опыту, но и по книгам. Умел выращивать хлеб - до войны  это было его главным делом. Умел рубить дом. Умел столярничать.

Умел стрелять. Ружья у него были всегда, даже два, и одна винтовка. Любил он и охоту. Никогда  не возвращался пустым.

Умел разводить пчел. Умел ухаживать за коровой, овцами, лошадьми. Умел и любил плести   корзины, лапти, плетки.  Все это он делал охотно, терпеливо. 

Но самое главное, он  мог оказывать громадное влияние на окружающих. Была  в нем какая-то  внутренняя сила, которая магнетизировала людей и делала его лидером среди  окружающих. Основательно интересовался политикой. Знал, кто-чем живет, глубоко разбирался в психологии людей.  Он мог давать советы, как поступить человеку, как защитить свои права, даже как воспитывать. И  самое удивительное – все это воспринималось другими людьми, без всякого сомнения. «Раз так сказал Анисим, наверное, так и есть».

Душа его тянулась и к музыке.  Он самостоятельно овладел балалайкой. Играл все нехитрые мелодии, которые ему были известны. Мог и плясовую, польку, но чаще, грустные, протяжные. Дарили ему и гитару, но он сказал: «Дайте мою балалайку, а на гитаре надо учиться. Не успею…». Умер  в августе 1951 года, и было ему всего 45 лет.

Лариков Александр Петрович – единственный дед, который держал меня на руках.  Они вместе с бабушкой  вырастили мою маму, когда она осталась сиротой. Родился в 1895 году в деревне Коровкино Оковецкой волости Осташковского уезда Тверской губернии. Семья была крестьянская, но отец его часто уезжал на заработки в  Тверь и  Петербург. Подрабатывал  в частных домах дворником, истопником.

С началом Первой мировой войны  Александр Петрович был призван на фронт. Воевал в составе 322-го пехотного Солигаличского полка, участвовал в обороне крепости Ивангород,  в крупнейшей осаде  Первой мировой войны австрийской крепости Перемышль. При обороне Сморгони в сентябре 1916 году  попал под первую газобаллонную атаку русской армии немцами. Был покалечен и с диагнозом неврастения отправлен на излечении в госпиталь  г. Смоленска. По его воспоминаниям в лазарет тогда попала вся их рота, больше в боевых действиях никто участвовать не смог.

В родную деревню не вернулся, устроился на Сестрорецкий оружейный завод.  Тогда же и женился на Людмиле Алексеевне. И когда производство оружия  перевели в Ижевск, семья тоже снялась с места, но по дороге решила остаться в Вятке. Сначала дед  работал в железнодорожных механических мастерских (позднее это стал завод им. 1 Мая).  А  затем,  подчиняясь общему порыву в стране, он вступил в Коммунистическую партию и был направлен  на службу в милицию, где и проработал до пенсии. Дольше всего ему довелось охранять  здание Госбанка на ул. Дрелевского (ныне Московской). Основная задача – охрана общественной (социалистической) собственности. Во время войны ещё добавилась реальная угроза нападения немецкой авиации дальнего радиуса действия, а также заброска фашисткой агентуры. Работали сутками,  дежурство на разных постах в здании банка и на улице по шесть часов. Место для отдыха в пересменку –  скамья под  главной лестницей с накинутым на нее огромном тулуп, полном вшей.  Ели что придется. Самая большая радость, если дочка принесет  на работу, завернутую в фуфайку чуть теплую  кашу и горелые оладьи. За свой труд был  награжден в 1950 году Орденом Красной Звезды,  медалями  «За боевые заслуги» (1945), «За победу над Германий в Великой отечественной войне 1941-1945 гг.» и « За доблестный труд в Великой отечественной войне 1941-1945 гг.» (1946).

Был он человеком закрытым, даже нелюдимым. Может быть, накладывала отпечаток профессия, может болезнь. Своих детей у семьи не было, и всю нерастраченную отцовскую любовь он отдал  приемной дочери.  Что касалось девочки – тут находились самые нежные чувства и добрые слова. Забота проявлялась во всем. Все новое обмундирование отдавалось на одежду дочки – из портянок шили нижнее белье, из шинели и шапки – пальтишко с воротничком и девчоночья шапочка, их яловых сапог  перешивались ботиночки. В свободные дни все дела  делались вместе с дочкой  – с парк  «Аполло» прогуляться, дрова заготовить, огород посадить. Даст  дочке ручку  двуручной пилы и приговаривает  «Ты главное не дергай, просто держи», а сам все распилит, и ещё её нахваливает. Огород в районе Учхоза. Выращивали картошку, редьку, морковку. Весь урожай перетаскивал на  улицу Энгельса на себе. За спиной вещмешок с картошкой, за руку дочку ведет. И ещё обязательно букет цветов по дороге наберет. Букеты были  всегда кругленькие, как шарик, а любимые цветы – сурепка.

Самые теплые детские воспоминания мамы - «Сижу на кровати за спиной отца. Сзади стена. Папа достал любимые пластинки, завел патефон и тихо подыгрывает на гармони, привезенной из Австрии ещё в Первую мировую войну. Звучат его любимые марши и вальсы. Чуть шуршит иголка в патефоне. Мне тепло и уютно.».   Умер в 1961 г. Похоронен на старом Макарьевом кладбище  г. Кирова.

Манылов Андрей Алексеевич – родной отец  моей мамы. Родился в 1910 году в  деревне  Маныловцы (Сидоровский, Маныловы) Слободского уезда Слободской волости с/с Ильинский в крестьянской семье  Алексея Феодосьевича  и Марии Георгиевны. В 1936 году женился на Шепиловой Марии Васильевне. Семья жила в городе Кирове. После рождения дочери и трагической смерти жены  летом 1937 года бесследно исчез. О его дальнейшей  жизни сведений нет. По данным сайта «Память народа», он был участником Великой Отечественной войны. Призван на фронт Сталинским РВК г. Кирова 03.11.1941 г. Военное звание краснофлотец. Служил на Тихоокеанском флоте Артемовский сектор береговой охраны (ТОФ АСБО) авторемонтные мастерские 1157. Демобилизован  02 марта 1945 года. Вероятно, прожил долгую жизнь. В год  празднования 40летия Победы награждён юбилейным орденом Отечественной войны II степени. Про то, каким он был, к сожалению, никто ничего  не знает. Хочется верить, что  цепкий ум и решительный характер его дочери  унаследованы  от родного отца. Глаза и брови у неё точно отцовские.

Комментарии

Может быть, это Ваш Лариков Александр писал?
Здесь тоже информация про газовую атаку.

Отчетный материал. Лариков Александр
https://gwar.mil.ru/documents/view/?id=58472157

Доброе утро ! Очень бы хотелось, но донесения от 21 марта 1917 года. а мой в госпиталь попал 3 ноября 1916 года.

Да, это просто совпадение.