Часть вторая. Мой прадед Кулябин Степан Петрович

Мой  прадед Кулябин Стефан (Степан) Петрович родился в 1866 года в городе Нолинске https://rodnaya-vyatka.ru/places/74253 Вятской губернии в семье Петра Карповича и Прасковьи Терентьевны Кулябиных. К сожалению, число и месяц его рождения мне не известны из-за плохой сохранности церковных метрических книг за этот период.

Венчался Стефан Петров Кулябин 14 февраля 1888 года в Успенской церкви г. Нолинска. Невесту взял себе из деревни Нолинской, дочь  крестьянина  Семена Петрова Половникова,   девицу Александру 24-х лет. Поручителями были по жениху: Нолинский мещанин Михаил Евсегнеев Блинов и Уржумского уезда Караксалинской волости села Тактай-Беляк крестьянин  Василий Никандров Мартьянов ; по невесте- крестьянин  дер. Нолинской Николай Семенов Половников и Уржумского уезда с. Красноярского почетный гражданин Василий Николаев Любимов (муж сестры Петра Кулябина - Прасковьи).

Половниковы - распространенная фамилия в Нолинском уезде. Кроме дер. Нолинской (Рябиновщины) https://rodnaya-vyatka.ru/places/7198 в Нолинске проживали также мещане - Половниковы и даже купец- один из самых богатых людей города. Видимо семья Александры Семеновой относилась к зажиточным крестьянам. По воспоминаниям родственников, прабабушка была белошвейкой : обшивала богатых дам города Нолинска. Родителей Александры звали Семен Петров и Анна Григорьевна (в девичестве Лоскутова, родом из д. Большие Ключи https://rodnaya-vyatka.ru/places/105913 Уржумского уезда Караксалинской волости). Родоначальник семьи Половниковых в уезде–Дементий  Половников (ок. 1720 гр): по материалам РС 1816 года в дер. Нолинской проживали семьи Филипа Дементьева и Ефима Дементьева Половниковых. Вообще, все Половниковы  Нолинска родом из Рябиновщины и имеют одного предка. А пришли сюда  из  Слободского  уезда Казанской губернии Совьинской волости из починка Треньки Слободчика https://rodnaya-vyatka.ru/places/82661 - вотчины Трифонова Успенского монастыря. Первое упоминание имен  предков моих Половниковых – 1652 год:  «отделился Елка от отца Савки» ( РГАДА Ф.1209 оп.1 ч.3 д.54 л.402об).

Между 1710-м и 1719-м годом Дементий Половников с сыновьями перебрался в Нолинский уезд в деревню Нолинскую (Рябиновщина). На основе переписей и метрических церковных книг составлено родовое древо Половниковых… Но это уже другая история.

Продолжу о прадеде… 22 января 1888 года родилась, и 29 декабря крещена в Успенском Соборе дочь Агния (по-домашнему Анюта).  Закончила Глазовскую  женскую гимназию, которая готовила учительниц со средним образованием. Работала учителем.  В 1912 году вышла замуж в с.Пудем за Лыскова Николая Яковлевича.

Вторая дочь в семье -моя бабушка Антонина- родилась 17 и крещена 20 апреля 1892 года в семье  " Нолинского мещанина Стефана Петрова Кулябина и законной жены его Александры Семеновой, оба православного вероисповедания. Восприемники - деревни Нолинской крестьянская девица Екатерина Семенова Половникова " (сестра матери). Так записано в церковной книге Успенского Собора. Бабушка училась в с. Пышкет   в приходской школе  (с 1900 по 1904), потом работала в хозяйстве отца. В 1915 году вышла замуж в с. Пудем https://rodnaya-vyatka.ru/places/77711 за Петра Ивановича Мечева -моего деда.  И это уже тоже другая история…

…Около 1895 года семья Кулябиных переехала в с. Мухино  Нолинского уезда. Вероятно,  именно там прадед работал на мельнице  в усадьбе какого-то богатого помещика. В Мухино родились еще двое дочерей: Евгения (02.12.1894гр) и Надежда (14.09.1897гр). Имеются записи об их рождении в МК Благовещенской церкви с. Мухино.

И опять переезд: в 1900 году семья перебралась в с. Белое  ( или Бельско-Богородицкое) https://rodnaya-vyatka.ru/places/25656. Тем родились близнецы Константин и Валентина. Мальчик умер в младенчестве. 

У нас в роду сохранилось несколько фотографий Стефана Петровича, сделанных выдающемся фотохудожником, председателем вятского фотографического общества, членом Русского фотографического общества, почетном гражданином города  Вятки Сергеем Александровичем Лобовиковым. Стефан Петрович был близко знаком с ним.    Лобовиков С.А.  родился в 1870 году в семье дьячка в селе Белое (видимо там он и познакомился с прадедом  в начале 1900-х годов). Благодаря своему трудолюбию, упорству и таланту,  за короткий промежуток времени достиг в искусстве фотографии очень многого. Не единожды фотомастер добивался побед, принимая участие в международных вы-ставках,  проходивших в Москве и Санкт-Петербурге, Ницце и Киеве, Будапеште, Дрездене и Гамбурге. В Кирове есть музей фотографии, где представлены его работы.

Около 1904 года семья Кулябиных переехала в с. Пышкет https://rodnaya-vyatka.ru/places/77468 Глазовского уезда, где и родилась 24 июня 1905 года младшая дочь - Капиталина. Имеется запись о ее рождении в МК Иоанно-Предтеченской церкви с. Пышкет.

По материалам Всероссийской переписи 1897 года семья Кулябиных в Пышкете в это время еще не значилась. Но интересно посмотреть состав населения того времени. Кроме крестьянских дворов, - а село было достаточно большое, - там располагались еще 10 усадеб. Жили мещане, церковнослужители, несколько семей было из Нолинска, присутствовал даже один почетный  гражданин из г. Глазов. Работали несколько торговых лавок, была приходская школа. И что интересно: в селе в то время работали плотники: подрядчик и рабочие - стоили новый каменный храм: Иоанно- Предтеченскую церковь…

Строительство Иоанно-Предтеченской церкви началось в 1891 году, а закончено в 1902. Эта церковь - одна из последних, построенных в Вятской губернии храмов и одна из красивейших и богатейших. Огромный позолоченный иконостас привлекал внимание не только верующих. Гладкий паркетный пол (выполненный в виде художественного произведения!) отливал зеркальным блеском. А звон колоколов, отлитых в г. Слободское, что под Вяткой, был слышен на 15 верст вокруг. Красивая роспись стен и плафонов была выполнена вятскими художниками - мастерами братьями Васнецовыми (авторами полотна «Три богатыря»).

Надежда Степановна Кулябина впоследствии вспоминала, как ее в день рождения водил на службу в этот новый красивый Храм отец. Она родилась 27 сентября, а 30 сентября отмечали  большой христианский праздник: День Святых Веры,  Надежды, Любови и матери их Софии. Какое большое впечатление, видимо,  оказало это событие на ребенка, что воспоминания об этом сохранились на всю жизнь…

Небольшое отступление - один интересный исторический факт… Через Пышкет проходил в XIX-XVIII веке Сибирский тракт. В 1827 году, когда по этапу вели кандальников, - осужденных на каторгу декабристов,- один из них обратился к местным крестьянам с просьбой позаботится о нескольких саженцах дубков, взятых с родного имения в Псковской губернии на память. «В дубах особая сила. Берегите…» -попросил он… Эти деревья на севере не растут, видимо поэтому эти дубы вошли в своеобразный пантеон святых и бережно охранялись. Силами сына местного священника Владимира Базилевского, увлеченного естествознанием, вокруг был разбит дендрологический парк, для которого  выписывались  из разных уголков земли семена редких растений… А дубы в народе стали почитаться  особо-они стали центром жизни целой округи... Старожилы помнят, что их было три (остался один). Еще при царе под дубом повелось проводить сельские сходы - решать важные вопросы земства. Здесь же, под дубом, принимали решение о создании первого колхоза. Сложилось поверье, что все решения, принятые “под дубом” и скрепленные благословением могучего дерева, незыблемы. «Клятва под дубом» - это святое. К дубу и сейчас идут молодожены после обряда бракосочетания: “просить благословения” у дуба. Раньше от дуба молодые парни отправлялись в рекруты-в армию служить. Да и сейчас все, кто уезжает в далекие края, обязательно идут туда, в парк. Так и говорят родные: “Пойдем, постоим под дубом перед дальней дорогой!”

Еще дуб способен облегчить как физические, так и нравственные страдания. Энергию свою, что ли, отдает... Многие могут подтвердить... Трудно объяснить этот феномен. Здесь, наверное, и самовнушение имеет место, и “эффект намоленности”. Ведь дубу почти два столетия поклоняются люди, они буквально начинили дерево своей верой! А вера ведь тоже обладает энергией, пускай еще и не познанной человечеством...

Насколько верил Стефан Петрович в силу «декабристских дубов» мы уже никогда не узнаем, но наверняка  стояла бабушка с сестрами,  прислонясь  к шершавому стволу…

…На заработанные деньги прадед арендовал в Пышкете мельницу и землю. Из подворной карточки с/х переписи 1917 года видим, что земли Степан Кулябин арендовал 26, 8 десятин: половина под картофелем и другая половина под покос. В хозяйстве имелось 3 улья, несколько голов крупного рогатого скота и одна лошадь. Основной доход семьи- торговля (имелась лавка). Нанимались работники из числа крестьян и батраков для работ на земле и в лавке. Немного, согласитесь... (копия этой карточки имеется).

Семья до революции жила неплохо. Круг общения – урядник Пышкета и священник местной церкви. Вместе отмечали праздники; на столе всегда был жареный молочный поросенок. Алкоголь не употребляли… Еще такой факт: в доме долгое время жил один пышкетский нищий. Стефан Петрович приютил его -дал кров и пищу (так и жил он у них до своей смерти). Нередко бесплатно молол зерно на мельнице для односельчан. Был добрым и глубоко верующим человеком. Всем своим дочерям дал образование: Антонина и Евгения  закончили приходские школы, а остальные девочки- женскую гимназию  в  г. Глазове. Вообще прадед был очень образованным человеком. Где он учился - неизвестно, но Стефан Петрович выписывал газеты и журналы, писал стихи.

Хочется написать еще об одном месте, где не мог не бывать Стефан Петрович с семьей. О селе Юкаменском https://rodnaya-vyatka.ru/places/77396 – это название  упоминалось в разговорах Надежды и Капиталины Кулябиных. Находится оно недалеко от Пышкета.

Каменный Храм- большой, просторный, величественный, с оригинальными башенками  и трехэтажной колокольней, - был окончательно отстроен в Юкаменском в 1837 году вместо маленькой деревянной церкви, построенной первыми русскими переселенцами в эти края около 1776 года. Более 150 лет село Юкаменское со Свято-Троицкой церковью было религиозным центром, - православные съезжались сюда со всей округи. Первоначально приход был довольно  большой  по  территории,  но  впоследствии  из  него  выделились  5 самостоятельных приходов, в том числе  Пышкетский.  Здесь проводились престольные праздники с ярмаркой; крестьяне и торговые люди приезжали не только с родного прихода, но и из соседних – г. Глазова,  Святогорья, Уней. Село было не только религиозным, но и образовательным, культурным и торговым центром. Священнослужители выступали наставниками, просветителями для своих прихожан: был организован хор, послушать который приезжали из других приходов; имелось приходское начальное училище и попечительство. А. Флоров составил и послал в Императорское Русское географическое общество научный труд «Этнографическое описание о селе Юкаменском и прихожанах оного относительно народного быта». (Прим.: сейчас в Юкаменском организован музей).

Продолжу о прадеде… Стефан Петрович видимо неплохо разбирался и в положении в стране, и имел представление о деятельности большевиков и их революционной программе (что неудивительно: в Нолинске было достаточно много ссыльных, в том числе и политических. Например, здесь отбывал ссылку Дзержинский), поскольку уже после революции, по воспоминаниям родных, говорил примерно следующее: «Если у большевиков все получится, - и получится  именно так, - это будет хорошая влаcть!» Сочувствующим был. Но новая власть обошлась с семьей довольно жестоко: прадед был лишен избирательных прав,  причислен к кулакам и, в соответствии с постановлением ЦИК и СНК СССР от 01.02.1930 года, раскулачен и отправлен валить лес…

О материальном положении семьи в послереволюционные годы может рассказать следующие любопытные материалы: в ЦГАКО в фондах финансового отдела исполкома Глазовского уездного Совета РК и КД есть налоговое дело Кулябина Степана Петровича за 1926 год (Ф.Р-11 Оп.2 Д.355),  из которого узнаю о том, что прадед оформил промысловый патент на бакалейную торговлю и торговлю рыбой «с балагана».

«Плательщик Кулябин Степан Петрович имеющий патент  2-го разряда на торговлю бакалейными съестными товарами в с. Пышкете  заявление об обороте не подал, торговлю начал с 22.12.1925. Г-ну Кулябину оборот бы полагал определить за полугодие предположительно в 2000 руб, а за время его торговли,  т.е. за три месяца,  1000 руб которые и считать обязательными к исполнению".

                                                                                                                                         Фининспектор 2-го уч. /подпись/  10.02.1926

Однако торговля не принесла дохода: 22 мая 1926 г. прадед патент сдал, поскольку торговый оборот за полгода составил только 600 руб. Что у него осталось после уплаты уравсбора  - трудно сказать…

Весной 1930 года в районе началась антирелигиозная компания: было принято решение о закрытии Троицкой церкви в с. Юкаменское и оборудование ее под клуб. Затем началась ликвидация кулачества как класса: план обязательных лесозаготовок для населения, отнесенного к кулацкой части  и лишенцев,  вдвое превышал эту же норму для трудоспособного населения и был совершенно невыполнимым.  Причем все это не отменяло полагающийся налог! За неуплату изымали дома и выбрасывали на улицу семьи церковнослужителей и кулаков.

 «Разрядка наступила 29 марта в день ежегодных общих поминок. Лишенные возможности традиционным образом почтить память близких, около 600 человек ворвались в церковь, оборудованную под клуб. Под крики "Ура!" разъяренные женщины «смяли и избили постового милиционера, вступившегося за него бригадира, а также библиотекаря и секретаря райкома комсомола» (Подробнее можно прочитать здесь : https://rodnaya-vyatka.ru/blog/3474/109217 ) В итоге, районная власть расправилась с «организаторами восстания с целью  свержения Советской Власти»  обычным способом: конфискацией имущества, арестом,  расстрелом  и  высылкой «зачинщиков»…

Архивные выписки из ЦГА УР (Ижевск) - ответ на запрос.

«В документах архивного фонда Исполкома Юкаменского райсовета, в выписке из протокола заседания президиума Юкаменского райисполкома от 9 апреля 1930 г. значится:

«Слушали: гражданина с. Пышкет Кулябина Степана (здесь и далее так в документе) Петровича, как бывшего торговца и арендатора мельницы, лишенного избирательных прав, отнести к кулакам.  (Прим.: значит лишение прав было раньше этой даты! Возможно в 1924 году.)

Постановили: постановление президиума утвердить, Кулябина Ст. П. (так в документе) отнести к кулацкой группе, имущество изъять и передать колхозу».

В «Списке хозяйств, отнесенных к кулакам, раскулаченных и оставшихся не раскулаченными» по Юкаменскому району на 1930 г. значится: «Пышкетский сельсовет. Кулябин Степан Петрович: бывший торговец, арендатор мельницы, лишенец; согласно бедняцкого постановления раскулачен».

В списке лиц, лишенных избирательных прав, по Юкаменскому району на 1930-1931 гг. значится:

«Кулябин Степан Петрович, 57 лет; арендатор мельницы и земель, эксплуататор чужого труда и сельхозмашин с целью расширения своего хозяйства. П.п «А», «Б», «И» ст.15 инст. о перевыб. Советов (так в документе).

Кулябина Александра Семеновна, 60 лет, живущая на нетрудовые доходы. П.п. «О» и «Б» ст.15 инстр. о перевыб. Сов.» (так в документе).

Основание: Ф. Р-362. Оп.2. Д.240. Л.3.; Оп.1. Д.8. Л.15, 22.; Д.9. Л.24, 24об.

Других документов, содержащих сведения о раскулачивании, конфискации имущества и описи   его, а также сведений о выселении Кулябина Степана Петровича, в архивных фондах Юкаменского райисполкома, Удмуртского (Вотского) облисполкома, Центрального исполнительного комитета УАССР не обнаружено.»

6 Мая 1930 г. Степан Петрович пишет жалобу в Облисполком на неправильное лишение его избирательных прав и конфискацию имущества. К жалобе приложена та самая  выписка из протокола заседания президиума Юкаменского ероса от 9 апреля 1930 г.

(Орфография и пунктуация сохранены)

 Жалоба гражданина с. Пышкет, Юкаменского района Кулябина Степана Петровича  в  Областной Исполнительный Комитет Вотской Автономной области

                                                                                                             Заявление

Постановлением Президиума Юкаменского ероса от 9 апреля сего года я определен к кулацкой группе, мотивируя свое постановление тем, что я бывший торговец и арендатор мельницы. Таковое постановление я считаю несправедливым, потому что Юкаменский президиум всех торговцев подвел под одну меру: и тех торговцев, которые торговали ради обогащения, и тех которые торговали ради прокормления своего семейства.

 До 33-х летнего возраста я был вынужден работать на богатых людей и в 1898-м году я бросил хозяина и занялся своим трудом по своей специальности мельника и арендовал небольшую мельницу,  где и проработал 6 лет. Но на мельнице я не мог прокормить свое семейство - было 8 человек. Я мельницу оставил и переехал в 1904-1905 году в село Пышкет, где и занялся мелочной торговлей, которую и производил без помощи приказчиков или работников и исключительно только  своими руками до 1914 года. Следовательно об обогащении не может быть и речи. Так как таковая торговля не давала мне средств для существования, то и решил торговлю прекратить и занялся опять своим специальным ремеслом мельника и взял в аренду опять мельницу. Но тут случилось несчастье и мою мельницу снесло водой, что и повело к моему окончательному разорению. Следовательно, арендование мною мельницы не послужило к моему богатству и я решил заняться земледелием  с 1915 по 1929 год. От мельницы я отказался в 1918 году. Когда я был арендатором мельницы и когда занимался земледелием, то я не имел никогда работников ни годовых, ни месячных и не имел ни одной машины и всегда имел только одну лошадь да одну корову. Из всего вышеизложенного видно, что всю мою жизнь, - мне сейчас 64 года, - нет ни одного кулацкого поступка.

Кроме того, я много работал как для блага народа, так и для Советского правительства. Именно: с 18 февраля 1912 по 25 ноября 1920 в течении 8 лет 9 месяцев я был председателем правления Пышкетского крестьянского товарищества, с 6 октября 1918 по 1 июля 1920 был заведующим Пышкетского ссыпного пункта, с 15 декабря 1920 по 15 февраля 1922 был делопроизводителем пожарно-страхового отдела.

Президиум Юкаменского ероса, причисляя меня к кулацкой группе, не приняло во внимание ни одного факта из всего вышеуказанного, и того, что я нигде и никогда против Советской власти не выступал. В настоящее время в  моем пользовании имеется ветхий дом и немного надворных построек, тоже ветхих, да одна корова и две овцы. А телег или саней, сбруи или лошади уже давно в хозяйстве не имеется. Все мое имущество, изъятое при раскулачивании, находится в целой сохранности и заперто в моем же амбаре у меня во дворе. Семейство мое состоит из четырех человек: я сам 64 года, жена 65 лет и две дочери, которые служат учительницами в школе 1-ой ступени. В 1926 году я было опять стал производить мелочную торговлю, но за неимением средств вскоре же и прекратил.

 Принимая во внимание все вышеизложенное, я вполне уверен, что областной исполнительный комитет  исполнит мою законную просьбу: возвратит мне права гражданства не считая меня кулаком. При сем прилагаю копию из выписки из протокола Юкаменского ероса от 9 апреля 1930 года.

С. Кулябин. 6 мая 1930 года.

На самом заявлении стоит дата отказа: 5 июня. А на заголовке дела - 7 августа (почему такая разница в датах- непонятно.) Это значит, что отправлен на работы по заготовке леса Кулябин Степан Петрович мог быть не ранее конца лета 1930 года. Возможно, в делах Глазовского Облисполкома есть какие-то решения по нему…

Про прадеда мне рассказала двоюродная сестра отца. Ей сейчас за 80 и все что она  помнит, - это  рассказы матери, Надежды Степановны Кулябиной (Мокрушиной). Звучит так: прадеда с женой сослали куда-то на север, где они рубили лес. В семье долгое время хранилось очень тяжелое стихотворение, написанное прадедом,  о жизни на поселении где-то на севере после раскулачивания. Условия были очень тяжелые, люди рыли землянки… (Жаль, оно не сохранилось). Но сохранилась информация о дате смерти: 26 сентября 1931 года. Еще она рассказывает так: когда Степан Петрович умер, зять его Николай Лысков (муж старшей дочери Агнии) тайно поехал и забрал уже тяжело больную Александру Семеновну к себе  в Пудем, где она через месяц умерла.

И сразу появляются вопросы...

1. Не думаю, что из охраняемого поселения кого-то (пусть даже больного) можно было забрать тайно.

2. Из справки о смерти (ЗАГСовской) место её последнего проживания указано – с. Пышкет. Значит, она не была на поселении?

3.Откуда узнали о месте ссылки и дате смерти прадеда? Значит была связь.

Да и недалеко, видать отправили, раз можно было съездить.  Значит, не поселение с охраной?  Но если предположить просто высылку за пределы района, то почему к дочерям в Пудем не поехали? Значит, не могли. Обязаны были заготавливать лес. Где? Вдвоем с женой или он один? Одни вопросы без ответов…

Первые трудовые поселки были организованы в Вятском округе Нижегородского края весной 1930. Местом поселения выселенного кулачества как местного, так и иногороднего был определен Синегорский (с 1935 Нагорский) район, где были организованы три поселка с трудоиспользованием на лесозаготовках. В один из таких поселений, возможно, и  был сослан Степан Петрович. Жили в шалашах и землянках, условия работы и жизни были невыносимые. Особенно для пожилого уже прадеда … Конечно, это только предположение.

Запрос в МВД г. Кирова о наличии информации по факту репрессии Кулябина С.П. и его жены- отрицательный. В архиве Юкаменска  тоже нет информации. Задавала вопрос даже в Краеведческом музее с. Пышкет: не помнят ли старожилы, куда отвозили на работу раскулаченных из села. Ответа нет.

То, что семьи коснулась  трагедия в Юкаменском, - это бесспорно. Дочь Валентина, также как и ее сестры, получила гимназическое образование; работала учительницей в с. Пышкет. Замужем не была, а точнее не была венчана, что по тому времени было невообразимым фактом!  Судьба ее трагична: в возрасте 30 лет 4 мая 1930 года она утонула, и подробности ее гибели остались неизвестны. Сначала церковнослужители отказывались ее отпевать в церкви, но стараниями отца Стефана Петровича дочь была похоронена по православному обычаю. Возможно,  был виноват ее гражданский муж… Но совпадение дат тех трагических событий (9 апреля решение о конфискации имущества- конфискация/дата неизвестна - 4 мая погибла дочь Валентина- 5 мая Степан Петрович пишет жалобу в райисполком) говорит само за себя…

Возможно, сохранилось какое-то дело по расследованию её гибели. Хотя,  наверное,  не очень старались: кулак же…

Вот такая история. Моя бабушка Тоня – дочка Степана Петровича - умерла в возрасте 82-х лет 15 февраля 1974 года, когда мне было 12 лет. Конечно, она рассказывала мне о своей жизни, о дедушке (я его не застала, он умер до моего рождения в 1960 году). Но что может запомнить ребенок? Да и серьезный интерес к истории рода «прорезался» у меня только несколько лет назад… Насколько бы этот рассказ обогатился бабушкиными рассказами!  УВЫ!  Сейчас это только сухие строки документов…

…Я не знаю, где похоронен мой прадед Кулябин Степан Петрович и что ему довелось пережить в последний год жизни. Но  очень надеюсь, что у меня получится найти место его упокоения …

 

 

Комментарии

Знакомая ситуация, Светлана! По рассказам родных мой дед, Шмаков Александр Пантелеевич, ночью бежал с семьей из своей деревни Мерзляки от угрозы раскулачивания, если бы не бежал, то отправили бы в Архангельские леса, была такая практика тогда. Работая с документами с/совета, я нашла список лиц о лишении избирательных прав, где под № 39 была фамилия моего деда. В документах Вожгальского, а потом и Просницкого РИК тоже обнаружились сведения о лишении его избирательных прав за то, что "Закабалял крестьян путем дачи им сельхозмашин в аренду, держал 2-х сезонных работников, брал в аренду 20 га земли (не подтвердилось), был обложен непосильным твердым налогом, за неуплату хозяйство было продано с торгов Мерзляковской с/х артели. Четыре года он бился за восстановление справедливости, дошел до сектора жалоб Нижегородского областного исполнительного комитета, но все напрасно. 01.06.1941 года дед умер от стенокардии в 48 лет, сердце не выдержало испытаний: прошел три года боев в 1-ю Мировую войну, три года в Красной Армии,  11 мес. в ВЧК в г. Вятка, три ранения, подорванное здоровье и лишение избирательных прав... В ГАКО я нашла на него дело на 41 страниц, но в Книге Памяти репрессированных его нет, т.к. лишен был сельским советом, а не судом. 

Аватар пользователя Funny-ru

Спасибо за отзыв! Читая биографию прадеда, непонятно вообще, за что его раскулачили! У него не было сыновей- только 5 дочек. Один всех кормил. Земли своей не было, поскольку мещанин Нолинска. Только аренда остается. Видимо, до революции как-то хватало на жизнь, а потом...Были какие-то враги, завистники. Другого варианта просто нет.

Задала вопрос форумчанам/краеведам на странице с.Юкаменского. Может хоть какая-нибудь "зацепка" появится.