Окуневская сельскохозяйственная ферма и ее служащие

Семья первого агронома фермы Н.И.Неронова. Фото сделано в бытность работы на Уржумской сельскохозяйственной ферме

В 1892 году в небольшом селе Окунево Уржумского уезда, в 20 верстах от села Лебяжье,  открылось заведение неизвестного ранее типа - сельскохозяйственная учебная ферма. Сюда брали местных крестьянских юношей для обучения основам сельского хозяйства. На ферме впервые начали выращиваться и распространяться среди крестьян новые виды полевых культур и саженцев, домашнего скота, здесь впервые появились сельскохозяйственные машины - веялки, жатки и другие. Впервые стала внедряться новая форма обработки земли. Отсюда новые породы овощей, кустарников и скота распространялись по территории непосредственно Уржумского уезда. 
Ферма в с. Окунево открылась под руководством агронома первого разряда П. И. Мещерякова – образованного, настойчивого и вежливого человека. К ее открытию местные мужики сначала отнеслись с большим недоверием. Например, их удивляли сеяные травы люцерна и клевер, которые росли сами по себе в поле. Ими и картофелем кормили фермерский скот. Тем не менее, их лошади с удовольствием ели клеверное сено. Крестьяне оценили пользу фермы. По всей видимости, к открытию фермы отнеслась с недоверием и местная власть, поскольку под нее были выделены очень плохие земли. Сам П. И. Мещеряков писал о них: «истощенность почвы, выпаханной прежними арендаторами, никогда не удобрявшими ее, разнокачественность полей в смысле плодородия и рельефа и прочее заставляют особенно внимательно относиться к обработке и удобрению почвы». Поэтому не удивителен тот факт, что в первый год существования фермы она получила урожай всего 13 пудов 24 фунта зерна с десятины – собрали почти столько же, сколько засеяли. Но, благодаря своей настойчивости, Мещеряков уже в следующие годы достиг поразительных результатов: создал с помощью агроприемов рожь местного сорта и вывел еще несколько новых ее сортов. 
Перед революцией на опытном фермерском поле в Окунево высаживалось до 40 сортов картофеля, выращивалась чечевица, кукуруза, вика, французская люцерна – культуры, доселе незнакомые местные крестьянам, а также старые добрые пшеница, ячмень, овес, горох, гречиха. На ферме росли яблони, кустарники слив, вишни, малины, крыжовника, смородины; сеяли хмель 2 сортов. Из деревьев высаживались саженцы дуба, клена, вяза, кедра, ясеня, сосны, ели. Кроме того, на здесь имелось и неплохое подворье скота. Известно, что в 1903 г. оно состояло из 10 лошадей, 26 волов, 10 овец, 109 свиней, 24 улья с пчелами, также имелись куры, утки, гуси, индюки. Для фермы покупались коровы холмогорской, ярославской, уржумской ( выведенной на Уржумской ферме) пород. Нередко ферма помогала крестьянам в приобретении сельскохозяйственных орудий и машин. В достолыпинские времена с его кредитными товариществами это было очень неплохое подспорье. Отсюда расходились по крестьянским хозяйствам новые виды овощей, деревьев и породы домашнего скота. Священник с. Окунево Михаил Дрягин, приехавший на служение сюда в 1914 г., посадил у своего дома множество саженцев с фермы, превратившиеся со временем в тенистый сад, остатки которого растут у бывшего дома священника и поныне. 
Сразу после открытия фермы в ней начали проводиться занятия для грамотных подростков 14-17 лет, в основе которых лежала практическая работа. Кроме того, для пользы учеников был введен и предмет Закона Божьего, который преподавать приезжал местный священник. В 1893 г. на ферме обучалось 6 крестьянских детей из 3 волостей уезда. В последующие годы число учеников возросло до 20. Время учебы составляло 3 года. Обучение на фермах в Окунево и Нартасе стало таким качественным, что на них приезжали учиться крестьянские дети из других уездов. Крестьяне, понимая всю пользу фермы, тем не менее, не всегда понимали смысл учебы на ней. Так, в с. Вотском над Николаем Лапшиным, который собрался ехать учиться в Нартас, мужики-односельчане смеялись: «Поехал учиться коров доить!» А зря смеялись: впоследствии мальчик стал известнейшим агрономом, а его знания пригодились при создании первого колхоза в родном селе… 
Вдохновленное успехом Окуневской фермы, уржумское земство открывает по уезду еще несколько ферм - в Уржуме, в Нартасе и Сернуре. В Нартасе открылось большое сельскохозяйственное училище, в которое приезжали учиться крестьяне из всех соседних уездов. 
Благодаря метрическим книгам прихода с.Окунево, можно узнать немного о сотрудниках сельскохозяйственной фермы и их семьях. Например, заведующий фермой Павел Мещеряков имел семью. В 1899 году у него родились близнецы Вадим и Галина. Крестным Галины стал помощник агронома Николай Иванович Неронов, незадолго до этого вернувшийся из армии (имел чин прапорщика запаса). Сам Николай Иванович сочетался браком в этом же году с учительницей земской школы Верой Ивановной Тимофеевной. Вера Ивановна оказалась дочерью местного земского начальника и потомственной дворянкой. Поручителями по жениху и невесте стали заведующий фермой Павел Мещеряков и слесарь фермы Прокопий Васильевич Агалаков. В следующем году у Нероновых родился первый сын Георгий. Его крестными стали родной дед статский советник Иван Григорьевич Тимофеев и жена московского купца Анна Ивановна Моу. 

Запись из метрической книги о бракосочетании Нероновых. Окунево, 1899 год

Впоследствии Николай Иванович станет сам заведующим фермы, а позднее будет переведен в Уржум, где открылась аналогичная ферма в 1904 г. . Возможно, благодаря ферме, Уржум переживал в эти годы садоводческий бум, появился первый цветник при больнице. Находилась ферма за городом, рядом с кладбищем по Яранскому тракту. Она имела значительный участок земли, доходивший до речки Шинерки и д. Петряево, большой плодово-ягодный сад, цветник во дворе, значительный скотный двор. Однако ферма эта уже не имела учебной части и занималась исключительно сельскохозяйственными вопросами. Благодаря близости к городу, она постоянно участвовала на Белорецкой ярмарке, где устраивались выставки породистого скота и вывозились плакаты с изображением новых культур, выращенных на ферме.
Дочь Н.И.Неронова Е.Спасская позднее вспоминала о своем детстве, проведенном на ферме своего отца : 
«Нам, детям Н.И.Неронова, навсегда запомнились лучшие годы детства – годы, проведенные на Уржумской земской ферме. Рабочий день начинался рано, с 6 часов утра. Распределение работ, беседы, выполнение работ на месте по полеводству, скотоводству, проверка их исполнения – так начинался рабочий день отца и его помощников. Мы, дети, очень любили наблюдать за работой в полях, саду и на скотном дворе. Особенно интересно было нам наблюдать за посевом и жатвой на полях. Работы эти выполнялись сеялками и жнейками простыми и пароконными, была у фермы и другая техника : сноповязалка марки «Мак-Кормик» американского производства. В молотильном сарае стояла молотилка с конным приводом. Во время молотьбы, мы, дети, очень любили кататься с соломенной горы за сараем, правда, за это нам попадало частенько. 
Еще мы очень любили летом играть в питомнике – этом «маленьком лесочке», где выращивались самые различные сорта яблони, были здесь небольшие деревца других пород, декоративные кустарники. Очень интересно было нам среди этого небольшого лесочка, хотя взрослые и запрещали нам это, из-за опасения как бы мы не повредили что-либо из этих маленьких посадок. На месте этого питомника сейчас стадион. 
В конторе фермы всегда висели плакаты и выставки – образцы выращенных сортовых культур : рожь, овес, ячмень, лен, травы. Отец часто выезжал в деревни на собеседование с крестьянами по выращиванию сортовых полевых и плодовых культур и по выращиванию породистого скота. На ферме выращивались различные породы свиней и птиц». 
Николай Иванович работал на ферме до 1914 года. Затем были война и революция. Николай Иванович ушел на фронт защищать Отечество, сначала от одних врагов, затем от других. По сведениям родственников, он был расстрелян большевиками где-то в Сибири...

Николай Иванович Неронов с любимой супругой Верой Ивановной
 

Источники:

Новгородцев Е.А. Первый агроном // Знамя октября – Лебяжье 1997 г. 23 декабря

Спасская Е.Н. Земская ферма в Уржуме // Уржумская старина – Уржум, 1991 г. № 4 с.37-39

Щелчков М. Село Вотское  // « Вперед »- Лебяжье, 1935 № 132

Метрические книги прихода с.Окунево: ГАКО ф.237 оп.226 д.1078 и 1082

Фото предоставлены Натальей Николаевой (потомками Н.И.Неронова)

Комментарии

Занимался в свое время историей Верхосунской сельскохозяйственной фермы.

Не согласен с Вашим мнением о причинах закрытия школ-ферм, якобы потому, что "большевикам сельское хозяйство было ни к чему". Еще как к чему.

Сельскохозяйственные фермы пытались закрыть еще до революции. За их закрытие выступали сами крестьяне и их земские депутаты-гласные.

Во-первых, под фермы у сельских обществ отняли сотни десятин. Во-вторых, основным источником финансирования их были земские налоги, которые опять же собирали с крестьян.

Я читал журналы уездного земского собрания, где крестьяне-гласные открыто говорили о том, что это "бесполезные учреждения", навязанные им сверху и голосовали за их закрытие.

Интерес крестьян здесь понятен.

Да и сами фермы все были убыточны. Конечно, в плане просвещения крестьян свою роль они сыграли, но хозяйство в них велось не рационально. Большие затраты на содержание администрации ферм и обслуживающий персонала. Поэтому бюджет земства они сильно подрывали.

 

Исследования ученых историков по истории вятских земских сельскохозяйственных ферм:

http://e-notabene.ru/hr/article_21713.html

http://www.dslib.net/istoria-otechestva/dejatelnost-vjatskogo-zemstva-po...

https://cyberleninka.ru/article/v/agrokulturnaya-deyatelnost-vyatskogo-z...

 

 

 

Земцы не были новаторами. Как и Окуневская ферма - учреждением уникальным.

Вспомним прогрессивно мыслящих дворян империи, воспетых классиками отечественной литературы и современниками. А также членов и сторонников Вольного экономического общества из городских сословий, духовенства, грамотных крестьян в губерниях. В середине XIX века в удельных имениях - образцовые усадьбы  (например, Пижемская в Яранском уезде).
 
Поддержу, Виктора. Земства создали инфраструктуру, пусть и довольно затратную, для распространения с/х знаний через практику введения  опытных полей и огородов, сеть агрономических участков, ферм, племенную и селекционную работу на них.  Приглашавшиеся на службу специалисты-выпускники учебных заведений (агрономы, ветеринары) получали жалование. Так и П. Мещеряков, Н. Неронов прибыл в Окунево по доброй воле и с целью трудоустройства. Первый вполне мог быть "народником" герценовской волны, разделять идеалы той части интеллигенции, что связали свою жизнь с просвещением деревенских мужиков. Автор, компилируя тексты предшественников, пропускает этот интересный момент, "пробегает" мимо и второй персоны, штатного помощника Мещерякова, Н. Неронова. Не удосуживается сообщить никаких новых биографических сведений о служащих (происхождение, образование, поступление на службу, публикация прошения об открытии фермы, переписка земцев с губернатором).  Документы на месте, в архиве.
Что стало толчком к написанию статьи,  метрика о венчании Неронова или "предоставленное" фото? Что заставило на  этом остановиться? Известно только Митрию.

Зато понятно, чем вдохновлялся, что дофантазировал "сам себе историк".

- "Кроме того, для пользы учеников был введен и предмет Закона Божьего, который преподавать приезжал местный священник".

Преподавание Закона Божьего было ОБЯЗАТЕЛЬНЫМ в начальных и специальных учебных заведениях империи, как и молебны перед официальными публичными мероприятиями. Насколько оно было полезно для подростков и крестьян, "со скрипом" отлучавшихся от своих хозяйств в Окунево для получения теоретических и  практических знаний?  Вопрос риторический. Почему в 1905 году молодёжь гимназий и училищ выдвигала отмену преподавания именно этого предмета в числе первых требований? Почему отдельные кандидаты и доктора наук современных вузов ещё бьются против открытия кафедр теологии, предоставления академических часов штатным работникам РПЦ? Учителя и родители российских школ - против введения основ православной культуры в ущерб другим дисциплинам? Ну, Дарвин, с ними.

- "После 1917 года все сельскохозяйственные училища будут закрыты. Большевикам сельское хозяйство было ни к чему..."

Как просто: сам подвёл черту, сам  объяснил. Такая аргументация Дмитрию свойственна. Что стало настоящей причиной закрытия училищ? Каждого конкретно? После октябрьских событий и установления советской власти? Или же в период Временного правительства? Штатных сотрудников мобилизовали? А рабочие руки учащихся потребовались дома, когда ушли на фронт отцы и старшие братья? И только затем земские управы сняли с баланса, передали землю обществам? Идеологический окрас фразы - вне обсуждения.

- "Николай Иванович работал на ферме до 1914 года. Затем были война и революция. Николай Иванович ушел на фронт защищать Отечество, сначала от одних врагов, затем от других. По некоторым данным, он был расстрелян большевиками где-то в Сибири..."

Была война и революция...
Первая мировая. И целых две революции.
Из контекста всего абзаца читатель подводится к умозрительному выводу, что Н.И. Неронов был монархистом по политическим взглядам, участником белого движения. 
Какие основания, доказательства? Никаких. Излюбленный прием Димитрия - работа "ножницами" по абзацам чужих текстов и пропагандистский пассаж между ними,  апелляция к "некоторым данным", которыми располагает только он.

А ведь Неронов с семьёй, женой-учительницей, к слову, прожили в крестьянской среде лучшие годы своей жизни. Каждый день наблюдали беды и заботы рядового землепашца, главными причинами которых были малоземелье, нищета и неграмотность...

Наконец, на сладкое. О датах, фактах, точности цитат и перепроверке.

- "Священник с. Окунево Николай Дрягин, приехавший на служение сюда в 1914 г."

Бедный покойный Николай Ефимович!
Для справки Дмитрию - нашему "первому историку Вятки", "Уржумского православия" и Лебяжского района, в частности.

Довелось мне быть знакомым, иметь счастье несколько лет общаться, сотрудничать с внуком Н.Е. Дрягина. Мужчине "повезло" в одной из книжек этого автора найти запись, что его дед умер в 1915 году. На прямой вопрос, на основании чего он "похоронил" пращура на десяток лет ранее, вразумительного ответа получено не было.
Так и здесь, почему бы не проверить дату?

Н. Е. Дрягин был определен во священника 18 июля 1882 г. к храму с. Лебяжья, родному для Дмитрия.
Любопытное совпадение, но со следующей весны [1883 года] крестьяне отдаленных деревень прихода решили образовать новый, завязалась переписка.  Вскоре были получены разрешения, отведена земля, застучали плотницкие топоры.
По случаю перечисления к с. Окунево более 700 душ крестьян с. Лебяжья по указу Св. Синода # 2214 от 04 июля 1884 года один причт в старом приходе был закрыт. Согласно мирским приговорам в  ходатайствах перед епархиальным начальством отделившиеся крестьяне дважды выразили желание избрать в священники к строящийся церкви именно молодого Николая Ефимовича Дрягина. В деле об образовании прихода сохранилось и его  прошение в адрес епископа Вятского и Слободского Макария от 15 декабря 1885 года о перемещении в с. Окунево. Доподлинно неизвестно, произошёл ли разлад между причетниками, либо прихожане так полюбили своего молодого пастыря.
13 июня 1886 года ходатайства было удовлетворены, Н. Е. Дрягин стал первым настоятелем храма, прослужил при нем два десятка лет.
13 марта 1906 года снова по личному прошению перемещен  к церкви с. Кукнура. На 1 января 1915 г. служил штатным священником при церкви с. Турьма-Ивановского Яранского уезда*.

Итог. В тему истории открытия фермы привнесено немногое, больше вопросов. Персоны Мещерякова и Неронова действительно заслуживают внимания, но вольно приписывать им личные качества и политические взгляды? Чересчур.  Одного не пойму.  Неужели идеи реваншизма, религиозного мракобесия и антисоветизма в такой детской манере подачи ещё кто-то воспринимает всерьёз? Куда нянька-духовник смотрит.

* ГАКО. Ф. 237. Оп. 70. Д. 1648. Л. 898об., 899; Оп. 186. Д. 189. Л.  65, 65об.

 

Аватар пользователя shura

Спасибо всем. Внес некоторые проправки. Материал не предназначался как большое исследование, а всего лишь краткое описание большой темы, которая, надеюсь, в будущем будет расширена историками по истории всех сельскохозяйственных ферм.