Vachin - топоним и этноним: проблемы идентификации и использования

Вышла моя статья "Vachin - топоним и этноним: проблемы идентификации и использования".
В статье рассматриваются названия Vachin и Vachines на западноевропейских географических картах второй половины XVI — начала XVIII вв., как они появились, что означают. Выясняется, что источником обоих названий стала карта Московии и Руси 1562 г. и описание путешествия по России английского купца А. Дженкинсона. Констатируется, что название Vachin означает Вятская земля, страна вятчан, а vachines — народ вятчане, под которым подразумеваются вотяки (удмурты). Рассмотрено развитие нарратива о народе vachines. Текстологический анализ позволяет утверждать, что источником этого нарратива послужило сочинение С. Герберштейна, в котором сообщается о черемисах и мордве, но нет упоминания о народе vachines. Отсюда делается вывод, что этот нарратив невозможно использовать для реконструкции истории удмуртов.
https://www.academia.edu/91413046/

Комментарии

Аватар пользователя mfer1

Интересная статья!

Аватар пользователя skygrad

На карте 17 века Карта Волжской Болгарии (bulgars.ru) на Волге ниже Черемисов и выше Сарая на Ахтубе указано довольно крупно Vachines. Как это объясните? Может там некоторое время после Вятского взятия жили беглые вятчане подавшиеся в Волжские казаки? Рядом Донские есть на карте.

Аватар пользователя a-musikhin

Евгений, это фрагмент карты 1674 г. французского географа и картографа Н. Сансона (1600-1667), изданной А.-Ю. Жайо (1632-1712) в Париже.

В статье я объясняю, каким образом Vachines попали на правобережье Волги. Здесь имеет место простое недоразумение. На западноевропейских картах при компиляциях появлялось много всяких недоразумений и ошибок, это одна из них.

Аватар пользователя skygrad

Мне такое "недоразумение" кажется не убедительным. Слишком их много связано с Вяткой. Многие историки казачества считают, что хлыновские ушкуйники жили на Волге и потом перешли на Дон как раз в этом месте. 

Аватар пользователя a-musikhin

Историки казачества слишком многое считают на пустом месте.