Архивное дело на Вятке. Начало | Родная Вятка

Архивное дело на Вятке. Начало

В 2018 году архивная служба Кировской области отмечает своё столетие. В связи с этим интересно узнать, как всё начиналось.

В конце XIX — начале ХХ века развитие исторических и общественных наук в России вызвало большой интерес к архивам. Однако доступ к архивам был часто невозможен. Дело в том, что в стране тогда все архивы были ведомственными. Они хранились в организациях, на предприятиях, в учреждениях, часто в неприспособленных помещениях, нередко без ответственного за хранение. Естественно, что это затрудняло использование архивных документов в научных и практических целях. Достаточно сказать, что в городе Вятке в 1917 году было 33 архива. Многие архивы гибли при ликвидации учреждений, при переезде в другие помещения.

Большое значение в судьбе архивов имела деятельность Вятской губернской ученой архивной комиссии (ВГУАК), созданной в 1904 году.  В Положении о губернских исторических архивах и губернских ученых архивных комиссиях, утвержденном Императором 13 апреля 1884 года, определялись состав, функции и обязанности ученых архивных комиссий. Одной из задач было «охранение бесследно исчезающих письменных и вещественных памятников старины и разработка истории и археологии Вятского края».1 Сотрудники ВГУАК А.С. Верещагин, В.Д. Емельянов, Г.А. Замятин, Н.В. Кибардин, И.М. Осокин, Н.А. Спасский, А.А. Спицын, Д.В. Фаворский, М.Г. Худяков, В.И. Шабалин и другие активно занимались поиском и публикацией источников по истории края, разработкой ряда научных вопросов, просветительской деятельностью. Было издано более 40 выпусков «Трудов...» ВГУАК, в которые вошли архивные документы, исследования, каталоги, описи и другие материалы по истории Вятского края.

В 1913 — 1914 годах члены ВГУАК провели анкетирование всех архивов губернии. Оказалось, что объем хранимых в них дел весьма различен. Так, в волостных правлениях находилось от одной до трех с половиной тысяч дел, в городских управах — от трех до двадцати восьми тысяч дел, а в центральном архиве упраздненных судебных мест Вятской губернии — триста пятнадцать тысяч дел.

         Начиная с 1914 года проводилось обследование архивов на местах. Особенно активно участвовал в этом деле отец Иоанн (Осокин), преподаватель Вятского духовного училища. Он обследовал многие архивы церквей и монастырей, одновременно изучая древние церковные документы. По его просьбе только в 1916 году в Вятку было перевезено 52 пуда архивных дел (832 кг).

         Для выявления ценных для истории документов ВГУАК запрашивала с мест описи дел, подлежащих уничтожению. Делая отбор дел по описям, комиссия просила прислать заинтересованные ее дела для хранения и исследования как исторический источник. Заключение о необходимости постоянного хранения того или иного дела или его уничтожения архивная комиссия выносила с согласия губернского правления. Наиболее ценные дела члены ВГУАК выделяли для хранения в своем архиве.

   Согласно Положению об архивных комиссиях одной из основных задач провозглашалось создание исторических архивов при комиссиях. ВГУАК работала в Вятской губернской публичной библиотеке, где проходили заседания ее членов. Здесь была выделена комната для библиотеки ВГУАК, сюда стали поступать и документы, предназначенные для хранения в историческом архиве. В первую очередь члены ВГУАК отбирали документы до XVIII века по истории феодальной Вятки, по истории церквей и монастырей, особенно начального периода их существования, по взаимоотношениям народов, населявших Вятскую губернию, и другие. Всего было отобрано для исторического архива более 400 единиц хранения. Начало разбора и составления описи архива ВГУАК было положено А.С. Верещагиным в начале 1909 года.

         Бурный 1917 год внес большие изменения в жизнь всех и каждого. Учреждения, организации старой формации ликвидировались, создавались другие. В это время остро встал вопрос о сохранении архивов ликвидированных организаций, сбережении памяти прошлого. Не дожидаясь указаний центра, в городе Вятке начали создавать государственный архив. Инициатором стал только что приехавший из Петрограда двадцатичетырехлетний Николай Александрович Желваков, будущий преподаватель истории Вятского учительского института.

         Вот что писал впоследствии в своем отчете за этот период заведующий Вятским губернским архивным управлением П.Н. Луппов: «Во многих темных углах новых советских учреждений можно было видеть сваленными целые груды старых дел ликвидированных революцией учреждений. В прихожей губернского отдела народного образования, например, в старом незапертом шкафу, под лавками, обнаружен архив жандармской охраны Пермской железной дороги. В помещении архива бывшего окружного суда в полнейшем беспорядке на полу... был обнаружен архив губернского жандармского управления. Сверх того, некоторые из ценнейших архивов губернии находились под прямой опасностью уничтожения... Сохранность текущего советского делопро­изводства заставляла желать много лучшего. Губисполкомом, например, были утрачены протоколы первого губернского съезда Советов, происходившего в начале января 1918 года. Падение дисциплины в канцеляриях и постоянное кочевание советских учреждений с одной квартиры на другую сопровождались весьма существенным ущербом для текущей канцелярской регистратуры и архивов. Все эти обстоятельства печального положения архивного дела, а также и личный интерес Н.А. Желвакова к архивной работе, сохранившийся у него как у действительного члена Петроградского археологического института, побудили его в качестве члена губернского совета народного образования предпринять в данном направлении ряд шагов».

   В апреле 1918 года Н.А. Желваков обратился в губисполком с письменным докладом, в котором предложил создать губернский советский архив. 8 мая 1918 года постановление о создании губернского советского архива было принято президиумом Вятского губисполкома.3

Во исполнение постановления «губернский комиссар просвещения вы­дал Н.А. Желвакову мандат на организацию и заведование губернским советским архивом».4 На проведение мероприятий по сосредоточению в архиве дел ему разрешалось пригласить одного помощника с оплатой 400 рублей в месяц. На расходы, связанные с организацией архива, был выдан аванс 2000 рублей.5 В предписании Вятского губисполкома от 11 мая 1918 года Н.А. Желвакову было уточнено, что губернский архив будет находиться в ведении Вятского губернского совета народного образования.6 На правах «любителя» (то есть без жалованья, поскольку он являлся в это время товарищем председателя губернского отдела народного образования) в свободное от своей основной работы время Н.А. Желваков приступил к осуществлению своего проекта. Штатной в архиве была одна единица делопроизводителя.

17 мая 1918 года Н.А. Желваков направляет письмо губернскому комиссару просвещения: «Помещение для советского губернского архива мною подыскано в здании бывшей канцелярии губернатора, где находится и архив бывшего губернатора. Архив поступил уже в мое распоряжение и приводится в порядок. Работа поручена бывшему члену военревкома Юго-Западного фронта В. Ларкину, коего и прошу утвердить в должности делопроизводителя с 16 мая».7 Постановлением Вятского губернского совета народного образования от 31 мая 1918 года № 8 В. Ларкин был назначен на должность делопроиз­водителя советского архива с 16 мая с окладом 300 рублей.8

         23 мая 1918 года Н.А. Желваков сообщает президиуму Вятского губисполкома о том, что архив «организовался и функционирует в помещении архива бывшей канцелярии губернатора (угол улиц Копанской (совр. Герцена) и Владимирской (совр. Карла Маркса)».9

         Началась работа по перемещению в архив документов ликвидированных учреждений, разборка их, составление описи и картотек. В течение двух месяцев Н.А. Желваков и его помощник провели систематизацию дел и составили карточную опись всех фондов, свезенных в помещение губернского архива: канцелярии губернатора, губернского жандармского управления, жандармской охраны Пермской железной дороги и др.

         Работники советского архива приступили к сбору сведений о состоянии архивов ликвидированных учреждений города Вятки, велась переписка с новыми организациями, хранящими эти архивы. Так, отдел управления Вятского губисполкома сообщил, что «при отделе находится один архив, сгруппированный из 16 самостоятельных архивов, а именно: Вятской провинциальной и воеводской канцелярий, Вятского наместничества, канцелярии Вятского губернатора, Вятского губернского правления, Вятского приказа общественного призрения, Вятской палаты государственных имуществ, Вятского губернского по крестьянским делам присутствия... Архив содержится на средства отдела управления губернией с ежемесячным расходом: жалованья архивариусу — 450 рублей, писцу — 350 рублей, не считая расходов на отопление».10

Но, к сожалению, как показало обследование архивов, не везде в Вятке дела с архивами обстояли так благополучно. Учитывая плачевное положение этих последних архивов, нуждавшихся в немедленном приеме их на хранение в губархив, Н.А. Желваков составил «план расширения деятельности губернского советского архива» в целях получения более просторного помещения.

Для привлечения внимания общественности к проблемам архивного дела по инициативе Н.А. Желвакова 7 июля 1918 года была создана Вятская губернская археологическая комиссия, в состав которой вошли члены Вятской ученой архивной комиссии А.А. Григорьев, В.Ф. Гогель, Н.А. Желваков, П.И. Кротов, А.С. Лебедев, Ф.В. Маяков, Д.В. Фаворский и архивариусы ведомственных архивов.11 Ее первоочередными задачами стали охрана архивов учреждений, которым угрожала опасность быть уничтоженными, а также выявление, изучение и охрана вещественных и письменных памятников старины.12. В докладе Н.А. Желвакова на организационном заседании комиссии говорилось: «Во время войны и революции вследствие некультурности масс и отсутствия организации по охране старины погибло чрезвычайно много ценных памятников. Сейчас надо принять все зависящие от нас меры не только по охране памятников, но и к скорейшему их опубликованию, ибо в случае реакции многие материалы могут опять оказаться под «сургучной печатью». Председателем комиссии был избран Александр Сергеевич Лебедев, товарищем председателя — Н.А. Желваков.13

         Губернскому советскому архиву была уготована печальная участь — он просуществовал очень недолго. В июле в гг. Москве, Рыбинске, Ярославле и Муроме произошли выступления левых эсеров, после чего во все губернии была направлена директива об освобождении всех левых эсеров от работы в советских учреждениях. Коснулась эта директива и Николая Александровича Желвакова: 18 июля 1918 года Вятский губком РКП (б) потребовал от президиума губисполкома «немедленно уволить от занимаемой должности тов.[арища] председателя губерн[ского] Совета по народному образованию Желвакова», «...как человека лево-эсеровского направления».14 Следственная комиссия ревтрибунала завела дело на Николая Александровича. Постановление Вятского губернского отдела народного образования от 30 июля 1918 года констатировало: «На основании вторичного предложения президиума губисполкома товарищ Желваков сего числа увольняется». Отстранен он был также и от работы в архиве. Буквально, через несколько дней после устранения Желвакова, а именно 12 августа, был мобилизирован в армию единственный штатный работник архива В. Ларкин.17 Заведование архивом было возложено на человека, далекого от архивного дела. Деятельность губернского советского архива была приостановлена.

         Параллельно шла деятельность исторического архива, собранного еще членами Вятской ученой архивной комиссии. А.С. Лебедев, на тот момент — директор Вятской публичной библиотеки, 5 июня 1918 года для хранения документов выделяет своим решением здание флигеля под исторический архив. Затем в течение месяца разрабатывается и 8 августа 1918 года утверждается «Положение о Вятской губернской публичной библиотеке имени А.И. Герцена и губернском историческом архиве», в котором было записано: «Вятский губернский исторический архив организуется в городе Вятке при губернской публичной библиотеке имени А.И. Герцена... Вятский губернский исторический архив является краевым архивом, имеет целью собирание, сохранение, изучение и опубликование письменных памятников, касающихся главным образом Вятского края, для чего он: а) сосредотачивает в своем хранилище наиболее интересные письменные памятники, находившиеся ранее в различных правительственных, общественных и частных архивах; б) получает во временное пользование из других архивов дела, необходимые для научных работ своих сотрудников; в) имеет кабинет для научных работ по изучению своих сокровищ; г) организует постоянные и временные выставки своих материалов; д) издает описи своих дел и самые дела; е) инструктирует местные архивы края по вопросам изучения охраны и собирания архивных дел, издавая для этого особые инструкции, обращения и т. п.; ж) устраивает курсы для подготовки деятелей архивного дела; з) имеет свой губернский печатный орган».18

После принятия Положения о библиотеке и архиве были официально приглашены работать с архивными документами на общественных началах Н.А. Желваков и И.М. Осокин, после ликвидации духовного училища оставшийся без работы. Первый разбирал фонды жандармского управления и канцелярии губернатора, второй — фонды Успенского Трифонова монастыря и Вятского духовного училища. В ноябре указанные фонды приняты в исторический архив.19 На ставку младшего архивариуса исторического архива был определен с 1 ноября 1918 года И.М. Осокин.20

         Таким образом, в Вятке организация государственного архива началась в инициативном порядке. Но любое большое начинание требует государственной поддержки на самом высоком уровне. И такая поддержка была своевременно оказана: 1 июня 1918 года В.И. Ленин подписал Декрет «О реорганизации и централизации архивного дела в Российской Советской Федеративной Социалистической Республике». Важность этого декрета для развития архивной службы трудно переоценить. Впервые архивное дело возводилось в ранг самостоятельной отрасли общегосударственной деятельности. Действие декрета распространялось на все правительственные учреждения, и, таким образом, межведомственной бюрократической несогласованности и неразберихе был положен конец. В частности, в тексте документа, имеющего силу закона, было четко указано: «Все архивы правительственных учреждений ликвидируются как ведомственные учреждения, и хранящиеся в них дела и документы отныне образуют единый государственный архивный фонд». Иначе говоря, декрет от 1 июня 1918 года стал той юридической базой, на основании которой архивы из рук ведомств передавались в специально созданные государственные архивные учреждения, одновременно обеспечивалось постоянное пополнение архивов материалами различных ведомств. Так, в соответствии с декретом по всей стране начала складываться структура архивных учреждений, система их управления.

         В Москве был создан Главархив (Главное управление архивным делом, ГУАД) при Наркомате просвещения. В декабре в Вятку приехал инспектор ГУАД А.Ф. Изюмов. Он увидел «сравнительное благополучие архивов» Вятки и обещал «исходатайствовать для Вятки немедленную реальную помощь», а кроме того, предложил составить смету «по оплате понесенных различными учреждениями расходов, связанных с охраной архивов».

         На заседании Вятской ученой архивной комиссии 5 декабря 1918 года А.Ф. Изюмов выступил с докладом, затем он предложил избрать уполномоченного ГУАД. Присутствовавшие (Н.А. Спасский, Н.А.Желваков, И.М. Осокин, А.А. Григорьев, Л.Н. Спасская, А.С. Лебедев, В.Д. Емельянов, Г.А. Молчанов) решили рекомендовать Н.А. Желвакова.

         В декабре 1918 года в ГУАД было направлено письмо председателя Совета Вятского губернского исторического архива А.С. Лебедева следующего содержания: «Вятский губернский исторический архив в течение 1918 года не получал никаких средств ни из центра, ни из местных источников и поэтому принужден был временно заимствовать средства для оплаты различных срочных расходов в учреждениях и у частных лиц, сочувствующих его деятельности… Всего расходов в 1918 году было произведено на сумму двадцать тысяч рублей. Губернский исторический архив просит о возмещении этой суммы».

         20 декабря 1918 года Н.А Желваков как избранный представитель Главного управления архивным делом в помещении губернской публичной библиотеки имени Герцена организовал собрание «лиц, заинтересованных в архивном деле». На нем были подведены первые итоги работы по спасению, сохранению и централизации архивов. Было решено ликвидировать археологическую комиссию как выполнившую свою задачу и создать новую организацию - губернское архивное управление с историческим архивом при нем. В президиум архивного управления вошли А.С. Лебедев, Н.А. Желваков и И.М. Осокин. Собрание поручило им написать положение о новой организации. Сегодня протокол этого собрания открывает фонд губернского архивного управления, с него началось делопроизводство этого учреждения, а следовательно, и его официальная история.

   Через месяц, 20 января 1919 года, на заседании архивного управления было доложено, что положение разработано и отправлено на утверждение в Москву.25 Не дождавшись ответа из Москвы, Н.А. Желваков обратился в Вятский губоно с предложением о создании архивного комитета. 31 марта 1919 года собралась инициативная группа по его созданию в количестве 5 человек: Николай Александрович Желваков, Павел Николаевич Луппов, Александр Алексеевич Григорьев, Иоанн Михайлович Осокин и Дмитрий Васильевич Фаворский. Так как Главархив подчинялся Наркомату просвещения, на заседании было решено просить губернский отдел народного образования утвердить временный (до официального утверждения Москвой) губернский архив­ный комитет в составе вышеперечисленных лиц.26

 

   

Примечания

1       Шиляева Р.С. Документальная память народа // Энциклопедия земли Вятской. Т.9. Культура, искусство. Киров, 1999. — С. 272.

2       Государственный архив Кировской области, далее — ГАКО, ф. Р-1016, оп. 1, ед. хр. 8, л. 2.

3       Там же, ф. Р-875, оп. 1, ед. хр. 54, л. 8 об.

4       Там же, ф. Р-1016, оп. 1, ед. хр. 8, л. 3.

5       Там же, ф. Р-875, оп. 1, ед. хр. 21, л. 170.

6       Там же, ф. Р-1016, оп. 1, ед. хр. 3, л. 5.

7       Там же, ф. Р-1137, оп. 1, ед. хр. 8, л. 11.

8       Там же, л. 10.

9       Там же, ф. Р-876, оп. 1, ед. хр. 4, л. 126.

10  Там же, ф. Р-1137, оп. 1, ед. хр. 8, л. 24.

11  Там же, ф. Р-1016, оп. 1, ед. хр. 2, л. 14.

12   Там же, ф. Р-1137, оп. 1, ед. хр. 9, лл. 17-17 об.

13   Там же, ф. Р-1016, оп. 1, ед. хр. 2, л. 14.

14  Там же, ф. Р-875, оп. 2, ед. хр. 1, лл. 403, 404.

15  Там же, л. 409.

16  Там же, ф. Р-1322, оп. 1а, ед. хр. 140, л. 10.

17  Там же, ф. Р-1137, оп. 1, ед. хр. 8, л. 47.

  1. Там же, ф. Р-2483, оп. 1, ед. хр. 16, лл. 10-

19  Там же, ед. хр. 3, л. 28.

20  Там же, ф. Р-1016, оп. 1, ед. хр. 1, л. 30.

21  Там же, ед. хр. 2, л. 22 об.

22  Там же, ф. Р-1016, оп. 1, ед. хр. 3, л. 2.

23  Там же, ед. хр. 1, л. 6.

24  Там же, л. 6 об.

25  Там же, л. 6 об.

26  Там же, л. 29.

Комментарии

Аватар пользователя a-musikhin

Владимир Сергеевич, спасибо большое! Очень ценный материал.

А конференция к юбилею какая-нибудь планируется?

Аватар пользователя Владимир Жаравин

Алексей, Добрый вечер! Осенью планируется научно-практическая конференция. Ответственным за её проведение утверждён Артём Маркелов, начальник отдела использования архивных документов ГАКО, он должен разослать всем приглашения и разместить на сайтах объявления.