Старый Пьяный Бор (Сергиевское, Старый Красный Бор)

Тип: село
Статус: ныне не существует

По мнению ученых, село Старый Пьяный Бор имеет самую долгую историю из русских деревень, относившихся к Мензелинскому уезду. Село было основано на берегу озера Прости задолго до 1676 г., возникнув под сенью знаменитых Егимских лесов. Русские поселенцы проникали в эти места во времена строительства Старой Закамской засечной линии, строительство которой было начато в 1652 г., а завершено в 1657 г. Засечная черта заканчивалась совсем рядом, на реке Ик, и крепость в Мензелинске была важной опорной частью в системе оборонительных сооружений, защищавших территорию от набегов кочевых народов. Под защитой крепости создавались новые поселения, выполнявшие аналогичные опорные и административные функции, к таковым относились дворцовые села Каракулино и Пьяный Бор. Особенность поселений - они формировались как дворцовые села, а не как деревни или починки. В середине XVII века в административных документах Уфимского уезда упоминается только один Пьяный Бор, который имел статус дворцового села, управляемый назначаемыми дворцовыми приказчиками.

Менее 14 километров составляет расстояние по прямой от Мензелинска до места, которое ныне известно нам как село Старый Пьяный Бор, изначально называвшееся Пьяным Бором. Согласно СНМ-1870, расстояние от Мензелинска до села Старый Пьяный Бор (N 2279) и соседних деревень Юртовой (N 2280) и Игима (N 2278) составляло 12 стандартных путевых верст (1 верста = 1 066,8 м.), т.е. около 12,8 км. Расстояние до станового квартала в башкирской деревне Кузкеево (Кузекеево, Кускеево), центрального населенного пункта 5-го стана, составляло 21 версту. В 17-18-в.в. село относилось к Уфимскому уезду, затем - к Мензелинскому. В разные исторические периоды  земли являлись частью Казанской губернии, затем Оренбургской и Уфимской, а после создания национальных автономий село располагалось на территории современной Республики Татарстан.

Мензелинская земля была заселена издревле, именно здесь была обнаружена Деуковская стоянка - еще 100 тыс. лет назад, в эпоху камня здесь жили предки современных людей. Во времена Булгарского ханства здесь проходила "буферная" зона, охранявшая государство от воинственных соседей. После присоединения Казанского ханства к Российскому государству в 1552 г., роль пограничников стали выполнять стрельцы. Местный люд отличался дерзким, независимым духом. В эти места бежали крестьяне из под Сарапула с середины XVII века, упоминания о таких бегствах сохранились в Ландратской переписи 1716-1717 г.г. и и в более ранних документах многих сел и деревень Сарапульского уезда. На берегу Камы оседали крестьяне и вольнолюбивые казаки, в эти места отправляли в ссылку польских шляхтичей (созданные ими деревни до сих пор существуют), здесь находили пристанище пугачевцы и прочий разбойничий люд. Русских крестьянских беглецов из Сарапульского уезда в дворцовые села Уфимского уезда обратно не возвращали, а из-за малолюдности этих мест уфимские власти к беглецам относились лояльно, переписывая беглецов в дворцовых крестьян. Известное восстание башкир 1682 года вспыхнуло совсем рядом, неподалеку от Мензели, распространившись на эти места, многие русские деревни на левобережье Камы сильно пострадали или были сожжены. Защитить от разорения деревни, находящиеся с краю от Закамской черты осажденный пригород Мензелинск оказался не в состоянии. О том, чтобы построить здесь крепость речи не шло. Именно к этому периоду  стоит отнести появления двух Пьяных Боров, расположенных на разных берегах Камы - Старого и Нового. Крестьяне Нового Пьяного Бора - это уцелевшие выходцы из Старого Пьяного Бора, спрятавшиеся за Камой от набегов башкирских разбойников и здесь обосновавшиеся. Многие фамилии старожилов сел идентичны.

Село Пьяный Бор упоминается в царской грамоте от 18 марта 1678 года Уфимскому воеводе Венедикту Яковлевичю Хитрово "О заведывании Семену Пекарскому дворцовымъ селомъ Каракулинымъ и Пьяным Боромъ". Далее: - "... Въ прошломъ, во 185 году, въ сентябре, послана наша великого государя грамота къ тебе на Уфу, а велено быть въ Уфинском уезде въ селе Каракулине и на Пьяном Бору уфинцу Семену Пекарскому уфинца жь на Степаново место Тарбеева, а переменить ему Семену его Степана во 185 же году въ марте; а ныне билъ челомъ намъ великому государю уфинецъ Семенъ Пекарский, а сказал: въ прошломъ де во 185 году, по нашему великого государя указу, велено ему Семену быть въ Уфинском уезде въ селе Каракулине на Степаново место Тарбеева, и онъ де Семен въ томъ селе и доныне не был; и намъ великому государю пожаловати бы его Семена, за службы и за смерть отца его и за его службу, велеть ему въ томъ селе Каракулине и на Пьяном бору быть на Степаново место Тарбеева, и о томъ дать ему нашу великого государя грамоту. И как къ тебе ся наша великого государя грамота придетъ, и ты бъ уфинцу Семену Пекарскому въ Уфинском уезде въ наших великого государя дворцовых селехъ, въ селе Каракулине и на Пьяному Бору, уфинца жь на Степаново место Торбеева велелъ быть мая съ 1 числа нынешняго 186 году; а по чему ему Семену въ томъ селе Каракулине и на Пьяному бору быть и крестьянъ ведать и дела делать, и ему Семену данъ нашъ великого государя наказъ изъ Приказу Казанского дворца, за дьячьею приписью; а Степана Тарбеева выслалъ на нашу великого государя службу ... Писан на Москве, лета 7186, марта, въ 18 день."  (Извлечено из столбцевъ присланных въ Московский архивъ Министерства Юстиции изъ архива Уфимской палаты уголовнаго и гражданскаго суда. Столбецъ по описи под № 721).

Первый молельный дом в  Пьяном Боре был построен еще до 1682 года в честь Сергия Радонежского. Весной того же года мятежники под руководством Саета Ягфарова и мурзы Телякея дошли до левого берега Камы. Решив отомстить за отнятые у них земли, они сжигали находившиеся на их пути помещичьи усадьбы, деревни, где жили их крестьяне. Они захватили Пьяный Бор и унесли с собой церковную утварь: кресты, колокола, евангелие, другие предметы.

Дворцовый приказчик Семен Пекарский основательно подготовился к нападению башкир. Не располагая военными отрядами, он силами подопечных ему крестьян успел построить в Каракулино крепость (острожек), сидя в котором в течение трех месяцев отбивал атаки калмыков. Он вооружил и обучил крестьян дворцовых сел военному делу, и командуя лишь ими, сумел отбить у восставших церковное имущество из Вознесенского монастыря. Как сказано в его послужном списке: "Он же отбил на бою у башкирцев Евангелие, крест и колокола и всякую церковную утварь и побрал аманатов (заложников) и к шерти (присяге) приводил" (Источник: Дополнения к актам историческим собраные и изданные Археографической комиссией т. 9).

После подавления мятежа церковь в селе восстановили, но прямых указаний в документах на то нами не обнаружено, лишь косвенные. Снова как село Пьяный Бор упоминается в материалах архивного дела РГАДА 1209-1-6446 "Переписная книга Алатская, Арская, Нагайская, Зюрейская дороги 1698-1701 год". На противоположном берегу Камы, в стратегически важном месте к тому времени формируется еще один Пьяный Бор, на мелкой речушке Пещеры, с удобной пристанью и сухопутными дорогами в Каракулино и на Сарапул, а также в Агрыз и в Трехсвятское (Елабугу). Так появляется Старый и Новый Пьяный Бор. Населенные пункты отличались по названиям устроенных в них церквей: Старый Пьяный Бор назывался селом Сергиевским; Новый Пьяный Бор - селом Тихоновским.  В церковных метриках села (Новый) Пьяный Бор Пещеры Тож (село Тихоновское) в первой половине XVIII века иногда упоминались священнослужители Сергиевской церкви:

1727 год - 10.06 умер села Пьяного бору Сергиевской тож бывший священник Василий Дмитриев - 40 лет (НАРТ Ф. 992, Оп. 1, Д. 6);

1745 год - упоминается воспреемником поп села Старый Пьяный бор Лаврентий Андреев (НАРТ Ф. 992 Оп. 1 Д. 15);

1746 год - Село Сергиевское (Старый Пьяный бор) Поп Лаврентий Андреев (НАРТ Ф.  992 Оп. 1 д. 16).

В 1748 году село относилось к Каракулинской дворцовой волости, в нем значилось 66 душ мужского пола (РГАДА Ф. 350 Оп. 2 Д. 3791 л.л. 197об.-201об.),  в документах название населенного пункта указано как "Село Сергиевское Старый Пьяный Бор тож". Перечислим первых известных жителей села:

1. умершего написанного в предсим перепись крестьянина Гаврилы Борисова сына П(К)онашина дети Федор - 9, Савелий - 8.
2. Иван Никифоров сын Армянинов - 22.5, его сын Петр - 0.5.
3. Никита Савин - 36, его сын Селиверст - 18.
4. Афанасий Михайлов сын Армянинов - 62.
5. Данила Евдокимов сын Железной - 47, его сын Никита - 14.
6. Иван Елфимов сын Чигвинцев - 48, его сыны Терентий - 25, Прокофей - 3, Спиридон - 0.5. Терентия сын Егор - 5.
7. Константин Петров сын Железной - 47, его дети Максим - 26, Федор - 24. Максима сын Яким - 0.5. Федора сын Василий - 3.
8. Никон Дорофеев - 39, его сын Ефим - 8.
9. Лаврентий Дорофеевич - 34, его сыны Дмитрий - 5, Афанасий - 1.
10. Митрофан Елфимов сын Голик - 62, его дети Василий - 26, Кондратий - 13.
11. Петр Павлов сын Голик - 29, его сын Иван - 7.
12. Тимофей Павлов сын Голик - 27, его сын Иван - 1.5.
13. Сергей Игнатьев - 49, его сын Григорий - 14.
14. Сава Малафеев - 25, его сын Давыд - 0.5.
15. умершего крестьянин Семена Петрова сыны Пономарева дети Иван - 41, Василий - 34, Андрей - 18. У Ивана сын Сергей - 17. У Василия сын Кирилл - 1.
16. Данила Ларионович Вохмин - 32, его сын Тимофей - 15.
17. Григорий Михайлов сын Армянинов - 66, его сын Петр - 26. Петра сын Никита - 3.
18. Михаил Петров сын Кузнецов - 72, его дети Иван - 8, Егор - 1.
19. Федор Елфимов сын Чигвинцев - 47, его дети Василий - 28, Тихон - 14, Антип - 12, Григорий - 7.
20. Назар Елфимов сын Чигвинцев - 37, его дети Алексей - 8, Филипп - 5.
21. Дмитрий Васильев сын Кузнецов - 42, его дети Семен - 15, Осип - 3, Никита - 10 недель.
22. Кузьма Ларионов сын Спящев - 29.
23. Иван Марков сын Мездрин - 52, его сын Иван - 17.
24. Трофим Поликарпов сын Вохмин - 30.
25. Егор Иван сын Рутвенок - 38.
26. Родион Иван сын Рутвенок - 36.

В исповедных росписях Тихоновской церкви с. Новый Пьяный Бор за 1781 год фигурируют семьи духовных и их домашних из села Старый Пьяный Бор: "села Стараго Пьяного Бору - Священник Федор Ильин - 41, жена ево Федора Иванова - 39, дети: Еким - 9, Аксинья - 14, Наталия - 13, Ирина - 10; тогож села диакон Петр Яковлев - 41, жена ево Матрена Яковлева - 39, дети: Федор - 16, Филип - 13, Максим - 6, Антип - 4, Матрена - 17."
В 1783 году священнослужители Сергиевской церкви также отражены по исповедным росписям Тихоновской церкви: "Села стараго Пьянаго Бору священник Петр Яковлев - 43, жена ево Матрена Яковлева - 42, дети их: тояж церкви дьячек Федар - 18, оной же церкви пономарь Филип - 15, Максим - 8, Антип - 6, Матрена - 19."

В 1795 году в деревне построили другую деревянную церковь. Последний храм построили из камня и освятили в  1870 году.

Согласно третьей ревизии, в 1762 г. здесь проживали 83 человека мужеского пола, причисленные к разряду «дворцовых крестьян с окладом в 70 копеек». В 1795 г. В селе уже числилось 526 душ (в т.ч. - 248 мужчин и 278 женщин). Основная часть населения - православные. В документах пятой ревизии (1795 г.) старопьяноборцы числились в сословии дворцовых крестьян. В период проведения ревизии ещё не был принят закон «Учреждения об императорской фамилии», он был издан в 1797 году. После принятия закона создаётся удельное ведомство и ему придаются прежние дворцовые крестьяне, бывшие дворцовые крестьяне становятся удельными крестьянами. В ревизской сказке от 14 апреля 1795 года населенный пункт был зарегистрирован как село Сергиевское, Старой Пьяной Бор тож Уфимскаго наместничества Мензелинской округи. В этом же, 1795 году, в селе была построена новая деревянная церковь, взамен разрушенной набегом мятежников. В 1870 г., когда в Пьяном Бору проживало уже более 1200 жителей, засверкали колокола новой каменной церкви Сергия Радонежского, построенной в самом центре села. К 1906 г. при храме функционировали две церковно-приходские школы, а в самом поселении действовала земская школа для мальчиков и девочек.

События 1917 г. не прошли стороной Пьяный Бор, который после революции стал Красным Бором. Церковь была закрыта и превращена в клуб. Так и существовала она до строительства Нижнекамской ГЭС. Создание водохранилища потребовало переселения жителей и разрушения зданий. Такую же участь постигла и церковь.

Во время межевания, проведенного в 1799 году, за деревенской общиной было закреплено 5548 десятин земли. Из них 2495 десятин занимали пашни, 1500 десятин - луга, 100 десятин - леса, 1380 десятин - неудобья. К концу 19 века жители деревни ввели в сельскохозяйственный оборот 150 десятин подсечных и раскорчеванных земель. Несмотря на это, в населенном пункте немало было крестьян, не имеющих ни надельных земель, ни скотины. В 1913 году 2 хозяйства имели по 40, 8 по 30-40, 33 по 20-30,93 по 15-20, 26 по 10-15, 109 по 5-10 десятин земли, в то же время у 17 хозяйств земельный надел состовлял по 3-5 десятин, 16 были безземельными. Кроме занятия земледелием и скотоводством, сельчане успешно занимались подсобными промыслами: содержали пчелосемьи, занимались крашением (180 чел), кузнечным делом (20 чел). В 19 веке была построена ветряная мельница, льняной завод, у Камы - лесная пристань, паром, в 20 веке работала нефтебаза, сенопункт.

По данным ревизской сказки за 1811 год, село Старый Пьяный Бор относилось к ведомству Мысовочелнинского Приказа Оренбургской удельной конторы Оренбургской губернии Мензелинского уезда, в числе жителей были переписаны  356 муж. душ, из числа удельных крестьян, в т.ч. - 51 прибылых (в основном документе переписано 305 муж. душ, проживавших в 94-х домохозяйствах). Принадлежность к Мысовочелнинскому Приказу села Старый Пьяный Бор сохранялась и позднее: в ревизской сказке за 1816 год в 97 домохозяйствах было учтено 319 мужчин и 405 женщин, 37 мужчин за период с 1811-1816 г.г. по разным причинам выбыли, всего проживающих - 724 человека. В 1834 году в 111 домовладениях числилось 426 мужчин и 504 женщины (по основой ревизии), а также в дополнениях к ревизии указаны 4 удельных крестьянина, 3 отставных солдата и жены двух из солдат (итого: 939 человек, в т.ч. 433 муж. и 506 жен.

Согласно списку населенных мест Российской имерии по Уфимской губернии (СНМ-1877) по состоянию на 1870 г. село Старый Пьяный Бор входило в состав 5 стана Мензелинского уезда Уфимской губернии. Располагалось оно за рекой Ик по правую сторону от почтового тракта из г. Мензелинск в г. Бирск. Рядом с селом река Кама и озеро Прости, в нем значится 215 дворов, 598 м., 705 ж., население – русские. В селе имелась православная  церковь, 1 училище, 2 ветряные мельницы. Была своя пристань. В храмовый праздник преподобного Сергия Радонежского проводились торжки. Население занималось пчеловодством, красильным и кузнечным производством.
По данным [Полный список населенных мест Уфимской губернии. Уфа. Типография губернского правления. 1896 г.] село Старый Пьяный Бор было в составе 6 стана Старомелькенской волости Мензелинского уезда Уфимской губернии. В селе было 280 дворов, 853 м., 923 ж., одна православная церковь, одно земское училище, по одной бакалейной и казенной винной лавке, один хлебный запасный магазин. Согласно первой всеобщей переписи населения Российской империи, проведенной в 1897 году население Старого Пьяного Бора составляло 1740 человек (825 м. и 915 ж. в возрасте от 0 до 99 лет (возраст двоих жителей неизвестен), из них 33 временно проживающих).

В архивах сохранилась уставная грамота села Старого Пьяного Бора Мысово-Челнинской волости удельного имения, 1865 г.

В сборнике статистических сведений по Мензелинскому уезду, 1899 г., указано, что село Старый Пьяный Бор расположено в 2 верстах от Камы, много озер. Надел получен на 554 ревизских душ, находится в 1 месте, селение на севере надела. Изменения в угодьях: 150 десятин кустарника расчищено под пашню. Поля по бугристой местности. Почва: около 75 десятин почва иловатая, песчанистая и просто белый иляк или беляк. Разливы Камы причиняют много вреда земледелию. В селении имеются веялки и сохи-кунгурки. Лесов нет. Промыслы: красильное, рыболовство, работа на пристанях.

Советскую власть в этих местах встретили равнодушно, коллективизация шла со скрипом . Коллективное хозяйство в деревне было организовано в 1929 году. Его назвали "Луговой". В 1930 г. село получило свое последнее название – Старый Красный Бор. В 1930 году коллективизация проходила в сложной обстановке. В 1931 году, прикрепив ярлык кулака, из колхоза исключили 23 крестьянина-середняка, обременив "жестоким налогом", в несколько раз превышающий обычный. В 1934 году 80 хозяйств из 292 оставались единоличными. Но долго плыть против течения, называемого коллективизацией, было невозможно. Одних волны выбрасывали к берегу, называемому колхозом, других - забрасывали в далекие от родных мест края. Сокращение крестьянских хозяйств в годы коллективизации обьясняется именно этим.

Статистика жителей деревни выглядит следующим образом:
В 1762 году в селе проживало 83 мужчины.
1795 - 526
1858 - 1129
1870 - 1303
1884 - 1407
1896 - 1776
1906 - 1662
1913 - 1946
1920 - 1891
1922 - 1370
1930 - 1564
1939 - 1178
1959 - 590
1969 - 306
1971 - 208
1972 -103

К 1973 году, в связи с затоплением территории водами Нижнекамской ГЭС деревня была расселена, последние жители  поселения уехали в 1972 году. В современности место обозначается на картах как урочище "Старый Пьяный Бор" и располагается на территории Мензелинского района Республики Татарстан (к Каракулинскому району село отнесено условно). Сергиевскую церковь разрушили в 1973 году. С карты Мензелинского района деревня Старый Красный Бор и близлежайшие деревни исчезли в  том же, 1973 году. Одной из последних исчезнувших деревень стала деревня Юртово. В прошлом красивейшая местность ныне заросла бурьяном или погребена под водой.

... В связи со строительством Нижнекамского водохранилища было принято решение о плановом затоплении луговых угодий, и в начале 70-х этот план был реализован - около 24 тысяч гектаров, в том числе принадлежавших колхозу "Луговой", оказались под водой. Несмотря на то, что к мероприятию долго готовились, затопление провели наспех. Церковь - уникальное сооружение - не разобрали, а просто разрушили, могильники не перезахоронили, кустарники и деревья не вырубили. Стариннейшее русское кладбище оказалось под водой. От большого исторического поселения остался только небольшой островок, а также руины церкви и клочок кладбища, обильно заросшего травой. Могилки стерлись. Крестов нет. Их или растащили, или они сгнили. Кладбище обещали власти забетонировать, собрали с населения деньги. Часть второго кладбища куда-то, будто, переносили. Никто ныне уже не знает. Рядом со Старым Красным Бором находились села Шадрино, Игим, Каракулы (где жили марийцы, удмурты). Они также попали в зону водохранилища. Тойга, Юртово, Ирбешка, Биксентеево, Кишнарат (татарские деревни), также оказались затоплены. Всего ушло под воду сорок пять поселений. За то, что кладбище не забетонировали, отсидели по десять лет бухгалтер и мастер или прораб.

Описание села середины XX века, его схема известны со слов Запольской (Голяковой) Марии Ивановны. Вот ее воспоминания, которые она описала в своем письме: Кама течет слева от реки Прости, текущей в районе Старого Красного Бора параллельно Каме, а между ними – заливные луга. Выше на Прости она изобразила переход, где учились дети плавать, а ниже показала мостки, от которых отплывали на Курью – пристань. В центре села на Прости находились тоже мостки, куда ходили полоскать белье и купаться. От Прости тянулась улица (ее название не сохранилось в памяти) под горой к клубу. От мостков на Прости в центре тянулись улицы Казань (Казанская), и Урал (Уральская). Выше Казанской улицы находилась улица Большая со школой-домом Сырыгиных (с палисадником и двором), а далее – церковь в честь Серия Радонежского, а между домом Сырыгиных – школой и церковью – большая площадь. В 1957 году выше церкви сделали огромную изгородь и посадили деревья под парк. За парком находилась улица, но Мария Ивановна названия не помнит. С ее же слов известно, что  Голякова (Козицына) Мария Алексеевна видела, как с церкви сбрасывали купола, жгли иконы...

Недалеко от церкви на одной линии находились магазин и колодец. Перпендикулярно этой линии находилась улица с сельсоветом, маленькой школой, где учились с 1-3 классы и библиотекой, затем параллельно этой короткой улице, располагалась улица Евтеевка, заканчивающаяся воротами, ведущими за село через овраг. За этой улицей находилось озерко, окруженное тополями. Она [Запольская (Голякова) М.И.] перечисляет, кто жил на улице Кантоновке, тянущейся от озерка. Это: Иван Пономарев, Юрий ….., Сергей ….., Н.М., Пономаревы, дед Иосиф и баба Олена, Голяковы, Вохмины, а далее был плетень, через который перелезали, чтобы идти в поле. На другой стороне Кантоновки (Мария Ивановна поясняет: «Наша с тобой, Рая, улица») находились дома: тети Поли Вохминой, Фильки Пономарева, Вохминых, «ваш дом» - (Юминовых, родителей Раисы Григорьевны), «наш дом» - (Голяковых, родителей Марии Ивановны), далее шел пустырь, а за ним - переулок, ведущий к улице Большой. За переулком начиналась улица Семеновка, а за ней – огороды. Эта улица была односторонней. На длинной улице Казанской находились конюшня, пожарка и Правление колхоза – другой – новый дом Сырыгиных. Параллельно ей от Прости тянулась улица – Уральская. На ней находилась школа, в которой учились в 4-ом классе и ближе к Семеновке «молоканка» и сырозавод, а на другой стороне улицы – площадка, где собиралась молодежь и рядом кузница. Параллельно Уральской тянулась и улица Задняя. Улицу Заднюю, видимо, называли и Последней. А ниже этой улицы были обширные картофельные поля. На Задней же улице находились ворота, через которые вела дорога на Юртово и в сосновый бор, а также к овощехранилищу. В противоположной от Прости части поселения находились: скотные дворы (конюшни, коровники, овчарня, свинарник, а за ними – правее – кладбище, (Мария Ивановна поясняет: «Оно осталось не под водой»). Ниже кладбища вправо уходила дорога на Мензелинск. А выше скотных дворов – поскотина, то есть выпасы для скота.
Таким образом, самыми главными и длинными были улицы Большая и Уральская, покороче были улицы: Казанская и Задняя, а маленькие улицы назывались: Кантоновка, Евтеевка, Семеновка. А улицы – три, Мария Ивановна не помнит, как назывались. Но это, видимо, Падеревка, Новая, Банная. Со стороны Прости правее в верхней части села были сосредоточены культурно – духовные центры: церковь, большая школа – семилетка, клуб, магазин, библиотека, сельсовет и правление колхоза. Оказывается, в другом доме Сырыгиных разместилось правление колхоза, а не сельсовет, как мне говорили. Кроме большой школы, в селе было две маленьких начальных школы. Очень большими тружениками были старокрасноборцы. Об этом говорят хозяйственные постройки и обширные поля, сенокосные угодья, луга для выпаса скота… Ну а природа была изумительно богатой: большие реки (Кама и Прость), а также Бакалка, озеро в центре села, сосновые боры… (Из книги Голякова А.М. "Моя большая семья").

В селе проживали жители следующих фамилий: Чигвинцевы, Мельниковы, Чутковы, Армяниновы, Багдерины, Пономаревы, Сырыгины, Миздрины, Юминовы, Вохмины, Бушковы, Голяковы, Козицыны, Тверетины, Тюшковы, Тюмковы, Гуляковы и др.

Родственные связи жителей Старого Пьяного Бора с правобережьем Камы были тесны, часть жителей Старого Пьяного Бора переехали в село Новый Пьяный Бор, а также в деревню Елховку Мензелинского района, основанную в 1963 году жителями деревни Юртово. В 1988 году Елховка получила новое название - деревня Юртово, в память о расселенной одноименной старинной деревне. В состав Юртовского сельского поселения входила деревня Дружба, основанная поселенцами из села Старый Пьяный Бор в 1920 году, в числе которых были семьи Степана Андреевича и Николая Андреевича Чигвинцевых. На основании Закона РТ № 29- ЗРТ от 22.05.2010 г. деревня Дружба была исключена из границ Юртовского сельского поселения и входит в состав Аюского сельского поселения Мензелинского муниципального района Республики Татарстан.

Приложим фотографии картин Пономарева Александра Никитовича – уроженца Старого Пьяного Бора, навеяных воспоминаниями о своем родном крае. Пономарёв Александр Никитович родился в 1953 г. в селе Старый Красный Бор Татарской АССР. Заслуженный художник РФ (14.06.2010). В 1988 г. окончил Ленинградский институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е. Репина. В том же году на всесоюзном конкурсе дипломных работ среди художественных ВУЗов страны получил золотую медаль за дипломную работу "Эхо войны". 1989-1993 – творческая мастерская под руководством народного художника СССР профессора А.А. Мыльникова. 1989-1993 – преподаёт на архитектурном факультете. С 1991 г. – член Союза художников России. С 1993 г. преподаёт живопись и композицию в Санкт-Петербургском художественном училище имени Н.К. Рериха в должности старший преподаватель, а также в последние годы преподаёт живопись и композицию на факультете искусства в педагогическом университете имени А.И. Герцена. Член правления Союза художников Санкт-Петербурга. Постоянный участник городских, всероссийских и зарубежных выставок. Картины находятся в музеях и частных коллекциях США, Германии, Голландии, Финляндии, Китая и России.

(По материалам воспоминаний местных жителей, исследований краеведов и  книги Голякова Алексея Михайловича, "Моя большая семья", Санкт-Петербург, 2021 г.)

Местоположение:
Старые карты
  • Подробные
  • Обзорные
    ?

      Изображения

      former_settlement
      Фотография перед затоплением населенного пункта
      old_photo
      Фотография 1975 года.
      drawing
      Из творчества художника - уроженца Старого Пьяного Бора Пономарева А.Н.
      drawing
      Из творчества художника - уроженца Старого Пьяного Бора Пономарева А.Н.
      map_fragment
      Фрагмент карты Мензелинского уезда Уфимской губернии второй половины XIX века.
      photo
      Фотография населенного пункта, сделанная в 2011 году.
      photo
      Фотография населенного пункта, сделанная в 2011 году.
      photo
      Фото расчищенной могильной плиты на Старопьяноборском кладбище. Июнь 2011 года.
      plan
      Спутниковый снимок села Старый Красный Бор 09.11.1967 г.
      map_fragment
      Карта местности дореволюционного периода. В цифрах - указано расстояние в верстах между ключевыми н.п.
      document
      Заголовок ревизской сказки по селу Старый Пьяный Бор, 1795 год.

      Фотографии вблизи этого места с сайта

      Права на фотографии принадлежат их авторам или владельцам

      разливы Камы (tr00012)
      разливы Камы (tr00012)

      Комментарии

      Аватар пользователя Ильнешенец

      Сергей Алексеевич, большое дело сделано: этот материал про Старый Пьяный Бор. Ни у кого руки не доходили раньше. Спасибо скажут не только уроженцы этих мест, но и многочисленные исследователи.

      Аватар пользователя Сильвер

      Александр Тихонович, здесь огромные слова благодарности нужно выразить  Алексею Михайловичу Голякову, собравшему воедино столько важной информации о данном населенном пункте. Отсутствие этого населенного пункта на Родной Вятке просто зияло черной дырой. После создания странички, процесс ориентирования значительно упрощается. Страничка рассчитана на интерес потомков этой территории к истории своих родов и края.