Ранняя история Лузского района

Ранняя история Лузского района 
(и попутно Устюга и Вятки в целом).
Часть I. 

Как-то на сайте РВ задали вопрос, что можно прочесть о ранней истории Вятского края? С другой стороны для генеалогических поисков начала 17 века и ранее возрастает роль знания истории края. Нужно понимать почему предки здесь появились и желательно понять откуда переселились. А что переселились это однозначно, так как не находятся в ранних документах, как правило, это писцовые книги. Хочется найти и прочесть нужную книгу. Но оказалось, что данная информация разбросана по множеству книг и статей. Так начал для себя делать выборки. Теперь решил поделиться. Уважаемые коллеги, понятно, что это не оригинальное исследование, а компиляция найденных в открытом доступе отдельных фрагментов в соответствии со своими взглядами на данную тему и с моими комментариями. Обсуждение на сайте приветствуется. Не обессудьте за большое количество цитирований, поверьте, что излагать своими словами не так просто, как это может показаться. Кроме того, при этом у читателя отпадает необходимость обращаться к первоисточнику при чтении. Это уже нужно будет сделать, если появится желание детальнее, более подробно ознакомится.

* * * * *
Отправной точкой является информация из книги - Савельева Э.А. ''Лузская Пермца'', Коми филиал АН СССР, 1972. ''Лузская Пермца — одно из территориальных образований древних коми. До X—XI века лузские пермяне заселяли весь бассейн рек Юг и Луза. В XII веке в этот район началось массовое переселение жителей финно-угорских народов, живущих южнее, они спасались от монгольской (славянской) колонизации. Примерно в XV веке сюда началось широкое переселение русских, их селения поднялись вверх по реке Лузе, и коми-русская этническая граница установилась в районе сел Лойма - Спаспоруб. Территория Лузской Пермцы сократилась во много раз до небольшой волости в верхнем течении Лузы, отсюда и ее уменьшительное название - Лузская Пермца.'' 
Самым ранним упоминанием волости Луза находим в Вычегодско-Вымской летописи. ''[1438 г.] Лета 6946 пришедши вятчаны с ратью, волости по Лузе и по Нижние Вычегды пожгли и приступиша к городу Устюгу. Город пожгли, а люди сокрылись по лесом''. ''Волости по Лузе и по Нижней Вычегде'' здесь волости - множительное число (вернусь к этому моменту ниже), а главное, что  поджечь могли деревни, а не леса. Пробуем разобраться что это за волости. Рассмотрим другие источники.
Логично обращение к книге Богословский М.М. ''Земское самоуправление на Русском Севере в XVII в.'', М. 1909. Том 1, гл. 1 - Судьбы Поморья до XVII в. Несколько цитат. Обсуждение с коллегами показало, что очень часто один и тот же документ или источник информации понимается совершенно по-разному. Поэтому привожу прямое цитирование нескольких фрагментов, подобранных  под своё понимание исторических ситуаций и  применительно к генеалогическом поискам конца 16 - начала 17 века: ''С незапамятных времён в Поморский край шла русская колонизация, частью из Суздальской земли, выходцами которой был основан Устюг, но главным образом из Новгородского края. Последняя направлялась промышленными интересами, которые к древнем новгородском движении на север были преобладающими…  Во второй половине XIV в., в 1374 г. появятся новгородские ушкуйники на Вятке, и с тех пор идёт ряд летописных известий о Вятской земле…  Уезд Сольвычегодский вместе с частями Устюжского и Вельского входили в состав Двинской земли… После второго похода в 1478 г. (на Новгород) вся Двинская земля должна была ''крестное целование новгородские с себя сложили, а целовали на великих князей имя'', т.е. была присоединена к Москве. Шестью годами ранее в 1472 г. была приобретена Москвою Пермская земля, где продолжили некоторое время править под московским протекторатом местные пермские князья. В 1489 г. покорена была Вятка…  С присоединением новгородских владений к Москве, предпринята была в обширных размерах конфискация земель новгородских бояр, как в самом Новгородском уезде, так и в подвластных Новгороду землях… Крупному боярскому землевладению на Севере нанесен был непоправимый удар. Из новгородских землевладельцев одни только Строгановы сохранили свои владения и приумножили их при переходе Севера под власть Москвы… В XVI веке исчезли следы боярских вотчин в Поморье, и к  XVII столетию оно стало страной чёрной земли и черносошного, государственного крестьянства''. Тема черносошного крестьянства будет продолжена во второй части статьи.
Из выше изложенного отметим: 1) в тот период административно-территориальной единицей была ''земля'' или ''край'' - Двинская земля, Новгородская земля, Вятский край, они делились на уезды; 2) новгородские бояре так или иначе способствовали первичной крестьянской колонизации Двинской земли, а значит и Сольвычегодского уезда* (в то время – часть Устюжского уезда), но после присоединения к Москве произошли кардинальные изменения в статусе земель, что в сочетании с другими факторами приведёт к увеличению потоков крестьян в Двинскую землю, а значит в Сольвычегодский уезд и далее в Вятский край. 
* Примечание: Сольвычегодский уезд выделился из Устюжского в 1590 г. (Вычегодско-Вымская летопись).
Далее Богословский описывает уезды Устюжский и Сольвычегодский. К сожалению делает это на основе писцовых книг 1620-х годов. В приложениях даны описания расположения волостей. Они совпадают с данными Водарского Я. Е. в его книге ''Население России в конце XVII - начале XVIII века'', М. 1977, приложение 11. Но в книге Богословского дана более подробная карта Поморского края в XVII веке. Фрагмент этой карты лучше смотреть (более качественное изображение)  в книге Швейковская Е.Н. ''Русский крестьянин в доме и мире: северная деревня конца XVI — начала XVIII века'', М. 2012, написанной по писцовым книгам Сольвычегодского уезда. 


Вернёмся к более раннему периоду  и рассмотрим другие источники с 1425 г. по 1620 г. Рассмотрим сначала первоисточники, а потом их отражения в работах историков. В ''Актах социальной экономической истории Северо-Восточной Руси'' том III есть несколько документов по Устюгу Великому и Соли Вычегодской, Перми и Вятке.
На стр. 299, N283. 1425 г. августа 28. — Жалованная кормленая грамота великого князя Василия  Васильевича Ивану Григорьевичу  Раслу Протасьеву с сыном Кононом на вол. Лузу  (по р. Лузе, правовому притоку р. Юга), данная за выезд в Московское княжество. Это заголовок, но он полностью передаёт содержание шести строчек грамоты (почти полный текст см. ниже). Как и все другие документы, грамота снабжена примечаниями и комментариями. ''Примечания: … 2. Вол. Луза нигде, кажется, в других источниках XIV —XV вв. не упоминается, она лежала, по-видимому, в верховьях р. Лузы, к ю.-в. от Устюга, где впоследствии известна вол. Лузская Пермца с центром в Объячевском погосте''. Отметим интересный момент – ключевые слова: ''нигде, кажется, в других источниках XIV —XV вв. не упоминается'', т.е. проверяли, но на всякий случай подстраховались. А в ''Пояснительных примечаниях к Актам'', составленных И.А. Голубцовым, волость Луза названа новой, но со знаком (?).   Вернёмся к этому позже.
Следующий документ в хронологическом порядке на стр. 308  N291а. 1484/85 г. — Жалованная грамота вел. кн. Ивана Васильевича жителям Перми Вычегодской на владение реками, озерами и угодьями, которыми владели их деды и отцы по писцовой книге Ив. Гаврилова, 1482 г., с запрещением отдачи земель епископу и монастырям в закуп и по душе. Здесь важные моменты: 1) ''А что пермяки Лусские Пермцы и вилегоцские, до них сысоленом и ужговцом дела нет— [п]о тому: тое  пермяки присуду устюжскии.''; 2) А што угодеи на реке Кобры и на Летской и на реке Маломы до реки Кароноя и до Чемиолины, то наше жалованье людем Лусские Пермцы на бедность; и сысоленом и ужговцом в тое реки не входити ни во что.'' Здесь дважды назван округ Лузская Пермца, а описанные угодья находятся на территории Вятской земли.
Следующие документы N286 и N287 (стр. 308 Актов). [Ок. 1485— 1505 гг.]. — Жалованная кормленая грамота великого князя Ивана Васильевича Ивану Андрееву сыну Племянникову на волостельство на Устюге в волостях Орловом, Шолге и Ивановом погосте, при устье р. Лузы и р. Юге, близ Устюга.
 Это заголовок. На мой взгляд, в данном случае имеет значение оригинальный текст. Се аз, князь велики Иван Васильевичь всеа России, пожаловал есми Ивана Андреева сына Племянникова Орловым на Устюзе и Шолгою и волосткой Ивановым погостом, под.. (повреждение, выдрано на сем месте)    в кормление с пятном. И вы, все люди того городка, чтите его и слушайте, а он вас ведает и судит, и ходит у вас овеем по тому, как было преж сего.
[Ок. 1485—1505 гг.]. — Жалованная кормленая грамота великого князя Ивана Васильевича Ивану Андрееву сыну Племянникову на волостельство в вол. Пушке и Осиновце, в Устюж. у., с правдою и с пятном. Опять же приведем заголовок и оригинальный текст. Се аз, князь велики Иван Васильевичь всеа Руси, пожаловал есми Ивана Андреева сына Племянникова Пушкою и Осиновцом под… (повреждение, выдрано на сем месте) в кормленье с правдою и с пятном. И вы, все люди тое волости, чтите его и слушайте, а он вас ведает, и судит, и ходит у вас во всем по тому, как было преж сего.
Тексты почти идентичны, но есть отличия, которые выделил: городок и волость. В примечаниях к этим грамотам указано, что на местах, которые выдраны, были указаны предшественники. Действительно, в следующем документе это видно. Важно то, что другого текста там нет. 
Стр. 319 N293. 1505 г. мая. — Жалованная кормленая грамота великого князя Ивана Васильевича Андрею Иванову сыну Племянникову на управление Слободским городком на Вятке. - Се аз, князь велики Иван Васильевичь всеа Руси, пожаловал есми Андрея Иванова сына Племянникова Слободским городком на Вятке под Замятнею под Костянтиновым сыном Сабурова в кормление. И вы, все люди того городка, чтите его и слушайте, а он вас ведает, и судит, и блюдет, и ходит у вас по старой пошлине, как было преж сего. Писан на Москве, лета 7013 майя.
Пробуем разобраться с географией. В пояснениях к грамотам указано, что ''О расположении указанных здесь волостей см. в книге М. М. Богословского, Земское самоуправление, т. I, прилож., стр. 52 и 53 и карту.'' Читаем, что 26 - волость Иванов погост по р. Югу, теперь погост Иоанна Богослова на пр. берегу Юга против устья Шарденги; 28 - волость Орлова – при устье р. Луза; 30 – волость Шолга – по р. Югу и его прав. притоку Шолге. На карте Богословского (фрагмент карты  Швейковской)

обозначены пог. Иоанна Богослова и пог. Всесвятской, т.е. карта  более позднего периода, чем описываемые события. А южнее, на некотором удалении, находим реку Шолга и  надпись Шолга. Дополнительно воспользуемся картой Водарского (фрагмент привожу),

она отражает более ранний период по сравнению с картой Богословского. На ней: 26 – Иванов погост; 27 – волость Орлова (левый берег р. Луза). Дополнительно: 12 – волость Шемокса (ближе к Великому Устюгу, правый берег р. Юга). 28 – волость Шастка (правый берег р. Луза). А так же: 29 – волость Шолга, 31 – волость Подосиновская, 32 – волость Верхопушемская. (Полная карта Водарского и описание всех станов и волостей есть на сайте РВ). https://rodnaya-vyatka.ru/blog/2419/122969 
Таким образом у устья реки Луза расположены селения волостей Шастка и Орлова. При этом в последнем случае где-то здесь стоял городок Орлов, если буквально понимать текст грамоты N286 и на аналогичную запись по Шолга.  Специалисты определили, что волость Пушка ошибка и это волость Верхопушемская – по р. Пушме и её притокам, по Боголюбскому 33 и 32 – волость Подосиновская по р. Югу и устью р. Пушмы, теперь погост. На сайте http://www.znamya43.ru/dostoprimechatelnosti-podosinovskogo-rajona находим: ''Изначально поселок Подосиновец назывался городком Осиновцем, о чем гласит летопись 1486 года. В XVI веке Осиновец являлся значимым стратегическим пунктом, стоявшем на слиянии двух рек – Юга и Пушмы. Через этот городок проходил путь из Вятки в Москву, через северный город Великий Устюг''. На карте имеем двойную запись Подосинов гор(одок) и Подосиновец. Таким образом идентифицировали записи грамот и географические их местоположения. Наконец, нужную запись находим  в Книге Большому чертежу: ''А по реке по Югу городки Устюга Великого… А ниже Осиновца 40 верст, Орлов. А ниже Орлова 15 верст в реку Юг, пала река Луза. А от Орлова до Устюга Великого 40 верст''.   
Теперь перейдем к освещению и трактованною этих грамот специалистами-историками. Начнём со статьи И.Л. Жеребцов ''Административно-территориальное деление Коми края в конце XV – 70-х XVI века''. Касательно региона реки Луза в ней написано немного, но достаточно емко и сконцентрировано:  ''Жалованная кормленная грамота Василия III 1425 г. сообщает о существовании волости Лузы, пожалованной в кормление И.Г. Раслу Протасьеву и его сыну. Какую территорию охватывала эта волость, в источнике не сказано. Возможно, что волость Луза располагалась на землях коми в верховьях р. Лузы, где впоследствии существовала вол. Лузская Пермца, и являлась ее «предшественницей». Другой источник сообщает о том, что волость Луза существовала еще в середине XVI в. и также была отдана в кормление (История Коми АССР, 1981, с. 37; Очерки по истории Коми АССР, 1955, с. 93). Однако не исключено, что волость Луза располагалась на иной территории - в низовьях р. Лузы, поскольку верховья Лузы по крайней мере с конца XV в. входили в состав административно-территориального округа Лузская Пермца - об этом информирует жалованная грамота 1485 г. Границы Лузской Пермцы в грамоте не указаны, и какая часть р. Лузы входила в нее, не известно; отмечено лишь, что угодья лузских пермян располагались также на реках Вятского бассейна Летке, Кобре и Моломе.''
 Статья В.В. Низов. ''Восточные волости Устюжской земли в XV – середине XVI века'', легко находится в интернете. В ней изложение истории Устюга Великого начинается с 1324 года, подробно описываются ранние упоминания волостей Устюжского уезда. Меня заинтересовали следующие моменты. Первый процитирую, тем более, что в ней в свою очередь цитируется базовая грамота: ''28 августа 1425 г. Великий князь Василий II ''пожаловал есми Ивана Григорьевича Расла, прозвище Иватя, Протасьева и сына ево Конана Ивановича волостью Лузою за их к нам выезд в кормленья. И вы, все люди тое волости, чтите их слушайте, а они вас ведают, а судили и ходили велят у вас тиуном своим, а доход иметь по наказному списку''. В XVII в. в состав лузских волостей входили стан Ратмеровской (по Луза и её притокам Чигре и Пырзе), волости Антропова слобода (по Луза и правому притоку Лале), Лальская (по р. Лала),  Учецкая (по р. Учка, левому притоку Лузы), Андреевский (по р. Луза), Лузская Пермца (в верховьях р. Луза).'' Отметим, что описания волостей приведены по Богословскому М.М., но это значительно позже, почти на два столетия - XVII в. против XV в. Более конкретной их увязки с упомянутой в грамоте волостью Луза нет, кроме: ''28 августа 1425 г. – самое раннее упоминания в источниках волости Луза – предшественницы современного (за исключением, прежде всего, Лузский Пермцы, включавшей в себя в начале XVII в. села Спасоруб, Объячево, Ношуль и Лойму) Лузского района Кировской области, население которого приближается к своему 600-летию''. Есть существенное дополнение к грамоте N287 – ''Осиновец впервые упоминается в летописях под 1486 г., когда вятские отряды ''стояли под Осиновцом городком день и прочь пошли, 3 волости разграбили. Он располагался в 3-4 км. от современного г. Подосиновец по р. Юг''. И последний момент: ''Важное место в административно-хозяйственной жизни Лузской волости занимает Лальск, ставший к началу XVII в. волостным центром, но происхождение его до сих пор неясно.'' Далее Низов В.В. подробно рассматривает версию основания города не в 1570, а в 1549 году. Отметим, что Низов перечислил волости Соливычегодского уезда, а ведь в самом устье реки Луза были ещё волости Устюжского уезда. 
Из книги - И.Л. Жеребцов, Э.А. Савельева, А.Ф. Сметанин ''История республики Коми: научно-популярные очерки'', 1996 – можно получить информацию о заселении края русскими, о взаимоотношениях Устюга (Великого) и вятчан, о Лузе и Лузской Пермце (стр. 34-42). ''В XIV в. (а, возможно, и раньше) началась русская земледельческая колонизация низовьев Лузы, появились русские переселенцы в низовьях Вычегды. Многие крестьяне селились и в Вятском крае (их первые селения появились там в конце XII- начале XIII вв.), и с течением времени память о древних коми, возможно, когда-то живших на верхней Вятке, осталась лишь в названии одного из местных административно-территориальных округов - Сырьянского стана (вряд ли случайно его созвучие с названиями территориальных групп коми-зырян, живших в XIV-XV вв. на Сысоле - “сырьяне”, “сиряне”). В более отдаленных от русских княжеств землях пермян - на Выми, Вашке, Сысоле, средней Вычегде - переселенцев с Руси было очень мало или не было вовсе. А Печорский край являлся вотчиной кочевавших там вогулов (манси) и самояди (ненцев). Ни Новгород, ни суздальцы, соперничавшие за обладание Коми краем, не могли прочно закрепиться в столь удаленных местах, хотя местное население и было обложено данью''. Напомним, что Устюг основали суздальцы, а Вятский край исстари тяготел к Новгороду. Поэтому когда разгорелось соперничество Москвы и Новгорода за  обладание богатством  Севера, то по сути военные действия шли между Устюгом и Вяткою. Один из эпизодов, который уже был упомянут в начале статьи. Цитата из книги: ''В 1432 г. в Московском княжестве началась борьба за обладание великокняжеским престолом между Василием II Васильевичем и его двоюродным братом Василием Юрьевичем, князем Галицким. Разгоревшаяся междуусобная война продолжалась 20 лет, и “много крови христианской пролилося безвинно, покеда распря была”, - с грустью сообщает летописец. Епископы Пермские поддерживали правившего в Москве князя Василия, и соперники последнего в 1438 г. послали в Коми край войско своих сторонников-вятчан. Вятчане разорили и пожгли селения по Лузе и нижней Вычегде, захватили Устюг, “а люди скрылись по лесом”.  Следующий эпизод, о котором сообщается в книге – в 1450 году Шемяка при поддержке новгородцев сумел завладеть Устюгом, устюжане сдали город без боя. Для данной статьи важный момент ''Для организации борьбы с Шемякой князь Василий в 1451 г. отправил в Коми край своего наместника Ермолая из рода князей Верейских (старший сын Ермолая, Михаил, был послан наместником в Пермь Великую - в Чердынь на Каму). Ермолаю и его второму сыну Василию поручалось “правити пермской землей Вычегоцкою” “по грамоте наказной по уставной”, данной им великим князем, и отбить пермские земли у поддерживавшегося новгородцами Шемяки. Вероятно, тогда же началось строительство нескольких укрепленных городков на Лузе (близ современных Объячево, Лоймы и Спаспоруба) и Сысоле (у Вотчи и нынешних Куратово, Ыба и Ужги). Городки предназначались для хранения оружия и укрытия окрестных жителей при вражеских набегах.'' Ещё несколько выборок из книги для завершения описания хода русской колонизации по реке Луза. ''В 1453 г. московское войско во главе с самим великим князем Василием двинулось на север “супротив Шемяки”. Князь Василий “Кокшенгу взял, кокшаров посекл и пошел казнить Устюг, по што усюжана Шемяке норовили (содействовали - авт.)”. Дмитрий Шемяка не стал дожидаться противника в Устюге и “утекл на Двину и к Ноугороду, и там бысть отравлен зелием”. Василий занял Устюг, осовбодил епископа Питирима. Контроль над Коми краем вновь перешел в руки Москвы. Управляли основной частью Коми края в последующее время названные выше великокняжеские наместники, которые стали именоваться князьями Вымскими… В 1478 году новгородцы были еще раз разбиты московским войском, после чего Новгород окончательно лишился всякой самостоятельности и со всеми своими владениями был безоговорочно включен в состав Московского государства. У Москвы больше не было соперников в борьбе за обладание богатствами Коми края… Шли годы, а приток русских переселенцев на Север и в Коми край не ослабевал. В XVI в. Русские стали большинством жителей на нижней Вычегде, нижней Лузе, Пинеге и нижней Вашке… Русских переселенцев вынуждали уходить на Северо-Восток самые разные причины. Рост крупного землевладения в центральных районах Русского государства сопровождался закрепощением крестьян. Нежелавшие попадать в крепостную зависимость люди бежали на Север, свободный от феодалов. Однако и там, в Подвинье, начала ощущаться нехватка пахотных земель, и крестьяне шли дальше на восток - на Вычегду, Лузу, в бассейн Мезени, на Печору…''
* * * * *
Собственно задачу осветить историю региона можно считать выполненной, но на сайте РВ есть ранние писцовые книги Сольвычегодского уезда, которые Богословский М.М. использовал в своей книге, на которую в свою очередь ссылались авторы упомянутых выше статей, а на сайте ВГД опубликованы полные переводы нужных частей. Перевод сделан Ю.С. Ноговицыным. Это открывает новые возможности, которые пытаюсь реализовать ниже. 
* * * * *
Попробуем на основании выше изложенных исторических фактах и выписок из работ историков, относящихся к ним, описать этапы заселения реки Луза.
1) Приведем еще раз цитату из книги Савельевой - Примерно в XV веке сюда началось широкое переселение русских, их селения поднялись вверх по реке Лузе, и коми-русская этническая граница установилась в районе сел Лойма - Спаспоруб. Напомним дату 1425 г. с упоминанием волости Луза и дату 1485 г., когда образован округ Лузская Пермца, иначе за 85 лет река Луза заселена русскими крестьянами от устья до её верховья. По расстоянию это примерно 195 верст. Отсюда средняя скорость расселения – 2,3 версты в год. К событиям 1425 и 1438 годов – от устья реки Луза граница русских поселений проходили в 57 и 87 верст от устья. Отсюда волость Луза, отданная в кормление была в низовьях, а не  в верховьях реки, куда ещё русские поселения не дошли. В верховьях реки могла быть волость Луза, если она не Устюжского края, а была иного подчинения, например, Вятского. Но в последнем случае, не понятно почему вятчане сожгли  свои деревни. 
2) Рассмотрим события с точки зрения развития Устюга Великого. Отметим дополнительно: а) город Устюг к этому времени стал важным, даже стратегическим городом Русского Севера. Википедия:  1364 по 1474 год существовало Устюжское княжество с центром в Великом Устюге; б) за его обладанием шла борьба, город неоднократно был осажден и ограблен. Логично предположить, что по периметру княжества или на основных дорогах нападения врагов должны быть городки и остроги, которые должны были бы принять на себя первый удар, и под прикрытием которых шло постепенное расширение территории. Бесспорно также, что население Великого Устюга было русским и собственно русская колонизация в этом регионе шла именно из Устюга или через него – другой дороги их центральных регионов государства не было. Исходя из грамот NN… к 1485 году городки были в волостях Орлова, Шолга, Осиновец. … А по данным из книги ''Истории республики Коми'' городки Объячево, Лоймы и Спаспоруба были сооружены в 1450-е годы. Ещё одно соображение большой город, а тем более княжество не может существовать без предместья и какого-то числа деревень - кто-то должен был обеспечивать продовольствием посад, содержать войско и т.п. А последнее должно быть соизмеримо с вятским войском - иначе не было бы длительного противостояния. 
Если посмотреть на фрагмент карты Богословского, то поход из Вятки на Устюг мог осуществляться по двум направлениям: а) по реке Моломе к Югу и далее на Устюг; б) в верховья реки Луза и вдоль её к устью в) или по реке Лале к реке Виляди и далее к устью Вычегды. Если вернуться к картам с обозначенными защитными городками, то все они перекрыли возможные пути похода вятчан на Устюг. Что касается событий 1438 года, то после овладения Устюгом, вятчане могли поджечь деревни по обе стороны города, независимо от того какой дорогой пришли. С точки зрения поэтапного расселения,  ближайшие к городу волости должны быть первыми, иначе погост Иванов и волость Орлова должны были появиться рано, даже, если они именовались, как-то иначе. Поэтому они и волость Луза, по всей видимости, и были сожжены в 1438 году. 
Вернёмся к колонизации земель русскими поселенцами. Понятно, что она существенно зависела от безопасности. Но, обычно первичны поселения, а защита населения появлялась, как правило, позже. Возвращаемся к грамоте 1425 г. Здесь не указана граница волости Луза. Можно только предполагать, что это территория, контролируемая Москвой, при этом она не распространялась на всю территорию реки, а только на некоторую её часть. Граница между русскими и лузскими пермянами постоянно смещалась на восток,  она постоянно  отодвигалась от устья реки Луза, пока не достигла равновесия и не образовалась Лузская Пермца. Но при этом расширение поселений русских не значит, что процесс колонизации шел в пределах одной волости. Иначе достигнув определённой величины, волость Луза далее не расширялась, нет основания к тому,  что она граничила с Лузской Пермцой: как позже  протяженным ни был Ратмеровской стан, но его сменила Онтропьева слобода и т.д. Каждая волость имеет чётко оформленные границы. Эта общая закономерность. Соответственно, волость Луза имела свои границы и местоположение. Попробуем их определить. 
Рассмотрим две даты 1425 и 1485 годы. К последней дате обособилась Лузская Пермца, а вся территория реки Луза до этой округи заселена русскими, все или большинство городков и волостей сформированы. Попробуем разобраться более детально. Около 1485 года в устье реки уже был городок Орлов. В грамоте указаны городок Орлов и волость Иванов погост. Городок Шолга далеко от рассматриваемой территории. Когда они были созданы нет данных. Из текста грамоты следует, что именно эти волости отданы в кормление. Но это не значит, что существовали только эти волости – другие могли быть отданы другим волостителям, или наоборот, управлялись самим городом. 
В Википедии можно найти следующее определение волости: ''В Древней Руси волость — крупная территория, имевшая столичный город и своего местного князя; позже (с XIV века) небольшая сельская территория, подчинённая городу. Слово «волость» (в значении «власть, страна, округ») происходит от древнерусского володѣти (владеть).'' На крупную территорию Луза не похоже - нет данных о ее столице. На её мог бы претендовать сам Устюг, но имеем именование ''волость Луза'', которая как раз соответствует небольшой территории, подчиненной городу Устюгу. Ещё маленькое косвенное указание на последнее – к этим двум волостям добавлена волость Шолга, а так же ещё две волости Пушма и Осиновец. Награждать так награждать. Таким образом волость Луза, могла находиться на территории, контролируемой Устюгом. Как далеко вверх по реке Луза распространялась нет данных – это может быть 57 или 87 верст (1425 или 1438 год). А западная граница может быть тоже ориентировочно определена – границами волостей Шастка и Орлова – около 15 -20 верст от устья Лузы.  Позже здесь  прошла граница Устюжского и  Сольвычегодского уездов. По Сольвычегодскому уезду на сайте РВ есть все сохранившиеся ранние писцовые книги. Их анализ и позволяет, на мой взгляд, подтвердить существование волости Луза в низовьях реки Луза и именно в расчетной зоне. Но прежде закончим описание защитных городков на этой реке Луза и рассмотрим ещё источники, подтверждающие существование волости Луза в низовье реки Луза.
Обратимся  к Книге Большому чертежу: ''А по реке по Лузе городки Устюжские. Городок Объячей, от Вятки от города от Слободы 50 верст. А ниже Объячева 60 верст, на Лузе, городок Спаской. Ниже Спаского 20 верст, Лосменой. Ниже Лосменого 70 верст, Андреевской, Соли Вычегоцкой, а ниже 80 верст город Лальской, Соли Вычегодской, усть речки Лалы. А ниже 40 верст Ратморов. От Ратморова до Устюга Великаго 50 верст; от Ратморова же до Старые Перми 80 (?) верст; от Ратморова до Соли Вычегоцкие 100 верст.'' Здесь расстояние до Перми явно ошибка. Остальные расстояния соответствуют. Отметим, что сам чертеж, карта, был составлен около 1556 года, а описание к нему в 1627 году. Городок Лосменой, по всей видимости, измененное именование городка Лойма на карте. Отметим, что по более поздним источникам здесь стояли городки Рахлей и Ботище. Карта и Книга к ней - официальные документы и нет основания им не доверять, от этих наименований и будем исходить. 
Предлагаю ещё раз посмотреть ''Фрагмент карты Швейковской'' и  ''Схему городков в верховье Лузы'' (последняя взята из книги Савельева Э.А. ''Лузская Пермца'').

Кроме Лузы несколько городков возникли на реке Юг и на Двине. На фрагменте карты из книги Швейковской, а по сути карты Богословского, они обозначены. По Югу городки: 1) Шолга, здесь скорее всего как погост, но сам городок упоминается в грамоте 1485-1505 гг.; 2) Подосинов гор(одок),  рядом Подосиновец. Здесь двойное упоминание городка и погоста. У В.В. Низова (см. выше) есть разъяснение по Осиновец. Это разное наименование одного и того же объекта или его этапы развития – не имеет существенное значение. Главное в древности в этих местах был городок, упомянутый в одной из грамот 1485-1505 гг. Кроме этих двух на карте видим так же  Шарденский гор(одок) и Сосновец городок. А севернее Устюга на р. Двине обозначен Архангельский гор(одок). Отмечу одно  соображение, оно может быть и спорное, но явно напрашивается: все эти городки построены в разное время, но защищают Устюг от врагов с юга и с востока. И как это не парадоксально, но во многих случаях, как было описано выше, угроза приходила с Вятки.  Если посмотреть фрагмент карты Богословского, с Вятки было два пути к Устюгу: 1) по реке Моломе и далее по Югу, 2) в верховье реки Луза и далее по ней или по реке Виляди и Нижней Вычегде. И лишь с подчинения Москвою Новгорода и её союзников (Вятки) наступит относительное спокойствие и расселение русских по реке Луза  ускорится.  Продолжение этой темы будет во второй части статьи.
Можно предположить, что городок Орлов был сооружен вскоре после погрома 1438 г. Может быть и ранее. Но в любом случае не позднее 1450-х годов, когда в верховье Лузы начали строить аналогичные городки. Со временем по всей реке Луза возникла цепочка таких городков. Орлов стоит у устья реки Луза, но все-таки он не полностью контролировал её, поэтому логично появление городка Ратморов непосредственно на реке Лузе. На выше названных картах дополнительно обозначены городки Орлов и Ратморов (красные точки). 
Обратимся к ПК 1619/20 года. Просто цитирую. ''Да в Ратмеровской же волости на погосте Николы Чудотворца осадной городок Рахлей, новой, деревянной, стоит на круче над озером над Палецким, а с трёх сторон боараки к озеру, рублен городнями, 33 городни, а в ысподу для осадного времени мшены избы, отбламки и бойницы бревендные ж, из городка в башне (л.338об) проезжие ворота через бояраки, к воротам мощен мост из городка к озеру к Палетцкому; тайник в городке ж казенный онбар, в нем за замком и за печатью у городчиков 3 пищали затиные, а к ним 1000 ядер железных да пищаль попорчена, да 20 рушниц, да 3 пуда пороху в усечках и в пульках, суд свинца, в 2 ящиках 500 стрел.'' Расположение городка Рахлей совпадает с местоположением городка Ратморов. Один это объект с разным именованием в разное время или это два разных поможет разобраться статья  И.К.Степановский ''Вологодская старина. Село Городок и городок „Рахлей" - Селение Городок и насыпь близь него находятся в Городецко-Николаеском приходе у Палемскаго озера в 36 верстах от Устюга на пути к Лальску в 44 верст, от последняго… И тот город сгнил и огородни и башня и ворота развалились и тайник засыпался и казенной анбар огнил. (Это 1688 г.) … В с. Городке в Никольском приделе местной церкви есть местная икона св. Николая Чудотворца о которой в писцовой книге 1680 года сказано: „на правой стороне образ местной Николы Чудотворца, с деянием, обложен серебром басменным, венец да 16 гривен, серебрянных, золоченных, да две гривны низаны жемчугом, а прикладу тот образ великаго князя Василья Ивановича всея Русии московскаго - 1470 году''. Икона древней живописи, риза старинной работы, но нигде не сказано и не сохранилось никакого устнаго предания, по какому случаю она пожертвована …  Сообщение 1887 года секретаря вол. губ. статистич. комитета из материалов доставленных местным духовенством для VII археологическаго съезда в Ярославле. В 36 верстах от г. Устюга, в Николаевско-Городецком приходе Палемской волости, заметны три возвышенности, окруженныя глубокими рвами; главная возвышенность, уцелевшая и поныне, называется „большим Городищем"; края этого городища обугрены до сажени вышины, а средина выложена крупным булыжником. В былыя времена городище это служило передовым укреплением для защиты города Устюга. По разсказам старожилов, чрез эту местность проходила набегом к Устюгу для грабежей Чудь и здесь происходили сражения, „мерялись ратью", отчего самая волость в старину называлась Ратмеровскою.'' 
Мои комментарии. По Книге Большому чертежу городок назван Ратморов, а в писцовых книгах – Рахлей. Повторюсь, это может быть два разных городка или два наименования одного. В пользу первого варианта сама запись в ПК 1620 г. – новый. Но новым может быть сам объект, потому что через 60-70 лет городок сгнил. Строителям, похоже, было проще возвести рядом новый. И доказательство этому   – три возвышенности, окруженные глубокими рвами. Возвышенностей на местности может быть множество, но глубокий ров – явно признак оборонительного сооружения. Можно предположить, что было всего три постройки. Последняя – Рахлей, а первая Ратморов и в Книге Большому чертежу даны правильные данные. Можно так же очень ориентировочно определиться с датой появления городка: 1620- 2х70 = 1480 год. И эта дата удивительным образом совпадает с датой иконы 1470 год. А появиться она могла при освящении первой церкви городка. Аналогичное, можно предположить, городок Лальск-Ботище. Тем более, что есть ещё пример Осиновец-Подосинов-Подосиновец. 
Продолжим разбираться с волостью Луза. Рассмотрим еще одну статью и фрагмент из первоисточника. А.К. Леонтьев ''Уставная губная грамота Устюжского уезда''. Случайно обнаружил несоответствие, поэтому полностью цитирую комментарии автора. ''4 апреля 1540 г. [Список с грамо]ты, слово в слово. От великого князя Ивана Васильевича всеа Русии в Устюжской уезд в Ратмерово, на Лузу, и на Лалу, и в Онтропьеву слободу (Ратмировский стан Устюжского уезда занимал территорию по берегам р. Лузы и ее притокам Чигре и Пырае. Обширная Лузская волость располагалась в бассейне верхнего течения Лузы и непосредственно граничила с Вятской землей. Лальская волость занимала территорию по обеим берегам р. Лалы, правого притока Лузы, и непосредственно примыкала к Сольвычегодской волости. К западу от Лальской волости, по нижнему течению Лалы и Лузы находилась волость “Антропьева слобода”. См.: М. К. Любавский. Образование основной государственной территории великорусской народности. Л., 1929, стр. 103; М. М. Богословский. Ук. соч., т. 1, М., 1909, стр. 22).'' 
 
Несоответствие заключается в противоречии со ссылками на первоисточники, по которым описаны волости. Начнём с Богословского. У него нет волости Луза, а есть Лузская Пермца, которая действительно, можно сказать, близка к Вятке. Интереснее данные Любавского. Приведем выдержки из М. К. Любавский ''Образование основной государственной территории великорусской народности. Л., 1929'', стр. 103: ''По актам первой половины XVI века и частью по данным летописей видно, что к Устюжский земле принадлежали волости: … Чадромская по реке Устье, от впадины в неё Соденги до впадения Кокшенги, и другие Устьянские волости, … Сольвычегодская по нижней Вычегде, Иванов погост и Шолга по р. Югу, Орлова на Устье, Луза по реке того же имени, Котовал по р. Устье''. 

https://elib.rgo.ru/safe-view/123456789/212404/1/UnVQUkxJQjEyMDg0MzY3LlB...

У Любавского действительно есть  волость Луза и это первая половина 16 века, т.е. на момент написания губной грамоты 1540 г. Границы волости Луза не указаны. Можно попробовать определиться с её местоположением. Но для начала исправим явную ошибку в приведенном фрагменте - волость Орлова на Устье. Река Устья – приток реки Ваги, притока р. Северная Двина, и она далеко на север от описываемого региона. Правильно Орлова на устье р. Луза. Есть точное место расположения городка – см. Книгу Большому чертежу. Даже если селения волости Орлова и Иванова погоста вытянулись цепочкой вдоль правого берега р. Юга, то все-равно формально их можно считать при устье реки Луза. Тем более, что со временем селения разместились и вдоль реки Луза и появилась волость Шастка.  Таким образом можно говорить однозначно, что в начале XVI в. волость Луза была и по Любавскому данная волость Луза могла располагаться на реке того же имени за исключением ее устья и верховья, иначе в низовьях реки. 
Вчитаемся в само послание: ''в Ратмерово, на Лузу, и на Лалу, и в Онтропьеву слободу''. Здесь однозначно указан Ратмеровской стан и волость Онтропьева слобода. Сложнее -  на Лузу и на Лалу. По всей видимости, здесь имеются не волости, а регионы на реках Луза и Лала. Если исходить из данных начала XVII в., то здесь были: Учецкая и Лальская волости, Андреевской стан. А так же в верховье реки Луза волость Лузская Пермца. Городок Лальск появится почти на десятилетие позже. Соответственно Лальская волость возникнет позже, но отдельные селения должны быть и они должны быть в составе какой-то административной единицы. Логично предположить, что это может быть волость Луза. Но она не названа. 
Сделал выборку ранних купчих из ПК 1625 г. Лальская волость: 1523, 1525, 1530 (две шт.), 1540 годы. Хозяева этих дворов предъявили писцами купчие в доказательство законного владения землёй. Получается, что почти век в них жили потомки первого покупателя. Учецкая волость: 1525, 1550, 1569 годы, даная писца 1553 г. Андреевской стан: 1529, 1546, 1555 годы, закладная 1543 г. Ратмеровской стан: 1539, 1552, 1567 годы. Онтропьева слобода: 1532, 1544, 1549 годы, даной 1535 г. Кроме того в книге  Воскобойникова Н. П. «Описание древнейших документов архивов Московских приказов XVI-XVII вв. М., 1994» сохранилась купчая крестьян Афанасия, Захара и Семена Максимовых на землю Старостинскую, купленную у Андрея, прозвище Нечая, Васильева Онтропьева в 1511/1512 г. Эта купчая и ряд других фактов позволяет предположить, что волость Онтропьева слобода могла возникнуть в эти годы. Учецкая, Лальская и Андреевская волости могли появиться позже. Ратмеровский стан рассмотрим отдельно.

 Обратимся к книге Н.Е. Носов ''Земская реформа на Русском Севере XVI в. (об отмене кормлений и введении земских учреждений)''. Автор указал, что на реке Лузе был расположен целый ряд крупных черных волостей и станов, охватывающих почти всю юго-восточную часть Устюжской земли, позднее, по данным XVII в., тянувших к Сольвычегодскому уезду.  В состав Лузских волостей входили: волость или стан Ратмеровский, волость Антропьева слобода, волость Лальска, Учецкая, волость или стан Андреевский, и, наконец, волость Лузская Пермца в верховьях р. Лузы. И далее: ''Эти земли в XVI в. и составляли, видимо, единую большую Лузскую волость (по данным начала XVII в., в них было около 670 деревень с 1780 дворами), иначе говоря — Лузское кормление, на котором и сидел в качестве волостеля В. А. Белого. Кормление в XVI в. было, видимо, очень крупное, так как В. А. Белого значится в Боярской книге в 11-й статье с окладом в 50 рублей. Кормление было и весьма старое, так как еще от 1425 г. сохранилась грамота Василия III о пожаловании Ивана Григорьевича Расла (прозвище Иватя) Протасьева и его сына Конопа «волостью Лузой за их к нам (великому князю, — Н. Н.) выезд в кормление» (за выезд обычно жаловались лишь наиболее доходные и выгодные кормления). Видимо, Луза и в дальнейшем была как бы закреплена за потомками И. Г. Расла Протасьева (во всяком случае они могли претендовать на получение в кормление именно ее), так как и 16 мая 1555 г. ею был пожалован «в кормление» Петр Протасьевич Протасьев «со всем тем, как было за отцом его» — Протасьем Акинфовичем Протасьевым, управлявшим волостью Лузой до этого.'' Здесь нет четкой записи волость Луза, поэтому воспроизведем данные В.В. Низова  из уже упомянутой выше статьи ''Восточные волости Устюжской земли в XV – середине XVI века'' – 16 мая 1555 г. царь Иван IV ''пожаловал есми Петра Протасьевича Протасьева волостью Лузою под отцом его Протасьем Акинфовичем в кормление со всем с тем, как было за отцом его. И вы, все люди тое волости, стиле ево и слушайте, а он вас ведает, а судить и ходить у вас велит тиуну своему о всем по тому, как было прежде всего; а доход иметь по доходному списку''. Единая большая Лузская  волость по Носову, на мой взгляд, не совсем возможна применительно к XVI веку, но вполне к XV в., когда русские поселения достигли городка Лойма. В грамоте 1540 года чётко зафиксированы Ратмерово и  Онтропьева слобода. Последняя существует с начала XVI века. Ратмерово – по аналогии с Орлово, тоже  волость или другая административная единица. 

Вернёмся к самому именованию ''волость Луза''. Оно просуществовало до начала XVII века. Лучшим доказательством является цитирование соответствующих записей из писцовых книг. ПК 1619/20 г. – (л.328об) И всего в Ратмеровском стану в волости Луза в чёрных деревнях… (л.331) И всего по дозору 128го (1619) году с волости с Лузы с Ратмеровского стану… (л.331об) И обоего по дозору (с) Ратмеровского стану с волости с Лузы государевых всяких денежных доходов ...  (л.332) С волости с Лузы против росписи складных денег, что сложено с Соли с посаду… Здесь волость Луза указана сама без стана. Сделаем выборки на видам  именования: а) Ратмеровской стан – 2; б) Ратмеровская волость – 7; в) Ратмеровской стан волости Луза – 8;  г) волость Луза – 2. В ПК 1625 г. Именование Ратмеровской стон волости Луза встречается 3 раза. В последующем именование ''волость Луза'' исчезает вовсе, фигурируют равнозначные Ратмеровской стан и/или Ратмеровская волость. 

Представляется следующая последовательность развития территории. В 1425 году волость Луза существовала близ устья реки Луза и была отдана в кормление роду Протасьевых. Волость имела большой потенциал – сюда усиленно направлялась колонизация русских, случайно сложилось так или это была целенаправленная деятельность, но численность населения росла опережающими темпами, соответственно появлялись новые дворы, починки и деревни. Волость быстро разрасталась. Даже, если её предельные размеры были ограничены поздним Ратмеровским станом, то все равно по тем меркам это большая волость. Примерно в 1470 году был основана городок Ратморов. Соответственно в нем был создан двор волостителя и волость получила второе именование - Ратмеровской стан. Представляется также, что волость Луза шире никогда не была. Все дело в соседней волости Онтропьевой слободе. Это особая волость. Если обычные образовывались естественным способом за счёт появления новых селений на новой территории, то на слободу нужна была особая грамота великого князя.  Потому в грамоте 1540 года поименно названы Ратморово и Онтропьева слобода, а остальные территории, скорее всего, были а зачатках в виде отдельных починков, потому и названы ''на Лузу и на Лалу''.  

P.S. Спасибо Ю.С. Ноговицыну за помощь в написании статьи!

 

 

Комментарии

Фрагменты карт будут. Нужна техническая промощь.

Аватар пользователя skygrad

Материал собран большой. Уточню что знаю наверняка. Основной путь с Вятки на Двину (в Новгород и Россию-Московию, а ранее также к морям севера) шел вдоль Моломы с волоком через Кай на Юг. Юг по скандски Река, кстати. Примерно в 10-12 веке был построен крепость Гледен (счастливый, радостный) - приют для русов купцов на пути к северной оконечности Норвегии Варангеру. Москва прихватила владения суздальских князей в 1391г. Устюг до сожжения Гледена в 1438 был не огорожен и представлял собой группу селений с монастырем. Город появился при Шемяке, видимо, как его центр власти. Старое название Лальска - Ботище - перекликается с народным прозванием его вероятного расположения - Вотское городище. Поэтому нельзя исключить древние связи с Вяткой. Лузская пермца выделяется в особую арх. культуру, учитывая топонимику района, со скандинавским влиянием.

Основной путь с Вятки на Двину (в Новгород и Россию-Московию, а ранее также к морям севера) шел вдоль Моломы с волоком через Кай на Юг.

Я бы уточнил. Не через Кай, а через речку Каю и Кайское болото.

Аватар пользователя skygrad

да, так и есть. Вообще, наблюдаются появления гидронима Кай в районах переволоков из одной речной системы в другую. Вятка-Кама-Сысола, например. Во время разлива верховые болота в таких местах становились преодолимы для малых судов.

Ботище - это не старое название Лальска, а название осадного городка, стоявшего на р. Лале. Лальск начался с Никольского погоста, известного с 1512 года. Это разные послеления, хоть и стоявшие недалеко друг от друга (менее 1 км.). Никакого Вотского городища не существовало, в местной фольклорной песне упоминается некое "место Вотское", но его связь с Ботищем - довольно спорна. По поводу Устюга, если Вы имеете в виду летописое сообщение о постройке в 1438 году крепостной стены с башнями и вала, то это не значит, что до этого он не был огорожен. Это могла быть новая стена, поскольку старая пришла в ветхость, да и сам город увеличился в размерах. Город возник при  Шемяке? А об Устюжском княжестве Вы не слышали? Или его центром была "группа селений"? А в 1218 году булгары "взяли лестью" деревню?

Аватар пользователя skygrad

Ботище - судя по звучанию, древнее городище, начальный Лальск. Городище стало пустырем, в виду того, что там нет места для расширения города. Тюркское произношение Вятич - Батыш, есть фамилия Баташев и топоним Баташи (Вятичи). Так что мой "перевод" Ботище - Вотское (Вятское) городище - вполне оправдан. Кстати, есть прецедент - так зовут древнее городище 9-14 в. в центре Чердыни. Есть там и городище собственно чердынское 15-16 в рядом. Про Устюг есть недавняя статья археолога, поищите в сети, там ясно сказано когда построен город с укреплениями - сер. 15в. До того главной крепостю был Гледен.

Ботище - начальный Лальск? Да, первоначально на р. Лале для охраны военно-торгового пути в Пермь Великую был поставлен осадный городок, бывший, вероятно, и центром волости. Потом вблизи него образовался Никольский погост, перенявший административные функции. Естественно, в излучине реки, где стоял городок, было мало места для расширения. Но городище пустырём не стало, там образовался Михайло-Архангельский монастырь, который в 1700 году был перенесён на новое место, и только тогда это место запустело. О том, что "место Вотское" и городок Ботище - одно и то же, ни в одном источнике не сказано, а я руководствуюсь только подтверждёнными фактами. Искать же созвучия в названиях, да ещё и приплетать сюда фамилии - это называется "притягивать за уши". О какой статье про Устюг Вы говорите? Чтобы искать в интернете, надо знать хотя бы название. Дайте, пожалуйста, ссылку, а пока что это голые слова. А летописи я изучил прекрасно. А как же 5 городов, в том числе Устюг, выделенные в 1207 году в Ростовское княжество? Само понятие "город" означает населённый пункт, окружённый оградой. А баскак Багуй сидел в деревне? Устюг основали жители Гледена, но это были разные города, поскольку между ними около 5 км. расстояния, да ещё и стоят на разных берегах реки Сухоны.

Аватар пользователя skygrad

Никитин А В   Раскопки в Великом Устюге

 

работы на Устюжском городище позволяют сделать некоторые общие заключения. Наиболее достоверным является позднее возникновение Устюжского городища. Хотя на территории современного Устюга расположены монастырь и Успенский собор, основание и сооружение которых относится к домонгольскому времени, но первоначальный Устюг письменные источники единодушно помещают на Глединском городище при устье р. Юг, тогда как сейчас он расположен в 3—4 км выше устья. Письменные источники (в основном XVIII—XIX вв.) требуют осторожного подхода, но археологические раскопки, как видим, подтверждают их достоверность. Представляется мало вероятным, что в дальнейшем на территории современного Устюга будут обнаружены домонгольские слои 5. Следуе думать, что авторы летописи брали сведения о начале Устюга из какого-т более древнего и надежного источника. Раскопки в Вологде привели к подобному же выводу относительно достоверности сведений из Жития св. Герасима.

В дальнейшем следует сделать попытки отыскать Глединское городище, которое в 1771 г. наблюдал академик Лепехин 6. Домонгольские памятники архитектуры, существовавшие на территории современного Устюга, возможно, следует рассматривать как самостоятельные военно-экономические пункты, поскольку трудно объяснить, что такой большой по площади город, как современный Устюг не оставил никаких следов в домонгольском летописании. Только дальнейшие исследования могут разрешить вопрос о происхождении Устюга. Сейчас можно говорить лишь об отсутствии домонгольского поселения на городище.

Из статьи А.В.Никитина:

1. Устюг вырос из городища, существовавшего на месте современного города, сведения о котором не попали ни в документы, ни в устную традицию, ни в поздние летописи.

2. Процесс создания города начался с параллельного развития городища-крепости и поселений вокруг церквей и монастырей, которые вскоре слились в единое целое.

3. Начало города следует связывать с Глединским городищем.

Разве я оспаривал хоть один из этих пунктов?

Приедьте в Великий Устюг, и Вам любой житель покажет место древнего городища, куда переселились жители Гледена. Это городище и было древним городом Устюгом. Со временем он вышел за пределы городища и потребоввалась постройка новой крепости, о которой и говорится в летописи за 1438 год. И не Шемяка его учредил, а он существовал уже в 1207 году. Никитин как раз о том и говорит, что в этом плане город совсем не изучен.

 

Аватар пользователя skygrad

Три пункта в начале статьи - это варианты развития города, в конце автор приходит к выводу, что домонгольские укрепления города не найдены, скорее всего, стены города были построены сразу после сожжения Гледена в 1438 г. В общем, Гледен был начальной крепостью, а территория будущего Устюга застраивалась с 13 века отдельными поселениями как удаленный пасад.

Да Боже ж мой! А Устюг, который упоминается в летописях за 1207 и 1218 гг., - это Гледен? А "удалённый посад" в 13 веке - это не Устюг? Наша дискуссия напоминает спор слепого с глухим?

Аватар пользователя skygrad

Средневековый русский город обносился стенами и рвами, при этом был ярко выражен небольшой укрепденный детинец-крепость и примыкающий к нему посад (окольный город), часто также укрепленный. Иногда в более поздние века имелись неукрепленные удаленные посады. Напрмер, Слободской город в конце 16 века назван Хлыновским  посадом, а между ними 30 км. Поселения на месте Устюга в 13 веке были, но они были разбросаны на большой территории и были огорожены только в 15 веке (городом их стали звать в переписанных позже летописях). Монголы запрещали строить стены для внутренних тыловых городов, находящихся под их влиянием. Статус Гледена и его значение не вполне ясны. Можно только заметить, что в домонголское время это была чуть ли единственная крепость в бассейне С. Двины на стратегической развилке торговых и военных путей. За нее шла борьба русских и булгар, а позже устюжан и вятчан. Есть сходство с Ковровским городищем в устье Моломы (город Колын?) на этом же пути из Булгар в Печору и Новгород.

Действително, спор слепого с глухим. Вы - о крепости, а я - о городе, как населёном пункте. В любом городе был прежде всего детинец и посады вокруг него - Вы сами об этом говорите. Если не обнаружено следов детинца раннего Устюга, то это не значит, что его не было. А Москва в 1147 году была городом или "группой селений"? Монголы запрещали строить стены? Это что-то новое!  

Аватар пользователя skygrad

у нас идет разговор историка с краеведом)) у первого широкие знания в выбранной теме, а второй занимается изучением документов и часто верит им дословно. Укреплений раннего Устюга не найдено, поэтому по формальным признакам он городом не может считаться. Насчет древнерусских городов посмотрите книги М Г Рабиновича.

Аватар пользователя skygrad

Устюжский баскак был, но он как монгол мог жить не в городе а в чистом поле в небольшом поместье. Кстати, собранную дань (в основном меха) отправляли прямым путем в КараКорум через Вятку, поэтому охраной баскаков и транспортировки дани занимались вятчане, имевшие особый статус подчинения напрямую монголам (не зависимо от СарайОрды).

Да, на месте его подворья образовался Ивановский монастырь. Так, всё-таки, город был?

Добрый день. Очень достойное исследование . Одно лишь пожелание -сопоставить его с Новгородскими летописями , коли цель : Нужно понимать почему предки здесь появились и желательно понять откуда переселились.

Поэтому , с позиций Новгородских летописей , позвольте : Новгородские владения в X-конец XV вв разделялись на три вида - сам Господин В.Новгород , Новгородская земля и волости Новгородские ( заметьте - никаких уездов , это уже московское). Сам В.Новгород - первоначальное поселение Ильменских Славян на Волхове.Землю Новгородскую составлял ближний край к Новгороду, занятый древнейшими новгородскими колониями ,составляя с ним одно неразрывное целое.Волостями Новгородскими назывались те земли , которые хотя и были подчинены В.Новгороду ( по податям) , но не составляли с ним одного целого и разделялись на три разряда. 1-й разряд заключал в себя волости от Торжка и Волока до Тверских и Ростовских владений и до верховьев р.Онеги . 2-й разряд назывался Заволочьем , охватывал волости от Онеги до Мезени и до Белого моря .3-й разряд  составляли волости лежащие на восток от Мезени , где северный край , прилегающий к Ледовитому морю , назывался Печерою, южный, прикасавшейся к древнему царству Камских Болгар , носил название Перми , а восточный по Уральским горам и до р.Оби назывался Юргою. 

Уточним . К 1-му разряду Новгородских волостей , ближайших к Новгородской земле , принадлежали Волок,Торжек, Бежичи, Палиц ,Городец Мелеча , Шапино ,Егна и Вологда. Здесь по мере приближения к Новгородской земле эти все волости принимали по управлению и по населению характер чисто Новгородский. Взаимоотношения с Новгородом- договорные. 2-й разряд , Заволочье уже в начале XII в. имел до тридцати погостов новгородского поселения , которые были расположены по всему течению р.Онега до моря , по Пинеге , по всему течению Северной Двины и впадающим в нее рекам Емце, Ваге и Вели. Население здесь этих погостов было чисто новгородским  как островки среди коренного финского . Эти погосты и население появилось как плод частной предприимчивости богатых новгородских бояр и крупных землевладельцев , которые набрав ватаги вольницы , занимали тамошние земли , подчиняя себе финское население ; строили села , деревни , погосты , городки и владели ими частною собственностью на имя В.Новгорода с платежами доходов в Новгородскую казну. Заволочье представляло собой исключительно собрание боярских волостей или вотчин , независимые по управлению от Новгорода , своевольничали как хотели, воевали друг с другом и в самом Заволочье , и по соседним землям - авангард Новгородских завоеваний через своих повольников ( об этом чуть ниже). 3-й разряд Новгородских волостей составляли огромные земли , лежащие на восток от Заволочья : Печера , Пермь , Югра.  Эти земли были так отдалены от Новгорода , что в них маленькими вкраплениями устраивались новгородские колонии гридей ( своеземцев) боярских в целях сбора дани или ясака и торговли. Для сбора дани или ясака В.Новгород посылал даньщиков с воинским отрядом , который нередко от " туземцев " встречал сопротивление ( Летопись 1187 г. ...в тоже время избиты были Печерские даньщики и Югорские в Печере ... 1193 г.... пошли из Новгорода в Югру ратью с воеводою Ядреем , и пришли в Югру и взяли город ...  Но еще более Новгород с этих Новгшородских волостей получал доходов от торговли. Новгородские торговые караваны ( на судах и обозах) вдоль и поперег искрещевали Печеру ,Пермь и Югру. Летопись конца XI в. фиксирует неоднократно знаменитого новгородца Гюрата Роговича , который постояно  держал там своих людей - торговых приказчиков ( Гюрата , а затем его сын и внуки были посадниками в В.Новгороде). Великий Новгород эти свои волости именовал Новгородскими волостями и в обычных своих договорах с приглашаемыми князьями включали условие , чтобы князья не вступались в здешние волости , как принадлежащие исключительно Новгородской власти -вече. И действительно , эти Новгородские волости до 1481 года были вообще неизвестны Московским князьям , только в 1481 г. Иван III впервые сюда послал дьяка Ивана Гаврилова , который описывал " луки " , т.е. сами земли , составлял карту , фиксировал ( без какого-либо налогооблажения ) поселения и людей здешних. Результат трудов И.Гаврилова позволил в 1483 году " зряче" Ивану III уже послать рать для завоевания Печеры и Югры как волостей Новгородских , потому что И.Гаврилов докладывал , что здешние князки и " новгородские славяне " считают себя новгородцами.

Население Новгородских волостей 2-го и 3-го разряда ( 1-го разряда -опускаю). Новгородская поземельная собственность 2-го разряда была  исключительно больших вотчинников и назывались не иначе как волостью такого-то.Здесь владелец что хотел то и делал : заводил села , деревни , починки , торжки , собирал вольных охочих людей и давал им пашни , разные угодья для обработки , налагал на них по взаимным согласованным условиям оброк или дань , снаряжал торговые караваны , содержал ватаги повольников ( чуть ниже о них) . Сюда в Заволочье богатые новгородцы , где их власть Новгородом не стеснялась , выводили колонии своих людей или набирали охочих вольных людей. И если им было надо , то из Заволочья на вече в Новгород являлись со своими дружинами. Например , в 1219 г. богатый Новгородец Семен Емин явился из Заволочья с " четырмя стами головорезов своих гридей ( своеземцев -ратников) , стал под Новгородом шатрами и лишил на вече должностей посадника Тведислава и тысяцкого Якуна. Семен Емин сам получил на вече сан тысяцкого в В.Новгороде.

Вольные люди.   Ими в Новгороде ( X-конецXV вв) назывались те , которые не состояли членами ни в какой общине, не несли никаких общинных обязанностей.Им предоставлялась полная свобода заниматься чем хочет, жить как знает и там где его примут , для них была открыта вся Новгородская земля и волости , имели право безпрепятственно странствовать из края в край по всем Новгородским волостям и владениям, и пока не хотели этого сами , не были привязаны ни к одной Новгородской местности. К вольным людям принадлежали все младшие члены семейств , не выделевшиеся еще из семьи и состоящие под властью родителей , или того старшего родственника , которого семья признала своим домохозяином. Такое положение в Новгородской земле и всех ее волостях было одинаково для младших членов как в богатом семействе , так и в бедных : и сын богатого боярина одинаково с сыном бедного селянина считался вольным человеком , пока не сделается самостоятельным домохозяином, и они ( эти вольные люди ) составляли знаменитую буйную вольницу неугомонной новгородской молодежи. Новгородское вече в борьбе в этой вольницей еще за несколько столетий до Рюрика ( по свидетельству Скандинавской саги) учредило повольничество. Новгородские повольники были тоже самое , что викинги в Скандинавии , организованные искатели приключений. В повольники легко и безпрепятственно мог поступить каждый вольный человек, и богатый и бедный , и из " черных " людей-требовалось сила , ловкость и охота у кого душа не терпела обузы скучных житейских обязанностей. Чаще всего предводителями и собирателями повольничьих дружин были сыновья богатых бояр и купцов , которыебы могли хорошо вооружить и снарядить такую дружину. Повольничество , хотя и было сопряжено с грабежами и с разбойничеством , не только не считалось безчестным , но и пользовалось большим уважением в В.Новгороде. Молодые люди , достигнув 18-20 лет , поспешали в повольники попробывать свою удаль где-нибудь на чужбине. Повольник по тогдашним понятиям хотя и грабил и убивал , был страшен для купеческих караванов , тем не менее считался человеком чести. Начиная с IX века требовалось от Новгородских повольников быть образованным , ловким , вести себя с достоинством в каком угодно обществе, горячо любить и славить В.Новгород, быть великодушным к Русским христьянам , а не к " собакам-басурманам ".  Повольники большей частью на чужой стороне творили грабительство , домой доставляли выгоды. Новгород при помощи повольничества приобретал для себя граждан опытных , бывалых.С другой стороны , молодежь в своих странствованиях по чужим землям открывали для Новгородской торговли новые рынки , знакомились с племенами отдаленными и узнавали в чем они нуждаются , а чего у них много. Летописные ( Новгородские) свидетельства о повольниках : 1064 г. Повольников дружина Порея и Вышата , детей посадника Остромира , добыли Тмутараканское княжество проживавшему в Новгороде безземельному князю Ростиславу Владимировичу.... 1186 г. Поход Новгородских повольников в южную Финляндию на племя Еми ( дружина Вышата Васильевича) ...1193 г. Повольники с воеводой Ядреем ходили на Югру...1219 г.Дружина повольников Семена Емина ходила на Тоймакары и была в сече с Суздальским князем Юрием Всеволодовичем.....и так далее включая походы на Вятку , Каму  ( где повольников Никоновская летопись уже называет ... по другому).  Резюмирую в этом месте : Новгородские летописи необходимы для ответа на вопрос Вашего исследования в заглавии.

Особняком о грамоте № 283 от 28 августа 1425 года из т.3 АИСЭИ издательства Москва 1964г. об Иване Григорьевиче Расла , прозвище Иватя , Протасьева, отданной ему за выезд ( чей ) на Москву в кормление Лузкой Пермцы. Здесь же требовалось упомянуть в исследовании вторую грамоту там же ( третий том АИСЭИ за № 108 ).  Обе грамоты - фальшивки. Во-первых , они точно совпадают с текстом грамот Ивана IV о пожаловании ( действительно) Петра Протасьева в кормление волости Луза от 16 мая 1555 года ( 7063 г.) и Федора Ивановича Келаря Протасьева - Елатьмы и Кадомы от 05 мая 1589 г ( 7097 г.). Во-вторых, отсутствуют какие -либо известия о красновосковых печатях и печатях с орлом до Ивана III. В -третьих , ни Мещерские земли ( №108 ) , ни Лузкая Пермца ( №283) не были при Василии Васильевиче его землями    , чтобы пожаловать. В-четвертых, топоним Елатьма ( №108) появился только с XVI в. В-пятых- сам Григорий Протасьев на службу к Василию II выехал около 1438 года , поэтому выдача Актов его сыну ( Ивану ) и внуку ( Конону ) в 1425 и 1426 годах - анахроизм. В-шестых- сопоставляя даты, то тогда несколько поколений Протасьевых существуют одновременно: прадед Григорей Протасьевич в 1437 году участвует в Беляевском бою и в 1438 году только поступает на службу к Василию II , его сын Иван погибает в 1439/40 году , внук Иван - участник и свидетель земельных сделок в 80-е годы XV в., а правнук Василий в 1455 году уже имеет взрослых детей и пишет завещание ( кстати , что-то Конана не очень просматривается , а именно от него Чаадаевы цеплялись в своей родословной). Это результат  стряпни-родословной подделки Чаадаевых в XVII в. и ими поддельных грамот. , что блестяще доказала в 2005 году  И.Г.Понамарева.

Не взыщите , с уважением.

Не взыщите и Вы, Синклитикия Васильева. 
1) Ранняя история волости Луза начата с первого упоминания данного наименования, а это 1425 год. Род Протасьевых здесь постолько-поскольку здесь  упомянута ''волость Луза''. Даже, если грамота подделка, то это дело потомков Протасьевых. Они, возможно, подделали дату, но назначить себя волостителем несуществующей волости – нонсенс. По крайней мере, она, волость Луза, точно существовала в 1555 г. При этом волость Луза и волость (округ) Лузская Пермца – разные административные единицы.
2) Новгород периода самостоятельности не имеет никакого практического отношения к генеалогическим изысканиям конца XVI в. – начала XVII в., так как до нашего времени дошли писцовые книги 1495 и 1500 годов, так называемые ''нового письма'', и более позднего периода, включая 1615 г.  Даже на их основе отследить родословную ранее 1539 года близка к нулю, и это при совпадении ряда благоприятных факторов. Моделирование показывает, чтобы была документальная доказанность родства, нужно знать три-четыре фактора, а находится только два. Теоретически проблемы недостаточности можно преодолеть обработкой большого массива данных, а для этого нужен компьютер и соответствующая программа, и конечно, сами писцовые книги.

 

Уважаемый автор обратился к ранней истории Лузского района имея ввиду познания истории в целях генеологических изысканий в силу скудности исторической документальной базы до начала XVII в. по этой территории , т.е. речь идет о прикладном характере исследования : кто предки по роду-племени , по роду занятия , откуда  они пришли на рубеже 1530-1550 х годов в волость Лузская Пермца и Антропьева слобода.

Прикладной характер вопроса делает отправной точкой 1481 год: " Того же лета 6989 прислал кн.вел. Ивашку Гаврилова Вычегодские знамени и луки писать. Писал тое писец луки вычегодские , и вымские , и сысоленские , и удоренские , и владыки Филофея вотчину." и жалованную грамоту Ивана III от 1485 года : " Обыскав наперед сего Гаврилово письмо , Ивашка Гаврилов писал Пермские земли за волостные люди и за владыку Пермскава , и за игумены , и за попы , се яз кн.вел. Иван , пожаловалесми свои волосные люди пермяки , вычегжане и вымичи , и удоряне , и сысолены , и крещеные сыряне Ужговские землями и угодейными на Вычегде и падуны всея Пермские месты реками и озерами , и курьями и прочие угодии , которые были их дедины и отчины по всему по тому , по писму Гаврилову ....и т.д. до места , где говорится о Ужговских землях , т.е Лузской Пермцы ,что это реки Кобра , Летка и Молога ( приток р.Вятка).

Прикладной разбор документа :  1) Территория Лузской Пермцы очертана тремя реками и впадающими в них речушек. Название этой территории с обозначением границ дал именно сам дьяк Ивашко Гаврилов как словосочетание из двух слов. Первое слово - Лузския , от слова Луза , Луз - что с саамского переводится как семужья река , а во множественном числе Лузския реки Кобра , Летка и Молога образовывали места традиционного ( дедины и отчины ) рыболовства осколка финно-угорского племени саамов в бассейне этих рек , которые как одни их коми-пермяков. Вот их исключительную территориальность и закрепил И.Гаврилов названием Лузские Пермцы впервые в 1481 году . Их исключительность для Ивана III обуславливалась тем , что это были первые новокрещеные коми-пермяки с середины XV века и они были единственными здесь сторонниками Московии в борьбе ее с Новгородом. Эту исключительную индульгенцию новокрещеные коми-пермяки получили еще от Василия II  за подвиги в борьбе с Шемякой в 1450 году , который совершили сотники Емелька Лузьков и Ефимий Эжвин. Имена православные , а фамилии от местных рек.Емелька Лузьков был утоплен с камнем на шее в Сухоне реке , а вот Ефимию Эжвине повезло - он смог на дне реки освободиться от камня на шее , выбраться из реки и убежать.С ними были казнены еще два новокрещеных сотника и десять десятников , известны их имена и подробности благодаря Архангельскому летописцу.

Вел.кн.Иван послал И.Гаврилова " Вычегодские знамени и луки писати".  Две составляюших, начнем со второй-луки писати. Здесь лук как два в одном : первое- единица налогообложения территории , где местное корреное население занимается исключительно рыболовством и охотой ; второе- земли не ведомы заказчику описания ( вел.кн.Ивану) , они требуют описания.Вторая составляющая , знамени писати , добавим -тамга., т.е. район , требующий административного обустройства в  военно-оборонительном плане и в плане таможенном для взымания тамги за местную торговлю с коренным населением.

Методом отпротивного из грамоты 1485 года видно , что так таковой Антропьевой слободы еще к 1485 году нет , которая начнет появляться как чисто русский административно - оборонный и таможенный центр лет через пять-семь и как название документально с начала XVI века (  название будет связано с неким А.В.Антропьевым , хотя это не вполне справедливо , так как первые русские местные люди ,некие Влас , Старой и т.д. в 1491 году по своей челобитной от Ивана III получили землю и уже в 1492 году фигурируют Власовская деревня , старостинская земля в Антропьевой слободке. Но это были люди деловые , а А.Антропьев очевидно пришлый служивый чин). И последнее для генеалогических исследований из грамоты 1485 года - на территории Лузской Пермцы проживали только крещеные коми-пермяки , русское служивое , деловое и монастырское население обособленно рядом в Антропьевой слободе с конца XV века. Каких-либо крестьян в классическом понимании ( т.е с упором на мирное земледелие ) ни в Лузской Пермце , ни в Антропьевой слободе не было и не будет фактически до начала опричнины , т.е. 1564 года.  Это следует из документов. После Гавриловского описания 1481 года следующее состоялось только в 1530 году : Лета 7038 присла кн.вел. Василий.... луки писати и писали те писцы луки вычегодские , и вымские , и удорские , и сысолские , и владычины вотчины ... ( ВВЛ 1530).

Здесь опять только луки , т.е. охота и рыболовство ( археологические раскопки подтверждают еще незначительное домашнее скотоводство и льноводство , маленькие очага озимых-чисто новгородская пришлая технология).

Известно , что после 1550/51 года в силу нового Уложения появляется новая категория книг " письма и меры " как новое официальное единое руководство писцам для измерения земель , так называемая книга сошного письма - регламентация размера сох различных сословных категорий и качества земли через сошную меру , т.е. измерения сохи определенным кол-вом четвертейземли и соха становится однообразной единицей податного оклада. " Лета 7072 прислал кн.вел.Иван ...и тое писцы луки и знамени не писати , а пашни и перелоги мерели , да пашни и людии в сошки развели , государевы дани в сошки положили ( кроме Пустоозера -там писати самоядьские луки ) ( ВВЛ 1564 г.). Закончился период центра Пермской епархии в Усть-Выми - переехал в Вологду , идет приток уже классических крестьян от опричнины и погромов ( 1570 год-образование Ляльска.Правда , есть некие фантазии с теорией об образовании Ляльска еще во времена Ивана III , мол совпадение Иван Васильевич (III) и Иван Васильевич (IV) , там и там новгородский погрод и т.д. , но это лишь фантазии. )

Любопытен следующий документ : Лета 7093 ...пашни и перелоги писати и допытати , где какие повосты ( погосты) и колико (сколько) верст меж ними и чертежи о том делати ...( ВВЛ 1585 г.) 

 С уважением к Автору я не в праве каким-либо образом подменять Ваше исследование , но обозначу один вопрос для Вас. Известно , что писцовые книги являлись в том числе юридическим актом фиксации прав собственности по купчиям , меновым, закладным и т.д., т.е. при проведении писцового описания эти документы проверялись и изымались с отметкой в самой писцовой книге- владеет по купчей , владеет по меновой , владеет по старине ...  Теперь вопрос : почему только в 1625 году при писцовом описании Антропьевой слободы в составе уезда впервые фиксировались и изымались купчие 1511 , 1525 , 1539, 1550, 1585 и т.д.годов ?( При этом помятуя , что исторически Лузская Пермцы и Антропьева слобода жеско связаны и в этом смысле любопытна Уставная грамота от 1615 года ( первый молодой Романов только как два года на пристоле , а озаботился ?) на Лузскую Пермцу в подтверждение ранних жалованных грамот : И города Устюга и Соли_Вычегодские и иных городов Лузские Пермцы крестьяне же не делают , а делают они в Лузской Пермцы свои городки...

С уважением.

 

Аватар пользователя skygrad

ОО повольниках у вас очень красочно и восторженно)) тут много домыслов, хотя такие люди были, но роль их не очевидна. Казаки видят в них своих предков, но не все, северная версия не всем по нраву.

Уважаемая Синклитикия Васильева, так же, как в своё время и её земляк С.В.Пестряков, плохо разобралась на местности и отнесла Антропьеву слободу, а вместе с ней и Лузскую пермцу к Вымско-Вычегодской земле. Так, оба они перепутали Лальск на Лузе и село Ляли на р. Вымь. По поводу деревни Власовской, принадлежавшей некоему Власу Старому, необходимо уточнить, где она находилась. В Андреевской волости на Лузе была деревня Власьевская (она же Гавриловская, Сомово), проданная в 1498 году Гавриле Фролову Сомову. А деревня Власа Старого, о которой Вы говорите, если я не ошибаюсь, была в Ляльской волости Яренского (ранее – Пустозёрского уезда). В Антропьевой же слободе на Лузе была деревня Старостинская (Захаровская), проданная в 1512 году А.Онтропьевым братьям Максимовым, существовавшая до конца 1960-х годов. То есть, речь идёт о разных уездах. По поводу даты основания Лальска (на Лузе): он известен с 1512 года – и это не фантазия. https://forum.vgd.ru/go/go.php?url=https://rodnaya-vyatka.ru/forum/132103

А сейчас несколько размышлений по поводу статьи Александра Фёдоровича. Они основаны скорее, не интуиции, поскольку, как местный житель, я более или менее представляю эту местность.

Во-первых, как я уже отмечал не раз, не нужно Лузу относить к Вятской земле. Три северных района Кировской области – Лальский (Лузский), Подосиновский и Опаринский – были присоединены к ней лишь в 1941 году, но современные краеведы почему-то стали рассматривать историю района в контексте с историей области. Отчасти это оправдано, поскольку испокон веков Луза в большей или меньшей степени была связана с Вяткой (например, с Вятки завозился хлеб, который на Лузе и севернее созревал плохо). Но бассейн реки Лузы испокон веков входил в состав Устюжской (не Двинской!) земли и заселялся с запада и юго-запада, частично – с Двины, а никак не с Вятки. Никаких вятских ушкуйников на Лузе, как пишет народный историк Е.А.Харин (skygrad), быть не могло, и вовсе не они основали Лальский городок Ботище, поскольку, когда Вятка была завоёвана Москвой, Луза (я имею в виду не волость Лузу, с местонахождением которой мы пока не определились, хотя, как я полагаю, это будущий Ратмеровский стан, а весь бассейн реки) уже входила в состав Московского государства. Ратмеровский и Объячевский городки известны с 1470 года, значит, и все остальные, в том числе и Лальский городок, появились почти одновременно с ними (согласно И.Л.Жеребцову, Э.А.Савельевой и А.Ф.Сметанину, городки на верхней Лузе возникли уже во время войны с Шемякой). Единственный известный случай притока русского населения с Вятки на верхнюю Лузу известен в 1391 году в связи с разорением её татарским царевичем Бектутом. Впрочем, как пишет Е.А.Харин, на самом деле, вятчане напали на лузских пермян и стали грабить их. Лишь после завоевания Вятки Москвой началось обрусение лузских пермян за счёт смешанных браков, и то, стоит повториться, переселение русских шло, в основном, с Лузы на Вятку, а никак не наоборот.

Основной путь с Вятки на Устюг, действительно, как пишет Е.А.Харин, шел вдоль Моломы, далее, через Кайский волок – на Юг. По поводу других – по Лузе или Вычегде – здесь Вы, Александр Фёдорович, усложняете. Луза, как я уже писал Вам, очень непригодная для движения река, судоходна в очень короткий период. А чтобы с Вятки пробраться на Вычегду, а затем до Устюга – это слишком большой крюк.

По поводу названий, не могу согласиться с skygrad. Гледен – от русского слово глядень (глядеть) – высокое место на горе или на берегу реки, а так же верхняя часть терема, откуда хорошо просматривается местность. Мне известна деревня Гледен (Гледенский мыс) на р. Лале – так же, как и Гледен в устье Юга, стоит на высоком берегу реки. Только в Вологодской губернии в Списке населённых мест 1859 г. значится 6 населённых пунктов с корнем «глед» и 8 – с корнем «гляд». Причём, все – деревни или урочища. А сколько их по России? Даже на Алтае есть. Разве все они – скандинавского происхождения?

Название городка Ботище связывать с Вяткой тоже не стоит. И.С. Пономарёв точно указал, где находится «место Вотское» – на берегу реки Лузы, и не основания не доверять мнению коренного местного жителя, тем более что в то время это место, наверняка, было точно известно. Выскажу свое мнение по значению слова «бо́тище». В здешних местах существует способ ловли рыбы, который называется «бо́тать рыбу», когда её загоняют в сеть с помощью бо́тала – шеста с раструбом на конце в виде колокола (жестяной колокол который вешают коровам или лошадям на шею тоже называется бо́талом), резко погружая его в воду, отчего получается характерный хлопок. Возможно, в старину бо́тищами называли места, где таким образом ловили рыбу, а старичное озерко в излучине реки Лалы, где стоял городок, тоже могло так называться. Сам я такого определения «бо́тище» не слышал, поэтому версия не доказана, но попробуйте её опровергнуть!

 А насчёт Устюга, считать ли его городом до 1438 года – хотелось бы, чтобы нас рассудили сами устюжане. Моё мнение: Гледен – это одно, а Устюг – другое. К тому же, крепость, находившаяся в 5 км. да ещё и на другом берегу реки, не могла быть защитой для Устюга, а значит, какие-то бы ни было укрепления должны были быть.

Ещё хотелось бы узнать у skygrad: какое скандинавское влияние он нашёл в топонимике Лузской пермцы? По моему, сплошь угро-финские названия. И «юг» – река – не скандское, а угро-финское слово.  

Юрий Серафимович ,здравствуйте .

Спасибо , что вспомнили обо мне. Синклитикия Васильевна -это моя многоюродная тетушка , человек блестящей эрудиции и знаний , имеет две научных степени в разных областях знаний и в свои 91 год стала увлеченно интересоваться историей. Ее аналитическим способностям можно только позавидовать.  Изредка по мере возможности ее навещаю , мы беседуем на историко-генеалогическую тематику и многократно я убеждался как точно и тонко она видит суть и детали.

Сам я сейчас уже третий месяц разбираю фотодокументы из Стокгольмского архива , которые мне прислали в большой посылке. Изредка просматриваю РВ.

Аватар пользователя skygrad

Корень Глед есть во многиз языках - славянских, балтских и германских. В слове Гледен важно учесть мужское окончание Ен или точнее Ун, характерное именно для скандинавии. В русском есть такие слова типа Колдун, ведун, валун и тп. В русском довольно много заимствований из древнескандского, на это указал еще Д.К. Зеленин, по его подсчету в вятском говоре 7 проц корней скандского происхождения. Но влияние скандинавов и их возможное проникновение в бассейн С.Двины было в домонгольское время, связанные с ними люди (торговцы биармы-пермии, гипотетичская пермца 10-12 веков) бежали от татар и поселились на севере Норвегии.

Вотское место как микротопоним важен сам по себе без привязки к месту городища Ботище. Были там вятские выходцы однозначно. Путь по Лузе на среднюю Вятку был, но когда он использовался и кем сказать пока не берусь, не изучал вопроса.

Я не отрицаю связи микротопонима Вотское с Вяткой, точнее, с вотяками (удмуртами). Недалеко от Лальска есть речка Учка (приток Лузы) и одноимённое село на ней. Предполагают, что это название удмуртского происхождения (жилище рода "соловья").  

Аватар пользователя skygrad

Еще в начале 19 века приезжие иностранцы и вообще столичные чиновники всех вятчан звали вотяками, а сами местные жители вятки не считали себя русскими (в узком смысле жителей центральной России). Понятно, что основной приток 15-17 веков поселенцев в район Лалы шел из северной России, и с их точки зрения аборигены звались вотяками (вотинами). Вообще, вятские вотины являются отдельной народностью, причисление их к северным удмуртам возникло недавно. Впрочем, это дело личного самоназвания, я лишь сужу с точки исторической. В царские времена проводили исследования антропологического типа жителей разных губерний, в Вятской нашли наибольшее число азиатских восточных признаков. Это и понятно, пришлые мужчины обычны женились на местных финноугорках. Кроме того, заметное число вятских вотинов и бесермен обрусело. Поэтому применительно к прошлым векам (ранее 19го) я не делаю большого отличия от названий вотское и вятское, вотяк и вятич.

Не спорю, Вы копаете намного глубже. Собственно, наш спор начался относительно городка Ботище. Моё категорическое возражение возникло лишь по поводу Вашей весиии основания его вятскими ушкуйниками.

Аватар пользователя skygrad

про Ботище сведений нет, я могу лишь предположительно сказать что оно было поселением вятчан. Ушкуйники в этом регионе могли бывать, но я бы не стал звать их вятскими. Происхождение и дислокация ушкуйников 14 века остается не вполне ясной, часть их по летописям относят к новгородцам, но не всех. Есть мнение что до поселения на Вятке они жили на Юге. А другая группа - на верхней Каме.

Удалил, как ошибочное

Я считаю, что городки были поставлены московскими властями как опорные пункты на военно-торговых путях. В частности, городки по Вычегде, Сысоле и Лузе "обслуживали" путь из Устюга в Пермь Великую. С.Пестряков писал, что завоеванию Перми предшествовала длительная подготовка с прокладкой дорог, устройством переправ, закладкой складов с продовольствием и боеприпасами. Вероятно, именно тогда и были построены эти городки, в том числе и Ботище. Городки сразу же стали обрастать русскими деревнями, а сами они были первоначальными административными центрами. Но поскольку городки были территориально ограничены в расширении, то вблизи каждого из них, как правило, образовывался погост, который перенимал эти административные функции. Формально можно считать Ботище начальным Лальском, но, всё-таки, это разные населённые пункты, так же как Гледен и Устюг.

Аватар пользователя skygrad

Москва постепенно в течение 15 века продигала свое влияние в Заволочье, на Вычегду и Каму. Регион Юга вероятно, чуть раньше, с 1391 года, когда Суздальские князья стали под власть московских. В конце 14 века власть Москвы в Перьми Вычегодской и смежных районах Вятки и Устюга представлял Стефан Пермский. Собирал дани, крестил, контактировал с жившими здесь же ушкуйниками. Первые городища на Юге датируются насколько помню, 10-13 веками, но их было мало. Ботище я бы отнес к 13-14 веку. Никольский погост - скорее можно считать постройкой начала московского времени - не ранее середины 15 века.

Страницы